Ошибки британского кораблестроения. Линейный крейсер "Инвинсибл". Ч. 2

В этой статье мы рассмотрим в общих чертах историю проектирования последних британских броненосных крейсеров (каковым, в сущности, следует считать и «Инвинсибл»), с тем, чтобы разобраться в причинах появления 305-мм калибра и несколько странной схемы его размещения. Все дело в том, что, вопреки распространенному мнению, Д. Фишер, «отец» британского дредноутного флота, пришел к пониманию необходимости 305-мм орудий и концепции «all-big-gun» («только большие пушки») для броненосных крейсеров далеко не сразу.

Итак, в 1902 г. Джон Арбетнот Фишер, служивший в ту пору командующим Средиземноморским флотом, предложил созданные им совместно с инженером Гардом проекты нового линкора «Неприступный» и броненосного крейсера «Недосягаемый». Примерно в то время, пока Фишер и Гард разрабатывали вышеназванные корабли, сэр Эндрю Нобл опубликовал теоретическое обоснование преимуществ 254-мм орудий перед 305-мм в качестве главного калибра для линкоров. Сэр Эндрю, разумеется, апеллировал к более высокой скорострельности, но также и к меньшей массе 254-мм орудия, за счет чего линкор одного и того же водоизмещения мог получить большее количество 254-мм стволов по сравнению с 305-мм. Эта аргументация показалась Д. Фишеру чрезвычайно убедительной, поэтому для своего линкора он предложил 254-мм орудия. Судя по данным О. Паркса, «Неприступный» не сразу стал кораблем «all-big-gun», и можно предположить, что сначала он имел вооружение, подобное тому, которое предложил сэр Эндрю, т.е. восемь 254-мм при дюжине 152-мм. Однако вскоре Д. Фишер отказался от промежуточного калибра, увеличив количество 254-мм пушек до 16, при этом противоминный калибр должны были составить 102-мм орудия.


Что же до броненосного крейсера «Недосягаемый», то для него предусматривалась смешанная артиллерия из 254-мм и 190-мм орудий. Хотя в источниках прямо это не сказано, но скорее всего предполагалась установка только четырех 254-мм пушек, т.е. меньшее их количество, чем на линкоре: зато по скорости новый корабль должен был значительно превосходить любой броненосный крейсер мира. Что же до бронирования, то в требованиях к новому кораблю было указано:

«Защита всех орудий должна выдерживать обстрел 203-мм мелинитовыми снарядами».


Собственно говоря, для такой защиты достаточно даже 75–102 мм брони, к тому же речь идет только о защите артиллерии, а про корпус, дымоходы, рубки вообще ничего не говорится. В общем, приведенную выше фразу можно трактовать как угодно, но только не в плане усиления бронирования британских броненосных крейсеров.

Можно предположить, что на проект броненосного крейсера Д. Фишера оказали сильное влияние линкоры «Свифтшур» и «Трайэмф».


"Свифтшур"


Эти два корабля строились для Чили, стремившейся уравняться в силах с Аргентиной, как раз в это время заказывавшей в Италии пятый и шестой броненосный крейсер типа «Гарибальди»: это были «Митра» и «Рока», впоследствии переименованные в «Ривадавию» и «Морено», но в итоге ставшие «Ниссином» и «Касугой». Надо сказать, что итальянские крейсера были весьма хороши для своего времени, но британцы, по заказу чилийцев, подготовили совершенно зубодробительный ответ. «Конституьон» и «Либертад» (чилийцы, испытывавшие трудности с деньгами, в итоге уступили их англичанам, переименовавшим их в «Свифтшур» и «Трайэмф») представляли собой тип облегченного и быстроходного броненосца нормальным водоизмещением в 12 175 т. Их характеристики – 4*254-мм и 14*190-мм орудий при 178-мм бронепоясе и скорости хода до 20 узлов, вероятно, поразили воображение Д.Фишера. Во-первых, они подтверждали правоту некоторых выкладок сэра Э.Нобла, а во-вторых, несмотря на то, что размеры были даже меньше крупнейших британских броненосных крейсеров («Гуд Хуп» — 13 920 т) последние вряд ли смогли бы выстоять против «Либертад» даже вдвоем. Единственным недостатком этих кораблей с точки зрения Д. Фишера могла быть только невысокая для броненосного крейсера скорость.

В то же время взгляды британского Адмиралтейства на использование броненосных крейсеров также подверглись изменениям. Если корабли типов «Кресси», «Дрейк», «Кент» и «Девоншир» создавались для того, чтобы защищать британские коммуникации от набегов французских броненосных крейсеров то для последующих типов крейсеров были поставлены дополнительные задачи. Как пишет известный британский историк О. Паркс:

«Помимо выполнения прямых крейсерских обязанностей их, при более тяжёлом вооружении и защите, предполагалось задействовать как быстроходное крыло в составе линейного флота, ориентированное против германских «облегчённых линкоров» классов «Кайзер», «Виттельсбах» и «Брауншвейг»".


В 1902 г. в Великобритании сменился главный строитель: на место Уайта пришел Филип Уоттс, создатель столь интересных и знаменитых кораблей как «Эсмеральда» и «О’Хиггинс». От него ждали многого.

Уоттс оказался в достаточно интересной ситуации: к моменту его вступления в должность британские броненосные крейсера не обладали артиллерией, достаточно мощной для борьбы с рейдерами, ни бронированием, способным обеспечить боевую устойчивость кораблей в эскадренном сражении. Уоттс всегда был склонен к максимизации огневой мощи кораблей, и его крейсера получают очень сильное вооружении: первая серия, «Дюк оф Эдинбург» и «Блэк Принс», разработанные в 1902 г. и заложенные в 1903 г. получают шесть 234-мм пушек главного калибра, вместо четырех 190-мм на «Девоншире» или двух 234-мм на «Дрейке». Увы, при этом бронирование остается примерно тем же, что и раньше: по неизвестной причине англичане считали, что их броненосным крейсерам достаточно будет брони, которая защищает от 152-мм бронебойного снаряда. Если быть точным, то англичане считали достаточной для своих броненосных крейсеров защиту от 152-мм стальных снарядов, но под этим определением понимались скорее всего именно бронебойные.

Таким образом, в 1902 г. в Великобритании складывалась весьма интересная ситуация. Джона Арбетнота Фишера часто и, справедливо упрекают за пренебрежение бронезащитой в пользу огневой мощи и скорости в проектах его линейных крейсеров. Но справедливости ради следует сказать о том, что подобный подход – отнюдь не его изобретение и что в Англии начала века он был принят повсеместно. В том же 1902 г. разница между идеями Фишера и британского Адмиралтейства заключалась только в том, что высшие флотские иерархии Великобритании, имея слабовооруженные и недостаточно бронированные броненосные крейсера предпочли резко усилить их вооружение, не теряя при этом скорости и оставив бронирование на прежнем уровне. А «Джеки» Фишер, взяв за основу «Свифтшур», с его очень мощным вооружением, предпочел ослабить бронирование и за счет его увеличить скорость. В любом случае, и Фишер и Адмиралтейство пришли к одному и тому же типу броненосного крейсера – достаточно быстроходного, с мощным вооружением, но слабым, защищающим лишь от среднекалиберной артиллерии бронированием.

Тем не менее, идеи Д. Фишера были значительно прогрессивнее тех, которые придерживалось Адмиралтейство:


1) Хотя предлагаемый Д. Фишером броненосный крейсер и не был воплощением концепции «только большие пушки», но все же он был унифицирован по главному калибру с соответствующим ему линкором. То есть «Недосягаемый» нес тот же главный калибр, что и «Неприступный», уступая ему лишь в количестве стволов.

2) Д. Фишер предлагал турбины и нефтяные котлы для броненосного крейсера.

С другой стороны, конечно, проект Д. Фишера содержал в себе ряд совершенно неоправданных, хотя и достаточно забавных новаций – например, телескопические дымовые трубы и отказ от мачт (только стойка для радио).

Однако в дальнейшем Д. Фишер и инженер Гард сделали «шаг назад», приблизивший их проект к кораблям Уоттса — они отказались от 254-мм калибра в пользу 234-мм, поскольку это британское орудие было весьма удачным, и, по их мнению, прирост мощности 254-мм пушки не компенсировал увеличения веса. Теперь предлагаемый ими броненосный крейсер представлял собой корабль, нормальным водоизмещением в 14 000 т при нефтяном отоплении или 15 000 т при угольном. Вооружение составляли 4*234-мм и 12*190-мм в двухорудийных башнях, мощность механизмов – минимум 35 000 л.с., а скорость должна была достигнуть 25 узлов. Кстати, а откуда возникла такая скорость – 25 узлов? О. Паркс пишет по этому поводу:

«Поскольку иностранные броненосные крейсера имели скорость 24 уз, мы должны были иметь 25 уз».


Вот только какие броненосные крейсера и чьих держав могли развивать такую скорость? Во Франции чем-то подобным обладали только корабли типа «Вальдек Руссо» (23,1-23,9 уз), но они закладывались в конце 1905 и 1906 гг, и разумеется, в 1903-1904 г о них знать никак не могли. «Леон Гамбетта» имели скорость не выше 22,5 уз, а у броненосных крейсеров других странах она была еще ниже. Так что можно лишь предполагать, что англичане, устанавливая столь высокую планку скорости, оказались жертвами какой-то дезинформации.

Разумеется, при таком вооружении и скорости свободного веса на усиление брони уже на оставалось – крейсер получил стандартный для британских кораблей этого класса 152-мм пояс (как бронировались оконечности – неясно). Но самым необычным в проекте было, безусловно, размещение артиллерийского вооружения



В этой, на первый взгляд несуразной схеме, отчетливо проявляется позиция Д. Фишера, который в своих «Воспоминаниях» указывал:

«Я поборник огня End-on-Fire (огонь в оконечности), по моему мнению, огонь на один борт полня глупость. Задержка преследования врага отклонением хотя бы на один атом от прямого курса, на мой взгляд, является верхом нелепости».


Следует отметить, что, если для линкоров такая точка зрения вряд ли может считаться верной и по меньшей мере спорна, то для крейсеров огонь на острых носовых и кормовых углах действительно чрезвычайно важен, и быть может, так же важен, как и бортовой залп. Крейсерам по сути своей приходится много догонять или убегать от противника. Как совершенно верно отметил контр-адмирал принц Луис Баттенберг:

«На большинстве французских кораблей и наших новейших линкорах, и крейсерах стрельба прямо по носу и корме ограничена тем, что линия огня практически не может пересечь диаметральную плоскость в носу и корме. Следовательно, в случае погони, даже при курсе прямо по носу, малейшее отклонение от курса закроет каждое из орудий, расположенное не на миделе. Расположение вооружения, предложенное мистером Гардом, наиболее замечательно именно с этой точки зрения, так как носовые и кормовые башни 7,5 д (190-мм, здесь и далее — прим.автра) орудий с каждого борта могут пересекать осевую линию огня, приблизительно на 25 градусов отклоняясь от носового и кормовой линии – это означает, что и при погоне, и при отступлении реально могут использоваться носовые орудия (10 из 16)».


Разумеется, крайне сомнительно, чтобы столь необычная схема размещения артиллерии была применена на практике, и не только в силу своей новизны, но и по объективным причинам: подобная концентрация артиллерии в оконечностях вызывает определенные сложности. Во всяком случае, схема Д. Фишера&Гарда принята не была. Официально флот не пожелал переходить на двухорудийные 190-мм башни – Королевский флот, намучившись с башнями броненосных крейсеров типа «Кент» вообще не хотел больше видеть двухорудийные башни на крейсерах, но для 234-мм орудий все же сделал исключение. В целом же последняя серия броненосных крейсеров Великобритании (тип «Минотавр») заложенная в самом начале 1905 г, оказалась куда более традиционна, нежели новаторский проект Д. Фишера.

Однако же к концу 1904 г. произошло несколько событий, которые в любом случае обесценивали проект Д.Фишера – в первую очередь в глазах его создателя.

Во-первых, проект линкора «Неприступный» столкнулся с критикой орудий 254-мм калибра, причем аргументация была такова, что Д. Фишер безоговорочно встал на сторону двенадцатидюймового калибра. Не будем сейчас углубляться в детали, но отметим, что отныне Д. Фишер придерживался той точки зрения, что:

«…при одном и том же водоизмещении лучше иметь шесть 12-дм (305-мм) орудий, стреляющих одновременно в одном направлении, чем десять 10-дм (254-мм)».


А во-вторых, как раз ближе к концу 1904 г в Англии стало известно о новом японском «вундерваффе» — броненосных крейсерах типа «Цукуба».



Эти корабли, по сути, в значительной мере повторили идеи самого Д. Фишера, высказанные им в первоначальном варианте «Неприступного» и «Недосягаемого». Японцы вооружили свои броненосные крейсера тем же главным калибром, что и линкоры – 4*305-мм орудия, при этом их скорость по данным англичан должна была составить 20,5 узлов. Необходимо отметить, что и до японцев, в 1901 г. в Италии были заложены «броненосцы-крейсеры» «Реджина Елена»: в Адмиралтействе знали, что эти корабли несли по два 305-мм и двенадцать 203-мм орудий, при том что их скорость, по мнению англичан, должна была составить 22 узла.

Таким образом, в конце 1904 г. Великобритания столкнулась с тем, что другие страны приступили к строительству броненосных крейсеров с 305-мм главным и 152-203-мм средним калибром. С учетом того, что англичане, в отличие от немцев, никогда не довольствовались более легкими пушками, чем другие страны, их следующий шаг был совершенно очевиден. Для того, чтобы превзойти итальянские и японские корабли в огневой мощи, сохраняя при этом преимущество в скорости, существовало одно-единственное рациональное решение — строить крейсера «all-big-gun», вооруженные 305-мм артиллерией.

Следовательно, в том, что «Инвинсибл» получил 305-мм орудия… ну конечно же, заслуга Д. Фишера есть все равно. Но нужно понимать, что к двенадцатидюймовому калибру на своих крейсерах он пришел вовсе не в результате проблеска гения или творческого озарения, а под влиянием объективных обстоятельств. Фактически можно говорить, что Англию вынудили строить броненосные крейсера с 305-мм артиллерией.

Но вот в чем заслуга Д. Фишера неоспорима, так это в «протаскивании» на броненосный крейсер концепции «all-big-gun». Дело в том, что концепция «только больших пушек» все еще была для многих неочевидной: так, например, ее не разделял главный строитель Ф. Уаттс, предпочитавший смешанное вооружение из 305-мм и 234-мм орудий, его поддерживал адмирал Мэй, контролер Королевского флота.

В конце 1904 г. Д. Фишер получил пост Первого морского лорда и организовал Комитет по проектированию, куда наиболее знающих и влиятельных людей, отвечающих за разработку и строительство кораблей для Королевского флота. Д. Фишер» сумел «продавить» отказ от среднекалиберной артиллерии на линкорах и броненосных крейсерах: члены комитета в основной своей массе согласился с необходимостью вооружения нового броненосного крейсера 6 или 8 305-мм пушками. Но возникла следующая проблема – как размещать эту артиллерию на будущем корабле? История выбора схемы расположения артиллерии на «Инвинсибле» имеет немного анекдотический характер.

Дело в том, что комитет на своих заседаниях рассмотрел множество различных вариантов расположения 305-мм артиллерии для броненосного крейсера (зная экстравагантность Д. Фишера, можно предполагать, что это было нечто необычайное), но не могли прийти к согласию и дело застопорилось. А в это время один из подчиненных главного строителя, инженер Д. Нарбетт, отвечавший за разработку деталей рассматриваемых проектов, многократно представлял своему шефу Ф. Уоттсу эскизы броненосного крейсера, с вооружением из одних 305-мм орудий. Но главный строитель категорически отказывался выносить их на рассмотрения Комитета по проектированию.

Но капля камень точит, и в какой-то день Ф. Уоттс, будучи, вероятно, в особо хорошем настроении, все же взял чертежи Д. Нарбетта с обещанием представить их Комитету. Как раз в этот день по какой-то ошибке заседание оказалось без повестки, так что членам комитета оставалось только разойтись. В этот момент Ф. Уоттс вытащил чертежи Д. Нарбетта, а Д. Фишер ухватился за это чтобы не сорвать заседание. Рассмотрев представленные эскизы, члены Комитета выбрали схему размещения артиллерии и для линкора, и для броненосного крейсера из тех, что представил Д. Нарбетт.

Правда, по броненосному крейсеру, первым все же был рассмотрен вариант «А» — проект размещения артиллерии, представленный Д. Фишером и Гардом.



Он был отвергнут по причине линейно-возвышенного расположения кормовых башен, которого тогда еще побаивались, и чрезмерно малой высоты борта в корме. Далее рассматривался вариант «В»



От него отказались по причине сомнений в мореходности корабля, имеющем на носу две тяжеленных 305-мм башни поперек диаметральной плоскости корабля. Кроме того, отмечалась слабость бортового залпа. Что до проекта «С»



То ему также выдвинули обвинение в плохой мореходности, хотя в этом случае две носовые башни были сильно смещены к центру корабля. Кроме того, отмечалась слабость огня в корму (всего лишь одна 305-мм башня) и от этого варианта быстро отказались. А вот схему «D» члены комитета сочли оптимальной, так как она обеспечивала сильный огонь как на борт, так и прямо по носу, а также на острых носовых углах



Дополнением этой схемы стало диагональное расположение двух «траверзных» (т.е. расположенных по бортам в центре корпуса) башен главного калибра, но причины этого решения неясны.



Один взгляд на схему позволяет предположить, что британцы рассчитывали добиться восьмиорудийного залпа в узком, примерно 30-градусном секторе. Но источники утверждают, что англичане изначально ничего такого не хотели, а предполагали, что траверзная башня может стрелять на противоположный борт лишь в том случае, если другая траверзная башня выведена из строя. Но тут есть интересный нюанс.

В бою при Фолклендах британцы пытались стрелять из восьми орудий на борт, но быстро обнаружили, что грохот и воздействия дульных газов на ближайшую к неприятелю башню мешают ей вплоть до полной невозможности вести стрельбу. Именно тогда было отмечено, что стрельба из траверзной башни на противоположный борт возможна лишь тогда, если ближняя к неприятелю башня выведена из строя. Соответственно, вполне можно предположить, что изначально Комитет все же рассчитывал на стрельбу из восьми орудий, но на практике это оказалось недостижимо.

Впоследствии проект «Е» немного усовершенствовали – путем удлинения полубака в корму, с тем чтобы приподнять траверзные башни над уровнем моря.



Именно она и стала окончательной для линейных крейсеров типа «Инвинсибл».

Интересно и то, что при выборе схем вооружения члены комитета обсуждали варианты размещения всех орудий в диаметральной плоскости, а также разнесение траверзных башен ближе к оконечностям, с тем чтобы все-таки обеспечить бортовой залп из восьми орудий, как это было впоследствии сделано на «Нью-Зиленд» и германском «Фон-дер-Танне».



Но от первого варианта отказались в силу очень слабого продольного огня – в нос, корму и на острых курсовых углах могла бы «работать» всего одна двухорудийная башня, что было признанно неприемлемым. Что же до разнесения башен к оконечностям, то комитет признал полезность такой новации, но не увидел возможности сместить башни без изменения обводов корабля, а они нужны были для достижения 25-узловой скорости.

С позиций сегодняшнего дня схема расположения артиллерии «Инвинсибла» считается малоудачной и, безусловно, это действительно так. По результатам практики первой мировой войны был сделан однозначный вывод, что для эффективной пристрелки нужно иметь не менее восьми орудий на борт, при этом пристрелку следовало вести полузалпами, т.е. четырьмя орудиями (остальные в это время перезаряжаются). Использование менее чем четырех орудий в «полузалпе» затрудняло определение места падения снарядов и, соответственно, корректировку огня. У «Инвинсибла» в одном направлении могли стрелять только шесть орудий, соответственно он мог давать лишь трехорудийные пристрелочные залпы, либо же пристреливаться полными залпами, что задерживало пристрелку. Создатели русских и германских дредноутов все это отлично знали и до первой мировой войны.

Почему члены Комитета проектирования не учитывали этого?

Все дело в том, что тактику артиллерийского боя огромное влияние оказала русско-японская война, продемонстрировавшая в том числе способность вести результативный огонь (на самом деле – с большими оговорками, но тем не менее) на дистанции в 70 кабельтов. В то же время, согласно довоенным воззрениям корабли должны были сражаться на расстоянии не более чем 10-15 кабельтов.

Так вот, для того, чтобы понять, почему «Инвинсибл» получился таким, каким он получился, мы должны помнить, что Д. Фишер пришел к концепции «all-big-gun» задолго до Русско-японской войны. Его первые детища, «Дредноут» и «Инвинсибл», разрабатывались во время этой войны, когда еще не было возможности осмыслить и сделать выводы из ее сражений. Достаточно вспомнить, что Цусимское сражение состоялось 27-28 мая 1905 г. (по новому стилю), а основные чертежи и детальная проработка «Инвинсибла» были готовы 22 июня 1905 г., то есть все основные решения по нему были приняты значительно раньше. И принимались эти решения на основании довоенных практик британского флота, а отнюдь не по результатам анализа сражений у Шантунга и в Цусиме.

А каковы были эти практики?

Продолжение следует…

Предыдущие статьи цикла:
Ошибки британского кораблестроения. Линейный крейсер "Инвинсибл".
Автор:
Андрей из Челбинска
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

85 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти