Не тот нынче бундесвер...

Не тот нынче бундесвер...Министр обороны ФРГ Карл Теодор цу Гуттенберг официально представил пять вариантов реформирования бундесвера. Детали их в целом неизвестны, но сообщается, что сам глава германского военного ведомства отдал предпочтение проекту, который предусматривает сокращение численности личного состава вооруженных сил страны с 250 до 163,5 тысячи человек и отказ от всеобщей воинской обязанности.

Точнее, призывная система юридически сохранится, но реально никого «забривать» не будут. Аналогичная ситуация и в США, там тоже формально армия, авиация и флот должны комплектоваться призывниками, но каждый год призыв объявляется «нулевым».

Естественно, вследствие радикальных сокращений в бундесвере уменьшится количество частей, соединений и боевой техники. Хотя что касается последней, то в течение минувших 20 лет танковый парк сухопутных войск Федеративной Республики был урезан более чем в пять раз, а у люфтваффе осталась лишь треть боевых самолетов от числа имевшихся в 1990 году. Причем еще до выступления Гуттенберга прозвучало заявление, что процесс этот продолжится и коснуться он должен не только наличных вооружений (списываются шесть из 10 субмарин, больше половины истребителей «Торнадо»), но также будут существенно урезаны программы закупок новых образцов (БМП «Пума», самолеты «Тайфун» и др.).


Не тот нынче бундесвер...


АФГАНСКИЙ «МОМЕНТ ИСТИНЫ»

И объявленные ранее сокращения, и ныне анонсированная Гуттенбергом реформа имеют целью снизить финансовые затраты на бундесвер в условиях еще явно не закончившегося экономического кризиса (причем Германия вынуждена спасать и себя, и находящиеся в гораздо худшем положении страны Евросоюза). Однако грядущие преобразования, пожалуй, объясняются не столько экономическими, сколько военно-политическими причинами. Речь идет о новой роли Германии в Европе и Европы (точнее - ЕС) в мире.

Федеративная Республика - государство с самой мощной экономикой в Старом Свете, экономический и политический «локомотив» ЕС. А бундесвер до сего дня принято было считать «главной ударной силой НАТО в Европе». Именно по этой причине в стране сохранялась всеобщая воинская обязанность - «главная ударная сила» должна иметь надежный, подготовленный резерв. Другая причина сохранения призыва - боязливая оглядка на недавнее нацистское прошлое Германии: хорошо известно, что опорой тоталитарного режима гораздо проще сделать кастовую наемную, чем народную призывную армию (см. статью «Наемник - не защитник Отечества» в № 19 «ВПК» за 2010 год).

Но в последнее время стало абсолютно ясно, что никакой «главной ударной силы» бундесвер собой уже не представляет. Во-первых, он слишком уменьшился в количественном отношении, его нынешнего потенциала совершенно недостаточно не только для нападения на кого-либо, но даже, пожалуй, и для обороны. Во-вторых, продолжительность призывной службы в ФРГ теперь равна шести месяцам, однако более половины рекрутов все равно предпочитают ей альтернативную гражданскую. В-третьих, конституция страны запрещает бундесверу участвовать в миссиях за пределами НАТО за исключением миротворческих операций. Причем в этом случае немецкие военные обязаны в первую очередь руководствоваться нормами «гуманитарного международного права».

«Моментом истины» для сегодняшней германской армии явилась афганская кампания. ФРГ занимает третье место после Соединенных Штатов и Великобритании по числу направленных в Афганистан солдат и офицеров, однако немцы демонстрируют там крайне низкую боеспособность. Воевать они не имеют ни права, ни желания. После известного инцидента в Кундузе год назад бундестаг выдал своим военным совершенно замечательную инструкцию: «Применение силы, которое может повлечь за собой смерть, запрещено за исключением случаев, когда речь идет о нападении или непосредственной угрозе нападения».

Более того, афганскую ситуацию в Германии официально запрещено называть войной, ведь бундесвер не имеет права участвовать в войне. За Афганистан немецкое руководство бьют с двух сторон: англосаксы - за фактический саботаж общих военных усилий, а значительная часть собственного населения - за участие в афганской операции даже в нынешней межеумочной форме. Левые и «зеленые» требуют немедленного вывода войск, к такому же решению начинает склоняться и СДПГ.

Не тот нынче бундесвер...


Известно, что армия Германии имеет одну из самых долгих и богатых военных историй. И если в ранние века она была исключительно наемной, то позднее появляется система рекрутского набора. А в 1871 году с провозглашением Германской империи вводится всеобщая воинская обязанность. К 1914 году Германия имела одну из самых больших и хорошо вооруженных европейских армий (808.280 человек).

«Немец или в сапогах, или под сапогом»


НОВЫЕ ВРЕМЕНА - НОВЫЕ ЗАДАЧИ

В итоге в Берлине, видимо, поняли, что надо в области военного строительства принимать радикальные меры. Не нужно строить из себя «главную ударную силу НАТО в Европе», поскольку бундесвер таковой уже считаться не может. Кроме того, это никому не нужно, ведь той большой классической войны, ради которой создавался Североатлантический альянс 61 год назад, совершенно очевидно, не будет никогда (вдобавок Германия теперь со всех сторон окружена союзниками). Соответственно утрачен смысл всеобщей воинской обязанности, тем более что уже сейчас, при полугодичной службе незначительного числа призывников, никакого подготовленного резерва на случай «большой» войны не получится. А бояться тоталитаризма в нынешней сверхдемократической Федеративной Республике просто абсурдно.

Правда, Берлину до сих пор еще очень важно сохранить за Германией роль «локомотива» ЕС и в военной области. И здесь тенденции совершенно очевидны. Армии европейских стран сокращаются до чисто символических величин. В них остается совсем мало техники, предназначенной для ведения классической войны: танков, артиллерии, боевых самолетов. Вооруженные силы переориентируются на ведение противопартизанских, миротворческих и полицейских операций в странах третьего мира, для чего приобретается легкая техника - бронеавтомобили, транспортные вертолеты, десантные корабли типа столь приглянувшегося кое-кому в России «Мистраля» (этот вертолетоносец по сути является слегка переделанным гражданским паромом и практически не имеет вооружения).

Естественно, что такие ВС могут комплектоваться только по найму, ни одно европейское правительство не рискнет посылать призывников за моря и океаны, на другие континенты, чтобы вести боевые действия, не имеющие никакого отношения к защите собственной страны от внешней агрессии. Для этого подходят только наемники, сознательно готовые отправиться в страны третьего мира, охваченные хаосом.

В данную концепцию прекрасно вписывается предложенная Гуттенбергом реформа бундесвера. После ее осуществления немецкая армия будет иметь менее тысячи (не исключено, что около 500) танков и чуть более 200 боевых самолетов (в 1990 году в ВС ФРГ насчитывалось 7 тысяч танков и свыше тысячи самолетов), после чего о статусе «главной ударной силы» можно окончательно забыть.

При этом личный состав будет целенаправленно готовиться к проведению операций в Азии и Африке в рамках НАТО и ЕС, причем с основной ориентацией на участие именно в европейской внешней и военной политике. Ведь понятно, что привести свой политический статус в соответствие с экономическим лидерством Германия может только внутри Евросоюза, где она является важнейшей системо-образуюшей силой, а не в рамках Североатлантического альянса, который был создан не только для противостояния СССР, но и для контроля как раз над Германией.

Не тот нынче бундесвер...


ВСЕМИРНОЕ МЧС С ПОЛИЦЕЙСКИМИ ФУНКЦИЯМИ

Сегодня самым слабым местом ЕС являются крайне низкая координация во внешней политике и практически полное отсутствие силовой составляющей. Именно поэтому геополитическое значение Евросоюза на порядок отстает от его экономической мощи. Экономика ЕС - первая в мире, а вот в военно-политическом плане - хорошо если он входит в десятку сильнейших.

Европейцев, особенно лидеров ЕС - Германию, Великобританию, Францию, Италию, такая ситуация устраивать не может. Поэтому разговоры о создании «евроармии» идут все активнее. Суммарно она будет гораздо меньше нынешних армий отдельных государств, что позволит сэкономить значительные финансовые средства. При этом управлять ей станут не национальные правительства и не Вашингтон через структуры НАТО, а руководители ЕС, что существенно повысит вес Евросоюза в мировой политике.

Возможность ведения «евроармией» большой классической войны не может даже рассматриваться. Во-первых, для этого у нее не окажется потенциала (скорее всего эта армия 27 стран по своим размерам будет примерно равна одному бундесверу образца 1990 года). Во-вторых, предельно пацифизировавшаяся Европа чисто психологически неспособна вести такую войну. Кроме того, сражаться ей, в общем-то, и не с кем. Ее предназначение - operations other than war (буквально «операции иные, чем война», то есть полицейские, миротворческие, гуманитарные и т. д.). Это будет своеобразное «всемирное МЧС с полицейскими функциями».

Собственно, процесс строительства «евроармии» начался уже давно, только идет он крайне медленно. В 1992 году принята Петерсбергская декларация, в которой европейцы провозгласили намерение независимо от НАТО «решать гуманитарные, спасательные и миротворческие задачи, направлять воинские контингенты для урегулирования кризисов, в том числе путем принуждения к миру».

В 1999 году состоялось подписание Хельсинкской декларации об основных параметрах военного строительства Евросоюза. Создаются Военный комитет и Военный штаб ЕС, разработана концепция бригадных тактических групп. Предполагалось, что к 2008 году их количество достигнет 13 (затем приняли решение увеличить это число до 18 с продлением срока формирования до конца 2010-го) по 1,5-2,5 тысячи человек в каждой. В составе четырех из них должны быть немецкие военнослужащие, а две бригадные группы они возглавят (в одной будут командовать голландцами и финнами, в другой - чехами и австрийцами).

Кстати, в реальности бригадная группа ЕС представляет собой всего лишь усиленный батальон, ее боевой потенциал очень низок. Кроме того, европейцы по-прежнему почти полностью зависят от Соединенных Штатов в плане средств боевого обеспечения (разведки, связи, управления, РЭБ, тылового снабжения, возможностей дозаправки самолетов в воздухе) и глобальных перебросок, при этом имеют крайне ограниченные возможности по применению высокоточного оружия (здесь им тоже не удастся обойтись без помощи американцев).

Данные обстоятельства и тормозят европейское военное строительство. Во-первых, у стран Старого Света армии сокращаются, вдобавок их приходится делить между НАТО и ЕС. Во-вторых, вкладывать огромные деньги в ВТО, средства боевого обеспечения и глобальных перебросок особого желания у европейцев не наблюдается. Тем не менее процесс идет.

Таким образом, военная реформа в Германии станет очередным подтверждением двух тенденций: размывания как военной, так и политической составляющей НАТО (минимизация бундесвера окончательно превращает Объединенные вооруженные силы альянса в фикцию) и становления Евросоюза как единого конфедеративного государства со всеми положенными атрибутами, включая ВС.

Не тот нынче бундесвер...


ПРОТИВНИКИ ВНУТРЕННИЕ И ВНЕШНИЕ

Разумеется, у столь радикального варианта реформы бундесвера, который поддерживает Гуттенберг, будет достаточно много оппонентов. Далеко не все в Германии приветствуют столь стремительное сокращение боевого потенциала немецкой армии и ее переориентацию на заморские операции при фактической утрате способности защитить собственную страну. Многие политические силы считают принципиальным вопрос сохранения призыва по упомянутым выше «антитоталитарным» соображениям.

Главными противниками отказа от всеобщей воинской обязанности являются, как это ни удивительно для нас, социальные службы - ведь более половины призывников, как уже было сказано, становятся альтернативщиками. При отмене призыва исчезнет и альтернативная служба, из-за чего социальный сектор потеряет значительную часть кадров. При этом нет ни малейшей гарантии, что бундесвер сможет набрать хотя бы минимально необходимое число контрактников. Ведь армия непопулярна в обществе и неконкурентоспособна на рынке труда.

В итоге придется так существенно повысить денежное довольствие добровольцев, что получится не экономия, а рост военных расходов. Собственно, мировой опыт показывает, что наемная армия гораздо дороже призывной. Либо придется еще дальше уменьшать численность личного состава. Скорее же всего получится одновременно и еще большее сокращение числа военнослужащих, и рост расходов на их содержание.

Резкое уменьшение частей и соединений приведет к потере рабочих мест в обслуживающем бундесвер гражданском секторе. Дальнейшее урезание количества техники и военных заказов нанесет очередной удар по немецкому ВПК. Причем компенсировать потерю внутренних заказов за счет экспорта будет достаточно сложно - слишком Европа в этом отношении щепетильна, слишком много политических ограничений накладывается здесь на экспорт вооружений, из-за чего она проигрывает не только США и России, но уже и Китаю.

Наконец, процесс строительства «евроармии» совершенно не устраивает Вашингтон. Понятно, что ВС Евросоюза станут не дополнением, а альтернативой НАТО. В конечном счете этот альянс, 21 из 28 членов которого входят в ЕС, станет Европе просто не нужен, что приведет почти к полной утрате влияния США в Европе. Соответственно Белый дом попытается всячески тормозить данный процесс (в первую очередь действуя через Великобританию и страны Восточной Европы). Впрочем, при президенте Обаме в действиях Вашингтона значительно поубавилось жесткости в отношении как противников, так и союзников, поэтому сейчас разваливать НАТО «старой Европе» самое время.

По всем названным выше причинам реформа бундесвера может пройти в одном из менее радикальных вариантов. Однако это не отменит всех указанных тенденций. Европе объективно не нужны старые традиционные ВС, они слишком дорогие, при этом применять их европейцы в любом случае не собираются. Из-за этого им объективно не нужно и НАТО, распустить его мешают Вашингтон (для него это инструмент влияния на Европу), брюссельская бюрократия (тут без комментариев) и восточные европейцы, испытывающие иррациональный ужас перед Россией.

Однако даже восточные европейцы, не говоря уже о западных, позволяя Вашингтону себя защищать, проявляют очень мало (причем чем дальше, тем меньше) готовности участвовать в его разнообразных военных мероприятиях (если не сказать - авантюрах). А такой вариант вызывает вполне понятное раздражение уже со стороны американцев. Дискуссия о том, чем станет бундесвер, является отражением этих тенденций. И с другой стороны, выбор варианта реформы немецких ВС окажет очень большое влияние на все описанные процессы.
Автор: Александр ХРАМЧИХИН заместитель директора Института политического и военного анализа
Первоисточник: http://www.vpk-news.ru" class="text" rel="nofollow" target="_blank">http://www.vpk-news.ru


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 0

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня