Под ружье

Принято считать, что к грядущей Первой мировой войне Россия оказалась не готова – особенно в вопросах мобилизации народного хозяйства. Но только ли Россия? К нам в руки попал интересный французский отчет «Использование рабочей силы – военной и гражданской». В нем содержатся подробные сведения о ряде мероприятий во Франции с 1 августа 1914 г. по 31 декабря 1917 г. - по обеспечению заводов, работающих на оборону, рабочей силой, по наблюдению за правильностью ее использования, за условиями работы и пр. И, судя по отчету, и французы были в этом отношении не без греха. Им также пришлось импровизировать и в процессе работы корректировать неудачные подходы к решению этого важного и трудного вопроса.

До 1 августа 1914 г. предполагалось, что боевое снабжение французской армии будет обеспечиваться государственными (военными) заводами. Частная промышленность должна была снабжать, в основном, военные заводы лишь сырьем.


С 1912 г. были установлены штаты военных заводов, с отсрочкой призыва их штатного персонала, а с 1913 г. предоставлены отсрочки призыва и для персонала частных заводов, работавших на обеспечение армии. На военных заводах к 1 августа 1914 г. трудилось 34500 человек, а от призыва было освобождено лишь 12500 человек.

20 сентября 1914 г. была объявлена мобилизация частной промышленности для нужд обороны, а две недели спустя решен вопрос об отзыве из рядов армии квалифицированных рабочих – для работы на оборону.

К средине мая 1915 г. персонал военных заводов достигал 71000 человек, а частных заводов, работающих на оборону - 242000 человек.

В мае 1915 г. учреждается должность заместителя министра по военному снабжению и в июне при нем был создан Отдел рабочей силы. Через Отдел из армии было отозвано на заводы 213800 квалифицированных рабочих. Впоследствии персональный отзыв был заменен заявкой на отзыв определенного числа лиц соответствующей квалификации – и освобождено от военной службы 345000 человек.

К 1 января 1918 г. 1116 офицеров, преимущественно бывшие заводчики, инженеры, начальники мастерских и мастера, после тщательной проверки, были прикреплены к военным заводам - для выполнения технических работ (без права ношения формы).

Количество рабочих, подлежащих призыву в ряды действующей армии, но оставленных трудиться на оборонных предприятиях, постоянно колебалось: например, 1 января 1916 г. таких было 344850 человек (107100 на казенных военных заводах и 237750 в частной оборонной промышленности), 1 июля 1916 г. – 503930 человек (155870 и 348060 соответственно), а 31 декабря 1917 г. – 528250 человек (115500 и 421750 соответственно).

Через Отдел рабочей силы к 1 июня 1918 г. было привлечено рабочих невоеннообязанных 20840 и увечных 14350 - всего 35190 человек, использованных исключительно в частной оборонной промышленности. Кроме этого, через органы Министерства Труда и Внутренних Дел привлечено в частную оборонную промышленность 20000 невоеннообязанных и увечных рабочих. Вследствие перехода этих рабочих из одного предприятия в другое, промышленные предприятия часто испытывали большие затруднения - и предполагалось даже закрепить рабочих за заводами.

До войны на военных производствах женский труд применялся только на казенных заводах - всего к началу войны на них трудилось 4800 работниц. После объявления мобилизации появилось еще 8400 работниц. С августа 1915 г. через Бюро металлистов и Отдел рабочей силы было нанято для работы на оборонных заводах более 40000 работниц. Большую часть работниц заводы нанимали самостоятельно. Отдел рабочей силы постепенно заставил заводы все более и более пользоваться женским трудом - и результаты превзошли все ожидания. Начав с применения женского труда в области учета и контроля, его постепенно расширяли вплоть до работ по обточке и сборке. С июля 1916 г., вследствие запрета пользоваться трудом военнообязанных для тех работ, где возможно использовать женский труд, последний получил широкое применение даже на тяжелых работах - женщины становились помощницами кузнецов, литейщицами, и даже рабочими по изготовлению авиационных моторов (сверление, обточка и фрезеровка). Количество работниц в военных производствах возросло с 13000 (в начале войны) до 400000 (к 1 января 1918 г.) человек.

Была использована и рабочая сила иностранцев. Источник: милитаризация и найм колониальных рабочих, найм беженцев-европейцев (преимущественно греков - 12400 человек), приглашение рабочих португальцев, итальянцев и испанцев (всех около 12000 человек) и использование труда пленных рабочих (34000 человек). Большая часть пленных была направлена на сельскохозяйственные работы. Использование труда иностранцев было затруднительно – особенно это касалось индийцев, арабов и китайцев, для руководства которыми приходилось создавать особые организации. Арабы, как работники, не оправдали возлагаемых на них надежд.

Количество иностранных рабочих было относительно невелико - к декабрю 1917 г. на казенных заводах было до 10000 и в частной промышленности - до 100000 иностранцев.

Иностранцы получали одинаковую заработную плату с французами.

Количество рабочих - подростков во второй половине 1917 г. колебалось у цифры 110000 человек.

Пополнение заводов рабочей силой всех категорий шло через Отдел рабочей силы, областные филиалы которого имелись в Париже, Лионе, Тулузе, Нанте. Там же были и областные депо металлистов.

Военнообязанные рабочие первоначально пользовались временной отсрочкой, но с мая 1915 г. все отсрочки были ликвидированы и военнообязанные, числясь на учете в депо своего корпуса, были как бы откомандированы на заводы. В середине августа 1915 г. последовал так называемый закон Даблица, устанавливающий закрепление военнообязанных только за определенным заводом и предоставляющий им пользование правами невоеннообязанных рабочих (заработная плата, потеря трудоспособности, пенсия), за исключением прав частной жизни – в последнем случае для них был установлен особый контроль со стороны офицеров, «наблюдающих за военной рабочей силой». Кроме того, их связь с корпусом не была прервана - и они находились под его контролем (сведения о таком рабочем заносились в особые именные карточки).

Наблюдение за военной рабочей силой, установленное с 15 июля 1915 г., выражалось в учете, надзоре за правильностью использования рабочего, правильностью условий работы, за отпусками, перемещениями, надзоре вне работы, рассмотрении претензий, связей с профессиональными союзами, надзоре за охраной труда и пр. Наблюдающие комплектовались из военнообязанных сотрудников инспекции труда, а затем пополнялись увечными офицерами. Если в ноябре 1915 г. под наблюдением находилось 4419 предприятий, то в декабре 1917 г. – 14325 предприятий.

Интересные цифры. За 1916 – 1917 гг. наблюдающие зарегистрировали на подшефных предприятиях 130682 несчастных случая (из них 454 смертельных).

Независимо от наблюдающих за военной рабочей силой, контроль и обследование заводов производились многочисленными комиссиями и уполномоченными лицами. Правительство и Военное Министерство желали не только наблюдать за правильным использованием военнообязанных рабочих, но и контролировать - чтобы на заводах остались лишь те квалифицированные рабочие, присутствие которых было действительно необходимо.

Законы Даблица (1915 г.) и Мурье (1917 г.) предусматривали образование смешанных комиссий (на паритетных началах) из работодателей и рабочих - под председательством делегата от Военного ведомства такие комиссии следили за военнообязанными рабочими. Таких комиссий к октябрю 1917 г. функционировало 32.

В 1915 г. было объявлено исключительное право государства в решении вопросов, вытекающих из взаимоотношений работодателей и военнообязанных рабочих. Главный вопрос - заработной платы – привлекал особое внимание и решался государством после предварительного взаимного обсуждения с работодателями и рабочими.

Декретом 1917 г. были учреждены особые примирительные камеры, в состав которых входили два представителя работодателей и два представителя рабочих - и те и другие обязательно немобилизованные.

Вследствие увеличения рабочего населения городов, в связи с развертыванием военной промышленности, на Отдел военной рабочей силы были возложены все заботы по улучшению жилищного и продовольственного положения рабочих, созданию кооперативов и пр. Казенные заводы должны были не только заботиться о живущих при них рабочих, но и об удобстве жизни своих рабочих на частных квартирах. Наблюдающим за военной рабочей силой было вменено в обязанность следить за расквартированием и рабочих частной военной промышленности. При чрезвычайных запросах домохозяев (о требованиях квартирной платы, превышающей обычные нормы), управляющие предприятиями и наблюдающие сообщали командирам военных округов фамилии таких домохозяев - и помещения последних попросту реквизировались для жилья рабочих (с определением квартплаты по нормальным расценкам).

Вследствие непрерывного роста цен на продукты питания, было обращено особое внимание на открытие заводских ресторанов, продовольственных лавок и кооперативов. К маю 1917 г. около 100000 рабочих и работниц частной оборонной промышленности питались в 182 ресторанах и столько же - в 60 ресторанах казенных заводов. 81 продуктовый магазин был открыт для казенных заводов (и столько же для частных заводов, работающих на оборону).

Благотворительные учреждения, частично при участии делегатов от рабочих, кормили более 150000 человек в 162 ресторанах и содержали на свои средства 16 продуктовых магазинов. Количество этих учреждений постоянно возрастало. А затем для облегчения продовольственного вопроса министр снабжения учредил Отдел питания военных заводов – парламентом ему был предоставлен оборотный капитал, а также собраны значительные средства от предприятий и кооперативов.

В связи с расширением применения оборонных работах женского труда, в апреле 1916 г. был учрежден Комитет Женского Труда. В его обязанности входило рассмотрение всех вопросов найма, оплаты, использования, организации женского труда и улучшения материального и морального положения работниц.

В июле 1916 г. был установлен перечень работ, где запрещался мужской труд, и перечислялись работы, которые должны были выполняться исключительно женщинами. Наряду с этим вводились правила применения женского труда (труд для 16-18-летних девушек), ночные работы, отпуска на время отпуска мобилизованного мужа, охрана материнства и т. д.

Лишь к концу 1917 г. все организационные работы по привлечению и использованию рабочего труда в оборонных целях были завершены, и Отдел рабочей силы был реорганизован в Управление рабочей силы.

Когда в мае - июне 1918 г. Париж находился под угрозой последнего германского наступления, Управление по рабочей силе подготовило программу эвакуации более 100000 мобилизованных рабочих Парижского района на восток, а также разработало утвержденную министром снабжения соответствующую инструкцию.

Согласно этой инструкции, все мобилизованные рабочие приравнивались к военнослужащим, обязывались беспрекословно выполнять все распоряжения заводской администрации и могли покинуть завод лишь после выполнения плана эвакуации. Они не могли оставить завод даже в случае опасности и, получив распоряжение об уходе, уходили в составе отряда и под начальством своих мастеров, инженеров или директоров. Самовольный уход с завода рассматривался как оставление поста перед лицом неприятеля.

Мы видим, что французам понадобилось 3,5 года для полного решения вопросов, связанных с мобилизацией промышленности и милитаризацией труда (Россия к этому времени уже фактически вышла из войны). А милитаризация труда в «демократической» Франции была очень высокой – не идя ни в какое сравнение с системой труда продолжавшей жить по законам мирного времени основной частью населения России. Наверное французы правы?


Великая война в образах и картинах № 9.
Автор:
Олейников Алексей
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

102 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти