Лёгкие крейсера типа "Светлана"

В этом цикле статей мы попробуем оценить проект отечественных легких крейсеров типа «Светлана», сопоставив его с аналогичными кораблями ведущих флотов мира, а также разберемся с тем, насколько была обоснована послевоенная достройка кораблей этого типа.

История проектирования и строительства первых отечественных турбинных легких крейсеров весьма подробно описана в литературе, и мы не будем повторяться. Но если кто-то пожелает по-быстрому освежить память, то, возможно, наилучший способ – перечитать главы из книги «Гвардейские крейсера Сталина» Александра Чернышева, которые уже выкладывались на «Топваре» отдельными статьями.



Легкий крейсер "Профинтерн", он же "Красный Крым", в девичестве "Светлана"


Мы же рассмотрим создание легких крейсеров типа «Светлана» немного под другим углом и попытаемся разобраться, для чего вообще создавались эти крейсера и для чего строили корабли этого класса в других странах. Сделав это, мы сможем оценить, насколько преуспели инженеры-кораблестроители в своих замыслах.

К сожалению, источники содержат много противоречивой информации о «Светланах». Мы не будем пытаться расставить все точки над «i», но все же рассмотрим основные «странности» в части тактико-технических характеристик крейсеров, потому что без этого сравнение с иностранными кораблями не может быть корректным.

Следует отметить, что аналогом «Светланы» в других флотах нужно считать не любые легкие крейсера, а только те, которые несли бронепояс. Это было принципиальным отличием от бронепалубных легких крейсеров. Как показал опыт Русско-японской войны (и не только он), одна лишь броневая палуба со скосами не дает кораблю нужной степени защищенности. Безусловно, броневая палуба полезна уже хотя бы тем, что защищает машины и котлы крейсера от осколков и иных воздействий разрывающихся в корпусе снарядов. Но она совершенно не препятствует поступлению воды внутрь корабля, когда последний получает повреждения в районе ватерлинии. Разработчики «карапасной» бронепалубы предполагали, что, раз уж ее скосы будут крепиться к корпусу ниже уровня моря, то снаряд, попавший в ватерлинию или даже чуть ниже взорвется на броне. И, хотя борт и будет продырявлен, но серьезных затоплений все-таки не будет.

Но это было ошибочной точкой зрения. Как показала практика, в этом случае броня от сильного удара и сотрясения отходила от креплений, или же «сдавало» крепление бронелистов у борта. Во всяком случае, бронепалубные крейсера получали едва ли не столь же обширные затопления, как если бы у корабля и вовсе не было брони. Достаточно вспомнить крейсер «Варяг». Он получил четыре попадания по ватерлинии в левый борт.



В результате крейсер приобрел столь «шикарный» крен, что ни о каком продолжении боя уже не могло идти речи.



Кстати сказать, приведенное выше фото настоятельно рекомендуется к просмотру всем, кто упрекает командира «Варяга» В.Ф. Руднева в том, что он не пошел на прорыв повторно.

Крейсера, чьи борта бронированы, не имеют подобных проблем. Они не получают сколько-то серьезных затоплений, кренов и не теряют скорости при получении попаданий у ватерлинии, разве только их поразили тяжелые снаряды, которым броня крейсеров противостоять не в силах. Таким образом бронепояс дает легкому крейсеру принципиальное преимущество перед своим бронепалубным «собратом», которое настолько весомо, что заставляет задуматься о выделении «броненосных» легких крейсеров в отдельный класс кораблей.

Российские «Светланы» получили бронированный борт. Кроме Российской империи, «броненосные» легкие крейсера строили только Англия, Германия и Австро-Венгрия. Удивительно, что каждая из четырех стран имела свою собственную концепцию легких крейсеров, и эти концепции ни в одном случае полностью не совпадали.

Отечественный МГШ для легких крейсеров ставил следующие задачи:

1. Разведка.
2. Дозорная и сторожевая служба.
3. Действия против миноносцев; поддержка своих миноносцев, участие в развитии успеха.
4. Одиночный бой с однотипными неприятельскими крейсерами.
5. Постановка минных заграждений в неприятельских водах.

Первоочередной задачей российского крейсера была служба при эскадре, защита ее от вражеских миноносцев и вывод своих миноносцев в атаку, но это не означает, что корабли этого типа совершенно не должны были действовать на коммуникациях. Они не были крейсерами в классическом понимании этого слова, потому что не предназначались для рейдерства в океанах и удаленных морских районах. Но при этом предполагалось, что корабли типа «Светлана» будут участвовать в активных минных постановках и прерывать вражеское судоходство совместно с эсминцами, т.е. действовать против вражеских коммуникаций в пределах Балтийского (а для черноморской серии, соответственно, Черного) моря. Крейсера типа «Светлана» не задумывались как «крейсеры-киллеры», но предполагалось, что в бою «один на один» отечественный крейсер все же должен иметь преимущество или, как минимум, не уступать неприятельским кораблям того же класса.

Весьма близка к российской концепции была австро-венгерская. Можно сказать, что она во всем повторяла отечественное понимание легкого крейсера за одним исключением – австро-венгры считали, что «танки с танками не воюют» и числили в противниках для своих крейсеров исключительно миноносцы. Ну а если вдруг все же встретятся вражеские крейсера, то следовало уходить под защиту тяжелых кораблей. При этом бронепояс как раз и должен был гарантировать, что случайный снаряд не собьет «австрийцу» скорости в отступлении.

Германия. Отличительная особенность ее концепции заключалась в том, что из всех стран только она одна предусматривала для своих легких крейсеров уничтожение вражеской торговли на океанских коммуникациях. Немцы хотели получить универсальный крейсер, способный и нести службу при эскадре, и лидировать миноносцы, и действовать в океане, а при необходимости – сражаться с британскими кораблями своего класса.

В отличие от немцев, англичане предпочли специализацию универсализму, но здесь необходимы некоторые пояснения. После русско-японской войны британцы посчитали, что, помимо полноценных броненосных крейсеров им понадобятся только крейсера-скауты, предназначенные для лидирования эскадренных миноносцев и разведки. Никаких иных задач (действий на коммуникации или боев с вражескими крейсерами) скаутам не ставилось.

Однако знаменитый Джон Арбетнот Фишер в бытность первым морским лордом счел, что малые крейсера совершенно отжили свое. Британский адмирал предполагал, что легкий крейсер – слишком неустойчивая артиллерийская платформа и что с задачами разведки справятся большие миноносцы, которым, в силу их размеров, лидеры будут не нужны. Что же до боя с вражескими крейсерами, то, по мнению Дж. Фишера это была задача для линейных крейсеров.

Но эта идея Фишера не увенчалась успехом. Попытка построить большой миноносец (им стал знаменитый «Свифт») привела к созданию корабля водоизмещением свыше 2000 т, который, тем не менее, по своим возможностям, за исключением скорости, во всем уступал крейсерам-скаутам. Да и со скоростью все было совсем неоднозначно, потому что, хотя корабль и развил 35 узлов, но расход топлива при этом был фантастическим. Таким образом, создание корабля, совмещающего функционал эсминца и крейсера потерпело фиаско, и британский флот вернулся к строительству скаутов, причем их задачи оставались прежними.

Но впоследствии англичане обратили внимание на опасность, проистекающую для их океанских транспортных путей от все более многочисленных германских легких крейсеров. Броненосные крейсера не могли им эффективно противодействовать, потому что были относительно тихоходны, линейные – потому что оказались весьма дороги и не могли строится настолько же массово, как раньше броненосные крейсера, а скауты – потому что были для этого слишком слабы.

Выход был найден в создании «защитников торговли» — легких крейсеров типа «town» (город), которые обладали достаточной мореходностью и огневой мощью для противодействия германским крейсерам в океане. В то же время, англичане не забросили строительство крейсеров-скаутов, которые, в конце концов, получили бронепояс и достаточно мощную артиллерию, сопоставимую с таковой у «городов». Можно говорить о том, что две линии английского крейсеростроения, «города» и скауты, в конце концов слились в единый тип быстроходного, бронированного и хорошо вооруженного легкого крейсера.

Российские «Светланы» были заложены в 1913 году. Для сравнения с ними мы возьмем следующие легкие крейсера:

1. «Кенигсберг», Германия. Лучшие кайзеровские легкие крейсера, первый из которых заложен в 1914 году и которые закладывались по 1916 год включительно. Строго говоря, правильнее было бы выбрать крейсер типа «Виттельсбах», потому что по дате закладки он «одногодок» со «Светланой», но, в конце концов, разница в год не толь уж велика.

2. «Честер», Великобритания. Последний представитель британских «городов», заложен в 1914 г.

3. «Кэролайн» — «потомок» крейсеров-скаутов и первый представитель легких крейсеров типа «С», почитающихся в английском флоте довольно удачными. Также закладывались в 1914 г.

4. «Даная», Великобритания. Наиболее совершенный легкий крейсер Великобритании времен первой мировой войны, первый из которых был заложен в 1916 г. Он, конечно, не ровесник «Светлане» по дате закладки, но все же интересно рассмотреть идеи «Светланы» на фоне вобравшего военный опыт британского крейсера.

5. «Адмирал Шпаун», Австро-Венгрия. Надо сказать, что данный крейсер совершенно не подходит для сравнения с перечисленными выше кораблями. Он был заложен много раньше их всех, в 1908 г, а 5-6 лет для тогдашних темпов научно-технического прогресса в военно-морском деле, это целая эпоха. Но это единственный тип бронированного легкого крейсера Австро-Венгрии (и к тому же – один из самых удачных легких крейсеров мира на момент вступления в строй), поэтому мы не будем его игнорировать.

Основные тактико-технические характеристики крейсеров приведены в таблице ниже.



Значения в скобках для водоизмещения крейсеров типа «Светлана» возникли по той простой причине, что водоизмещение этого крейсера не вполне ясно. Часто для «Светлан» указывается 6800 т нормального и 7200 т полного водоизмещения, но эти цифры вызывают известное сомнение, а источники, увы, феерически запутывают дело.

Вот взять, к примеру, весьма детализированную монографию А. Чернышова. «Гвардейские крейсера Сталина: Красный Кавказ, Красный Крым, Червона Украина». На стр. 16 в таблице «Сравнительные характеристики проектов крейсеров для Черного и Балтийского морей» мы читаем, что 6800 т – это нормальное водоизмещение крейсеров типа «Светлана» (балтийских). Это очень похоже на правду и логически вытекает из истории проектирования корабля. Однако же страницей раньше, где уважаемый автор давал нагрузку масс крейсера «Светлана», нормальное водоизмещение почему-то рассчитано в пределах 6950 т. Чуть дальше, на стр. 69 автор, видимо, попытался как-то примирить данное расхождение и указал, что 6 950 т – это нормальное водоизмещение крейсера, а 6 800 – стандартное.

Общеизвестно, что стандартное водоизмещение представляет собой вес полностью укомплектованного корабля с экипажем, но без запасов топлива, смазочных материалов и питьевой воды в цистернах. Полное водоизмещение равно стандартному плюс полные запасы топлива, смазочных материалов и питьевой воды, а нормальное учитывает только половину таких запасов.

В расчете нагрузки масс крейсера «Светлана» А. Чернышов указывает наличие 500 тонн топлива, следовательно, можно утверждать, что что при нормальном водоизмещении в 6 950 т стандартное должно быть ниже 6 450 т, но никак не 6 800 т. Да и вообще, термин «стандартное водоизмещение» в военном кораблестроении появился только в 1922 г в результате ратификации Вашингтонского морского соглашения, а до этого повсеместно использовались нормальное и полное водоизмещение, но никак не стандартное и ничего такого в документах Российской империи содержаться не может.

Следующей загадкой является полное водоизмещение корабля в размере 7 200 т. Оно всего лишь на 400 т больше нормального (6 800 т), хотя должно быть – минимум на 500 т, раз уж в нормальном водоизмещении принята масса топлива 500 т и она должна составлять ½ полного запаса топлива. Однако же если мы посмотрим на данные о топливе, то обнаружим еще один клубок противоречий.

А. Чернышев на стр.15 сообщает, что в соответствии с эскизным проектом нормальный запас топлива должен был составить 500 т, в том числе 130 т угля и 370 т нефти. Полный запас топлива составлял 1 167 т. (вероятно, все те же 130 т угля и 1 037 т нефти). В этом случае полный запас топлива отличался от нормального на 667 т и следовало бы ожидать полного водоизмещения 7 467 – 7 617 т (при нормальном водоизмещении 6 800 – 6 950 т). В дальнейшем, на стр. 64 А. Чернышев указывает, что озвученные выше цифры запасов топлива верны для крейсера «Профинтерн» в 1928 г (т.е. для достроенной «Светланы») но буквально тут же (на стр. 69) опровергает сам себя, сообщая о полном запасе топлива 1 290 т для первоначального проекта «Светланы», 1 660 т (!) для «Профинтерна» на 1928 г и всего лишь 950 т (!!) для крейсера «Красный Крым». А ведь эти три совершенно разных крейсера являются одним и тем же кораблем: заложенная в 1913 г «Светлана» была достроена и передана флоту в 1928 г под новым именем «Профинтерн», которое в 1939 г сменилось новым названием «Красный Крым»!

В чем причина подобных разночтений? Вероятнее всего в том, что по получении технического задания отечественные инженеры разработали эскизный проект «крейсера типа «Светлана» водоизмещением в 6 800 т». Но в дальнейшем, как это нередко бывает, по мере разработки более детализированного проекта водоизмещение корабля пошло вверх. В то же время достраивался он и вовсе по модифицированному проекту, с дополнительным оружием и оборудованием, и, конечно, его водоизмещение увеличилось еще более.
В силу вышесказанного, мы можем предположить, что по состоянию на 1913 г нормальное и полное водоизмещение закладываемых на Балтике крейсеров составило не 6 800 и 7 200 т соответственно, а 6 950 и 7 617 т, что и было отражено в таблице ТТХ сравниваемых крейсеров.

Еще одной загадкой наших крейсеров была их дальность хода. Удивительно, но факт — справочники дают значения, различающиеся в разы! Например, тот же А. Чернышев дает для «Красного Крыма» всего каких-то 1 227- 1 230 миль на 12 узлах, но для «Профинтерна» и А. Чернышов и И.Ф. Цветков указывают 3 350 миль на 14 узлах! Ответ здесь скорее всего кроется в том, что для «Красного Крыма» используются данные по состоянию на 1944 г, когда, в силу войны и отсутствия надлежащего ухода, энергетическая установка сильно «сдала».

Согласно эскизному проекту, крейсера типа «Светлана» рассчитывались на дальность 2000 миль при скорости 24 узла. Вероятно, что-то, как всегда, пошло не по плану, да и водоизмещение корабля все же выросло в ходе проектирования, поэтому 3750 миль для «Светланы» и 3350 миль для «Профинтерна» при скорости в 14 узлов выглядят разумно, если даже не заниженно.

Мы еще вернемся к этому вопросу, когда будем сравнивать энергетическую установку «Светланы» с ЭУ иностранных крейсеров, но позже. А следующая статья будет посвящена сопоставлению артиллерии этих крейсеров.

Продолжение следует…
Автор:
Андрей из Челябинска
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

122 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти