Хитрость нового рывка Турции: США ожидает «встряска». Анкара сдвигает базы на юг



Более двух лет прошло с момента трагического инцидента в воздушном пространстве над северной частью провинции Латакия, где турецкий F-16C в пассивном режиме работы БРЛС осуществил подлый перехват с задней полусферы нашего фронтового бомбардировщика Су-24М, возвращавшегося с боевого задания по уничтожению опорных пунктов ИГИЛ. За этот, казалось бы, короткий период времени в российско-турецких отношениях случилось сразу два крутых военно-политических поворота, начавшихся с дипломатической перепалки и обмена «санкционными ударами» и в итоге окончившихся диалогом и полной "перезагрузкой" двухсторонних отношений. К сожалению, ввиду необходимости коррекции ближневосточного расклада в нашу пользу той же монетой ВКС России туркам так и не отплатили, но этого периода с лихвой хватило, чтобы Анкара кардинально изменила свою позицию по вопросам, касающимся поддержки враждебных сил на сирийском театре военных действий («Джебхат ан-Нусра» и ИГИЛ, запрещены в РФ), а также осознала, что процесс полноценного сдерживания проамериканских курдских отрядов YPJ/YPG может поддерживаться исключительно благодаря дипломатическим и оперативно-стратегическим возможностям Москвы.

Радикальная смена приоритетов Эрдогана и его окружения в отношении Сирии оказала достаточно положительный эффект на операцию Воздушно-космических сил России, Сирийской Арабской Армии, "Сил тигра" и "Хезболлы" по уничтожению наиболее мощных анклавов ИГ в районе русла Евфрата, в то время как стратегия Вашингтона по использованию штурмовых "костяков" ИГИЛ в качестве инструмента объединения 55-километровой "зоны безопасности" с подконтрольной SDF территорией окончилась полным провалом. Таким образом, Анкара добилась сразу нескольких серьёзных успехов, включая открытие «экспортного коридора» для будущей поставки зенитно-ракетных комплексов большой дальности С-400 «Триумф», а также оперативное установление огневого контроля над северными территориями Сирийского Курдистана. Тем не менее, вышеуказанными бонусами турецкое руководство решило не ограничиваться. Последняя неделя 2017 года отметилась небезынтересной новостью, которая раз и навсегда перечеркнула сложившийся у военных экспертов стереотип о том, что Анкара способна действовать исключительно на локальных операционных направлениях, распространяющихся преимущественно на государства, с которыми Турция имеет общие границы.


В частности, согласно информации за 29 декабря, предоставленной изданием «Военный паритет» со ссылкой на международную телекомпанию «Аль-Джазира», между Анкарой и Хартумом было достигнуто соглашение о возведении мощной портовой инфраструктуры в «коралловой жемчужине» Судана — городе Суакин. Вполне логично, что данный объект уже в ближайшие 3—5 лет превратится в крупнейшую зарубежную военно-морскую базу турецкого флота, которая будет обладать стратегической значимостью, эквивалентной будущей российской ВМБ в Порт-Судане и китайской базе в Джибути. Но по какой причине перед страной, имеющей лишь незначительный спор с Грецией относительно морских границ в Эгейском море и вялотекущий конфликт с курдскими отрядами у северных границ Ирака и Сирии, остро встал вопрос установления контроля над Красным морем? Ответов здесь существует несколько.

Во-первых, это масштабное расширение присутствия ВС Турции в переднеазиатском регионе, которое даст Анкаре массу оперативно-стратегических преимуществ в случае эскалации крупных конфликтов в пределах Восточного Средиземноморья. К примеру, попытка силового решения «курдской проблемы» в северной части Сирийской Арабской Республики может обернуться для Турции крайне неприятными ответными действиями со стороны Вашингтона, выраженными не только в поставках «Сирийским демократическим силам» (SDF) стрелкового и противотанкового вооружения американского производства, но и в прямой военной поддержке YPG/YPJ посредством массированных ракетных ударов по протурецким силам, действующим против курдов в провинции Халеб. Стоит отметить, что на сегодняшний день появились все предпосылки возможного конфликта между Анкарой и Вашингтоном на почве «курдского вопроса». Последний инцидент произошёл 1 января 2018 года, когда бойцы батальона «Anti-Traitor FSA» протурецкой «Сирийской свободной армии» захватили курдского военнослужащего YPG в населённом пункте Саяда.

В данный момент, в провинции Хасеке, под чутким руководством американских военных инструкторов, происходит формирование нового антиправительственного радикального крыла под названием «Новая сирийская армия», состоящего из боевиков ИГИЛ и «Джебхат ан-Нусры», которые были своевременно вывезены из котлов в северо-западной части САР и провинции Дейр-эз-Зор. Деятельность этой группировки будет направлена на создание нестабильной оперативной обстановки на линии соприкосновения между курдскими и проправительственными территориями вдоль русла Евфрата и южнее Манбиджа, а также возможной попытки прорыва тактического «коридора» по линии Аль-Буаз — Аль-Хараб для объединения с западным анклавом SDF. Именно здесь и могут произойти наиболее масштабные столкновения между SDF и поддерживаемыми Анкарой силами, где ВМС США вполне способны применить палубную авиацию и RGM-109E, действующие из восточной части Средиземного моря.

В данном случае военно-морская инфраструктура в суданском Суакине станет отличной основой для формирования зоны ограничения и воспрещения доступа и манёвра «A2/AD», способной установить полноценный «заслон» от авианосных ударных группировок ВМС США, заходящих в Средиземноморье из Аравийского моря через Суэцкий канал. Конечно же, ни о каком продвижении в выполнении контракта с «Локхид Мартин» по 100 истребителям F-35A говорить уже не придётся, но решение о приобретении российских зенитно-ракетных комплексов С-400 «Триумф» отчётливо продемонстрировало отсутствие зависимости Анкары от западноевропейской и американской оборонок. Масла в огонь подлило и недавнее признание администрацией Трампа Иерусалима в качестве новой столицы Израиля. Этот необдуманный шаг привёл к совершенно неожиданной развязке в ближневосточной повестке. Во мнении о недопустимости поддержки присвоения палестинской территории объединились даже государства с различным толкованием ислама, в частности, — Иран и Турция с преобладающими шиитским и суннитским населениями соответственно.

Второй причиной возведения военно-морской инфраструктуры в суданском Суакине, несомненно, является острая потребность ВМС Турции в наличии перевалочной базы и пункта материально-технического обеспечения на полпути между турецким побережьем и Персидским заливом. Для чего? Дело в том, что Анкара должна плотно контролировать ситуацию вокруг конфликта Катара с основными участниками «аравийской коалиции», которая максимально накалилась в июне 2017 года. Дипломатические междоусобицы разгорелись между Дохой, Эр-Риядом, Абу-Даби, Каиром, а затем и некоторыми другими «игроками» «аравийской коалиции» после обвинений Катара со стороны СА и ОАЭ в спонсировании ИГИЛ, а также других террористических формирований, действующих в Передней и Средней Азии. Далее может возникнуть вполне адекватный вопрос: где Турция и где Катар; какая геостратегическая увязка между этими государствами, и зачем Анкаре стабильность на этом направлении?

Ключевым моментом здесь является исключительно то, что Катар на сегодняшний день рассматривается Турцией в качестве главного резервного поставщика сжиженного природного газа на случай, если импорт СПГ из США и Российской Федерации станет невозможным (ведь поддержка враждебной правительству Сирии группировки FSA и борьба с SDF может в итоге привести Анкару к новому дипломатическому конфликту). Именно по этой нехитрой причине турецкое руководство мониторит ситуацию в Персидском заливе с особой внимательностью. Напомним, что 17 декабря 2015 года, сразу после начала обострения российско-турецких отношений, между Турцией и Катаром была заключена крупная «газовая сделка», предусматривающая регулярные поставки в Турцию сжиженного природного газа в общем объёме 1200 млн. куб. м, о чём сообщил катарский посол Салим Мюбарек. Согласно данным агентства «Anadolu», импорт СПГ будет осуществляться на долгосрочной основе. Вот и весь секрет обеспокоенности Турции в отношении военно-политической обстановки в Персидском заливе и Катаре в частности.

Для обеспечения контроля над ситуацией, начиная ещё с июня 2017 года, командование ВС Турции отправило в Катар несколько оперативных групп турецкого военного контингента с приданными бронемашинами, различным вооружением и другим оборудованием: к сентябрю численность турецкого личного состава увеличилась до 111 человек, а 26 декабря очередная группа была развёрнута на территории стратегически важной для ВВС США авиабазы Эль-Удейд, которая является одним из переднеазиатских аэродромов подскока для стратегических бомбардировщиков B-52H и B-1B и местом дислокации самолётов радиоэлектронной разведки RC-135V/W и наземного целеуказания E-8C «JSTARS». Анкара очень аккуратно подвела переброску войск к побережью Персидского залива под турецко-катарское оборонное соглашение от 2014-го года, которое предусматривает возведение турецкой военной инфраструктуры по просьбе руководства эмирата, а также проведение широкомасштабных совместных военных учений с целью повышения оборонного потенциала обоих государств. Что ещё более примечательно, любая несогласованная с Анкарой военная акция Пентагона в Передней Азии (от поддержки курдов в продвижении по территории провинции Халеб до вполне вероятной стратегической воздушно-космической наступательной операции против Ирана) позволяет турецкой армии без особого труда заблокировать работу авиабазы Эль-Удейд, что станет тяжелейшим ударом по американским интересам в регионе. Такой сценарий вполне можно рассматривать, и уже в близкой перспективе.

Крайне жёсткая позиция Турции в отношении деструктивной деятельности Пентагона в регионе проявляется уже практически в любой удобной ситуации. Так, к примеру, в заявлении внешнеполитического ведомства Турции относительно антиправительственных протестов в Исламской Республике Иран, начавшихся 28 декабря 2017 года, можно встретить небезынтересное пожелание скорейшего «урегулирования ситуации и избежания внешнего вмешательства в протесты». Был сделан намёк на прямую причастность к кровопролитию и так называемым «социальным протестам» американских, израильских, а возможно, и аравийских спецслужб. Вполне естественно, что в данной военно-политической обстановке военно-морская база в акватории Красного моря нужна Турции, буквально как воздух и вода, в то время как российская ВМБ в Порт-Судане и китайская в Джибути окончательно сведут всю оперативность американского флота к нулю, особенно, учитывая соглашение об использовании египетских аэродромов российской тактической авиацией.

Довольно важной деталью можно считать и тот факт, что Хартум не фигурирует в списке стран «аравийской коалиции», которые разорвали дипломатические отношения с Дохой летом 2017 года, а это значит лишь одно — наращивание турецкой группировки в самом скандальном эмирате Персидского залива будет продвигаться стабильно и в соответствии с планом, а на дальних подступах к Ормузскому проливу всё чаще будут встречаться турецкие транспортные и боевые надводные корабли, пользующиеся поддержкой передовой ВМБ Суакин. Следовательно, заокеанскому «держателю» авиабазы Эль-Удейд придётся серьёзно поумерить свои гегемонические аппетиты, а геополитический статус Турции ещё на шаг приблизится к уровню региональной сверхдержавы.

Источники информации:
http://www.interfax.ru/russia/589443
http://novayagazeta.ee/articles/1605/
https://www.vrn.kp.ru/online/news/2812627/
http://forum.militaryparitet.com/viewtopic.php?id=19103
Автор: Евгений Даманцев


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 16

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. Vard 9 января 2018 08:53
    Это всё жизненно важно для Турции... любое государство заинтересовано в сохранении своей территории... США этого не хочет понимать... их теория управляемого хаоса превращает друзей во врагов...
    1. татарин 174 11 января 2018 18:29
      Цитата: Vard
      США этого не хочет понимать...

      Понимают многие, но ничего не могут пока сделать, а время идёт и дело движется к "управляемому" хаосу уже в самих США. Трамп наверно в скором времени "долбанёт" кулаком об стол и чего-то там напортачит.., думается почему-то и даже подсознательно этого хочется...
  2. синоби 9 января 2018 10:07
    Пока янки не получат на прямую в зубы,как во Вьетнаме,ничего не изменится.И выхватить они должны конкретно,с многотысячными гробами и милиардными убытками.
  3. TUFAN 9 января 2018 11:42
    Первый президент Соединенных Штатов Джон Вашингтон стал также первым в истории этой страны президентом, заключившим в конце 18 века договор с османским наместником Алжира Хасаном, согласно которому США заплатили Алжиру компенсацию за пленных американских военнослужащих.
    В конце 15 века после падения Аль-Андалуса северное побережье Африки подверглось атакам со стороны Испании и Португалии, что вынудило местных жителей искать защиты у турецкого султана Селима Первого. Откликнувшись на просьбы единоверцев и приняв Алжир в состав Османской империи, султан отправил на защиту его населения отборные янычарские полки. Он также разрешил своим подданным отправляться в Алжир, дабы присоединиться к армии Хайреддина Барбароссы. Искусный полководец и храбрый воин, Барбаросса при поддержке Стамбула сумел заложить основы сильного государства и организовать эффективную защиту береговой линии от посягательств непрошенных гостей. При нем цитадель Алжира превратилась в мощную военно-морскую базу Османской империи в западной акватории Средиземного моря.
    Турецким адмиралам удалось отбить у европейцев мусульманские земли на северном побережье Африки и тем самым спасти местное население от полного уничтожения, как это произошло в Аль-Андалусе. Завоевав господство в Средиземном море, османский флот стал представлять собой грозную силу, наводя ужас на европейских захватчиков. Военные корабли мусульман, называемые «кораблями джихада», совершали успешные рейды на побережье Испании, острова Сардиния и Сицилия, проводили смелые операции против флота противника в открытом море. Они также снимались с якоря, когда было необходимо защищать торговые суда от нападения пиратов.
    Все попытки европейцев остановить вылазки мусульман остались безрезультатными. Их тяжелые и неповоротливые корабли не успевали за легкими и маневренными кораблями турок.
    Военное доминирование в Средиземном море давало мусульманам много преимуществ экономического характера. Быстро росло материальное благополучие жителей Алжира, основой которого стали денежные поступления от военных походов, торговли и налогов. Стабильным источником доходов были суммы, выплачиваемые европейскими странами за право беспрепятственной навигации и торговли в Средиземном море. Так, Великобритания ежегодно платила в казну Алжира 60 гиней, Дания — 4 тыс реалов, Голландия — 600 гиней, Сицилия — 4 тыс реалов, Сардиния — 6 тыс гиней, Соединенные Штаты — 4 тыс риалов, города Ганновер и Берн — по 600 английских гиней. Также османам платили Швеция, Норвегия, Франция, Португалия и Испания. Все эти деньги пополняли алжирскую казну на протяжении 3 столетий.В конце 18 века после освобождения Соединенных Штатов от британской зависимости, корабли под американским флагом стали бороздить морские пространства. Первое соприкосновение мусульман с ними произошло в июле 1785 года, когда один американский корабль был захвачен алжирской эскадрой возле сирийского города Кадеш. После чего еще 11 кораблей были захвачены и отконвоированы в порт Алжира.
    Соединенные Штаты в то время не обладали сильным флотом, способным вернуть захваченные корабли силой, что вынудило их 5 сентября 1795 года подписать с турецкими властями договор, содержащий 22 пункт и составленный на турецком языке. Это был единственный документ, когда-либо подписанный руководством этой страны, который был составлен на не английском языке. Кроме того, это был единственный в истории США договор, согласно которому Соединенные Штаты брали обязательства ежегодно выплачивать иностранному государству определенную сумму за право свободного перемещения их кораблей.
    Несмотря на положения данного договора, турецкие военные корабли, принадлежащие провинции Триполи, задержали корабли американцев, вошедшие в Средиземное море. В ответ в 1803 году США направили в Триполи военную эскадру, которая, войдя в порт города, обстреляла стоящий там турецкий флот из бортовых орудий.
    Во время артиллерийской перестрелки, самый большой военный корабль того времени — «Филадельфия» сел на мель, став легкой добычей турок, захвативших всю его команду в количестве более 300 человек. В качестве выкупа за американских моряков наместник Ливии Юсуф паша потребовал от Соединенных Штатов выкуп в размере 3 миллиона долларов и последующей ежегодной выплаты 20 тысяч долларов золотом. Одновременно наместник Туниса Мухаммад Хаммуда паша потребовал от США выплаты 10 тысяч долларов золотом каждый год.
    Соединенные Штаты вынуждены были платить указанные суммы вплоть до 1812 года, пока американский консул не внес в алжирскую казну 62 тысячи долларов золотом.
    1. мыслитель 9 января 2018 12:31
      Только как George Washington, стал Джоном? request
  4. Nikolay73 9 января 2018 11:42
    ...перезагрузка отношений? Да с такими союзниками как турки врагов уже не надо... Прагматизм Эрдогана - Турция превыше всего и он с этого пути не сходит завоёвывая для страны преференции и как истинно восточный человек готов торговать хоть с самим чёртом лишь бы это приносило ему прибыль. Штаты, как и Россия, получают в лице Турции крайне неудобного и непредсказуемого союзника, с той лишь разницей, что у Америки их ещё много есть в том числе и в данном регионе... ...турецкая карта может как отменно сыграть, так и быть битой, причём Гюленом преподнесли урок который Эрдоган никогда не забудет, надеюсь у нас амнезией тоже не заболеют.
  5. TUFAN 9 января 2018 15:04
    Цитата: Nikolay73
    ...перезагрузка отношений? Да с такими союзниками как турки врагов уже не надо... Прагматизм Эрдогана - Турция превыше всего и он с этого пути не сходит завоёвывая для страны преференции и как истинно восточный человек готов торговать хоть с самим чёртом лишь бы это приносило ему прибыль. Штаты, как и Россия, получают в лице Турции крайне неудобного и непредсказуемого союзника, с той лишь разницей, что у Америки их ещё много есть в том числе и в данном регионе... ...турецкая карта может как отменно сыграть, так и быть битой, причём Гюленом преподнесли урок который Эрдоган никогда не забудет, надеюсь у нас амнезией тоже не заболеют.

    Могу привести массу примеров, когда та же Россия жертвовала союзниками и союзническими отношениями. НИКТО и НИКОГДА не жертвует собственными интересами ради процветания своего союзника, если тот (союзник) процветает и прогрессирует на "травмах" противоположной стороны. hi
  6. yuliatreb 9 января 2018 17:06
    Анкара сдвигает ноги
  7. Natalia777 9 января 2018 20:54
    надеюсь, что все военные базы США сдвинутся непосредственно на Запад - на территорию США. И настанет МИР во ВСЁМ МИРЕ.
  8. Бо Ярий 10 января 2018 00:35
    все высасано из пальца. Эрдоган это корумпированная шельма, деньги которого контролируют ы. вот и все.
  9. Михаил Зубков 10 января 2018 00:46
    США и НАТО выставляли Турцию как свой черноморский форпост против СССР, заведомо зная, что именно ее территория станет главным полем сражений в случае войны НАТО против СССР. Турки при Эрдогане поняли, что это точно не в их интересах и в условиях воссоединения Крыма с Россией исход военного противостояния с Россией на Черном море и Кавказе предрешен. Резонно, что они резко развернулись к Средиземному морю, а также к Персидскому заливу. Независимый Курдистан для них неприемлем ни в какой ипостаси, и особенно Курдистан проамериканский и/или проевропейский. Когда-то пугалом был виртуально просоветский Курдистан, пророссийский сейчас невозможен. Энергозависимость Турции делает ее сотрудничество с РФ и Ираном незаменимым, с поправкой на импорт углеводородов из зоны Персидского залива. Соответственно военные базы Турции в этом регионе логичны и будут приняты ностальгирующим по временам Османской империи населением, что укрепит личную власть султана Эрдогана. Именно поэтому этап сотрудничества Турции с Россией если не вечен, то может быть продолжительным, так как он оперативно выгоден обеим странам, при взаимном учете интересов друг друга в Сирии и других странах обширного региона. Во всяком случае пока Эрдоган лично и Путин лично являются главами своих государств.
  10. Radikal 10 января 2018 20:39
    Чему радуется автор статьи - непонятно! sad
  11. Seal 11 января 2018 18:27
    Цитата: Nikolay73
    Да с такими союзниками как турки врагов уже не надо...

    А какие у вас конкретно претензии к Турции ?
    В 20 веке Турция дважды оказала нам огромную помощь.
    Первый раз в 1920 году, когда эмиссары Ататюрка обеспечили почти бескровный захват нашей 11-ой Армией бакинских нефтепромыслов, причем абсолютно неповрежденных. Я лично сильно сомневаюсь, что Советская Россия выжила бы в империалистическом окружении, не получив бакинскую нефть.
    Второй раз в Великой Отечественной войне.
    Нам нужно быть благодарными Турции за её достойное и мужественно поведение в годы Второй Мировой войны. За то, что за все время войны через проливы в Черное море не прошел ни один итальянский военный корабль, ни одна немецкая подводная лодка. Несмотря на все давление Гитлера и Муссолини. Немцам пришлось для операций в Черном море шесть устаревших небольших подводных лодок второй серии (U-9, U-18, U-19, U-20, U-23 и U-24) доставлять так: В районе Дрезден-Убигау, где Эльбу пересекает построенная автомагистраль (Reichsautobahn), лодки были подняты на специальные платформы с широкими колёсами, которые двигались со скоростью 8 км/ч четырьмя последовательно сцепленными тяжелыми тягачами до Ингольштадта около 300 километров. По прибытии на место корпуса были сняты с грузовых платформ и спущены на баржи в реке Дунай. Таким же образом или приблизительно таким же образом в Черное море попадали и другие военные корабли и катера Германии и Италии. За всю войну лишь в 9. VII 1941 году в Черное море прошел лишь старенький невооруженный немецкий буксир «Зеефальке», поднявший затем в Черном море вспомогательный флаг Кригсмарине и в августе 1941 года в Черное море прошел один итальянский танкер «Тарвизио», также заявленный как коммерческое судно. Но танкер довольно скоро ушел обратно в Средиземное море. Прошу заметить, что Конвенция Монтрё не обязывала Турцию закрывать проливы для прохода военных кораблей даже воюющих стран. Конвенция Мотрё предоставляла Турции такое право. И Турция этим правом добровольно воспользовалась. Она объявила, что закрывает проливы для прохода всех военных кораблей на время военных действий в Черном море. Нам это решение было на руку так как наш Черноморский Флот из Черного моря и так выходить никуда не собирался. Но это решение Турции было как серпом по одному месту немцам и итальянцам. А вы только представьте, насколько ухудшилось бы наше положение, если бы в 1941 или в 1942 году в Черном море появился итальянский линкор с эскадрой сопровождения – 2-3 крейсера и 5-6 эсминцев ? А также хотя бы штук 5 немецких субмарин новых типов ? Причем при полном господстве в воздухе немецкой авиации ! Да даже думать не хочется! Со своей стороны Турция проявила огромную выдержку не только, когда выдерживала топот ногами Гитлера и Муссолини, но и огромную выдержку и понимание по отношению к нам. К сожалению, наш Черноморский флот и авиация за время войны утопили кажется 26 турецких судов, в основном рыболовных. Принимая их за немецкие подводные лодки в надводном положении. Турки же ограничивались стандартными дипломатическими нотами. На большинство из которых мы даже не отвечали.
    1. KaPToC 11 января 2018 20:46
      Цитата: Seal
      Турки же ограничивались стандартными дипломатическими нотами. На большинство из которых мы даже не отвечали.

      Турция шла в кильватере Французской политики, а Россия - Британской, этим и объясняются русско-турецкие войны. Когда воевали Франция с Англией - тогда и Россия с Турцией.
      1. Seal 12 января 2018 16:03
        Это вы как-то глобально. Я же брал лишь ХХ век.
        Кстати, в конце 18 века мы вместе с турками воевали против французов. Знаменитые совместные походы русского и турецкого флотов.
  12. Seal 11 января 2018 18:28
    Цитата: TUFAN
    Соединенные Штаты вынуждены были платить указанные суммы вплоть до 1812 года, пока американский консул не внес в алжирскую казну 62 тысячи долларов золотом.

    И почему-то никому не приходит в голову объявить, что США в тот период были под "алжирским игом" и "платили Алжиру дань". hi
Картина дня