Европа определила ёмкость своего наркорынка, но не ужаснулась

На прошлой неделе в Гааге Европол опубликовал официальный доклад о состоянии криминального бизнеса в Евросоюзе. По данным этой полицейской службы, крупнейшим нелегальным рынком Евросоюза является наркобизнес. За год криминальные структуры зарабатывают в Европе на продаже наркотиков порядка 24 миллиардов евро. Впоследствии эти средства идут на финансирование других преступных действий, в том числе, терроризма.




«Подъём в сфере услуг» принёс с собой передозировки наркотиками

В докладе отмечается, что изготовлением и реализацией запрещённых психотропных средств в Европе занимается более трети преступных сообществ. Наибольшее распространение в Старом Свете получили кокаин и марихуана. Однако в последние годы заметные изменения наблюдаются в сфере производства синтетических наркотиков.

Только за последние пять лет сотрудники Европола обнаружили 620 новых психоактивных веществ, изготовленных в подпольных лабораториях криминальных сообществ. Синтетические запрещённые препараты стали для Европы настоящей бедой. Оказалось, их действие в разы сильнее, чем у традиционных растительных наркотиков.

Например, воздействие опиоидного анальгетика фентанила в 10 тысяч раз сильнее, чем у морфина. Именно эта зараза сейчас получила широкое распространение в Европе. Её продажа непрерывно растёт. Растёт и беда от этого синтетика. С начала текущего года в одной только в Великобритании от передозировки фентанилом погибли более 60 человек.

Великобритания, скорее всего, в докладе пришлась просто к слову. Вряд ли Европол специально акцентировал внимание на этой стране. Хотя напомнить о ней есть причина. В своё время британский премьер Дэвид Кэмерон был инициатором включения в валовой продукт страны доходов от криминального бизнеса – проституции и торговли наркотиками.

В те годы ВВП Британии показал затяжной спад. Тогда-то Кэмерон и выступил с сомнительной инициативой, дабы поддержать реноме британской экономики. В недрах министерства финансов разработали специальные методики, по которым определяли национальный доход от проституции и наркоторговли.

Сумма получилась приличная – более 12 миллиардов фунтов. Было это в 2014 году. Экономисты тогда предсказывали падение ВВП Британии на 4-6 процентов. На деле получился рост в 0,8 процента, обеспеченный «значительным подъёмом в сфере услуг». Британский журналист Тони Гослинг назвал инициативу премьера «дешёвым трюком».

Гослинга поддержали другие коллеги. Они посчитали, что власти обманывают своих граждан, скрывая реальное положение экономики Великобритании. В горячке к кабинету министров прилепили звание «криминальной элиты». Потом страсти малость поулеглись, потому что на сторону Кэмерона встали чиновники из Брюсселя.

Пример Британии пришёлся им весьма кстати. Евросоюз после финансового кризиса 2008-2009 годов долго приходил в себя. Его экономика то падала, то стагнировала. На пятки европейским странам стали наступать развивающиеся экономики Азии. Включение в ВВП стран ЕС доходов от проституции и наркоторговли несколько поправило прежде неприглядную картину. Новые цифры снова показали лидирующую роль европейской экономики.

Чиновничьи манипуляции оказались отнюдь небезобидными. Со временем в Европе к наркоторговле стали относиться как составляющей части национального продукта, не очень утруждая себя борьбой с криминальным бизнесом. Сам факт, что нарколаборатории ежегодно
запускают в оборот порядка 125 новых видов синтетических психоактивных средств – тому яркое подтверждение.

Впрочем, есть этому и иное объяснение. Во-первых, синтетические наркотики получаются значительно дешевле натуральных (например, себестоимость таблетки широко известного препарата «экстази» в Нидерландах составляет примерно 10 центов). Это делает их доступными для студентов, учащихся, других категорий малодоходной молодёжи. К тому же подпольные лаборатории продолжают работу по дальнейшему удешевлению производства синтетических психоактивных средств.

Во-вторых, бюрократы всего мира не очень расторопны. Им требуется значительное время, чтобы законодательно запретить производство и продажу новых выявленных синтезированных средств. До тех пор идёт их активная открытая продажа, не ограниченная рамками закона. Отсюда – такой вал новых препаратов на наркорынке Европы.

Опасный альянс стал реальностью

В свете всех этих причин доклад Европола не стал европейской сенсацией. Местные СМИ восприняли его, как заурядную констатацию факта, и даже не стали подробно комментировать ситуацию с наркопотреблением. Ограничились короткими информационными сообщениями. Видимо, такой сегодня общественный запрос на тему наркобизнеса.

Хотя причина может быть совсем другой. О ней не часто пишут. Не так давно российские издания активно цитировали исследование доктора экономических наук Валентина Катасонова о связи мировой наркомафии с мировой же банковской системой. Известный экономист пришёл к выводу, что международные банки и наркобизнес стали не просто партнёрами, а составили единое целое.

В своём анализе Валентин Катасонов сослался на статью с красноречивым заголовком «Международные банки являются подразделением финансового обслуживания наркокартелей» в британской Guardian. Британская газета и российский эксперт не ограничили своё внимание только европейским континентом. Они показали взаимосвязь наркобизнеса и банковской системы в масштабе всего мира.

Только так стало понятно, что крупнейшие мировые банки (в оценке авторов – «все без исключения») – «полноправные члены наркомафии, занимающие в её иерархии верхний уровень». «Фактически, на сегодняшний день завершилось сращивание крупного банковского капитала с наркомафией в традиционном понимании («наркокартелями», «наркосиндикатами»). Провести границу между мировыми банками и наркокартелями сегодня уже невозможно», – заключает свой анализ Катасонов.

Наверное, кто-то заспорит с экспертом. Однако приведём общедоступный довод, что $320 миллиардов, полученных в мире от наркоторговли, просто так по карманам штанов не растолкаешь. Для их продвижения по странам и континентам нужны возможности банковской системы, явно заинтересованной в обладании такой прорвой денег.

Случилось это не вчера. Еще пять лет назад бывший заместитель Генерального секретаря ООН и одновременно бывший директор Управления по наркотикам и преступности Антонио Коста познакомил мировую общественность через СМИ с основными этапами формирования альянса банков и наркомафии.

История эта началась в послевоенное время с публичной огласки фактов прямого участия американских банков Morgan Guaranty Trust и Chase Manhattan Bank в легализации средств крупнейших международных наркосиндикатов. Так начал складываться альянс банков и наркомафии. На первых порах его базой была Америка.

По миру он пойдёт позднее – вместе с либерализацией международного движения денег и укреплением доллара в качестве мировой расчётной валюты. «Была отменена одна из главных прерогатив национального государства – суверенный контроль над входящими и исходящими финансовыми потоками», – объяснил причину распространения наркокапитала Антонио Коста.

Не помогли даже специально созданные ООН структуры вроде Financial Action Task Force (группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег). Благородное начинание подрубил финансовый кризис 2008 года. «В 2008-2011 годах, – отмечает Коста, – потребность в наличных деньгах банковского сектора и ликвидность организованной преступности предоставили экстраординарную возможность для проникновения организованной преступности в банковский сектор».

Так завершилось окончательное слияние мировой банковской системы и наркобизнеса. Нельзя сказать, что власть этого не видела. Пример с инициативой Кэмерона показывает, что власть была даже заинтересована в таком развитии событий. Потому сегодня она ведёт себя крайне пассивно – то ли защищая интересы банков, то ли оберегая капиталы, попадающие теперь уже и в её распоряжение.

По крайней мере, европейские политики больше замечены в критике стран с активной борьбой против наркоторговцев (Китай, Филиппины, Мексика), чем в собственных инициативах по искоренению этого зла. Меж тем, именно власти могут решительно повлиять на прекращение производства и распространение наркотиков.

Эксперты в этой связи вспоминают опыт стран социалистического содружества. Был в истории период, когда социалистические страны практически полностью ликвидировали наркоманию на своих территориях. Ситуация стала меняться только во времена позднего СССР, а с его развалом международный наркорынок получил новые возможности для дальнейшего развития своего криминального бизнеса.

Теперь Европол грустно констатирует, в какое наркотическое болото погрузились европейские страны. Доклад опубликовали ещё в прошлую среду, однако до сих пор он не стал поводом для обсуждения в политических институтах ЕС проблемы распространения наркотиков. Похоже, её уже стали воспринимать, как данность, а, значит, на пути наркобизнеса будет ещё меньше препятствий.
Автор:
Геннадий Грановский
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

12 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти