К какому сценарию готовится Анкара? Цель переброски "Хоков" в Халеб



К декабрю 2017 года продолжавшаяся более двух лет основная фаза противостояния Сирийской арабской армии с крупнейшими «костяками» игиловского псевдохалифата завершилась практически полным разгромом последних. Это стало возможным исключительно благодаря широкомасштабной поддержке правительственных войсковых подразделений Сирии звеньями и эскадрильями тактической авиации ВКС России с авиабазы Хмеймим, ракетно-бомбовым ударам дальних бомбардировщиков Ту-22М2 и «стратегов» Ту-95МС/Ту-160, массированным ракетным ударам с применением СКР 3М14Т «Калибр-НК» из пусковых установок малых ракетных кораблей класса «Буян-М», а также аналогичным ударам с бортов подводных лодок «Великий Новгород» и «Колпино» проекта 636.3 «Варшавянка». Своё видение результатов сирийской кампании президент России Владимир Путин озвучил 11 ноября 2017 года в ходе итоговой пресс-конференции, проведённой по завершении саммита стран Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества. Российский лидер сделал акцент на достигнутом успехе «в подтверждении территориальной целостности и суверенитета Сирии», а также указал на скорое задействование дипломатических и политических инструментов урегулирования, что станет возможным сразу после ликвидации оставшихся анклавов ИГИЛ, «Джебхат ан-Нусры» и других террористических группировок (запрещены в России) в провинциях Дейр-эз-Зор и Хомс, а также в северо-западной части республики.


Естественно, заявление было сделано со здравой и объективной долей патриотического пафоса, а также гордости за действия ВКС, что свойственно любому адекватному главе государства, но давайте взглянём на итоговую военно- политическую ситуацию на Сирийском театре военных действий без прикрас, в соответствии с произошедшими за последний месяц событиями. Несмотря на то, что подразделения ВС Сирии, совместно с дружественными отрядами «Хезболлы», «Силами Тигра» (Бр «Аль-Нимр»), подразделениями Корпуса Стражей Исламской революции и иракскими ополченцами («Хашд аш-Шааби»), смогли за 2 года вытеснить ИГ из обширных районов центральных мухафаз Сирии; сломить сопротивление мощнейших игиловских укрепрайонов вдоль русла Евфрата на западном берегу, а также опередить курдов в операции по взятию под контроль Абу-Кемаля, установления контроля САА над всей территорией республики так и не произошло. И это факт.

В частности, весь восточный берег Евфрата и территории западного берега в районе Манбиджа и Африна, по-прежнему остаются под контролем проамериканских «Сирийских демократических сил», представленных курдскими отрядами YPG/YPJ. Эти участки составляют без малого ~35% от территории, контролируемой правительственными силами Башара Асада. Господство курдов на этих участках открыло перед США огромные перспективы по долгосрочному присутствию в Сирии с множеством «окон» возможностей для дестабилизационных действий против Сирийской Арабской Армии. К примеру, в Ракке сформирована полноценная перевалочная база для доставки боевиков ИГИЛ и «Джебхат ан-Нусры» из «Идлибского котла» прямиком в Эль-Хасеке, где расположены тренировочные лагеря и военные базы Корпуса морской пехоты и Сил специальных операций США. Аналогичные перевалочные базы находятся в подконтрольных курдам городах Эс-Сувар, Аш-Шаддади, непосредственно у западной границы крупнейшего 171-километрового «котла», раскинувшегося вдоль иракско-сирийской границы между провинциями Дейр-эз-Зор и Хасеке. Зачищать этот тактический котёл ни курды, ни американцы не торопятся, так он является настоящим «кладезем» игиловского пушечного мяса для создания так называемой «Новой сирийской армии», которую американцы формируют в одноимённом центре провинции Эль-Хасаке.

Если учесть финансовые и технологические вливания, которые Штаты могут предоставить боевикам нового формирования, то уже к середине лета 2018 года можно ожидать появления 20 — 30 — тысячной и хорошо обученной армии (НСА), готовой перейти в наступление на многих участках линии соприкосновения проходящей вдоль Евфрата, и, естественно Вашингтон провокационным методом найдёт аргумент для прямой поддержки нового формирования. Стоит отметить, что создание новой войсковой группировки продвигается сегодня невероятно быстрыми темпами. К примеру, с целью привлечения как можно большего количества водителей для доставки боевиков из центров распределения в тренировочные лагеря командование ВС США в Сирии предлагает весьма приличное жалование (около 1 тыс. долл. за участие в одном подобном конвое).

Никуда не делась и 55-километровая «зона безопасности» (именно здесь находится печально известный лагерь беженцев «Эр-Рукбан», являющийся очередным поставщиком боевиков для НСА) вокруг военной базы КМП и ССО США Ат-Танф, расположенная на стыке иордано-сирийской и иракско-сирийской границ. Сколько бы наши средства массовой информации не кичились выдуманным господствующим тактическим положением сирийской армии над вышеуказанной территорией, ни о каком «котле» здесь не может быть и речи. Сирийская Арабская Армия перекрывает исключительно округлую границу штатовской «зоны безопасности» на территории провинции Хомс, в то время как на 50-километровом участке иордано-сирийской границы открыт полноценный «коридор» в анклав Ат-Танфа, который находится под надёжной защитой подразделений КМП, оснащённых высокоточными мобильными РСЗО HIMARS, ОТРК ATACMS, различными средствами противовоздушной обороны и противотанкового вооружения, часть которых может быть переброшена с баз хранения в Иордании.

Любая попытка ликвидации этой «зоны безопасности» окончится для ВС Сирии крупномасштабным столкновением с Корпусом морской пехоты США, что без вмешательства ВМФ и ВКС России закончится полным уничтожением всех подразделений САА, участвующих на в броске на Ат-Танф, а затем и массированным ракетным ударом сотен «Томагавков» по большинству сирийских стратегических объектов, который Дамаск уж точно не «вывезет». Вот вам и всё сохранение территориальной целостности. Слава Богу, что хоть Дамаск, и Средиземноморское побережье и все центральные территории вплоть до Абу-Кемаля удалось удержать. До формирования НСА осталось не так много времени, там уж точно будет видно, кто на что горазд. Будем надеяться, что Москва не даст задний ход. К примеру, судя по последним данным, поступающим из подконтрольной протурецким ребелам части провинции Халеб (ещё один увесистый камень в огороде «сохранившейся территориальной целостности Сирии»), в 2018 году Анкара готовится действовать более решительно и совершенно не планирует дожидаться момента, когда подразделения SDF, при поддержке взращенной американцами НСА, смогут перейти в наступление на западном операционном направлении с целью прорыва коридора к курдскому «котлу» в районе Африна.

Речь о недавнем развёртывании зенитно-ракетного комплекса «Improved Hawk» на подступах к курдскому кантону Африн, фактически являющемуся тактическим «котлом» курдского подразделения YPG в провинции Халеб. Об этом 2 января 2018 года сообщило издание «News Desk» со ссылкой на турецкие источники. На опубликованных в издании фотографиях можно увидеть стандартную строенную пусковую установку M192 открытого типа, «снаряжённую» 3 ЗУР MIM-23B, а также сантиметровый радар подсвета и наведения X-диапазона AN/MPQ-46/57, обладающий инструментальной дальностью действия по целям с большой ЭПР в 100 км и предназначенный для подсвета высотных, средневысотных и низковысотных целей ракетам MIM-23B. Фотографии таких элементов зенитно-ракетного дивизиона, как радиолокационный дальномер AN/MPQ-51 или низковысотный обнаружитель/целеуказатель AN/MPQ-48 отсутствуют; неизвестно и точное количество ПУ M192, в связи с чем невозможно определить и количество переброшенных батарей комплекса.


РПН AN/MPQ-46


В то же время, по мерцающим на ночном горизонте огням неизвестного населённого пункта можно предположить, что батарея «I-Hawk» скорее всего развёрнута на возвышенной равнине в районе треугольника «Азаз-Кафрах-Мари», а радары направлены на западное воздушное направление Такая версия объективна лишь с учётом информации от турецкого источника, а также опираясь на то, что над кантоном Арин регулярно барражируют турецкие БПЛА (это подтверждает онлайн-ресурс мониторинга ЛА с включенными транспондерами «Flightradar24»). Между тем, если взглянуть на ситуацию с тактической точки зрения, то увидим следующее. С южного, западного и северного ОН кантон Африн окружён подконтрольной протурецкой ССА территорией и непосредственно турецкой границей; следовательно, не обладающие авиацией и находящиеся в «котле» YPG не представляют угрозы подразделениям турецкой армии.

А вот в направлении Евфрата (Манбидж) складывается совершенно иная ситуация, где поддерживаемые американцами SDF, совместно с «Новой сирийской армией» вполне могут прибегнуть к наступательным действиям из курдского укрепрайона Эль-Аримах в направлении кантона Африн для последующего объединения Сирийского Курдистана. Именно здесь (на восточном воздушном направлении!) для ВС Турции имеется угроза появления беспилотных ударно-разведывательных летательных аппаратов ВВС США. На базе этого можно сделать ещё один вывод: турецкие источники намеренно распространили ложную информацию; в реальности же батарея «Improved Hawk» «просматривает» воздушное пространство над руслом Евфрата и частью мухафазы Эр-Ракка.

Впрочем, ВВС США ответ на этот вопрос уже давно получили, ведь полёты «Рапторов», оснащённых продвинутыми и сложными комплексами пассивной радиоэлектронной разведки AN/ALR-94 (с распределённой апертурой из 30 антенных модулей), никто не прекращал, да и самолёты стратегической радиоэлектронной разведки RC-135V/W с комплексами РЭР 55000 AEELS продолжают оставаться завсегдатаями сирийского воздушного пространства. Данное радиоэлектронное снаряжение позволяет пеленговать радиоизлучающие источники на удалении от нескольких десятков до 300 — 500 км (в зависимости от высоты полёта, а значит и радиогоризонта). Если же турецкий «Хок», развёрнутый на позициях ребелов, находится в «спящем» режиме и получает информацию на пункт боевого управления AN/TSW-8 от сторонних радиолокационных средств ВВС Турции, то обнаружить его удастся лишь посредством стратегических дронов RQ-4A/B, оснащённых бортовыми радиолокационными комплексами бокового обзора AN/ZPY-2 MP-RTIP, либо в активном режиме работы бортовых АФАР-радаров американских истребителей F/A-18E/F, F-35A и F-22A.

В то же время возникает вполне логичный вопрос, какова реальная целесообразность развёртывания турецкого ЗРК «I-Hawk» на линии соприкосновения с курдскими территориями? Ответ на этот вопрос находится в тактико-технических характеристиках ЗРК. Комплексы «Improved Hawk», состоящие на вооружении Военно-воздушных сил Турции, были разработаны в 1972 году, и, судя по информации ресурса militaryedge.org, некоторые из них прошли модернизацию по программе «Hawk PIP-3R» («Hawk-21») по аналогии с румынскими комплексами. Как следствие, в боекомплект и радиоэлектронную архитектуру турецких «Хоков PIP-3R» может быть интегрирована модернизированная ракета MIM-23K с более тяжёлой и мощной боевой частью. Это означает, что комплекс способен перехватывать оперативно-тактические баллистические ракеты с дальностью действия около 120 — 160 км, а также одиночные противорадиолокационные ракеты.

Тем не менее, канальность одной батареи с радаром подсвета AN/MPQ-46 соответствует 1 перехватываемой цели, чего не может быть достаточно для отражения ракетного удара несколькими высокоскоростными средствами воздушного нападения (к примеру, противорадиолокационными ракетами). Более того, старый параболический радар-прожектор имеет крайне низкую помехозащищённость, не позволяющую противостоять даже простым шумовым и заградительным помехам. Ракета-перехватчик MIM-23K обладает лишь крупными стабилизаторами снебольшими аэродинамическими рулями и далеко не лучшей конструктивной прочностью, в связи с чем диапазон перегрузок при маневрировании может достигать лишь 20 ед. Как следствие могут быть поражены исключительно маломаневренные среднескоростные аэродинамические и баллистические объекты. Даже несмотря на радиус действия в 40 км, который позволяет охватить большую часть воздушного пространства над «Афринским котлом» и курдской территорией в районе Манбиджа, батарея зенитно-ракетного комплекса «Hawk PIP-3R» не способна сформировать полноценную бесполётную зону над этими территориями, поскольку минимальная высота перехвата у него осталась прежняя (30 м), в то время как современные ударные вертолёты и разведывательные БПЛА оперируют на высотах в 20 и менее метров.

Из всего вышеуказанного можно сделать единственный вывод: развёртывание на севере Сирии усовершенствованного комплекса «Hawk» носит ярко выраженный демонстрационный характер, направленный на устрашение курдских отрядов YPG/YPJ, а также «охлаждения» горячих голов в Пентагоне, которые рассматривают возможность броска отрядов SDF в направлении кантона Африн. В реальном же отражении массированного ракетного удара противника, либо одиночного применения высокоманевренных ЛА, оснащённых средствами радиоэлектронной борьбы, одноканальный «Хок» (даже в модификации «PIP-3R») будет выглядеть крайне посредственно. А всех сторонников мнения, что комплекс «Hawk» развёрнут исключительно для противодействия Военно-воздушным силам Сирии, оснащённым устаревшими фронтовыми бомбардировщиками Су-22 и Су-24/М2, поспешим расстроить. Даже если бы это и соответствовало истине, ни о какой эффективности и бесполётной зоне здесь и речи бы не могло быть, поскольку для выведения из строя батареи ЗРК «Hawk» будет достаточно всего одной или двух противорадиолокационных ракет Х-58, запущенных с подвесок «Сушки».

Источники информации:
http://forum.militaryparitet.com/viewtopic.php?id=19166
http://rbase.new-factoria.ru/missile/wobb/ihawk/ihawk.shtml
https://ak-12.livejournal.com/52925.html
Автор:
Евгений Даманцев
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

15 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти