Спрятать и показать

Среди предпосылок, обеспечивающих успех боевой операции, важнейшее значение имели меры по обеспечению скрытности подготовки (чтобы противник не успел принять мер противодействия), и осуществлению демонстраций (чтобы отвлечь внимание и силы неприятеля от места главного удара). Что мы знаем о реализации таких мер на Русском фронте Первой мировой?

Не касаясь психологической стороны этого вопроса, мы можем констатировать (на основании военно-исторических фактов), что в большинстве случаев умело проведенные демонстрации достигали своей цели, вводя в заблуждение даже хладнокровных и обладавших большой выдержкой военачальников. Если тактические демонстрации давали ложное представление о предстоящих действиях на поле боя, то стратегические должны были ввести врага в заблуждение относительно будущих операций на всем ТВД, на одном фронте или хотя бы на участке одной армии. Образцовыми и достигшими своих целей были меры по обеспечению скрытности и демонстрации при организации 7-й армии в Одессе в октябре 1915 г. и перед Брусиловским прорывом 1916 г.

7-я армия в Одессе.


В октябре 1915 г. 5-й Кавказский армейский, 16-й и 2-й армейские корпуса, а также 3-я Туркестанская стрелковая бригада были перевезены с фронта в Одесский военный округ – они должны были доукомплектоваться личным и конским составом, получить недостающее интендантское, артиллерийское и инженерное имущество, а затем войти в состав особого десантного отряда. Последний должен был, высадившись в Варне или Балчике, действовать против болгар.

Перед прибытием Императора в Одессу 7 ноября этот план был изменен, и вышеуказанные соединения были объединены в 7-ю армию – она должна была отправиться на Юго-Западный фронт для участия в операции на р. Стрыпе.

Меры скрытности.

Конечно, столь крупную операцию, как десант на берегах Черного моря, невозможно было скрыть как от врага, так и от войск, в ней участвующих. Все усилия командования были направлены на то, чтобы настоящие его намерения стали известными как можно позднее – и у противника не оставалось достаточно времени для осуществления противодействия. Эти меры заключались в следующем.

1. Детальных маршрутов с обозначением пунктов высадки войск, перебрасываемых в Одесский округ, частям не выдавалось; кондуктора и коменданты станций имели сведения о перевозке от станций отправления и до ближних узловых станций, например: Минск – Орша, Орша - Смоленск и т. д.; пункт высадки становился известным только в Киеве.

2. Информация с указанием целей сосредоточения войск сообщалась лишь командирам соединений – и только после высадки с железнодорожного транспорта. На совещании у генерала от инфантерии Д. Г. Щербачева, назначенного начальником десантного отряда (затем он стал командующим 7-й армией), еще до обсуждения деталей операции, со всех командиров корпусов бралось обещание сохранить всю известную им информацию в тайне – причем в нее запрещалось посвящать даже начальников штабов.


Илл. 1. Д. Г. Щербачев.

3. Сводки о диспозиции противника в Болгарии, об укрепленных прибрежных пунктах и тому подобные сведения вначале получали только корпусные командиры - для личного ознакомления.

4. Приступившие к пробным посадкам-высадкам на транспорты войска не знали цели этих действий – считая что это учебные мероприятия. Какая-либо публика на пристани, где производилась погрузка десанта, не допускалась.

5. Когда войска начали перебрасываться на Юго-Западный фронт, в войсках распространялся слух, что десант заменен железнодорожной перевозкой (через Румынию), а цель операции осталась прежней. Для скрытия не только пунктов, но даже районов высадки с поездов, каждому начальнику эшелона был выдан запечатанный конверт – надпись на нем приказывала вскрыть его после прибытия на ближайшую узловую станцию. Когда конверт вскрывался, внутри него оказывался другой конверт с такой же отметкой - и так на весь путь до конечной станции (причем в последнем пакете лежал подробный приказ на занятие определенного квартирного района).

6. Наконец, в период отправления войск из Одессы на фронт пассажирское движение из округа в центр России было временно прекращено.

Демонстрации.

Демонстрации начали осуществляться лишь после отказа от плана действий в Болгарии. Они имели целью скрыть это изменение - не только от врагов, но и от своих войск и населения. Демонстрации заключались в том, что:

1) Погрузка на морские транспорты осуществлялась вплоть до последнего дня посадки на железнодорожный транспорт - вследствие чего многие были убеждены, что часть войск будет перевезена в Болгарию морем, а часть – по суше. Местным властям в Одессе было приказано усилить меры по предотвращению доступа публики на пристани, где находились транспорты.

2) Сведения, касающиеся Болгарии и болгарских войск, начали рассылаться в полки.

3) Был составлен и передан в войска специальный документ - очередь погрузки и отправки транспортов.

4) Из штаба Д. Г. Щербачева был откомандирован офицер – для согласования всех необходимых вопросов с морским штабом в Севастополе.

Меры по соблюдению скрытности и демонстрации в целом оказались удачны. Неудача состоявшегося месяцем позднее наступления на Стрыпе объяснялась, прежде всего, следующими обстоятельствами: 1) 7-я армия закончила сосредоточение 6-го декабря, атака была назначена на 12-е декабря, а затем отсрочена до 16-го декабря – и тактическая внезапность была утрачена (противник успел узнать о прибытии армии на Юго-Западный фронт); 2) ошибки, допущенные при составлении плана наступления; в) крайне неблагоприятные погодные условия.

Наступление Юго-Западного фронта 22 мая 1916 года.

На совещании всех главнокомандующих фронтами и начальников штабов в Ставке 1 апреля 1916 г., проходившем под председательством Верховного главнокомандующего, всем фронтам было приказано в мае перейти в наступление. На Юго-Западный фронт возлагалось нанесение вспомогательного удара - с целью приковать к себе силы и внимание противника.

Главнокомандующий армиями Юго-Западного фронта генерал от кавалерии А. А. Брусилов не мог смириться с второстепенной ролью, рассчитывая что наступление его фронта приобретет серьезный размах – и последующие события полностью оправдали эти надежды.


Илл. 2. А. А. Брусилов.

Меры скрытности.

1) Подготовка началась немедленно и интенсивно - по всему фронту. Время атаки не было определено – командующие армиями получили устные заверения о том, что за 7 дней до начала (3 - 4 дня отводилось на перегруппировку, а остальное время - на ознакомление войск с их участками) они будут предупреждены о переходе в наступление.

2) План операции был подробно разработан начальником штаба фронта генералом от инфантерии В. Н. Клембовским и одобрен А. А. Брусиловым – но он хранился в абсолютной тайне. С ним не был знаком и начальник службы снабжения фронта (в управлении которого были обнаружены излишне болтливые сотрудники). Последний даже официально пожаловался А. А. Брусилову на начальника штаба фронта – о том что от него скрывается информация, необходимая для эффективной работы. А. А. Брусилов успокоил своего начснаба.

3) Все войсковые перегруппировки проводились как можно позже; в армиях, как отмечено выше, на это отводилось только 3 дня и не ранее как в течение недельного срока до начала атаки.

4) Войска, подвозившиеся на усиление того или иного участка фронта, не выводились в резерв, а оставлялись на высоте глубоких резервов. Разрешалось посылать на фронт (для ознакомления с местностью и диспозицией противника) лишь начальствующих лиц и разведчиков.

5) Офицеры и солдаты продолжили увольняться в отпуска - последние были прекращены только за неделю до наступления.

Демонстрации.

Объем демонстраций, осуществленных фронтом, был невелик, но мероприятия были очень серьезными.

1) Главный удар наносила 8-я армия, но для того чтобы распылить внимание и силы противника, лишив его возможности определить участок главного удара и стянуть туда свободные резервы, А. А. Брусилов решил атаковать всеми армиями фронта - в один и тот же день. В его директиве предписывалось, что каждая из армий проводит самостоятельное наступление; а деление на вспомогательные и главную атаки не осуществлялось.

2) Инженерную подготовку (штурмовые плацдармы, постепенный подход к противнику) предписывалось вести не только напротив участков атаки, но и по всему фронту каждой армии. Аналогично должны были осуществляться разведывательные действия со стороны пехотинцев и летчиков.

3) В целях контроля над тактической и инженерной подготовкой к наступлению на фронт армий откомандировывались высшие чины командования фронта – в одну армию поехал начальник инженеров фронта, в другую - генерал-квартирмейстер, наконец, на фронт двух остальных армий фронта - начальник штаба. Командующий фронтом также хотел лично посетить одну армию - разумеется, его особенно интересовала 8-я армия, наносившая главный удар, но туда он (чтоб не намекнуть врагу на главный участок наступления) не поехал, отправившись в 9-ю армию (8-ю посетил начальник штаба фронта).

Последствия наступления Юго-Западного фронта известны - разгром австро-германских армий, занятие значительной территории, захват огромного количества пленных и трофеев. Наступление всего фронта стало полной неожиданностью для противника - о чем свидетельствуют данные как противника, так и союзников. В частности, пленный германский штаб-офицер сообщал, что последствием достигнутой Юго-Западным фронтом внезапности стал тот факт, что значительная часть германских частей, вырванных из разных соединений, впопыхах была брошена на помощь союзнику – и отдельные полки и батальоны немцев, в неразберихе тяжелых боев действуя изолированно и вслепую, при отсутствии связи и своей штатной артиллерии, шли на верную смерть. А растерявшийся командный состав противника, совершенно не ориентирующийся в обстановке, ничего не смог сделать для парирования катка «Брусиловского прорыва». Было уничтожено значительное количество не только австрийских, но и германских войск.

Последний эпизод особенно ярко доказывает, какими продуманными и целесообразно организованными должны быть меры по сокрытию своих сил и введению в заблуждение противника. Очевидно - какова цена таким мерам, осуществляемым в преддверии серьезных наступлений. Особое значение такие меры имели при проведении стратегических операций – что и показал майский прорыв 1916 года.

Спрятать и показать

Илл. 3. Генерал от кавалерии А. А. Брусилов и генерал-майор М. В. Ханжин. Весна 1916 г.
Автор: Олейников Алексей


Читайте "Военное обозрение" в Яндекс Новостях

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также

Комментарии 8

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. parusnik (Алексей Богомазов) 18 декабря 2017 07:42
    генерал-майор М. В. Ханжин- с июня 1918 г. в Белой армии, в войсках Колчака ,командовал 3-м Уральским корпусом, с 1919 командующий Западной армией.В марте 1919 года Западная армия начала "весеннее" наступление, захватив Уфу, Белебей и другие важные населенные пункты. За военные успехи в этот период генерал Ханжин был произведен адмиралом Колчаком в чин генерала от артиллерии - единственный высший чин во всем Белом движении, полученный в период Гражданской войны в России. 20 июня 1919 года ,по личной просьбе, он был заменен на посту командующего Западной армии , получил отпуск по болезни и зачислен в резерв Ставки. В октябре 1919 года Ханжин получил пост военного министра в Омском правительстве. В декабре 1919 года, вместе с другими членами правительства, Ханжин отправил телеграмму А.В. Колчаку с предложением отречься от власти в пользу генерала А.И. Деникина.Эмигрировал в Китай, жил в Харбине, где возглавлял некоторое время 9-й Дальневосточный отдел РОВС. В ноябре 1922 – феврале 1925 годов заведовал конторой Ковальского по перевалке бобов, затем работал в управлении Южно-Маньчжурской железной дороги чертежником. По личной инициативе Ханжин организовал Попечительский совет по охране и приведению в порядок Порт-Артурского и других русских военных кладбищ в Маньчжоу Го и Квантунской области, в августе 1935 года стал первым его председателем. После занятия советскими войсками Маньчжурии генерал Ханжин был арестован органами СМЕРШ 15 сентября 1945 года в Дайрене.10 лет провел в местах заключения. В 1955 году находился в местной тюрьме города Ухта . После освобождения в 1956 году жил в Казахстане, умер в Джамбуле в 1961 году.
  2. Rotmistr (Дмитрий Панченко) 18 декабря 2017 07:44
    Во всех войнах меры по обеспечению скрытности и демонстрационным действиям имели очень важное значение. Даже с Стратегмах прописывались.
    Но именно в ПМВ от них стал зависеть стратегический успех и жизни сотен тысяч людей.
    Плоды зависели от многих конечно обстоятельств, но эти - одни из ключевых. И результат - на лице)
  3. Barcid (Андрей) 18 декабря 2017 09:01
    Все-таки Брусиловский прорыв был Великой победой. Спасибо автору за освещение работы военной разведки.
    1. Микадо (Николай) 18 декабря 2017 15:53
      Все-таки Брусиловский прорыв был Великой победой. Спасибо автору за освещение работы военной разведки.

      и, пожалуй, самым успешным наступлением за время ПМВ. Присоединюсь с признательностью Автору. hi
  4. XII легион (Цезарь) 18 декабря 2017 10:12
    В истории военного искусства расскрываемый вопрос занимает видное место.
    Сколько операций сорвалось из-за пренебрежения мерами секретности.
    И привлечь внимание врага, переключить на другой объект - не менее важно.
    Важный элемент оперативного искусства.
    1. kalibr (Вячеслав) 18 декабря 2017 10:56
      У Олейникова всегда интересные и информативные статьи...
      1. XII легион (Цезарь) 18 декабря 2017 13:02
        Согласен.
        И у Вас тоже.
        drinks
  5. Дирижер 18 декабря 2017 17:05
    Parusniky, спасибо за инфу, какая судьба у Ханжина!
Картина дня