Виллер – Котре. Часть 1

Большое германское наступление в марте – июне 1918 г. на Французском фронте Первой мировой войны заканчивалось, не принеся ожидавшихся стратегических результатов.

14 июня 1918 г. командующий объединенными силами Антанты Ф. Фош в письме главкому французской действующей армии А. Петэну указывал на стратегическое значение железнодорожного узла Суассон - предлагая гарантированно обеспечить этот важный пункт. 16 июня Ф. Фош акцентировал внимание коллеги на тех затруднениях, которые возникали у германцев в отношении снабжения, если Суассон оказывался в пределах досягаемости французской артиллерии - это очень затрудняло намеченное германцами наступление под Шато-Тьерри. Цели можно было достигнуть с помощью наступления французской 10-й армии, расположенной между реками Уаза и Урк.


1. Ф. Фош



2. А. Петэн

А. Петэн приказал резервной группе армий Э.-М. Файоля продвинуться на линию Периан, Миси-о-Буа, Лонпон. В свою очередь Э.-М. Файоль поручил Ш. Манжену, новому командующему правофланговой 10-й армией, разработать план наступления.


3. Э. – М. Файоль


4. Ш. Манжен

27 июня манженовский план был в целом одобрен А. Петэном, и 28 июня французские 11-я и 153-я пехотные дивизии атаковали германцев на фронте Ляверсин, Сен-Пьер-Эгль. Они продвинулись примерно на 1,5 км, захватив до 1100 пленных. Овладев восточными скатами оврага Кёвр, соединения заняли удобное исходное положение для будущего наступления. Для отвлечения внимания германцев на северном берегу Эн, 15-я и 55-я пехотные дивизии 2 и 3 июля провели два поиска - результатом было взятие более 1000 пленных. Наконец, «прощупывая» противника, 8 июля 87-я и 4-я пехотные дивизии захватили ферму Шавиньи (на восточной опушке леса Виллер-Котре) - захватив несколько сотен пленных, французы овладели пространством на 1 км в глубину на 3,5-км фронте, улучшив исходное положение для наступления в районе Лонпона.

Французская 6-я армия (левый фланг центральной группы армий) с успехом провела ряд локальных наступательных операций между Урком и Марной. 25 июня американская бригада морской пехоты (американская 2-я пехотная дивизия) захватила, ценой больших потерь, лес Бело. А 1 июля та же дивизия, вновь понеся большие потери, взяла дер. Во. В тот же день и французский 2-й корпус добился успеха, который, кроме улучшения его позиций, дал 1 500 пленных.

Французы увидели, что германские дивизии были сильно потрепаны, их потери пополнены лишь частично, и, что было удивительнее всего, моральное состояние немцев сильно упало. Ш. Манжен задумался об охвате «мешка» у Шато-Тьери. И 8 июля А. Петэн одобрил план наступления 10-й армии, приказав развивать его на юго-восток - в направлении на Ульши-ле-Шато. План был основан на тактической внезапности. Сосредоточение сил и средств должно было быть закончено за очень короткое время. 10-й армии были обещаны, кроме многочисленных танковых частей, 3 пехотных дивизии из резерва центральной группы армий, а также 5 пехотных дивизий и 3-дивизионный 2-й кавалерийский корпус из резерва французского Главного командования.

Было решено, что в наступлении примет участие и 5-я армия. Силы, необходимые для наступления 5-й армии, предполагалось выделить из резерва центральной группы армий - ожидавшей германское наступление в Шампани. Установить день начала наступления противника не удалось – знали лишь о том, что оно предполагалось к 15 июля.

12 июля А. Петэн отдал резервной и центральной группам армий приказ о наступлении - с целью ликвидации «мешка» у Шато-Тьери фланговыми ударами с запада, юга и юго-востока. Это должно было лишить германцев возможности пользоваться суассонским железнодорожным узлом и выправить фронт союзников между Реймсом и Марной. 10-я армия должна была прорвать германский фронт к югу от р. Эн в направлении на Ульши-ле-Шато, 6-я армия - прорваться в направлении на высоты к югу от Бреви и Армантьера, а 5-я армия - на Арси-ле-Понсар. Обе группы армий должны были соединиться в районе Фер-ан-Тарденуа. Было намечено усилить 6-ю армию танковым полком и 1-2 пехотными дивизиями. На фронт 5-й армии должны были быть переброшены не менее 5, а по возможности - 7-8 пехотных дивизий, кавкорпус и 230 танков.

Ш. Манжен установил, что в результате локальных наступательных операций его армии, ценой незначительных потерь, было растрепано 5 германских дивизий - последние пришлось сменить снятыми с фронта, не отдохнувшими и не укомплектованными дивизиями (боевой состав рот - всего 40 - 50 штыков). И генерал настаивал на скорейшем начале наступления.

Развертывание 10-й армии началось 14 июля. Но уже на следующий день оно было прервано – начало германского наступление и переправа немцев через Марну создало для союзников угрожающую ситуацию. Кайзеровская армия наносила последний удар в ходе Большого наступления – и 15 июля – 5 августа 1918 г. между германскими и франко-англо-американскими войсками развернулось Второе Марнское сражение.

А. Петэн приказал резервной группе армий предоставить свои резервы в распоряжение центральной группы армий. Из состава войск, предназначенных для 10-й армии, выделялся 2-й кавкорпус. Когда Ф. Фош узнал о распоряжении А. Петэна, он понял, что это ставит под сомнение саму возможность многообещающего наступления - и, не колеблясь, приказал А. Петэну немедленно отменить свои распоряжения. Т. о., развертывание 10-й армии было прервано лишь на несколько часов.

17 июля оба корпуса, сосредоточенные на правом фланге 6-й армии к югу от Марны (38-й и 3-й армейские), были подчинены командующему вновь созданной 9-й армии – и задача оборонять Марну была снята с 6-й армии, которая полностью подчинялась командованию резервной группы армий.

Развертывание между рр. Эн и Урк было закончено 16 - 17 июля. Обширные леса и многочисленные селения были грамотно использованы в качестве укрытий.

Наступление 10-й и 6-й, а также 9-й, 5-й и 4-й армий должно было начаться 18-го июля. Но командующий центральной группой армий генерал Местр в изданном накануне приказе распорядился, чтобы правофланговая группа 9-й армии (3-й армейский корпус) и часть 5-й армии (усиленный 1-й кавкорпус) перешли в контрнаступление утром 19 июля. Так как своевременно доставить войскам первой линии новый приказ, изменяющий эти распоряжения, было технически невозможно, пришлось оставить в силе сроки, определенные Местром. Т. о., ряд соединений 9-й, 5-й и 4-й армий 18 июля приняли участие в наступлении только своим артиллерийским огнем.

В 10-й армии, расположенной между рр. Уаза и Эн, левофланговый корпус (18-й - в составе 70-й, 15-й и 55-й пехотных дивизий) также не должен был участвовать в наступлении 18-го июля. Общий состав 10-й армии достигал 16 пехотных и 3 кавалерийских дивизий (из них 4 пехотных и 3 кавалерийские дивизии находились в армейском резерве), около 1545 орудий, 346 танков, 581 самолет (в т. ч. 35 артиллерийских корректировщиков, 468 истребителей, 78 бомбардировщиков).

Задача 10-й армии заключалась в том, чтобы прорвать германский фронт между реками Эн и Урк и развивать наступление в общем направлении на Домье, Вьерзи, Артен, Гран-Розуа, Фер-ан-Тарденуа. Серьезные препятствия перед фронтом армии отсутствовали, и войска (за исключением 162-й пехотной дивизии) должны были без артиллерийской подготовки перейти в наступление в 5 часов 35 минут, следуя за огневым валом. Средняя ширина фронта наступления дивизий составляла 2 км. 2-й кавкорпус предполагалось подтянуть вперед - и использовать в зависимости от развития обстановки, вероятнее всего, как только атакующие дивизии достигнут линии Берзи-ле-Сек, Шоден, Вьерзи. Затем 4-я кавдивизия в конном строю должна была двинуться через Шоден, Артен - на Фер-ан-Тарденуа, 6-я кавдивизия - через ферму Верт-Фей, Вьерзи, Сен-Реми на Улыпи-ле-Шато, а 2-я кавдивизия составила корпусной резерв. Продвижение конницы должна была обеспечивать эскадрилья истребителей.

Передовая линия 6-й армии, кроме артиллерийских и танковых частей, была усилена американской 4-й пехотной дивизией, побригадно приданной двум ее корпусам. Общий состав армии достигал 8 пехотных дивизий (из них одна в армейском резерве), 588 орудий, 147 танков, 562 самолетов.

Передовые части 6-й армии должны были в 5 часов 35 минут внезапно атаковать германское боевое охранение и войти соприкосновение с главной позицией противника – и, после артподготовки, в 7 часов 05 минут атаковать последнюю.

В состав 9-й армии, являвшейся левофланговым объединением в составе центральной группы армий, входило только два корпуса: 38-й корпус (французская 39-я, американская 3-я дивизии, часть американской 28-й дивизии) должен был поддерживать тесную связь с правым флангом 6-й армии и переправиться через Марну, как только успехи последней позволят это сделать. 3-й корпус (в первой линии: 73, 20 и 18-я пехотные дивизии, а в интервалах между ними части 28-й американской, 125-й, 4-й и 51-й пехотных дивизий) все еще вел оборонительные бои с правофланговой группой наступавших германцев, пытаясь отбросить их за Марну. В качестве резерва 9-я армия располагала 168-й пехотной дивизией, не введенными в бой частями 28-й американской и 4-й пехотной дивизий, а также уже выведенными из боя частями потрепанных 125-й и 51-й дивизий. Кроме того, 9-я армия располагала 644 орудиями, 90 легкими танками я 182 самолетами.

Из состава 5-й армии в наступлении должен был участвовать 1-й кавкорпус, имевший в первой линии 77-ю пехотную, 5-ю кавалерийскую, 131-ю пехотную и 3-ю кавалерийскую дивизии (во второй линии находилась 1-я кавалерийская дивизия). Корпус поддерживали 96 легких и 84 тяжелых орудия, 45 легких танков и 20 самолетов.

5-й армейский корпус имел в первой линии 10-ю колониальную, 7-ю, 9-ю и 40-ю пехотные дивизии. Корпус располагал 84 полевыми и 144 тяжелыми орудиями, 40 самолетами; кроме того, в полосе 5-го корпуса было расположено 56 тяжелых орудий армейской артиллерии.

2-й итальянский корпус имел в первой линии 14-ю и 120-ю французские, а также 3-ю итальянскую пехотные дивизии. Соединение располагало 180 полевыми и 84 тяжелыми орудиями (кроме того, в его полосе было расположено 48 тяжелых орудий армейской артиллерии) и 30 самолетами.

На участке восточнее Клеризе была расположена 2-я дивизия 1-го колониального корпуса с 54 полевыми, 72 тяжелыми орудиями и 20 самолетами.

В распоряжении командования 5-й армии также имелось 266 самолетов (70 артиллерийских корректировщиков, 144 истребителя и 52 бомбардировщика) .

В общей сложности 5-я армия располагала на фронте наступления 12-ю пехотными дивизиями, 3 кавалерийскими дивизиями, 902 орудиями, 45 легкими танками, 376 самолетами.

От Реймса до Аргон были расположены правофланговая группа 5-й армии и 4-я армия. Последняя имела 14 дивизий в первой линии и 3 дивизии - во второй (в резерве).

В качестве резервов резервной и центральной групп армий, а также французского Главного командования в тылу фронта наступления были расположены 6 пехотных дивизий: 87-я и 125-я пехотные в тылу центральной группировки, британские 15-я и 34-я пехотные в тылу правофланговой группы резервной группы армий, британские 51-я я 62-я пехотные дивизии (британский 12-й корпус) - за левым флангом центральной группы армий. Французское Главное командование могло задействовать и 12-ю и 25-ю пехотные дивизии - они находились в восточной группе армий, но шла подготовка к их переброске.

Т. о., для наступления против марнской дуги германского фронта было сосредоточено 50 пехотных и 6 кавалерийских дивизий союзников.

Германцы имели в первой линии 26 дивизий (9-я и 7-я армии) (8 против французской 10-й армии, 4 против французской 6-й армии и 14 между Жольгон и Вриньи). Во второй линии находилось еще 9 дивизий.

Между Реймсом и Аргоннами в первой линии находилось 22 германских дивизии 1-й и 3-й армий. 8 дивизий находились во второй линии - в районе р. Эн.

В распоряжении группы армий германского Кронпринца имелось еще 11 дивизий, которые также потенциально могли быть задействованы. Союзникам приходилось учитывать и резервы группы армий кронпринца Рупрехта, в тылу которой была сосредоточена 31 дивизия - для намеченного германцами наступления во Фландрии.


5. Позиции противников между рр. Эн и Марна к утру 18 июля.

Что происходило в стане германцев?

После окончательного прекращения майско-июньского наступления, 7-я армия перешла к обороне. В июне командующий армией генерал-полковник М. фон Бен приказал своим корпусам занять оборонительные позиции.


6. М. фон Бен

Т. к. в первой линии еще находились дивизии, которые предполагалось использовать в качестве ударных в наступлении «на Реймс для обеспечения Марны», они были частично сменены, а частично сняты с фронта (были расширены участки соседних дивизий) и расквартированы в тыловой полосе - для отдыха и укомплектования. После этих мероприятий на фронте между Уазой и Эн осталось 4 дивизии, между Эн и Марной - 12 (со 2 июля - 11), на Марне (между Шато-Тьери и Верней) - 2 и между Марной и восточным краем лесистых высот к юго-западу от Реймса - также 2 дивизии. В тылу, в качестве корпусных и армейского резервов, было расположено 7 дивизий. Кроме того, сравнительно близко к фронту имелось и несколько дивизий, находившихся в распоряжении командования группы армий германского кронпринца и Верховного командования.

Было ясно, что оборудование систем оборонительных полос, подобных тем, которые имелись на фронтах, создававшихся в течение нескольких лет, невозможно. Подготовка к дальнейшим наступательным действиям, частая смена дивизий, необходимость использовать имевшееся время для боевой подготовки и отдыха, и, главное, незначительный боевой состав частей и нехватка рабочих рук, - не позволяли создать сильные оборонительные позиции. Исключения из вышеуказанного правила возможны были только там, где, как например между Уазой и Эн, удавалось включить в оборонительную полосу старые системы окопов. Поэтому обороноспособность новых оборонительных фронтов была ненадлежащей – а ведь им предстояло противостоять крупным ресурсам и новой технике союзников – танкам.

Немцы пытались выйти из положения за счет качественной связи, «шахматного» расположения пулеметов, насыщения обороны противотанковыми орудиями и противотанковыми заграждениями. Но, по мнению командования группы армий германского Кронпринца и Верховного командования, главным было сильное эшелонирование войск в глубину. Поэтому, вместо прежнего «предполья» глубиной в несколько сотен метров (хорошо себя зарекомендовавшего на качественно оборудованных позициях) на новых неукрепленных фронтах должна была возникнуть глубокая передовая полоса - достигавшая нескольких километров в глубину. Вопрос о том, следовало ли (и в какой мере) оборонять или вновь захватывать передовую полосу в случае наступления противника, зависел от характера местности и от силы и глубины вклинения и должен был решаться применительно к каждому отдельному случаю.

Позиционные дивизии должны были сражаться за главную оборонительную линию до последнего – ведь за ней располагалась основная масса артиллерии, также сильно эшелонированная в глубину. Отход позиционных дивизий не допускался. Были выбраны тыловые оборонительные полосы – они должны были быть заняты дивизиями, назначенными для контратак. Но сильное эшелонирование войск в глубину приводило к некоторой разбросанности сил. Кроме того, вследствие продолжавшегося сокращения боевого состава частей оно приводило к тому, что оборону приходилось вести отдельными небольшими группами бойцов, разделенными сравнительно большими промежутками, а при сколько-нибудь значительных потерях - даже одиночными бойцами, почти не имевшими между собой связи. А это легко вызывало чувство изолированности - которое сказывалось на моральном состоянии, и без того не слишком устойчивом к концу четвертого года войны.

Позиции между Эн и Марной не были оборудованы в соответствии со сложившимися канонами позиционной войны: отсутствовали непрерывные линии окопов, сплошные и глубокие проволочные заграждения. Основательнее была оборудована линия главного сопротивления – но, т. к. начиная с середины июня удары союзников заставляли переносить линию главного сопротивления назад и вновь начинать работу по ее оборудованию, то и ее оборонопригодность нельзя было расценивать очень высоко.

На участке фронта между Уазой и Марной продолжались оживленные боевые действия. 14 - 18 июня последовала серия союзных атак – на отдельных участках приведших к тактическому успеху. Так, 15 июня крупным французским силам, после полуторачасовой артиллерийской подготовки и при поддержке танков осуществивших наступление на сменявшиеся в это время 14-ю баварскую пехотную и 45-ю резервную дивизии, удалось оттеснить баварцев под Ляверсином и Кёвр-э-Вальсери. 18 июня атака союзников (также поддержанных танками) под Сен-Пьер-Эгль на позиции ослабленной 45-й резервной дивизии привела к оттеснению последней на 1 км. Была оттеснена и 5-я гвардейская пехотная дивизия. Всего с 19 по 27 июня союзники провели не менее шести наступательных операций малого или среднего размера - 3 из них увенчались успехом. Наиболее мощная атака последовала 28 июня – при поддержке танков и штурмовой авиации. Германские 34-я и 14-я пехотные дивизии были оттеснены назад, а высоты к северу и югу от Кютри потеряны.

Локальные наступления союзников, осуществлявшиеся свежими частями при поддержке мощного артогня, быстро истощали силы германских дивизий - а для смены последних не было достаточного количества свежих боевых единиц. Командование группы армий было не в состоянии собственными силами оказать помощь 7-й армии. Кроме дивизий, предназначенных для наступления «на Реймс для обеспечения Марны», кронпринц Вильгельм не располагал свободными резервами. Использование же этих дивизий, естественно, снизило бы ударную силу наступления - а об этом не могло быть и речи.

Верховное командование также не могло дать 7-й армии дополнительных сил - не ослабляя другие участки фронта или не трогая дивизий, сосредоточенных в тылу фронта группы армий кронпринца Рупрехта и предназначенных для намечавшегося наступления во Фландрии. Поэтому просьба командования 7-й армии об усилении ее фронта осталась неисполненной.

Генерал М. Бен считал, что противнику нужен трамплин для удара на Суассон - и необходимо с помощью контрудара вновь захватить утраченное пространство. Кронпринц передал предложение командующего 7-ю армией на рассмотрение Верховного командования, но сам высказался против - ведь контрудар приводил к повышенному расходу сил, тем более в преддверии наступления. Кроме того, командующий группой армий был убежден, что после начала наступления «на Реймс для обеспечения Марны» положение под Суассоном значительно улучшится. Верховное командование поддержало командующего группой армий: от контрудара пришлось отказаться. 7-й армии было приказано с помощью тщательно продуманной организации обороны максимально усилить группы Штаабса и Ваттера (39-й резервный и 13-й армейский корпуса).


7. командир 39-го резервного корпуса генерал пехоты Г. фон Штаабс


8. командир 13-го армейского корпуса генерал пехоты Т. фон Ваттер

М. Бен возражал и просил подкреплений – но безуспешно. Ему была обещана лишь 1 новая дивизия - для обеспечения стыка между группами Штаабса и Ваттера (командарм требовал 3 дивизии плюс пополнения) и придано 27 полевых батарей (просил 54 полевых и 18 тяжелых).

Нехватку артиллерии армия смягчила тем, что забрала 5-е и 6-е орудия (значительной части батарей полевых пушек и легких полевых гаубиц на германском западном фронте были приданы из состава резерва материальной части Верховного командования 5-е и 6-е орудия - без орудийных расчетов и запряжек) у батарей, приданных позиционным дивизиям на марнском участке фронта - для усиления батарей, расположенных на западном участке своего фронта.

Локальные наступления союзников продолжались – и в большинстве случаев они имели успех. Кроме потери пространства это приводило к ослаблению боеспособности германских войск. Расположенные между Уазой а Марной германские дивизии, уже несколько недель находившиеся в почти непрерывных боях, в значительной степени были измотаны. Численность боевого состава, и так падавшая с каждым месяцем, снизилась вследствие сильной эпидемии гриппа.

Т. к., 7-я армия не могла рассчитывать на передачу ей свежих дивизий, а до ожидаемого улучшения общей обстановки в результате наступления «на Реймс для обеспечения Марны» должно было пройти немало времени, то М. Бен приказал своим войскам в случае обнаружения признаков готовящегося наступления противника отходить своевременно - чтобы уменьшить потери в личном составе. С неизбежной потерей пространства приходилось мириться.

Виллер – Котре. Часть 1

9. Германские солдаты на Западном фронте.


10. Французские пехотинцы.

Продолжение следует
Автор: Олейников Алексей


Читайте "Военное обозрение" в Яндекс Новостях

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также

Комментарии 11

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. XII легион (Цезарь) 18 января 2018 06:38
    Сражение под Суассоном стало переломным в ходе кампании 1918 г.
    А Виллер-Котре стал той точкой опоры, отталкиваясь от которого, союзники по Антанте переворачивали Западный фронт. Скопив огромные силы они действовали осторожно - вначале расшатывая германскую оборону и пробуя силы.
    Немцы же подорвали свои силы в боях марта - июня 1918 г. Материальные и моральные.
    Назревали знаковые события.
    Спасибо!
  2. parusnik (Алексей Богомазов) 18 января 2018 07:27
    Война заканчивалась не "по детски" с массовым применением танков ,авиации...
  3. солдатъ (Федор Иванович) 18 января 2018 08:33
    Когда Ф. Фош узнал о распоряжении А. Петэна, он понял, что это ставит под сомнение саму возможность многообещающего наступления - и, не колеблясь, приказал А. Петэну немедленно отменить свои распоряжения.

    Все-таки Фош был прекрасным главкомом сил Антанты на Западном фронте. И,в отличие от Людендорфа, не только отличным тактиком, но и стратегом. Зрил как говорится в корень.
    Союзникам очень повезло - что был у них такой Фош в кампании 1918 г. И не повезло - что не было такого в кампании 1940 года: остались одни Петэны.
    1. Синий Мент (Антон) 18 января 2018 08:52
      Да, опять чистая тактика:
      Немцы пытались выйти из положения за счет качественной связи, «шахматного» расположения пулеметов, насыщения обороны противотанковыми орудиями и противотанковыми заграждениями.

      Стратегические факторы даже в рамках одного фронта сместились на чашу весов Антанты
  4. Синий Мент (Антон) 18 января 2018 08:55
    На меня когда-то произвел большое впечатление фильм "Муравьиный холм" или "тропа славы" с Кирком Дагласом в главной роли - командира полка, который должен был взять холм - потому что... Без особой в общем-то надобности.
    Генералы очень рельефно отображены.
  5. Стрелецкос (Петр) 18 января 2018 11:51
    Говоря по немецки - "шверпунктом" Французского фронта 18-го стал Суассон
    Немцы выдохлись, а союзники подтянулись и дождались заметных объемов прибывших янки
    Интересно)
  6. Какой-то Компот (Невесть кто) 18 января 2018 13:48
    Подробно
    Обстановка и соотношение сил понятны
    Ждем продолжения good
  7. армеец (Солтан Алексей) 18 января 2018 16:23
    Локальные наступления союзников продолжались – и в большинстве случаев они имели успех. Кроме потери пространства это приводило к ослаблению боеспособности германских войск.

    И союзники вполне могли это себе позволить - добившись ощутимого превосходства в силах и средствах. В том числе и благодаря передышкам, которые им дарили операции русских войск на Восточном фронте.
    оборудование систем оборонительных полос, подобных тем, которые имелись на фронтах, создававшихся в течение нескольких лет, невозможно. Подготовка к дальнейшим наступательным действиям, частая смена дивизий, необходимость использовать имевшееся время для боевой подготовки и отдыха, и, главное, незначительный боевой состав частей и нехватка рабочих рук, - не позволяли создать сильные оборонительные позиции.

    Одна из причин локальных наступательных операций англо-французов, выталкивавших немцев с устоявшихся эшелонированных позиций. Слабая оборудованность новых оборонительных позиций - одна из причин неуспеха германских войск в предстоящих боях.
    1. BRONEVIK (Сергей) 18 января 2018 19:46
      Получается что даже тактически союзники переигрывали германцев.
      Предполья, шахматное расположение пулеметов и пр. пасовали перед новой тактикой пехоты и пехоты во взаимодействии с танками
      1. армеец (Солтан Алексей) 18 января 2018 19:51
        Однозначно. Стратегии параллельных ударов Ф. Фоша, основанной на превосходстве в силах и средствах, немцам противопоставить летом - осенью 1918 г. уже было нечего.
  8. ПоручикТетеринъ 25 января 2018 21:06
    Отличная и очень информативная статья. Автору—моя искренняя благодарность за проделанный труд!
Картина дня