НОАК держит в тайне информацию о Силах стратегической поддержки

В конце декабря 2015 года в составе Народно-освободительной армии Китая (НОАК) были образованы Силы стратегической поддержки (ССП), также встречается определение: «Войска стратегической поддержки». Прошло вот уже два года, но о данном венном формировании по-прежнему известно крайне мало, Пекин держит информацию о ССП в секрете. Известно, что на Силы стратегической поддержки возложены задачи ведения разведки, в том числе космической, а также осуществление действий в киберпространстве, однако детальной информации о структуре и задачах данных войск нет.

Силы стратегической поддержки являются самым молодым из родов войск китайской армии. ССП НОАК были сформированы с целью получения превосходства над потенциальными противниками в космическом и киберпространстве. Главными их задачами называют: организацию и ведение космической разведки; сбор, анализ и обработку информации, поступающей от разведывательных спутников, а также средств радиолокационной и оптоэлектронной разведки; управление радионавигационной спутниковой системой национальной разработки, известной под названием «Байдоу», а также системой стратегического раннего предупреждения и контроля космического пространства; проведением различных операций в киберпространстве. Так назначение ССП видят авторы «Зарубежного военного обозрения».


Стоит отметить, что Пекин неоднократно подчеркивал тот факт, что потенциальную угрозу для страны представляет распространение все более сложных точных, дальнобойных, умных и беспилотных видов вооружений, в том числе вооружений, построенных с элементами технологии «стелс». В Китае говорят о том, что космическое пространство и киберпространство превращаются в области будущих решающих сражений. Помимо этого в Пекине указывают на то, что процесс интеграции информационных технологий в ход ведения боевых действий («информатизация») постоянно ускоряется. В этом контексте создание ССП является ответом на вызовы нового времени.


Деятельность Сил стратегической поддержки НОАК засекречена. В то же время, решение китайского правительства объединить 4 или 5 военных ведомств в единую структуру, которая выступает сегодня на одном уровне с флотом и ВВС страны, говорит о том, что Пекин очень серьезно относится к возможности ведения некинетических войн. В КНР некинетическое оружие считают своим «козырем», а ССП той силой, которая поможет традиционно более слабым стратегическим силам и армии Китая одолеть такого могучего соперника, как американская армия, считает военный журналист Билл Герц в своей статье «Новые силы стратегической поддержки НОАК остаются загадкой», опубликованной в издании «Asia Times»

Силы стратегической поддержки китайских вооруженных сил олицетворяют собой ту структуру, которая объединяет в себе очень важные с точки зрения Пекина стратегические возможности – превосходство в киберпространстве, космосе, в сфере электроники, разведки и информации. Данные силы напрямую подчиняются Военному совету ЦК КПК, а не генеральному штабу НОАК. При этом неизвестно каким именно образом соотносятся ССП и региональные командования китайской армии, а также какая именно роль отводится им в случае военного конфликта.

Согласно мнению специалистов ЦНАБ – Центра новой американской безопасности, Пекин с помощью Сил стратегической поддержки сможет гораздо активнее использовать высокие военные технологии – от возможностей искусственного интеллекта до передовых видов оружия – в сфере электронной борьбы и киберпространства. В отчете, подготовленном специалистами ЦНАБ, говорится следующее: «Силы стратегической поддержки НОАК предназначены для повышения боеспособности страны в киберпространстве, а проводимые Китаем исследования в области машинного обучения и «больших данных» (Big data) помогут получить преимущества в будущем». В широком смысле о «больших данных» говорят как социально-экономическом феномене, который напрямую связан с появлением технических возможностей осуществлять анализ огромных массивов данных, и вытекающих из этого трансформационных последствий. В ЦНАБ считают, что исследователи из Университета информационных технологий, сотрудничающие с ССП НОАК, используют возможности искусственного интеллекта для защиты от масштабных кибератак.

НОАК держит в тайне информацию о Силах стратегической поддержки
Нагрудная нашивка Сил стратегической поддержки НОАК

Китайские специалисты работают над тем, чтобы использовать машинное обучение и искусственный интеллект в «когнитивной электронной борьбе» – способности авиации и других систем вооружений при их входе в зону боевых действий быстро распознавать все имеющиеся электронные угрозы и эффективно защищаться от них. Также китайские вооруженные силы финансируют работы, которые позволят в дальнейшем оперативно и эффективно отслеживать любые радиотехнические сигналы.

Большинство западных аналитиков, наблюдающих за увеличивающейся военной мощью КНР, чаще всего упоминают ССП и предупреждают о том, что о данных войсках известно крайне мало. Самая подробная информация о Силах стратегической поддержки была представлена в ежегодном отчете комиссии по вопросам оценки военных и экономических отношений США и КНР. Сообщается, что с момента своего возникновения в декабре 2015 года ССП стали проводить операции НОАК в космосе, киберпространстве, а также в сфере информации и электроники.

Генеральный штаб НОАК был реорганизован в ходе реформ 2015 года, после этого в состав ССП вошли службы радио- и радиотехнической разведки (Третий департамент генштаба НОАК), а также служба радиоэлектронной борьбы (Четвертый департамент генштаба НОАК). Согласно подготовленному отчету, служба военной разведки (Второй департамент генштаба НОАК) также была включена в состав ССП. Военная разведка Китая собирает, обрабатывает и анализирует данные, осуществляет военную разведку и проводит спецоперации. По всей видимости, в настоящее время ССП занимаются военной разведкой и наблюдением, тесно сотрудничая со всеми видами вооруженных сил Китая, а также дополнительно занимаются вопросами «информационной» войны.


Представители американской разведки считают, что Второй и Третий департаменты генштаба НОАК причастны к кибератакам на американские компании и правительственные учреждения. Еще в мае 2014 года Минюст США выдвинул обвинение против 5 хакеров НОАК, которые были связаны с Третьим департаментом. Считается также, что ССП участвуют в создании передовых образцов вооружений, среди которых может быть направленное энергетическое оружие. В возможной кибервойне они смогут проводить разведывательные, оборонительные и наступательные операции, активно вмешиваясь в работу сетей вероятного противника.

В отчете говорится о том, что два аналитика Пентагона считают, что в возможной войне в космосе Силы стратегической поддержки НОАК будут проводить наступательные операции и осуществлять действия по инженерному обеспечению работы космической группировки. Данные работы будут заключаться в помощи в позиционировании, обеспечении устойчивой связи, навигации и т.д. ССП также займутся космической разведкой и наблюдением, в том числе будут осуществлять слежение за пусками баллистических ракет и космических кораблей.

К наступательным возможностям ССП американские аналитики относят возможность использования противоспутниковых ракет трех типов, а также направленное энергетическое оружие наземного базирования. Считается, что у китайской армии имеются спутники, которые в состоянии сблизится со спутниками противника и нанести им повреждения. КНР провела 6 испытаний подобных спутников. Главная задача ССП, по мнению американской стороны, схожа с концепцией ограничения и воспрещения доступа и маневра, данные силы сосредоточатся на оказании поддержки китайским войскам в борьбе с противником (главным образом с американской армией) вблизи территории КНР и китайского побережья. При этом члены американской комиссии по вопросам оценки военных и экономических отношений США и КНР, сходятся во мнении, что созданные ССП повышают военную мощь Пекина и позволяют стране более эффективно противостоять США в Индио-Тихоокеанском регионе.



По мнению еще одного американского аналитика – Дина Чэна из фонда «Наследие», появление в составе НОАК Сил стратегической поддержки отражает стремление Пекина обрести «информационное господство», которое, как считают в китайском военном руководстве, будет необходимо для победы в войнах будущего. Джеймс Фанелл капитан первого ранга ВМС США в отставке, ранее возглавлявший разведку Тихоокеанского флота США, отмечает, что о деятельности ССП все еще известно крайне мало, а вся их работа окутана тайной. «Си Цзиньпин создал Силы стратегической поддержки НОАК уже два года назад, сегодня они поддерживают некинетические оборонительные и наступательные операции НОАК, находясь при этом в тени, – отмечает Фанелл. – Спутники для спектральных исследований, новый радар с синтезированной апертурой, все это позволяет КНР эффективнее контролировать морские территории, или взять, к примеру, интеграцию специалистов по кибервойне – благодаря всему перечисленному боеспособность китайской армии растет с каждым днем, и ССП в этом активно помогают».

Защита от кибератак со стороны Сил стратегической поддержки КНР станет для Вашингтона и его союзников сложной задачей. В то же время им самим придется создавать и совершенствовать наступательное кибероружие, которое будет в состоянии обойти защиту НОАК. Джеймс Фанелл отмечает, что в бюджете Пентагона должны быть предусмотрены статьи затрат на противостояние существующим киберугрозам со стороны Китая.

В США традиционно считают киберугрозу со стороны Российской Федерации и Китая очень высокой. Новости, касающиеся данной проблемы, появляются в информационном пространстве регулярно. К примеру, 30 ноября 2017 года Элейн Дьюк исполняющая обязанности главы министерства внутренней безопасности США во время своего выступления на слушаниях в палате представителей Конгресса высказала свое мнение об «исходящей от России и КНР киберугрозе». По ее словам, если считать по десятибалльной шкале, то она бы остановилась на оценке в 7-8 баллов.


А в самом начале 2017 года директор Национальной разведки США Джеймс Клэппер, выступая в Конгрессе, отмечал, что Китай не прекращает кибершпионаж против США. По его словам, кибершпионаж со стороны Пекина продолжается, хотя и отмечалось некоторое снижение его активности. Поводом для вызова Джеймса Клэппера в Конгресс с докладом была публикация информации о том, что китайцы похитили 22 миллиона файлов с чувствительной информацией, в том числе те, которые принадлежали американской разведке.

Распад Советского Союза существенно изменил приоритеты китайской большой стратегии. Так как теперь Китаю не угрожает вторжение первоклассной сухопутной армии со стороны континента, фокус внимания стратегического планирования был смещен в сторону моря. В фокусе Тайвань и США. Скорее всего, в Пекине исходят из предположения о том, что любой серьезный конфликт Пекина и Тайбея вызовет вмешательство со стороны Вашингтона. Для того чтобы парировать подобное вмешательство, Китай фактически обратился к национальному варианту «стратегии непрямых действий». В рамках такой стратегии сила, чаще всего, оказывается подчинена дипломатии, причем используется она обычно для сдерживания противника, а не его сокрушения. Не имея возможности быстро сформировать океанский флот, который смог бы соперничать с американским, КНР сделала ставку на иные системы вооружений.

В частности создание не побережье мощной системы противовоздушной обороны, создание многочисленного «москитного» флота ближней океанской зоны, разработка и развертывание многочисленных крылатых и баллистических ракет в неядерном снаряжении, позволяют Китаю держать под ударом почти все базы США в западной части Тихого океана и значительно препятствовать действиям флота США в омывающих Тайвань акваториях. В рамках ставки на иные системы вооружений представляется полностью оправданным и создание Сил стратегической поддержки, роль которых в мире, где информация, контроль над ней и ее распространение становятся все более важными.


Их создание укладывается и в планы Китая в рамках 13-й пятилетки (2016-2020 годы) стать мощной кибердержавой. Китай в рамках нового пятилетнего плана намерен увеличить свои технические возможности контроля над киберпространством, а также продвигать многостороннюю, прозрачную и демократичную международную систему по управлению интернетом. Помимо этого КНР «усилит борьбу с врагами в суверенном онлайн-пространстве и увеличит контроль над общественными настроениями в сети интернет».

Реформы НОАК, по словам китайских военных историков, рассчитанные на период до 2049 года, также уделяют огромное внимание информатизации. Основная цель реформ – создание информатизированных вооруженных сил, которые будут в состоянии эффективно действовать в военных конфликтах с применением информационных технологий. Основным содержанием модернизации НОАК на современном этапе их существования являются информатизация и компьютеризация вооруженных сил, усиления их боевых возможностей за счет улучшения взаимодействия всех видов войск во время проведения совместных операций. Конечную цель проводимых военных реформ китайское руководство видит в создании таких вооруженных сил, которые будут эффективно осуществлять задачи ядерного сдерживания, успешно действовать в современных высокотехнологичных войнах (локального масштаба) и успешно проводить антитеррористические операции.

Китайские и иностранные военные аналитики сегодня сходятся во мнении о том, что тремя основными направлениями деятельности, по которым будут действовать ССП, станут космическое направление (обеспечение космической разведки, навигации и спутниковой связи), электронное направление (радиоэлектронная борьба, постановка помех, нарушение работы и снижение эффективности систем управления и средств связи вероятного противника, а также защита своих собственных войск от аналогичных действий со стороны противника) и киберпространство (проведение атак на компьютерные сети противника, а также оборона собственных национальных сетевых ресурсов). Силы стратегической поддержки НОАК объединили большинство частей и подразделений, которые ранее работали над решением подобных задач в составе сухопутных войск, ВМС и ВВС страны, а также различных управлений расформированного в рамках проводимой реформы Генерального штаба НОАК. Отмечается, что отдельной задачей ССП станет информационное обеспечение политического и военного руководства Китая в мирное и военное время.

Источники информации:
http://www.atimes.com/plas-new-strategic-support-force-remains-enigma
https://militaryarms.ru/armii-mira/vooruzhennye-sily-kitaya
http://armiya-china.tass.ru/vooruzhennye-sily
Китайская военная мощь как новый фактор мировой политики. М.: Научный эксперт, 2016. 112 с.
Материалы из открытых источников
Автор:
Юферев Сергей
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

9 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти