«Губительная и благодатная бронза» (Культура бронзового века – 1)

ВВЕДЕНИЕ
Больше года тому назад на страницах ВО вышла целая серия материалов, посвященных теме возникновения металлургии и особенностях энеолита = меднокаменного века на территории Старого и Нового света. Был сделан вывод о полицентризме возникновения металлургии, рассмотрены центры металлургии меди, древние города, жители которых уже умели обрабатывать металл, и пути миграций древних металлургов. Теперь настало время познакомиться с эпохой, когда люди научились добавлять к меди такие лигатуры, как мышьяк, цинк, серебро и, конечно же, олово. И вот когда они этому научились, меднокаменный век закончился, и наступил бронзовый век!

«Губительная и благодатная бронза» (Культура бронзового века – 1)


Литые бронзовые кинжалы «срубной» культуры. Государственный Эрмитаж.

А было так, что на огромных территориях Европы и Азии, что находились вне зоны первых рабовладельческих государств, на рубеже III и II тысячелетий до н. э., равно как и в самих этих государствах, сложились условия, способствовавшие развитию технологий бронзового литья. Одновременно это совпало с успехами в скотоводстве, которыми была отмечена вся вторая половина III тысячелетия на гигантских просторах от Енисея и до самого Пиренейского полуострова. Улучшение структуры питания способствовало быстрому увеличению рождаемости. А рост народонаселения в свою очередь тут же подорвал устои родоплеменных отношений. Теперь богатства стали накапливаться в виде скота, но и чаще возникать столкновения с другими племенами из-за хороших пастбищ и источников пресной воды, имевших особое значение в степных районах. Война ради обогащения за счет ограбления соседей теперь превратилась в доходный промысел. О чем говорят поселения древних скотоводов, обнесенные высокими земляными валами и глубокими рвами, найденные в районе Верхнего Рейна и в землях западной Франции.


Бронзовый наконечник копья из экспозиции музея семейства Халлвил на улице Хамнгатан, строение 4, в Стокгольме.

ОБЩИЙ ОБЗОР
У разных племен, населявших Европу и Северную Азию, бронзовый век по времени в основном совпал со II тысячелетием до н. э., но у многих он сохранялся еще и в начале последующего I тысячелетия. Все это время здесь шло развитие патриархально-родовых отношений и укреплялось господствующее положение мужчин как в роде, так и непосредственно в семье. В том же бронзовом веке следы плужного земледелия становятся все более многочисленными. Древние родовые общины соединяются в целые многолюдные племена, а во главе становится народное собрание мужчин-воинов. Но так как численность этих племенных объединений продолжает расти, в непосредственном управлении жизнью племени теперь принимают участие лишь члены наиболее близких к месту общего собрания общин. Остальных на собраниях представляют их старейшины и военные вожди. Таким образом, власть все больше и больше обособлялась от массы остальных соплеменников. И вот так в руках у знати оказывается и власть, и сила, и богатство, равно как и отправление всех религиозных обрядов, поскольку старейшины и предводители племенных военных отрядов зачастую становятся еще и жрецами, чтобы быть поближе к богам и иметь возможность опираться на их авторитет и волю.


Сосуд «срубной» культуры. Государственный Эрмитаж.

Если мы посмотрим на карту Европы и Азии начала II тысячелетия до н. э., мы сможем увидеть, что к востоку от реки Енисей на территории Прибайкалья и в прибайкальских степях еще с эпохи энеолита живет население главковской культуры (по названию предместья Главково в городе Иркутске, где было обнаружено множество принадлежавших ей находок), а в ней в свою очередь можно будет увидеть и наличие связей с характерной раннебронзовой культурой в... Северном Китае.


Китайский трехногий сосуд династии Шан из коллекции Института искусств в Чикаго.

Всю территорию современного Казахстана, степных и лесостепных зон Западной Сибири, Южного Приуралья и до Каспийского моря занимают в эту эпоху племена андроновской культуры (Андроновской ее назвали по месту самой первой находки, сделанной у села Андроново, на юге Ачинского района в Красноярском крае), в своей основной массе поразительно однородные в культурном отношении, хотя они и обитали на огромном пространстве. Далее к западу, в районе Нижнего и Среднего Поволжья, в причерноморских степях до Днепра, а еще южнее вплоть до современной Одессы, а на севере до бассейна реки Оки, располагалась вторая огромная общность племен, принадлежавших к «срубной» культуре («Срубной» ее назвали по характерному обряду погребения усопших в деревянных срубах под насыпными курганами.), и близкой к культуре андроновцев. Также племена, близкие к ней, обитали и в Средней Азии, что, кстати, неудивительно, учитывая их локализацию.


Бронзовый литой сосуд эпохи династии Шан из коллекции Института искусств в Чикаго.

Относительно Северного Кавказа можно сказать, что, хотя современная наука и рассматривает обнаруженные там памятники как принадлежащие нескольким разным культурам, тем не менее, она считает, что все они самым тесным образом были связаны друг с другом. Например, многие черты родственных культур обнаруживаются в памятниках бронзового века, найденных на территории Грузии и в Армении.



Типичный бронзовый топор культуры колоколовидных кубков эпохи раннего бронзового века 2300 – 2000 гг. до н.э. Обнаружен неподалеку от Будапешта. (Исторический музей, Будапешт)


Реконструкция погребения культуры колоколовидных кубков. (Национальный археологический музей Испании, Мадрид)

Территория Волго-Окского междуречья принадлежала племенам фатьяновской культуры, а район Среднее Поднепровье с эпохи энеолита населяли племена среднеднепровской культуры. Центр Европы – районы Чехии, затем Нижней Австрии, Силезии, Саксонии и Тюрингии принадлежал сначала племенам культуры полей колоколовидных кубков, а затем племенам унетицной культуры, названной так по могильнику у села Унетица неподалеку от Праги (2300—1600 года до н. э.), и со временем трансформировавшейся в лужицкую культуру (Лужицкая культура была названа так по имени области в Германии, и где впервые были обнаружены погребения этой культуры.).


Реконструкция топора лужицкой культуры. Музей Бискупин. Польша.

Эта культура распространилась еще шире и охватила обширный район как в Германии, так и в Польше. Затем ее влияние распространилось на юг – на земли Дунайского бассейна, где на территории современной Венгрии сложился свой особый центр культуры бронзы, имевший связь через Балканы с мощной крито-микенской цивилизацией.


Топор 1700 – 1200 гг. до н.э. Обнаружен на территории Венгрии. (Исторический музей, Будапешт)

В самом начале бронзового века в северной части Италии, Франция и Пиренейском полуострове еще в эпоху энеолита произошло формирование крупного центра древней европейской металлургии. Юг Пиренейского полуострова населяли племена эль-аргарской культуры (названа так по местности Эль-Аргар на юге Испании). Британские острова также характеризуются постоянством культуры. Такова общая культурно-историческая картина, характерная для начала II тысячелетия до н. э., и которая со временем, разумеется, не могла оставаться неизменной.


Образец керамики эль-агарской культуры. (Национальный археологический музей Испании, Мадрид)


Бронзовый меч эль-аргарской культуры (Национальный археологический музей Испании, Мадрид)

КУЛЬТУРЫ В ДЕТАЛЯХ
Теперь мы расскажем о центрах культур этой древней эпохи и о том, каким образом они изменялись с течением времени. Итак, начнем с того, что огромный район Евразии в бронзовом веке населяли племена андроновцев и «срубной» культуры. Вначале они жили в Среднем Поволжье и Южном Приуралье, а их культура имела большое сходство с племенами катакомбной и ямной культур. Но затем в начале бронзового века они двинулись дальше на восток вплоть до Минусинской котловины, а на западе дошли до Днепра и земель в нижнем течении Южного Буга. Считается, что именно они одомашнили лошадь вначале как мясной скот, а позднее и в качестве средства передвижения. Но они же занялись также и земледелием, то есть стали более оседлыми и стали селиться большими поселениями. Содержание крупного рогатого скота в стойлах зимой им также было известно, то есть они обладали уже множеством навыков, свойственных людям достаточно высокого уровня развития цивилизации. Хотя что касается письменности, то она была им неизвестна.


Каменные булавы бронзового века. (Музей археологии и этнографии Тюменского государственного университета)

Доказывается это раскопками андроновского поселения возле села Алексеевского, на реке Тоболе, где рядом с жилищами были найдены остатки загонов для скота, в том числе и крытые. Обитатели андроновских и «срубных» селений объединялись в общины, каждая из которых была полностью автономной. Жители селений производили ткани и шили из них одежду, владели техникой вязания, обрабатывали кожи и меха, выделывали кожаную обувь. Орудия труда, инструменты и оружие – все это также производили мастера, имевшиеся в каждой общине. Андроновцы также мастерски лепили глиняную посуду. Горшки отличались хорошо отполированной поверхностью и красивыми геометрическими орнаментами, похожими на сложные узоры среднеазиатских ковров.

Уже в ранних погребениях срубной культуры были найдены литейные формы для отливки боевых топоров характерной формы, попавших сюда из Двуречья через Кавказ. Из бронзы изготавливались кинжалы, наконечники копий и стрел и, разумеется, различные украшения – серьги, браслеты и бляшки, которыми украшали одежду. Первоначально литьем занимались рядом с домом. Но по мере усложнения технологии и ассортимента изделий появились специалисты – литейщики. Многие жили в общинах, но к концу II тысячелетия до н. э. появились и странствующие мастера и, видимо, их было довольно много. Переходя из одной общины в другую, они работали на заказ и шли, а вернее всего, ехали на повозках дальше, туда, где была для них работа. До наших дней сохранилось множество закопанных ими кладов с литейными формами, слитками бронзы, металлическим ломом и готовыми изделиями. Они обнаружены на всей территории, где проживали племена «срубной» культуры, а также во многих районах Западной и Южной Сибири, а также в Казахстане.


Наконечники стрел: кость, бронза. (Музей археологии и этнографии Тюменского государственного университета)

При этом развитие бронзолитейного дела вызывало и оживление торговли между племенами, а те племена и общины, в землях которых обнаружились месторождения металлов, занялись их добычей. Такие районы древней металлургии были найдены во многих районах СССР, опять же в Казахстане, на Южном Урале и на Кавказе.

Опять-таки клады говорят нам о формировании родовой аристократии, имевшей возможность приобретать богато украшенное оружие, изделия из золота и ценных пород камня. Другим признаком наличия аристократии являются огромные насыпные курганы.

Одним из самых известных является курган в урочище «Три брата», расположенный у города Степного. Несомненно, что насыпать такой огромный курган могло лишь множество людей. Столь же огромен и курган «Широкая могила» на Нижнем Днепре, у села Лепетиха, и курганы в степях Центрального Казахстана. Как правило в них скрываются богатые погребения вождей внутри каменных склепов.

Изучение древних поселений и погребальных курганов андроновской культуры показывает, что многие их черты стали затем весьма характерны для саков и савроматов уже в VI—IV вв. до н. э. О генетическом родстве говорит и антропологическое изучение останков древних андроновцев и савроматов, что позволяет предположить, что те племена, что создали андроновскую культуру, и по культуре, и по языку были прямыми предками саков и савроматов, т. е. их язык принадлежал к иранской ветви индоевропейской языковой группы. Язык скифов, савроматов (а позднее сарматов), саков, а из современных – язык осетин, как восходящий к одному из древних диалектов сарматского языка, – все они относятся к восточноиранской подгруппе индо-иранских языков индоевропейской языковой семьи.


Карасукское погребение. Ландшафтный музей-заповедник Казановка.

Во второй половине II тысячелетия до н. э. андроновские племена начали распространяться в южном направлении и в итоге расселились на землях Южного Казахстана и в Киргизии, где обнаружены многочисленные памятники, принадлежащие к их культуре. Находки артефактов, сходных с образцами андроновской культуры, находят и на территории древнего Хорезма и также на юге Средней Азии, до самых границ современного Афганистана и даже Ирана, то есть ареал их обитания был исключительно широк.


Типичный карасукский нож. Найден в Китае, принадлежал эпохе Шан. (Музей Чернуски, Париж)

А вот потом произошло что-то такое, что вызвало настолько сильные изменения в культуре андроновцев, что в районах Среднего Енисея и Алтая возникла своя культура, получившая название карасукской (1500—800 до н. э.), названная так по раскопкам могильника на речке Карасук. Другой формы стала глиняная посуда; изделия из бронзы также стали по виду совсем другими, чем в андроновское время; кроме традиционного земледелия распространение получило скотоводство и в первую очередь овцеводство; а население региона стало более мобильным. Даже физический тип и тот изменился и стал более приближен к типу, схожему с типом населения Северного Китая. Возможно причина кроется в массовой миграции китайцев из Северного Китая? В дальнейшем это предположение удалось подтвердить изучением карасукских памятников. Оказалось, что бронзовые изделия карасукцев менялись пропорционально расстоянию до Великой Китайской стены. Подтвердил это и тот факт, что на карасукских стелах (вертикально установленных каменных плитах-памятниках) орнаменты непосредственно восходят к типично иньским.


Два бронзовых ножа. (Музей Чернуски, Париж)

В Прибайкалье были найдены иньские сосуды на трех полых ножках, а также в Минусинской котловине и на Алтае, где карасукских памятников особенно много, и в Казахстане – в районе Семипалатинска и у озера Зайсан. Причем согласно китайским хроникам, именно в этих местах расселялись жившие до этого в Северном Китае и близкие к китайцам племена дин-лин. Так что скорее всего это они принесли с собой в Южную Сибирь свои приемы бронзолитейного мастерства, которые в свою очередь были ими заимствованные ими у жителей царства Шан (Инь) в Китае.


Реконструкция ножа бронзового века. (Музей археологии и этнографии Тюменского государственного университета)

Карасукские памятники обнаруживаются в Сибири до VIII в. до н. э., когда там начинают постепенно распространяться орнаменты и изделия, несущие на себе отпечаток скифской культуры. Тогда же, и раньше всего на Алтае, появились и первые изделия, изготовленные из железа. Погребальный обряд представлял собой захоронение усопшего в каменном ящике под насыпным курганом. В погребениях встречаются кинжалы и ножи характерной формы, подвески, бусы, бляхи и пуговицы. Всего обнаружено свыше 2000 таких захоронений. Считается, что именно в карасукское время лошадь перестала быть только лишь тягловым средством, а стала использоваться уже и для верховой езды. Воины карасукской культуры вооружались копьями с литыми бронзовыми наконечниками с прорезями на лопастях и бронзовыми колющими мечами, подобными мечами крито-микенцев.


Бронзовый меч-рапира. (Лионский исторический музей – Музей Гадань)

Продолжение следует…
Автор:
В.Шпаковский
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

58 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти