«Газовый вихрь». Химическая война на Русском фронте Первой мировой. Ч. 1

Боевое отравляющее вещество – это применяемое в ходе боевых действий химическое вещество, поражающее живые организмы или заражающее предметы, с которыми последние могут соприкасаться.

Уже в Древности и позднее люди пытались применять различные вещества (серу, смолу, селитру, растительные масла и т. д.) в боевых целях. В 1855 г. британское командование рассматривало проект уничтожения гарнизона Севастополя с помощью сернистого газа. Хлор и фосген известны с XVIII в.; дифенилхлорарсин открыт в 1885 г., а иприт впервые (в нечистом виде) получен в 1888 г.


Но отсутствие производственной базы не позволило применять в серьезных масштабах отравляющие вещества до начала Первой мировой войны.

22. 04. 1915 г. в 16. 45. французские войска, занимавшие позиции между Лангемарк и Биксшут, подверглись химическому удару германцев. Немцы первыми применили новый способ ведения боевых действий, достигнув технической внезапности – и впервые применив химическое оружие в апреле 1915 г. на Французском, и в мае 1915 г. на Русском фронтах.

Первая газовая атака германцев у Ипра 22. 04. 1915 г. проводилась газобаллонным способом. Находившийся в жидком состоянии хлор выпускался из баллонов - с поворотом вентиля выходя в газообразном состоянии и формируя облако - т. н. «газовую волну», которую в сторону позиций противника гнал ветер. Способ предполагал трудоемкую установку оборудования и наличие благоприятных метеоусловий: нужных скорости и направления ветра, температуры почвы и влажности воздуха.

Газобаллонный способ, по сравнению с применением химических снарядов, обладал многими существенными недостатками, главным из которых являлась его зависимость от наличия определенных метеоусловий – прежде всего от направления и силы ветра.

Первоначально для газобаллонных атак применялся лишь хлор, а впоследствии - смеси хлора и фосгена, хлора и хлорпикрина.

Артиллерийская химическая стрельба по тактической гибкости применения занимала первое место.

Не требуя сложной подготовки, она подчинялась общим правилам техники ведения артогня. Правда, для грамотного применения химбоеприпасов все равно требовалось учитывать различные условия, влияющие на успешность химической стрельбы (силу ветра, дождь и др. метеоусловия). Подобно газобаллонному пуску, химическая стрельба артиллерии зависела прежде всего от двух факторов - погоды и местности. Но влияние этих факторов сказывалось не так сильно, как при газобаллонном способе – например, направление ветра, игравшее решающую роль в газобаллонных атаках, почти не имело значения. Крайними пределами скорости ветра немцы считали для «стрельбы с целью создания облака» - 1,5 метра в секунду, для «газового нападения» - 3 метра в секунду, для «стрельбы на заражение» - 5 метров в секунду.

Германцы применяли 3 основных типа химснарядов: синий, зеленый и желтый крест. Существовала и особая тактика артиллерийской химической стрельбы, предусматривавшая как порядок применения, так и нормативы объема используемых химбоеприпасов. Русские артиллеристы в 1916 - 1917 г. также получили аналогичные снаряды – т. н. красные (начинка - смесь хлорпикрина и хлористого сульфурила), сине-серые (начинка – колонжит: смесь фосгена и хлорного олова) и синие (начинка - венсенит).

Химические снаряды могли «обезвредить» от противника целые территории: норма устанавливала, что при огне по площадям один 75-76-мм снаряд должен приходиться на 40, а один 152-мм снаряд - на 80 кв. метров. Важен был систематический характер ведения химического артогня (подробнее см. Артиллерийская химическая стрельба; После Ипра - французский ответ тевтонам; Под градом химических снарядов. Часть 1; Под градом химических снарядов. Часть 2).

Газобаллонные атаки

Германцы

Болимов и Воля Шидловская, 18 мая 1915 г.


Мы подробно о ней писали в статье на ВО (Первая ядовитая. Часть 1. Хлорный ураган ; Первая ядовитая. Часть 2. Ни шагу назад).

Задействовав на 12-км фронте 12000 газовых баллонов, германцы провели вслед за газопуском 9 пехотных атак. В обстановке абсолютной тактической внезапности (незнакомые с применением химоружия русские войска приняли газовое облако за дымовое, маскирующее пехотную атаку), понеся тяжелые потери (55-я пехотная и 14-я сибирская стрелковая дивизии потеряли более 9000 человек, в т. ч. 1183 погибшими), русские войска отбили натиск противника - с большими для последнего потерями.

Впервые попав под удар нового оружия, не имея средств химзащиты, русские войска устояли и не отдали противнику ни клочка земли.

Суха - Воля Шидловская, 24 июня 1915 г.

В ночь на 24 июня германцами была повторена газобаллонная атака - теперь на участке, занимаемом частями 55-й пехотной и 6-й Сибирской стрелковой дивизий. Химическая дисциплина еще была низка - и проход германской газовой волны нанес частям 21-го Сибирского стрелкового и 218-го пехотного полков значительные потери. Несмотря на дополнительные газопуски против контратакующих русских войск, последним удалось восстановить утраченное положение.

Общие потери 218-го полка составили 2,6 тыс. человек, а в 21-м Сибирском боеспособной осталась только полурота. Журнал боевых действий 1-го Астраханского казачьего полка зафиксировал, что казаки оказывали помощь пострадавшим сибирякам и помогали вывезти орудия. Восстановив совместно с частями 50-й пехотной дивизии положение, астраханцы стали свидетелями тяжелой картины – увидев трупы солдат (отравленные бойцы были переколоты немцами) и офицеров (многие отравленные офицеры, чтоб в беспомощном состоянии не попасть в плен – застрелились) 21-го Сибирского полка.

220-й пехотный полк, проводивший контратаку, потерял до 1,4 тыс. человек. Батальон 22-го Сибирского полка, который во время контратаки преодолел газовую волну, потерял четверть состава.

Причем, когда ветер внезапно изменил свое направление, газ причинил тяжкие потери и в германских окопах.

Осовец, 24 июля 1915 г.

Не сумев разрушить крепость Осовец огнем тяжелой артиллерии (в т. ч. 420-мм калибра), германцы провели химическую атаку (см. 10 фактов об "Атаке мертвецов").

Применив 30 газовых батарей и живую силу, 6-кратно превосходившую обороняющихся, противнику не удалось добиться искомого результата. Прорвавшаяся германская пехота была контратакой защитников уничтожена, и положение восстановлено. Противник понес тяжелые потери – в т. ч. и от собственных газов (до тысячи человек).

Наличие хоть и примитивных противогазов, мужество и героизм русских войск сорвали газовую атаку противника.

4 июня 1916 г., Крево.

Газобаллонная атака состоялась у Крево, западнее Молодечно – и удар был нанесен по частям 48-й пехотной дивизии. Атака проводилась при благоприятных для немцев метеорологических и топографических условиях: открытая, понижающаяся к русским позициям местность, удаление окопов противников лишь на полкилометра, ветер 2 - 4 м/с. Бдительность комсостава и личного состава русских частей, принявших соответствующие меры предосторожности (маски и противогазы, зажигание костров), сорвали вражескую химатаку.

К проволочным заграждениям были двинуты разведывательные секреты (в них входили бойцы из полковых газовых команд) – они имели телефонную связь со штабами батальонов и полков и снабжены для подачи звуковых сигналов пустыми стаканами шрапнели. Газовые волны, выпущенные противником в 2 часа ночи, были обнаружены разведчиком 189-го пехотного полка - рядовой Кононов подполз вплотную к немецким проволочным заграждениям. Бойцу удалось своевременно известить передовую роту о грозящей опасности.

Сморгонь, 19 июня 1916 г.

У мест. Сморгонь главный газовый удар противника пришелся по 64-й пехотной дивизии 26-го армейского корпуса. «Газодоступная» местность у Сморгони, дистанция между окопами противников 300 - 1500 шагов, слабые ветра – благоприятствовали германской газовой атаке (см. На пути химического урагана. Часть 1. Роковая Сморгонь).

Русское командование успело принять необходимые меры (войска были предупреждены о возможности химического удара, обеспечены противогазами, заготовлен материал для костров (костер – наиболее эффективное после противогаза средство противохимической защиты), в окопах поставлены емкости с водой (20-30% раствор соды), запасена негашеная известь), и 2 газовые волны, сопровождаемые пехотными атаками, к успеху германцев не привели.

1,5-часовая газовая атака привела к проникновению отравляющих веществ на 12-км глубину, и в 3-х дивизиях 26-го корпуса отравилось 45 офицеров (в т. ч. 5 умерло) и более 2,5 тыс. нижних чинов (в т. ч. 429 умерло – из них 412 человек в 254-м пехотном Николаевском полку).

Но желаемого враг не достиг, хотя и нанес русским войскам крупные потери. Попав под огонь, германская пехота отхлынула обратно, а русская артиллерия ответным огнем повредила газовые баллоны.


1. Летопись войны 1914-15-16 гг. № 95.

Сморгонь, 20 июля 1916 г.

В ночь на 20 июля германцы вновь на сморгонском боевом участке нанесли химический удар - у Сморгони-Крево по частям Кавказской гренадерской дивизии (см. На пути химического урагана. Часть 1. Роковая Сморгонь).

Газовый удар застиг гренадер врасплох, а окопы были переполнены. Противогазы у многих бойцов оказались не под рукой. Но паники не было, и удар германской пехоты был отбит. Огромное значение имели действия русских артиллеристов – действующих в клубах газового облака.

Потери - до 4 тыс. гренадер отравлены (умерло до 300 человек).

Но воины героически выполнили свой долг.

9 сентября 1916 г., Нарочь.

Под завесой густого утреннего тумана германцы нанесли газобаллонный удар по 2-й Сибирской стрелковой дивизии, занимавшей позиции на фронте юго-западнее озера Нарочь. 2 волны ядовитых газов, наткнувшись на гряду возвышенностей (отметка 92), хлынули в более низкие места.

Задержавшиеся в различных углублениях, окопах и убежищах остатки газов были нейтрализованы с помощью дымовых шашек и костров, зажженных в окопах и убежищах. Часть газовой волны проникла за линию д.д. Узлы, Бруссы и Андрейки.

Всего было выведено из строя 2660 человек.

11 сентября состоялась газовая атака южнее ст. Барановичи.

Икскюль, 12 сентября 1916 г.

12. 09. 1916 г. (25. 09. нового стиля) германцы нанесли газовый удар по позициям расположенного на Икскюльском плацдарме 173-го пехотного Каменецкого полка (На пути химического урагана. Часть 2. Газовый смерч на Икскюльском плацдарме). Хоть личный состав 44-й дивизии (в которую входил полк) еще в июне был ознакомлен с боевыми свойствами отравляющих веществ, имелись маски и противогазы Зелинского-Кумманта, огромное значение имела тактическая внезапность - обнаружить газовую волну на подходе к позициям не удалось. Личный состав 173-го полка заранее готовился к отражению газового удара, но пострадал он серьезно – получили отравления 811 человек (из них 272 умерло). Но двукратная атака германской пехоты была отбита.

Германцы применили 3 газопуска.

Газобаллонная атака у Икскюля также была успешно отбита, не приведя к изменению обстановки на этом участке фронта. Получили германцы и огневой ответ - после 3-го газопуска русская тяжелая артиллерия ответным ударом уничтожила несколько газовых баллонов.


2. Военная мысль и революция. 8,24.

Крошин и Адаховщина, 24 сентября 1916 г.

В ночь на 24. 09. 1916 г. два полка 2-й гренадерской дивизии – 6-й гренадерский Таврический и 8-й гренадерский Московский впервые испытали воздействие германского химоружия – у мест. Крошин и дер. Адаховщина (см. На пути химического урагана. Часть 3. Гренадеры под ударом).

Основной удар в ходе газопуска, произошедшего около 24 часов, пришелся на окопы тавричан и московцев. Время прохода газового облака - от часа до полутора. На разных участках присутствовали и повторные газовые волны. Атака была проведена на 5-км фронте, а в тыл газовая волна проникла на 12-км глубину. Применен хлор (но один из офицеров ощущал запах, схожий с запахом сена – его давал фосген). Скорее всего – применена хлорно-фосгенная смесь.

Из 4895 человек отравились 988 (в т. ч. умерло 76) человек. Из-за своевременного применения средств химзащиты (это касалось не только снабжения, но и обучения обращению с масками и противогазами) большинство отравлений было легкими. Принесла плоды и качественная система наблюдения и сигнализации.

Позаботились и о своевременной эвакуации пострадавших.

Дивизионный врач П. Потираловский развил кипучую деятельность. Весь транспорт дивизии был активно задействован. Носильщики дивизионного перевязочного отряда и полковые врачи трудились не покладая рук – были организованы кислородные и перевязочные пункты. Раненые не только перевозились на транспорте, но иногда и переносились на руках.

Газовая атака в очередной раз выявила преимущество противогазов Зелинского, а также тот факт, что при соблюдении химической дисциплины потери личного состава минимизировались. Была выявлена огромная роль костров (препятствовавших проходу газовых волн, и, как и гидропульты, помогавших очищать окопы и убежища от газа). Стали организовывать пункты первой медпомощи – кислородные станции, оснащенные кислородными подушками и баллонами.

15 ноября 1916 г., Барановичи.

Газобаллонному удару подвергся Гренадерский корпус. Были выпущены 3 газовые волны (две почти сразу друг за другом - в 20. 20., а третья - к 22 часам). Ветер прогонял волны через русские позиции за 10 - 20 минут (газ застаивался только в лощинах). Из-за сильной концентрации газ продвинулся в глубину на значительное расстояние: запах и воздействие на органы дыхания ощущались даже в 30 - 45 км от линии фронта, у штаба армии. Своевременно принятые меры привели к тому, что потери были сравнительно незначительны: 495 человек отравлено (из них умерло 33 человека) - т. е. 2,5% людей, подвергшихся воздействию газов.

Весной 1917 г. австрийский «Специальный саперный батальон» провел ряд небольших газобаллонных атак против войск русского Западного фронта - у Богданова, Сморгони, Лещаняты и Постав.

Русские

Сморгонь, 24 августа 1916 г.

Русские войска наносили ответные химические удары по врагу. В частности - в августе 1916 г. у Сморгони (см. Химическое возмездие. Часть 1. Ответ у Сморгони) на 2-км боевом участке 2-й пехотной дивизии.

Было задействовано 2200 баллонов (500 больших и 1700 малых, емкостью 32,5 тонны). Продолжительность атаки - 15 минут (с 03. 30. до 03.45). Она была прекращена, т. к. газовую волну сдвинул ветер, а огонь германской артиллерии и минометов уничтожил 3 и повредил 3 газовых баллона, что привело к потерям.

Русская артиллерия вела активную контрбатарейную борьбу – в т. ч. применяя химбоеприпасы.

Действия 5-й химкоманды были достаточно эффективны.

Газовая 3-метровая стена поразила намеченную цель (было израсходовано до 13 тонн газа).

Ольсевичи, 12 октября 1916 г.

12 октября 1916 г. 6-я химкоманда провела газобаллонную атаку на 2-км фронте Ольсевичского плацдарма (см. Химическое возмездие. Часть 2. Спецы 6-й команды). Было задействовано 1200 50-килограммовых (по 30-31 кг) и 3000 30-килограммовых (по 13,5 кг) газовых баллонов.

Атака в три волны привела к тому, что газовые волны проникли в тыл противника на 10 - 12 км.

Газобаллонная атака была дополнена ударом химическими снарядами.

Германские войска понесли серьезные потери – в течение следующего дня наблюдались санитарные транспорты противника, эвакуировавшие пострадавших. 6-я химкоманда потеряла около 70 человек (в т. ч. погибший).

В 1916 г. газобаллонные атаки практиковались очень активно – особенно германцами. Но серьезных целей (вследствие утраты технической неожиданности) достигать не удавалось. Внедрение средств химзащиты и укрепление газовой дисциплины заставили рассматривать газобаллонную атаку в этот период лишь как инструмент нанесения противнику потерь.

13 января 1917 г., в ходе германского контрнаступления во время Митавской операции, русскими была проведена газобаллонная атака у р. Аа - на рижско-митавской дороге. В 7 часов, несмотря на вьюгу, было выпущено 2 газовых волны. Одновременно велся артиллерийский химический огонь - фосгеновыми снарядами (до 2000 единиц). Химическая атака сопровождалась поисками разведчиков, закончившимися неудачно.

Окончание следует
Автор:
Олейников Алексей
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

17 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти