Роза белая, роза алая… ( часть 1)

А также я. - Победоносный Йорк,
Доколе не взойдешь ты на престол,
Которым дом Ланкастеров владеет,
Клянусь Всевышним, не сомкну я глаз.

Вот короля трусливого дворец
И там престол его. Владей им, Йорк;
Тебе по праву он принадлежит,
А не потомству Генриха Шестого.
Уильям Шекспир. «Генрих VI». Часть третья. Перевод Е. Бируковой


Борьба двух династий, Йорков и Ланкстеров, вошла в историю Англии как война Алой и Белой роз. Нет-нет, да и возвращаются и маститые ученые, и скромные любители истории Средневековья к этой удивительной страничке в жизни двух именитых родов. Попробуем и мы вернуться на несколько столетий назад, заглянуть в прошлое и проникнуться духом того времени, времени дворцовых тайн, интриг и заговоров. Начнем с объяснения самого термина. Использоваться он стал только в XIX веке, после того, как Вальтер Скотт на основе вымышленной сцены из I части трагедии Вильяма Шекспира «Генрих VI», в которой противники выбирают розы различного цвета в церкви Темпла, употребил его в повести «Анна Гейерштейнская».


Участники исторической реконструкции на улице города Сент-Олбанс.

Хотя розы, как символы, действительно использовались во время войны, основная масса участников, естественно, пользовались символами своих гербов или сюзеренов. Например, войска Генриха при Босворте сражались под знаменем с изображением красного дракона, а йоркисты пользовались личным символом Ричарда III – изображением белого вепря. Розы, как символы, стали иметь значение позднее, когда король Генрих VII в конце войны объединил красные и белые розы в единую красно-белую Розу Тюдоров.

Роза белая, роза алая… ( часть 1)

Красная роза Ланкастеров.

Отчего-то считалось, что «противостояние Роз» было на тот момент одним из самых продолжительных и кровопролитных войн в Англии, поскольку, мол, она длилась тридцать лет, с 1455 по 1485 г.


Белая Роза Йорков.

Такая точка зрения является заслугой поборников Тюдоров, постаравшихся опорочить предшествующее правление и выставить Генриха Тюдора как защитника отечества и главного его благодетеля. Так было всегда, во все времена, после восшествия на трон преемника спешно переписывались летописи, перетряхивались библиотеки, чтобы, упаси боже, никакая негативная информация не омрачала нового правителя.


Граф Уорвик перед Маргаритой Анжуйской. («Хроника Англии». Стр. 417. Британская библиотека)

Что касается продолжительности войны, то при внимательном анализе событий становится очевидным, что почти все кампании шли три-четыре месяца, после чего активная военная фаза переходила в фазу пассивную, закулисную, а конкретнее – интриг. Несколько раз наступало необъявленное перемирие, которое вызывалось необходимостью оправиться от поражения одной из сторон.

Подтверждением разговора о кровавости могут служить лишь потери старой английской аристократии. Правдивую картину потерь поможет представить сравнение состава парламента перед войной и после нее. В парламенте, созванном Генрихом Тюдором после разгромной победы в войне, присутствовало лишь 20 лордов, против 50, заседавших перед войной. Кстати, большинство из этих двадцати получили свои титулы уже в ходе войны. Противоборствующие стороны, безжалостно уничтожавшие пленных дворян, весьма великодушно относились к пленникам простого сословия. И естественно не проводили никаких карательных действий против населения. Напротив, к народу постоянно обращались за помощью. Йорки, взывая к патриотическим чувствам народа, пытались добиться его расположения, подчеркивая, что они являются национальной партией. По мнению Йорков, Маргарита Анжуйская, будучи француженкой, не смогла бы как должно заботиться об английском народе.

Интересен факт, что после победы одной из сторон немедленно созывался парламент, целью которого было получить одобрение представительного органа власти и юридически оформить результаты победы. Ни одна из партий не выступала против сложившейся системы власти. А война была лишь наивысшей точкой династической борьбы между Йорками и Ланкастерами, и никоим образом не затрагивала существующую систему власти.

«Англия и Йорк! Англия и Ланкастер!»

Начало правления слабоумного Генриха VI Ланкастера было весьма спокойным, а все вспыхивающие внутренние конфликты моментально решались его окружением мирным путем. Причина этого спокойствия была проста. Вся верхушка английской аристократии была втянута в «Столетнюю войну», причем принимала в ней самое активное участие, азартно сражаясь на материке. Так, вероятный «кандидат» на престол – герцог Ричард Йорк, который приходился внуком сыну Эдуарда III (так же, как и правящий король Генрих) воевал в Нормандии, занимая при этом пост «лейтенанта всей Франции». Его недруг, Джон Бофор (умер в 1444 г.) был во Франции.


Знаменитая позолоченная эффигия Ричарда Бошама, 13-ого графа Уорвика (1382–1439) в церкви св. Марии в Уорвике, Англия.


Та же эффигия, вид сбоку.

Генрих VI был набожен, не в меру чувствителен, а также крайне наивен. В дополнение к отсутствующей хитрости у него еще отсутствовал и интеллект. В сущности, это был обычный человек, скверно разбирающийся в международной политике (впрочем, и во внутренней тоже). Многие современники говорили, что в нем больше от отшельника, чем от короля.


Ричард Невилл, граф Уорвик. Портрет неизвестного художника.

Всякий, кто был способен мало-мальски влиять на короля, имел абсолютный контроль и над королевским двором, потому как Его величество безоговорочно соглашалось на требуемое. В довесок ко всем «достоинствам», Генрих унаследовал от своего именитого дедушки периодические припадки безумия. Ну как король с таким «набором» наследственных «болячек» мог управлять государством?

Положение Англии в Столетней войне становилось все хуже и хуже, и в королевском окружении одержала верх партия мира, чей лидер, граф Саффолк, предложил устроить союз посредством брака короля и некой французской благородной дамы, благодаря которому установится, наконец, перемирие, а с ним и умерятся аппетиты французов на английскую территорию. Невестой оказалась молодая Маргарита Анжуйская, племянница французского короля и дочь влиятельного Рене Анжу. Желая заключить прочный мир, два народа объявили перемирие, а в это время Англия получила прекрасную невесту для своего государя. Однако план был привлекателен лишь в теории. На деле, в ходе переговоров Рене Анжу пояснил, что он не только не даст никакого приданого за своей дочерью, но еще настоятельно требует от Англии острова Мэн и собственно Анжу.

Церемония бракосочетания, тем не менее, состоялась, и придворный союз, в который входили граф Саффолк и Эдмунд Бофор (брат умершего Джона Бофора герцога Соммерсета), возглавила теперь уже королева Маргарита Анжуйская (дама, к слову, весьма решительная, амбициозная и злопамятная). Решение о заключении мира было успешно претворено в жизнь. Им противостоял пребывающий в опале Йорк. В его партию тогда входили весьма влиятельные представители семьи Невиллов: граф Ричард Солсбери, а также его сын Ричард, граф Уорвик.


Печать Ричарда Невилла, графа Уорвика.

Как бы там ни было, но заключение мира с Францией принесло Англии больше вреда, чем пользы. Неудачная война, плюс наличие недовольной аристократии во главе с претендентом на престол, немалое количество свободных людей, которые могут лишь воевать и не умеющих ничего другого, стремительно пустеющая казна – все это стало поводом для развязывания «войны Роз».

Происхождение этого названия встречается у Шекспира в его трагедии «Генрих VI», в сцене, когда Йорк и Сомерсет указывают на белую и красную розу, как на символ их вражды – в гербе Йорка была белая роза, а у Ланкастеров – красная. Обе стороны имели множество сторонников. Ланкастеров, к примеру, поддерживали в северных и северо-западных районах Англии, Йорков – в южных и юго-восточных. Так постепенно политическая борьба перешла в борьбу вооруженную.

Герцог Соммерсет возглавил войска Ланкастеров, а граф Уорвик – Йорков. Над зелеными полями впервые зазвучали боевые кличи: «Англия и Йорк! Англия и Ланкастер!»


Какие типажи!!! Прямо-таки все, как и в то далекое время…

Первое сражение состоялось близ маленького городка Сент-Олбансе 22 мая 1455 года. Приверженцы Ланкастеров численностью около 3 000 человек укрылись за баррикадами в городе и сумели отбить первый натиск более чем в два раза превосходивших их по количеству йоркистов. Численность войска герцога Йорка составляла 7 000 человек. Отряд, возглавляемый графом Урвиком, незаметно пробрался тихими окраинными улочками и, минуя довольно обширный сад, внезапно ударил в тыл войска Соммерсета. Солдат охватила паника, командовать бросившимся врассыпную войском было решительно невозможно, и сражение распалось на отдельные сегменты на улицах города.

Бой закончился победой сторонников Белой розы. Как ни странно, потерь было совсем немного – около 100 человек, в основном со стороны противника. Верноподданные Генриха – Эдмунд Бофорт, герцог Соммерсет, Хэмфри Стаффорд, Клиффорд, Генри Перси, Харингтон –погибли в схватке. Сам Генрих в боевых действиях не участвовал, однако был ранен случайно, стрелой, и сделал попытку спрятаться в одном из домов, где его и нашли солдаты.

Под нажимом Йорка и Уорвика Генрих объявил в парламенте сторонников Соммерсета своими врагами, а действия Йорка – вполне законным восстанием ради освобождения короля. Ему возвратили высокое положение при дворе. Уорвика назначают Капитаном Кале – на то время единственного порта на территории Франции, оставшегося в руках англичан. Став капитаном Уорвик принялся энергично освобождать Ла-Манш от пиратских и просто нежелательных судов. Иногда создавалось впечатление, что он уничтожал в Проливе все, что движется. Так, встретив на пути пять испанских судов, Уорвик потопил три, при этом перебил уйму испанцев, а в другой раз захватил суда дружественного города Любека, что повлекло за собой немедленный дипломатический скандал. Но, как бы там ни было, этими активными действиями Капитан Кале лишний раз утвердил свою репутацию. К тому же он завоевал авторитет его гарнизона, который на тот момент состоял из опытных, закаленных в боях солдат, а сам город Кале на много лет вперед сделал базой сторонников Йорка.

Теперь-то, казалось, должны воцариться мир и спокойствие, однако королева Маргарита вновь пытается повлиять на своего мужа, продвигая свои, одной ей ведомые планы, а Йорк так и не отступился от мысли о престоле. Обе стороны спешно готовили войска, завербовывали сторонников и потихоньку готовились к продолжению войны. Маргарита дважды пыталась уничтожить Уорвика. Поначалу его пригласили в Ковентри. Уорвик, который не слишком доверял Маргарите, догадался пустить вперед небольшой конный отряд, в котором ехал человек, переодетый в его одежду. Хитрость удалась – при въезде в город на отряд совершили нападение люди королевы, ошибочно посчитав, что перед ними сам Уорвик. В другой раз его, как бы от имени Генриха, вызвали для отчета о своей службе как Капитана Кале. Во время беседы он услышал звуки борьбы, которые раздавались из внутреннего дворика. Выглянув в окно, Уорвик узрел своих людей, яростно отбивающихся от королевских солдат. Мгновенно спустившись во двор, он тут же присоединился к своим солдатам, и они вместе прорвались к своему кораблю, стоявшему в ожидании на Темзе.


Встреча Уорвика и Маргариты Анжуйской. Рис. Грэхема Тёрнера.

Военные действия возобновились осенью 1459 года. Сторонники Йорка собирались объединиться в Лидлоу. В сентябре один из крупных отрядов, численностью около 4 000 человек, возглавляемый графом Солсбери, был перехвачен в Блор-Хите ланкастерской армией, насчитывающей порядка 8 000 человек. Подробная информация о ходе сражения отсутствует. Известно лишь, что кавалерия ланкастерцев, ринувшаяся в атаку, была сначала расстреляна лучниками, а затем атакована пехотой. Теряя порядок в строю, она в панике покинула поле боя. Потери составили около 3000 человек, из них приблизительно 2000 ланкастерцев.

Отряды сторонников Йорка объединились в Ладфорте, и их общая численность составила примерно 30000 человек. Не желая больше противостоять королю, Эндрю Троллоп и его отряд перешли на сторону ланкастерцев. Генрих пообещал помиловать солдат, которые сложат оружие и перейдут на его сторону. И вот армия Йорка стала стремительно таять, а Йорку и его людям пришлось спасаться бегством. После этого остатки армии сдались и Генрих захватил Лидлоу. Там находилась герцогиня Йорк и ее два маленьких сына –Джордж и Ричард (который впоследствии станет Ричардом III).

Йорк же через Девон и Уэльс двинулся в Ирландию, Уорвик спешно отправился к своему гарнизону в Кале. Однако вскоре он был лишен должности Капитана Кале и на его место был назначен молодой Соммерсет. Но гарнизон и моряки наотрез отказались подчиняться новому командиру. В июне 1460 года Соммерсет наткнулся на корабли своего преемника в проливе, предпринял попытку их атаковать, но команды его кораблей перешли на сторону противника. Граф Уорвик и Эдуард Йорк, заполучив это весьма неожиданное подкрепление, вместе с двухтысячным войском высадились в Кенте, и стремительным броском захватили Лондон. После этого они выдвинулись против королевского войска, дислоцирующегося в Ковентри.


Герб Уорика настолько интересен, что есть смысл его описать, вернее правильнее будет сказать – блазонировать по всем правилам геральдики. Основоположник рода, Ричард Невилл старший, был младшим сыном Ральфа Невилла Первого графа Уэстморленда и получил отцовский герб – в червленом поле косой (то есть Андреевский) серебряный крест. Но поскольку он был младшим в роду, в нем появилось изображение титла в цветах рода Ланкастеров – серебряном и лазоревом, взятых им в честь его матери Джоанны Бофорт. После смерти графа Томаса Монтегю, который был четвертым графом Солсбери, Ричард вступил в брак с его наследницей, что дало ему право на титул и герб рода Солсбери – четырехчастный щит – у которого в серебряном поле изображены три червленых веретена с поясом и в золотом поле зеленый орел, распростерший свои крылья. Все гербы он также поместил на свой гербовый щит в порядке старшинства. Сын Ричарда, и тоже Ричард, вступил в брак с Анной Бошан, наследницей тринадцатого графа Уорика. В его герб входил герб Бошанов (в червленом поле золотой пояс и шесть золотых крестов перекрещенных), герб, ранее принадлежавший графам Уорвик Ньюбургам (в шахматном поле попеременно золотом и лазоревом стропило с горностаевым мехом), герб Клеров с тремя червлеными стропилами в золотом поле и Деспенсеров – четверочастный щит – попеременно серебряный и червленый, в котором первая и четвертая четверти переплетены золотом, а левая – черной перевязью поверх всего. Этот герб Ричард Бошан получил также, женившись на Изабелле – дочери и наследнице Томаса Деспенсера, первого графа Глостера, потомка Гилберта де Клера. Интересно, что на щите самого Ричарда Невилла графа Уорика был изображен только лишь его родовой герб. Но вот его знамя, развевавшееся над замком, и попона его коня были украшены всеми деталями этих гербов. Первые по старшинству первыми шли гербы Уорика и Солсбери – они находились в первой и во второй четвертях, герб Невиллов – в третьей, герб Деспенсеров – в четвертой. У Невилла было также два клейнода – лебединая голова, поднимающаяся из короны красного цвета (для герба Уорвиков), и грифон на короне (для герба Солсбери). Личной его эмблемой был медведь на цепи и грубые необтесанные колья.

Сражение при Нортхемптоне

19 июля 1460 года при местечке Нортхемптон, расположенного к югу от Ковентри, разыгралось очередное сражение. Сорокатысячное войско Йорка в течение получаса разбило двадцатитысячную армию Генриха. Королеве лишь чудом удалось спастись от плена, и она поспешила покинуть Англию и сбежала в Шотландию. Бедняга Генрих был вновь взят в плен и доставлен в Лондон.


Схема битвы у Нортхэмптона

Ричард Йорк выступил с речью перед парламентом и откровенно заявил о своем желании занять трон Англии. Его заявление встретило бурю возмущения даже среди его сторонников. Единственное, что ему было обещано, это предоставление трона после смерти короля Генриха. С этим не хотела мириться королева Маргарита, которая к тому времени успела собрать новое войско, состоящее из шотландцев и уэльсцев.

Ричард Йорк с 5 000 человек выдвинулся ей навстречу. И вот 30 декабря 1460 года при Уэйкфильде состоялась оче6редная битва. Армия Ланкастеров под командованием Генриха Бофора, второго герцога Сомерсета, лорда Генри Перси, нанесла тяжелое поражение йоркистам. Некоторые источники утверждают, что поборники королевы использовали военную хитрость, переодев около 400 человек в ливреи сторонников Йорка. Отец Уорвика, граф Солсбери, был пленен и впоследствии обезглавлен, сам же Йорк погиб в бою. Головы Йорка и Солсбери по распоряжению Маргариты были прибиты над воротами города Йорка.

С этого момента страна бесповоротно разделилась на две партии. Уже 2 февраля 1461 года Эдуард, новый герцог Йорк, наголову разбил армию врага числом в 4 000 человек.

Большинство родовитых пленников были казнены, тем самым был создан прецедент массовых казней знати в этой войне.


Вторая битва у Сент-Олбанса. Рис. Грэхема Тёрнера.

17 февраля 1461 года королевская армия атаковала малочисленное войско Уорвика у Сент-Олбанса. Парадокс, но атакованное войско Йорков потерпело поражение точно на том же месте, где шесть лет назад йоркисты одержали первую победу. Генрих VI был освобожден. Королева поспешила вернуться в Лондон. Но молодой герцог Йорк прибыл туда первым и не без помощи Уорвика, а также при поддержке народа, 4 марта 1461 был коронован на трон под именем Эдуарда IV. В Англии стало два короля, и теперь сам собой напрашивался вопрос: «Кто из них удержится на троне?» Спустя пару дней после церемонии Эдуард IV и Ричард Невилл, получивший после истории с Эдуардом IV прозвище «создатель королей», отправились к королевской армии, путь которой легко можно было проследить по разоренным деревням (что было делом рук шотландцев Маргариты). Войско Маргариты всегда считало Англию вражеской страной, а несчастные деревни отдавали на разграбление в качестве награды. Истинные же причины тщательно скрывались: у королевы банально не хватало денег для выплаты войскам.

Продолжение следует…
Автор:
Светлана Денисова
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

40 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти