Трагические годовщины декабря

Так уж случилось, что декабрь прошлого года стал глубоко трагичным для нас, граждан России. Страшные вести шли буквально одна за другой.
Так, 5 декабря 2016 г. страна оплакивала двух медсестер из Биробиджана — Надежду Дураченко и Галину Михайлову. Они погибли при обстреле террористами полевого госпиталя, сооруженного в Алеппо для помощи мирному населению.
Через несколько дней, 19 декабря, мы были потрясены коварным убийством на фотовыставке в Анкаре чрезвычайного и полномочного посла РФ в Турции Андрея Карлова. Его застрелил террорист-фанатик, выкрикивая антироссийские лозунги.
И, наконец, еще одна чудовищная весть пришла ровно год назад, 25 декабря 2016 года, с черноморского берега России. Самолет ТУ-154, летевший из Москвы на авиабазу Хмеймим, потерпел крушение в районе Сочи. Погибли 92 человека, среди которых — артисты Академического ансамбля песни и пляски Российской армии имени Александрова во главе с Валерием Халиловым, девять журналистов различных телеканалов, сотрудники Министерства культуры, члены экипажа и благотворитель Елизавета Глинка, известная как Доктор Лиза.

Все эти горькие события объединяет то, что они, так или иначе, стали тяжелейшей платой за независимую позицию России в отношении Сирии. В том числе — за освобождение города Алеппо.
На этот второй по значимости сирийский город у антисирийской «оппозиции» и ее зарубежных хозяев (прежде всего, Вашингтона) были свои планы. Одно время они желали превратить его во «второй Бенгази», расколоть Сирию и реализовать в этой стране ливийский сценарий. Благодаря твердой и четкой позиции Москвы этот план сорвался. И все равно Алеппо был необходим США и их союзникам по «коалиции» как важный плацдарм «умеренной оппозиции». Благодаря героизму Сирийской армии и российских военнослужащих этот плацдарм был нейтрализован.
В результате Россию обвинили во всех смертных грехах, в каких-то диких детоубийствах (чему не было предъявлено ни малейших доказательств, кроме постановочных фильмов «Белых касок»). А отыгрались на людях, которые уж точно не виноваты ни в чьей смерти, даже не причастны к ликвидации кого-то из террористов. Медсестры Надежда Дураченко и Галина Михайлова, вместе с другими медиками, прибыли в Сирию не убивать, а спасать жизни взрослых и детей (о которых, вроде как, пекутся большие «детолюбы» Вашингтона). Посол Андрей Карлов выполнял свою работу в Турции и не имел отношения к военной операции России в САР. Доктор Лиза везла в сирийские госпитали гуманитарную помощь — медикаменты и перевязочные материалы. И, наконец, артисты ансамбля им. Александрова летели, чтобы дать концерт
— но никакого оружия они и в руках держать не собирались.
Конечно, по поводу гибели самолета над Черным морем нельзя однозначно утверждать, что это была именно диверсия. Пока что это — одна из неофициальных гипотез. Следствие ничего определенного не может сказать по этому поводу, а расследование трагедии продлевают. Может быть, имела место ошибка экипажа. Но, даже если эта трагедия произошла не в результате диверсии — то другие декабрьские трагедии точно случились вследствие преступлений. И мотивами этих преступлений стали, во-первых, попытка мести за освобождение Алеппо, во-вторых — шантаж.
России словно специально показывали, «кто в доме хозяин». Посмела пойти против сил, приговоривших Сирию к уничтожению, - расплатилась человеческими жизнями. И дело тут не только в мести за уничтоженных террористов в Алеппо. Москве словно давали четкий сигнал, чтобы она прекратила свою антитеррористическую операцию в Сирии, уступила сирийское небо «правильным» самолетам — американским и тем, что принадлежат союзникам США.
Еще одним досадным событием того черного месяца стало падение Пальмиры после того, как ранее Россия и Сирия освободили этот древний город, этот важнейший объект мировой культуры. Это произошло 12 декабря прошлого года. Террористы слишком точно рассчитали момент, когда основные войска САР и РФ были сосредоточены в районе Алеппо, чтобы нанести контрудар. В этом нападении также «торчат уши» внешних покровителей боевиков «оппозиции». Зная, какие силы приложила Россия к освобождению Пальмиры, зная про подвиг и героическую гибель Александра Прохоренко, вызвавшего огонь на себя, и, наконец, про мощный концерт, который был организован Россией в освобожденном амфитеатре — решили эту победу украсть и нанести тяжелый моральный удар по российской операции в Сирии.
И тогда, и сейчас часто можно слышать вопрос — а зачем Россия вообще приняла участие в борьбе с терроризмом в САР? Не лучше ли было «сидеть и не высовываться»? Наверняка у всех этих спецопераций была еще и такая цель: заставить российский народ задавать эти вопросы власти. Сделать сирийскую кампанию непопулярной среди граждан РФ. Посеять мысль, будто бы «наши мальчики гибнут зря».
К счастью, в те дни у руководства России хватило политического мужества не поддаться на эти провокации. Россия с честью выдержала эти страшные испытания. И, если бы мы поддались на откровенный шантаж — вот тогда и стоило бы задать вопрос: напрасно, что ли, пали наши герои?
Сейчас память наших мужественных соотечественников свято чтят и в Сирии, и в России. Так, в Алеппо — в рамках празднования годовщины освобождения от терроризма — прошла акция, аналогом которой является наш «Бессмертный полк». Кроме портретов своих погибших родственников, сирийцы несли и фотографии российских медсестер, убитых лишь за то, что лечили детей в израненном городе.
Пальмира, как известно, была вновь освобождена, хотя за свой «второй заход» террористы успели уничтожить несколько важных исторических объектов, которые уцелели в прошлый раз. Но все равно — поражение Сирии и России на этом участке оказалось кратковременным.
Турция была вынуждена принести извинения за убитого посла Андрея Карлова. В результате даже от такого противника Сирии, как Эрдоган, Москве удалось получить ряд уступок по сирийскому вопросу. На днях в Анкаре был открыт памятник погибшему на своем посту дипломату.
По всей стране сейчас идет увековечение памяти тех, кто был в упавшем самолете. На мемориальном кладбище в подмосковных Мытищах будет установлен мемориал в их честь. В Останкино намерены открыть памятник девятерым журналистам, которые разбились во время этого полета. В Киржаче Владимирской области открыли мемориальную доску в честь дирижера Валерия Халилова. Траурное мероприятие запланировано в Сочи.
И не только в России чтут память этих людей. В Словакии в селе Ришнёвце также планируется сделать мемориальную доску в честь ансамбля им. Александрова. В Белграде (как заверил президент Сербии Александр Вучич в ходе недавнего визита в РФ) в их честь назовут парк. А в Донецкой Народной Республике, в Горловке, намерены возвести небольшой памятник Елизавете Глинке, которая помогала вывозить из-под обстрелов детей и устраивать их на лечение в России.
Погибших не вернуть. Но главное, чтобы живые помнили, за какое великое дело они отдали жизни. И не позволяли, чтобы некоторые кандидаты в президенты втаптывали это святое дело в грязь и говорили, будто бы всё это было напрасно, а надо, мол, любой ценой, в том числе, и ценой унижения, избавляться от немилости Запада... Не для того умирали наши сограждане.


Ольга Дубова. Они летели на войну
Автор:
Елена Громова
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

24 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти