Военный флот России. Грустный взгляд в будущее. Часть 5. Лодки спецназначения и это странное ЕГСОНПО

Рассказ о подводных лодках не будет полон без упоминания лодок специального назначения, входящих в ВМФ РФ. Назначение этих лодок по большей части секретно и не раскрывается широкой публике. В настоящее время в составе ВМФ РФ числится семь атомных глубоководных станций, в том числе:

Станция проекта 10831: АС-12, в строю с 2004 г.;


Станции проекта 1910: АС-13 (1986 г), АС-15 (1991 г) АС-33 (1994г);

Станции проекта АС-21 (1991 г), АС-23 (1986 г), АС-35 (1995 г).

Известно о них немногое. Это небольшие субмарины надводным водоизмещением от 550 до 1600 т с экипажем от 25 до 35 человек, все они находятся в составе Северного флота и используются в интересах Главного управления глубоководных исследований МО РФ (ГУГИ).

Что такое ГУГИ? Это одна из наиболее засекреченных организаций наших вооруженных сил – по некоторым данным, процент Героев Советского Союза и Российской Федерации среди личного состава ГУГИ сопоставим с таковым в отряде космонавтов. Занимается ГУГИ гидрологией и гидрографией – нет необходимость объяснять, насколько важны карты подводной обстановки для экипажей наших подводных лодок в том числе – ракетных подводных крейсеров стратегического назначения. Безусловно, детальное знание гидрологии северных морей даст нашим кораблям очень большие преимущества в противостоянии с любым иностранным подводным флотом – в сущности, это можно сравнить с противостоянием двух армий, одна из которых располагает полным набором военных карт, а вторая – атласом для начальной школы. Однако, помимо науки, пусть даже в самой прикладной ее разновидности в интересах нашего флота, ГУГИ занимается и другой деятельностью, в том числе:

1) Сбор разведывательной информации о технике противника;

2) Охрана и обслуживание глубоководных линий связи;

3) Подъем со дна остатков секретной техники, оставшихся после испытаний или аварий.

Есть некоторые подозрения, что термин «обслуживание глубоководных линий связи» относится не только к российским, но, в первую очередь, к зарубежным оптоволоконным линиям, проложенным по океанскому дну. Но здесь о возможностях ГУГИ можно только гадать и завидовать потомкам: не приходится сомневаться, что в отдаленном будущем, когда деятельность ГУГИ будет рассекречена, они узнают очень много интересного и необычайного.

По домыслам открытой печати наши атомные глубоководные станции способны погружаться на глубину до шести километров (по крайней мере – некоторые из них) но они не могут самостоятельно уходить далеко в океан самостоятельно. Соответственно, в составе ВМФ РФ находятся две атомных подводных лодки-носителей глубоководных станций и подводных аппаратов. Речь идет о:

1) БС-136 «Оренбург» проекта 09786. Лодка переоборудована из К-129 - РПКСН проекта 667БДР, вошла в строй в 2002 г



2) БС-64 «Подмосковье» проекта 0978. Переоборудована из К-64 проекта 667БДРМ в 2015 г.


Никаких данных по ТТХ данных кораблей нет, а используются они, разумеется, в интересах все того же ГУГИ. Так, например, блог bmpd в 2012 г сообщал:

"27 сентября 2012 года в ходе экспедиции "Севморгео" атомная лодка-носитель БС-136 проекта 09786 с атомной глубоководной станцией ранга АС-12 проекта 10831 достигли Северного полюса. Экспедиция "Севморгео" проводилась с целью уточнения высокоширотной границы континентального шельфа в Арктике. Были сделаны пробы скальной породы для сбора доказательств о принадлежности хребтов Ломоносова и Менделеева к российскому континентальному шельфу. Результаты планируется предоставить в Комиссию ООН по морскому праву в 2014 году. "


Представитель "Севморгео" сообщил дополнительно:

"В ходе экспедиции мы пробурили три скважины на глубине 2-2,5 километра и взяли три керна ("столбики" скальной породы, которые вынимаются буром - ред.). Один керн длиной 60 сантиметров, второй - 30, а третий - 20 сантиметров. Беспрепятственно добраться до твердых пород мешал слой ила на дне, достигавший по толщине пяти метров"


Что ж, пожелаем нашим подводникам из ГУГИ дальнейших успехов, и ни в каком случае не останавливаться на достигнутом. Раз уж они смогли обосновать принадлежность хребтов Ломоносова и Менделеева к российскому континентальному шельфу, то было бы совсем неплохо представить неопровержимые доказательства, что Аляска является не более чем одной из вершин вышеупомянутых хребтов… (это была шутка – прим. авт.)

Кроме вышеперечисленных кораблей, находящихся в составе ВМФ РФ, сегодня строятся еще две атомные подводные лодки специального назначения, а именно:

1) К-329 «Белгород», который начинал строиться как ПЛАРК проекта 949А «Антей», но 20 декабря 2012 г был перезаложен по проекту 09852. Вступление в строй ожидается до конца текущего года.

2) АПЛ проекта 09851 «Хабаровск». Данная АПЛ была заложена 27 июля 2014 г в обстановке высочайшей секретности в цехе №50 ПО «Севмаш». По некоторым данным, вступление в состав флота следует ожидать в 2020 г.

Назначение данных лодок секретно. Высказывались предположения, что «Белгород» станет носителем нашумевшей в свое время системы «Статус-6» - гигантской глубоководной высокоскоростной торпеды с ядерной боевой частью, предназначенной для уничтожения прибрежных городов. Иностранные источники видят «Белгород» в качестве эдакого универсала, способного не только угрожать ударом «Статуса», но и перевозить новейшие глубоководные подводные аппараты "Клавесин-2Р-ПМ", а также атомные энергетические установки «Шельф» для питания сети подводных датчиков.



Последние стоят того, чтобы остановиться на них подробнее. «Клавесин-2Р-ПМ» представляет собой глубоководный необитаемый аппарат. Со слов разработчика, генерального директора ЦКБ «Рубин» Игоря Вильнита, «Клавесин-2Р-ПМ» способен выполнять работы на глубине 6 000 м.

Военный флот России. Грустный взгляд в будущее. Часть 5. Лодки спецназначения и это странное ЕГСОНПО

"Клавесин-2Р-ПМ"


А вот о назначении данного аппарата неизвестно почти ничего, кроме того, что на вопрос корреспондента: «Мы также писали о робототехнических комплексах для охраны морских районов и континентального шельфа в Арктике. Это тоже «Клавесины»?»», И. Вильнит ответил:

Это все-таки немного другое семейство


Что же до «Шельфа», то это весьма интересное и крайне нужное для отечественного флота начинание. По мнению американских экспертов «H I Sutton», Россия готовится к развертыванию сети военно-морских сооружений, предназначенных для обнаружения и опознавания иностранных подлодок в Северном Ледовитом океане. По их мнению, цель России выстроить систему, наподобие натовской SOSUS, но более современную и на лучшем технологическом уровне, такую, что позволит контролировать перемещение новейших подводных лодок в реальном масштабе времени. Архитектура системы включает в себя подводные датчики-гидрофоны, энергообеспечение которых будут выполнять специальные подводные атомные станции малой мощности.



Атомные реакторы для таких станций уже разработаны и получили название «Шельф».



Но к системам освещения подводной обстановки мы еще вернемся, а пока вернемся к АПЛ «Белгород». Еще одним предполагаемым способом ее применения является использование геофизических буксируемых антенн, предназначенных для разведки полезных ископаемых, залегающих под морями и океанами.

По мнению автора настоящей статьи, «Белгород» создается на замену БС-136 «Оренбург». Дело в том, что К-129, которая была переоборудована в «Оренбург», вступила в строй ВМФ СССР в 1981 году, соответственно в 2021 г она отметит свое сорокалетие. Это очень много для советской подводной лодки, поскольку предполагалось, что срок их службы не должен превышать 30 лет. Конечно, в ходе масштабного переоборудования и модернизации лодка сможет прослужить больше, но все же ей, очевидно, пора «на покой» в самом ближайшем будущем. Поэтому наиболее вероятным назначением «Белгорода» станет транспортировка и управление безэкипажными и роботизированными глубоководными аппаратами нового поколения, возможно также – прокладка кабелей различного назначения подо льдами.

Что касается суперторпеды «Статус-6», то ее существование или разработка вызывает большие сомнения. Безусловно, задача для которой якобы создается «Статус-6», чрезвычайно важна – в случае полномасштабного ядерного конфликта уничтожение крупных городов-портов США станет для американцев страшным ударом, так как парализует внешние морские перевозки, что прервет внешнюю торговлю и воспрепятствует переброске войск в Европу. Но все же эта задача вполне может быть решена обычными средствами, такими как межконтинентальные баллистические ракеты сухопутного или морского базирования и создание для этого отдельной, достаточно сложной и дорогостоящей системы вооружения, требующей специальных носителей не выглядит разумным. Кроме того, возникают большие вопросы к носителю. Как ни модернизируй "Белгород", он все равно останется лодкой 3-го поколения, причем - далеко не самой малошумной среди своих "ровесниц". "Белгород" не нужно называть "ревущей коровой", но он многократно проигрывает в скрытности современным АПЛ и РПКСН, и есть ли смысл устанавливать на него стратегическое вооружение? Автор склонен предполагать, что проект «Статус-6» является, скорее, средством информационной войны, и призван заставить американцев тратить деньги на защиту от несуществующей угрозы.

… хотя, конечно, нельзя исключать и того, что автор настоящей статьи выполняет указания МО РФ и убеждает американцев в том, что «Статус-6» - это фейк. А потом, когда грянет Армагеддон, «Белгород» и «Хабаровск», выйдут на рубеж атаки и каааак….

Что же до АПЛ проекта 09851 «Хабаровск», то об этой лодке совершенно ничего не известно.


Одна из фантазий на тему того, как будет выглядеть "Хабаровск"


Высказывались самые различные мнения о ее назначении, в том числе, что лодка станет:

1) Носителем глубоководных аппаратов

2) Многоцелевой атомариной, менее дорогостоящей, чем «Ясень»

3) Кораблем дальнего гидроакустического дозора

4) Опытной платформой для испытания ГАК и вооружения для подводных лодок 5-го поколения

5) И, наконец, что это вообще не подводная лодка, а большая атомная глубоководная станция.

Первый вариант вызывает известные сомнения, потому что вряд ли РФ испытывает необходимость иметь в строю целых три больших АПЛ – носителей глубоководных аппаратов. Ожидается, что «Хабаровск» встанет в строй в 2020-ом году и вряд ли можно предполагать, что она нужна для замены «Подмосковья», вернувшейся в строй после переоборудования в 2015 г.

Второй вариант – дешевая многоцелевая АПЛ - также весьма маловероятен и тому есть две причины. Во-первых, проектирование «дешевого Ясеня» скорее всего доверили бы разработчику, т.е. КБ «Малахит». «Хабаровск» же, как стало известно, разрабатывал ЦКБ «Рубин». Во-вторых, известно, что в РФ начата разработка лодки 5-го поколения, причем головную лодку планируют заложить ближе к 2025 году, на этом фоне финансирование разработки и строительства второго типа МАПЛ 4-го поколения выглядит бессмысленной тратой денег. Версия глубоководной станции также несколько сомнительна, потому что Российская Федерация в последнее время явно отдает предпочтение относительно некрупным необитаемым глубоководным аппаратам. По мнению автора, наиболее вероятными выглядят версии корабля дальнего гидроакустического дозора, или же опытной лодки для испытания технологий МАПЛ 5-го поколения, но по большому счету все это гадания на кофейной гуще.

Кроме многочисленных атомных лодок и станций, в составе ВМФ РФ присутствует также и дизельная лодка специального назначения: Б-90 «Саров» проекта 20120, вошедшая в строй в 2008 г.



Эта лодка также находится в распоряжении ГУГИ, но, вероятно, ее основной профиль – это испытания различного вооружения и оборудования для неатомных и атомных ПЛ.

В целом же можно говорить о том, что с подводными кораблями спецназначения у ВМФ РФ дела обстоят вполне хорошо. Чего, увы, никак нельзя сказать о системе освещения подводной обстановки, развертывание и функционирование которой вполне могли бы обеспечить наши подводные спецназовцы.

Давным-давно, 4 марта 2000 г был подписан и принят документ «Основы политики Российской Федерации в области военно-морской деятельности до 2010 года». В соответствии с ним предполагалось строительство «Единой государственной системы освещения надводной и подводной обстановки» (ЕГСОНПО). Значимость этой задачи для страны сложно переоценить, особенно в условиях продолжающегося сокращения состава флота.

Еще древние римляне говорили «Praemonitus praemunitus», что в переводе с латинского означает «Кто предупрежден – тот вооружен». Не приходится сомневаться, что в современной морской войне знание о том, где находятся корабли противника, стало бы для нашего немногочисленного флота важнейшим преимуществом, способным хоть в значительной мере компенсировать численное превосходство врага. В том числе и потому, что в омывающих наши берега морях противник о нашем флоте подобных сведений иметь не может. А кроме того, оперативное знание о местонахождении вражеских АПЛ практически гарантировало бы неуязвимость наших подводных стратегических ракетоносцев.

К сожалению, строительство ЕГСОНПО в Арктике до 2010 г было полностью провалено.

Тогда, в конце 2010 г создание ЕГСОНПО включили в «Стратегию развития морской деятельности Российской Федерации до 2030 года». Согласно этой стратегии, к 2012 г ЕГСОНПО должна была охватить арктическое направление на 30%, а к 2020 г – на 50%. Насколько сегодня можно судить, эти показатели совершенно не выполняются. Более того, судя по публикациям в открытой печати сегодня не существует даже понимания того, какой должна быть ЕГСОНПО.

Так, например, контр-адмирал С. Жандаров в своей статье «Беспризорная Арктика», опубликованной в 2015 г., указывает, что МО РФ, вместо того, чтобы развертывать существующие на сегодняшний день разработки, на протяжении многих лет продолжает вкладывать крупные средства во всевозможные опытно-конструкторские работы на эту тему. Причем, по мнению контр-адмирала, по большей части эти ОКР – весьма сомнительного толка:

«Каждая Государственная программа вооружения (ГПВ-2015, 2020, в проекте – и 2025) начинается с масштабных миллиардных НИОКР по освещению обстановки на арктическом региональном направлении. По линии ФЦП «Развитие ОПК-2020» с 2011 по 2014 год для организации задела по созданию «Интегрированной сетецентрической системы подводного наблюдения» потрачено 3,2 миллиарда рублей. Но ни одного квадратного километра под водой в Арктике, в исключительной экономической зоне в результате этих работ не освещено.»


При этом контр-адмирал заявляет, что (на момент написания статьи, т.е. 11 февраля 2015 г) принят на вооружение только один гидроакустический комплекс, но и он не развернут на позициях.

Насколько можно предполагать, речь идет о системе МГК-608М, предусматривающей размещение донных пассивных датчиков, связанных в единую сеть, и подпитываемых энергией от подводных реакторов. Согласно рекламному проспекту «Рособоронэкспорта» подобная система (МКГ-608Э «Север-Э») может включать в себя от 8 до 60 датчиков и обнаруживать объекты с уровнем шумности от 0,05 до 0,1 Па на площади от 1000 до 9000 квадратных километров, а, скажем, объекты с уровнем шума в 5 Па – до 300 000 квадратных километров.

С другой стороны – даже МАПЛ 3-го поколения (если верны данные по «Щуке-Б») имели порядка 60 Дб шумности, а это – всего лишь 0,02 Па. Сможет ли «Север-Э» «выловить» АПЛ 4-го поколения? Это неизвестно, но не нужно забывать, что «Э» в названии системы скорее всего подразумевает «Экспортный», а у нас иногда снижают потенциал экспортных изделий.

Но в целом можно предположить, что контр-адмирал С. Жандаров предлагает делать ставку на стационарные гидроакустические комплексы. Об их возможностях С. Жандаров, очевидно знает не понаслышке, поскольку сам – в прошлом военный моряк, а впоследствии - директор по оборонной тематике НИИ «Атолл», занимающимся как раз разработкой МГК-608М. Кстати, из-за этого «в интернетах» его упрекают в том, что он не радеет о пользе дела, а отстаивает интересы своего института, но заслужен ли этот упрек?

Другие известные специалисты по гидроакустике - Валентин и Виктор Лексины, в своем цикле статей «Есть ли в России современное гидроакустическое вооружение?» полагают, что подобная система должна быть не столько стационарной, сколько мобильной и включать в себя не только стационарные (придонные) гидроакустические комплексы, аналогичные МГК-608М но и большое количество их мобильных аналогов, т.е. сетью выносных приемных устройств, которые можно быстро разворачивать в нужных районах когда в том возникнет необходимость. Валентин и Виктор Лексины при этом считают незаметность чрезвычайно важным фактором для выживания такого рода систем и предлагают сосредоточиться на пассивной гидролокации.

А вот М.Климов, в своей статье «Гидроакустическая печаль», наоборот, считает, что пассивная гидролокация не сможет обеспечить вскрытие подводной обстановки, и что ее обязательно нужно дополнить активной.

Есть и другие авторы, предлагающие иные способы решения освещения подводной обстановки, и они также противоречат друг другу и вышеизложенным точкам зрения. Кроме того, автор настоящей статьи вынужден констатировать, что очень часто публикации на гидроакустические темы выдержаны в стиле «только я знаю, как надо делать правильно, а остальные глубоко ошибаются», а то и хуже – присутствуют откровенные обвинения в подлоге и коррупции. Надо сказать, что тема гидроакустики чрезвычайно сложна для неспециалиста, и разобраться в ней, не будучи профессионалом-гидроакустиком с опытом реальной работы в море совершенно невозможно. Вероятно, кто-то из авторов действительно прав (все они правыми быть не могут, так как высказывают полярные точки зрения), но в целом все же складывается ощущение корпоративной борьбы между разработчиками.

Однако практически все публицисты сходятся в одном – никакой ЕГСОНПО, никакой системы освещения подводной обстановки у нас нет, и неясно, когда она появится. Что это означает на практике? Как пишет контр-адмирал С. Жандаров:

«С 11 февраля по 13 августа 2014 года ПЛ «Нью Гемпшир» беспрепятственно вскрыла всю деятельность по стратегическому сдерживанию Северного флота в Баренцевом море.»



Та самая SSN-778 "Нью-Гемпшир"


Иными словами, в случае обострения международных отношений и возникновении вооруженного конфликта между РФ и США в 2014 г, российские РПКСН были бы уничтожены до применения ими баллистических ракет. Понятно, что одна-единственная «Нью-Гемпшир» на это неспособна, но у американцев в 2014 г было девять АПЛ этого типа, а в конце года к ним добавилась еще одна.

Безусловно, SSN-778 «Нью-Гемпшир» является чрезвычайно грозным противником – это пятая лодка типа «Вирджиния», и первая лодка модификации Block-II, но нужно понимать – сегодня и в будущем нам будет противостоять еще более грозный противник. И мы должны быть к этому готовы еще вчера, но увы, не готовы сегодня и не факт, что будем готовы завтра.

В проблеме ЕГСОНПО есть и еще один немаловажный аспект. Хотя в открытой печати внимания на этом не акцентируется, но ЕГСОНПО должна распространяться не только на Арктику, но и на воды Дальнего Востока, где у нас также базируются ракетные подводные крейсера стратегического назначения.

Сможем ли мы справиться со всем этим до 2025 г? Осознают ли в правительстве важность ЕГСОНПО в полной мере? Известно, что В.В. Путин принимал личное участие в совещаниях по вопросу неработающего "Полимент-Редута", зенитного ракетного комплекса, проблемы которого препятствовали сдаче головного фрегата проекта 22350 "Горшков". Но решение наших проблем в гидроакустике куда важнее, чем даже вся серия этих фрегатов.

Вывод из вышесказанного очень прост. Сегодня мы испытываем тотальный дефицит в современных многоцелевых атомных и неатомных подводных лодках. К нему добавляется отсутствие систем контроля подводной обстановки, что еще сильнее осложняет развертывание наших РПКСН в угрожаемый период. Как ни печально это признавать, но сегодня, в случае обострения взаимоотношений с НАТО, мы отправим наши подводные стратегические крейсера в неизвестность, в надежде на то, что их малошумность, гидроакустика и опыт экипажей позволят им проскользнуть мимо американских кордонов и все-таки, когда будет нажата красная кнопка, выполнить свое предназначение. В сущности, сегодня судьба трети российских стратегических ядерных сил возлагается на русское "авось". И, что еще печальнее, не видно гарантий к тому, чтобы в ходе 2018-2025 гг. наше положение изменится к лучшему.

Продолжение следует…

Предыдущие статьи цикла:

Военный флот России. Грустный взгляд в будущее
Военный флот России. Грустный взгляд в будущее (часть 2)
Военный флот России. Грустный взгляд в будущее. Часть 3. "Ясень" и "Хаски"
Военный флот России. Грустный взгляд в будущее. Часть 4. "Палтус" и "Лада"
Автор:
Андрей из Челябинска
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

103 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти