Запад не знает, как реагировать на противодействие киевской власти

На минувшей неделе в кабинетах киевской власти шла активная борьба за право чиновников и народных депутатов использовать своё нынешнее положение для личного обогащения, то есть за право на неограниченную коррупцию. Эта зараза уже давно отравила украинскую элиту. После Майдана коррупция только усилилась, что вызвало крайнюю озабоченность западных кураторов Украины. По их требованию в Киеве создали Национальное антикоррупционное бюро (НАБУ) и Специальную антикоррупционную прокуратуру (САП). Новые структуры Запад сразу взял под свой контроль.




Спецслужба споткнулась на изобличении высших чиновников

Внешние инициаторы борьбы с украинской коррупцией хотели получить в своё распоряжение ещё и антикоррупционный суд. Но эта идея сразу утонула в киевских кабинетах. Их хозяева откровенно и безо всякого стеснения показали Западу, что коррупция – главный движитель постмайданной власти. Без него эта власть просто свалится, как воздушный змей без ветра.

Здесь надо отметить, что создание НАБУ и САП (в отличие от специального антикоррупционного суда) было обставлено определёнными условиями. Обязанность Киева сформировать обе эти структуры была прописана как в европейском соглашении о предоставлении украинцам безвизового режима, так и в документах международных финансовых институтов, обеспечивающих Украину валютными кредитами.

Структура, подобная НАБУ, давно существует в Соединённых Штатах. Потому украинское антикорруционное бюро создали по заокеанскому образцу. Мало того, контроль за деятельностью этого бюро и расстановку в нём кадров взяли на себя американцы. Они даже планировали назначить руководителем НАБУ иностранца.

Потом остановили свой выбор на украинском адвокате Артёме Сытнике, имеющем опыт работы в прокуратуре и следствии. Зато первым заместителем ему взяли грузина Гизо Углаву. Случилось это весной 2015 года, а уже в конце лета Генпрокуратура Украины начала против Сытника досудебное расследование по статье «злоупотребление властью или служебным положением».

Поводом для преследования руководителя НАБУ стало включение Сытником «посторонних лиц в состав делегации для поездки в Лондон». Иными словами, новый борец с коррупцией за государственные деньги свозил в Британию близких ему людей. Нарушение для Украины не ахти какое, но Сытника власти тут же одёрнули, чтобы он понимал, кто в киевском доме хозяин.

В то время НАБУ представляла для власти и коррумпированных чиновников только потенциальную угрозу. Оно занималось исключительно внутренними проблемами. Проводило конкурсы на замещение вакантных должностей, создавало свою материальную базу, разрабатывало ведомственные нормативные документы и пр.

Так что первый удар украинской Генпрокуратуры по Артёму Сытнику был превентивным и во многом профилактическим, поскольку больше года Сытник был занят исключительно формированием новой спецслужбы. Впрочем, последовавшие за тем коррупционные дела НАБУ тоже не особенно беспокоили их фигурантов.

Злую шутку с руководителями бюро сыграла практика конкурсного набора на замещение вакансий. Набранные по конкурсу оперативники и следователи, как правило, не имели достаточного практического опыта и профессиональных навыков. Потому разработанные ими дела опытные адвокаты разрушали ещё на подходе к Специальной антикоррупционной прокуратуре.

Не помогали даже заокеанские кураторы. Они по большей части только гасили трения новой спецслужбы с украинской властью всех уровней. Это срабатывало до тех пор, пока НАБУ занималось подозреваемыми в коррупции мелкими чиновниками. Но в обществе, да и в заинтересованных западных элитах, был запрос на изобличение украинских чиновников высшего ранга. И бюро на это откликнулось.

Украинские силовики начали между собой войну

Совместно со специальной прокуратурой НАБУ затеяло дела против Генпрокурора Украины Юрия Луценко. Его заподозрили в уклонении от уплаты налогов, незаконном обогащении и даже получении взятки в размере $150 тысяч. Луценко уже имеет тюремный опыт (при президенте Януковиче «за растрату государственных средств в особо крупных размерах» он больше двух лет провёл в заключении) и потому изрядно занервничал.


Генпрокурор в свою очередь обвинил НАБУ в организации незаконной прослушки высших чиновников и охраны украинского президента. Потом – в незаконной деятельности на территории Украины американского ФБР, с которым НАБУ подписало меморандум о том, что американцы в течение ближайших лет будут помогать украинским партнёрам «в проведении расследований международного отмывания средств, взяточничества и коррупции».

Венцом противостояния с НАБУ стала совместная операция Генпрокуратуры Украины и Службы безопасности по задержанию сотрудников Национального антикоррупционного бюро из состава подразделения детективов «под прикрытием», заподозренных в провокации дачи взятки.

Скандал разгорелся нешуточный. Если опустить его детали, в сухом остатке проявится открытая война между силовыми структурами Украины, получившая громкую общественную огласку. На это американцы отреагировали незамедлительно. Они пригласили украинских силовиков в Вашингтон «на разбор полётов». Благо и повод нашёлс я достойный. Подоспело заседание так называемого Глобального форума по возвращению активов.

На форуме под председательством министра юстиции США Джеффа Сешнса должны были обсудить возврат активов в Нигерию, Украину, Тунис и Шри-Ланку. Луценко в Вашингтон не полетел. В компании с руководителями НАБУ и САП он отправил своего заместителя, причём, не первого. Так что Украину на форуме вынужден был официально представлять украинский посол в США Валерий Чалый.

Примирения украинских силовиков не получилось. Их противостояние, наоборот, усилилось. Новых дров в топку раздора подбросил на закрытом заседании Верховной Рады генпрокурор Юрий Луценко. Что он там вещал, обществу не сказали, зато предъявили последствия. Народные депутаты освободили от должности главу антикоррупционного комитета Верховной Рады Егора Соболева, ответственного за контакты с НАБУ и САП.

Этот шаг депутатов вызвал резкую реакцию на Западе. Советник бывшего вице-президента США Джо Байдена Майкл Карпентер назвал это «позором» и пообещал «рекомендовать (американской администрации – ред.) сократить всю правительственную помощь США Украине, включая поддержку в сфере безопасности».

Давление на антикоррупционные структуры Украины осудили директор-распорядитель Международного валютного фонда Кристин Лагард и президент Всемирного банка Джим Ён Ким. По свидетельству научного директора Института евроатлантического сотрудничества Александра Сушко «в ночь на 7 декабря украинским политикам пришлось выслушать очень много претензий со стороны западных партнеров, включая угрозы приостановить безвизовый режим с Европейским Союзом».

Такую реакцию ожидали. Не случайно Верховная Рада отложила на время принятие законопроекта под номером 7326, предоставляющего парламенту право увольнять глав Национального антикоррупционного бюро Украины, Специализированной антикоррупционной прокуратуры и членов Национального агентства по вопросам предотвращения коррупции.

Новый закон хотели принять сразу после выступления в Раде генпрокурора Луценко, но пока отложили. Скорее всего, чтобы переждать накат Запада на Украину из-за давления её властей на антикоррупционные структуры. В Киеве сегодня демонстрируют определённое «понимание проблемы».

Председатель политсовета партии «Народный фронт» Арсений Яценюк стал требовать скорого назначения антикоррупционного суда и независимого аудитора НАБУ, чтобы «антикоррупционная борьба не превращалась в политическую борьбу и преследования». Президент Пётр Порошенко пригрозил депутатам самостоятельно внести в Верховную Раду законопроект об антикоррупционном суде.

Эксперты оценили эти филиппики, как очередные политические манёвры, чтобы сохранить существующий статус-кво и не допустить самостоятельности украинских антикоррупционных структур. По мнению уже упоминаемого здесь Александа Сушко, «среди политиков накопилась предельная степень раздражения самим фактом наличия независимых антикоррупционных органов».

Меж тем, эффективность НАБУ ещё крайне сомнительна. Здесь уместно вспомнить арест сына министра внутренних дел Украины. Вот как образно оценил такие действия директор Европейского банка реконструкции и развития в странах Восточной Европы и Кавказа Фрэнсис Малиж. Он сравнил их со спортивной рыбалкой: «Сначала ловишь рыбу, фотографируешься с ней, а потом отпускаешь».

Сушко не ожидает полного прекращения давления на антикоррупционеров. С ним согласен председатель правления Transparency International Ukraine Андрей Марусов. Однако он считает, что в итоге постоянного балансирования, когда одно неприятное для Запада решение принимается, а второе откладывается, «западные партнеры могут окончательно устать от Украины».

А пока… Запад в очередной раз ограничился угрожающей риторикой. Практических решений за ней не последовало. Украинские чиновники и депутаты отстояли своё право на независимость от антикоррупционных структур.
Автор:
Геннадий Грановский
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

8 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти