О "Пражской весне" 1968 года

Анатомия вторжения
После крушения "социалистического содружества" и мирной смены общественного строя в восточноевропейских странах, а затем и распада Советского Союза происходит переоценка многих явлений в нашем недавнем историческом прошлом, меняются подходы к его узловым моментам. Помимо потребностей политико-идеологических, проявляющихся во время всякой ломки общественных отношений и смены ориентиров, когда нередко переписывается история, имеется и более объективная - документальная основа для всесторонних обстоятельных выводов, так как для ученых и общественности открываются архивы бывших правящих партий и высших органов власти.

О "Пражской весне" 1968 года


В результате существенно пополнились и изменились наши представления о многих важных событиях в сфере внутренней и внешней политики Советского Союза, о характере взаимоотношений с союзниками по Варшавскому Договору, о кризисах, не раз потрясавших фундамент, казалось бы незыблемого, здания мирового социализма, о конфронтации двух мировых военно-политических блоков.


Во время своих визитов в восточноевропейские страны в 1992-1993 гг. Президент России Б.Ельцин дал политические оценки таким противоправным действиям СССР, как вооруженное подавление восстания в Венгрии в 1956 г. и интервенция в Чехословакию в 1968 г. Произошел настоящий фейерверк многочисленных публикаций документов и материалов, ранее хранившихся за "семью печатями", - прежде всего в России, но и у наших соседей таким образом имеются условия для анализа и исследовательской работы, поскольку вопросов для ученых-историков все-таки остается немало.

В истории мирового социализма "пражская весна" 1968 г. занимает особое место. Оценки этого исторического явления за сравнительно короткое время - двадцать один год - изменились весьма круто - от "ползучей контрреволюции" до мирной демократической революции. Парадокс с самого начала заключался в том, что реформенный процесс, начатый коммунистами, правящей в стране компартией Чехословакии и с энтузиазмом поддержанный широкими массами населения, был вскоре, через 8 месяцев, подавлен военной силой тоже коммунистами, стоявшими у власти в соседних государствах-союзниках ЧССР по Варшавскому Договору. Идеи "пражской весны" были вроде бы раздавлены танками и преданы забвению, но, как оказалось, они в немалой степени повлияли на зарождение, уже на новом витке истории, идей антитоталитарных массовых движений и революций, приведших в конце 80-х годов к мирной смене общественного строя, в бывших социалистических странах.

Что же это такое - "пражская весна"? Революция или контрреволюция, заговор внутренних и внешних сил, пытавшихся "оторвать" Чехословакию от соцлагеря, косметическая попытка просоциалистических реформ или глубокий пореформенный процесс с непредсказуемыми последствиями?

В любом случае - это была не контрреволюция или некий зловещий заговор правых реакционных сил, задумавших сменить государственный и общественный строй в ЧССР. Вряд ли можно говорить и о серьезной попытке внешних сил, например, государств - членов НАТО использовать бурные общественные процессы в Чехословакии в 1968 г. для отрыва этой страны от социалистического лагеря или содружества, хотя в целом их пропаганда активно обыгрывала события в Чехословакии для острой критики социализма.

В 1968 г. в Чехословакии в ходе "пражской весны" речь шла в первую очередь о внутреннем общественном процессе, имевшем целью демократизацию режима, свободу печати, экономические, прежде всего рыночные реформы и защиту национальной независимости.

В основе своей "пражская весна" являлась общественным движением широких масс чехов и словаков, членов КПЧ, беспартийных, вызревшим в недрах социалистического строя, пораженного тяжелыми недугами, терявшего динамику и свои преимущества, не сумевшего преодолеть последствия сталинизма. Фактически движение обновления и реформ было инициировано внутри компартии Чехословакии деятелями и группами номенклатурной элиты и просоциалистически настроенными представителями интеллигенции. Наиболее дальновидные деятели партократии, если пользоваться нынешними штампами, видели кризис системы власти и управления обществом и искали выход на основе современных достижений общественной мысли. В целом речь шла об улучшении социализма, о его возрождении.

В размышлениях реформаторов находили отражение уроки развития Чехословакии после 1948 г., т.е. муки строительства социализма по сталинской модели, трагический опыт народных выступлений в 1953 г. в ГДР и в 1956 г. в Венгрии, подавленных силой, а также югославский путь, в том числе принципы "общественного самоуправления". Они обращали свое внимание и на опыт европейской социал-демократии.

Нельзя забывать, что это был период 60-х годов - время ожиданий и надежд в социалистическом блоке. Первоначальный импульс попыткам реформ исходил от решений XX съезда КПСС, от хрущевской "оттепели" в Советском Союзе. Во всех соцстранах предпринимались шаги прежде всего по совершенствованию системы управления экономикой, шли дискуссии вокруг "косыгинской" реформы в СССР и экономических преобразований в Польше и Венгрии.

В компартии Чехословакии и вне ее рядов, особенно среди творческой интеллигенции, в студенческих организациях также возникали острые дискуссии по вопросам политики компартий, либерализации общественной жизни, отмены цензуры и т.д. Страна, известная своими демократическими традициями, имевшая развитую промышленность еще до второй мировой войны, явно отставала от своих западных соседей. Попытки перемен в экономике были предприняты еще при правлении А.Новотного (1904-1975), хотя он был известен скорее как догматик, нежели реформатор. В частности, хозяйственная реформа, разработанная под влиянием О.Шика, имела рыночную направленность. Ее реализация создавала предпосылки для последующих перемен в политической системе, прежде всего изменения гипертрофированной роли компартии.

Но внешним толчком к переменам, как обычно, послужили кадровые изменения на вершине власти. В 1966-1967 гг. шло неуклонное нарастание внутренних противоречий внутри высшего партийного руководства, что разыгрывалось на фоне экономических трудностей, споров вокруг десталинизации и демократизации, а также федеративного устройства государства.

На Пленуме ЦК КПЧ 3-5 января 1968 г. все это привело к уходу президента республики А.Новотного с поста первого секретаря ЦК. Против него сложился заговор более прогрессивных сил, объединились все группировки в ЦК. В Москве знали о ситуации, но решили сохранять нейтралитет, что означало, конечно, свободу рук для критиков Новотного. Л.Брежнев недолюбливал А.Новотного, считал его политику причиной нараставших трудностей в Чехословакии, к тому же не мог ему простить некоторых возражений в 1964 г. по форме освобождения Н.Хрущева от высших постов.

Первым секретарем ЦК КПЧ стал А.Дубчек, до этого возглавлявший ЦК компартии Словакии и выступавший за обновление политики партии. В президиум ЦК КПЧ были введены четыре новых члена. Впервые Компартию Чехословакии возглавил словак. Это была своего рода сенсация, но по существу за это стоял компромисс различных сил внутри ЦК.

В Москве к этому выбору отнеслись спокойно. А.Дубчек был человеком известным, проведшим многие годы своей жизни в СССР, выпускником ВПШ при ЦК КПСС. Видимо, надеялись, что он будет управляемой фигурой из-за мягкости характера, покладистости.

Последующий период "пражской весны" примерно до апреля 1968 г. был сравнительно тихим. В стране развертывались дискуссии о социалистическом возрождении, о будущем страны. Ослабли цензурные ограничения, появлялись новые органы печати и обещственные объединения, в том числе "КАН" - Клуб беспартийных. Манящее чувство свободы и независимости обретало новых и новых поклонников. Что же касается руководства КПЧ и правительства, то помимо общих слов о демократии, либерализации, новых идей и концепций по существу не высказывалось, а внутри шла "позиционная война" за перераспределение портфелей. Вот как пишет об этом один из идеологов "пражской весны", основной разработчик программ политических реформ, бывший секретарь ЦК КПЧ З.Млынарж: "...на протяжении целых трех месяцев партийное руководство решало вопросы, связанные с распределением кресел в верхушке партийного и государственного аппарата, и именно поэтому невозможно было приступить к осуществлению продуманной политики реформ. Общественность же не могла ждать окончания борьбы за кресла министров и секретарей ЦК. Накопившиеся, но не решенные за многие годы проблемы, стали обсуждать открыто.

Хотя руководство партии решило еще в январе подготовить "Программу действий КПЧ", и она была составлена в конце февраля, ее принятие затянулось до начала апреля.

Компартия как инициатор перемен по существу теряла время и уступала политическое пространство другим непартийным силам.

У А.Дубчека, очевидно, были на это свои причины. Он поощрял широкую критику недостатков и поддерживал атмосферу свободы выражения мыслей, но одновременно решал свои проблемы. Ему надо было укрепить свое положение как лидера и добиться изменения соотношения сил в свою пользу, оттеснить догматиков. Он не торопился и с созывом чрезвычайного съезда партии. И вообще готовил перемены без нажима и обострений. В конце марта был освобожден с поста президента А. Новотный, новым президентом ЧССР стал генерал Л.Свобода. До этого были вынуждены уйти в отставку несколько одиозных деятелей из ЦК и правительства.

4 апреля 1968 г. пленум ЦК КПЧ избрал новый состав президиума и секретариата ЦК, в котором было достаточно сторонников Дубчека, хотя имелись и "люди Москвы". 8 апреля председателем правительства ЧССР стал О.Черник. 18 апреля Й.Смрковский был избран председателем Национального собрания ЧССР.

Но атмосфера в стране становилась другой, инициатива постепенно переходила в руки нетрадиционных политических сил, которые оказывали давление на партийно-государственное руководство через средства массовой информации и в целом вне рамок официальных структур. При этом общественность с восторгом поддерживала А.Дубчека и его сторонников, "прогрессистов", они находились на гребне волны общественного подъема. Нынешний президент Чехии, известный правозащитник В.Гавел так оценивал тогдашнее состояние лидеров "пражской весны" и их взаимоотношения с населением: "...они постоянно оказывались в состоянии легкой шизофрении: они симпатизировали этому общественному подъему и одновременно боялись его, опирались на него и одновременно хотели его затормозить. Им хотелось открыть окна, но они боялись свежего воздуха, им хотелось реформ, но лишь в границах своих ограниченных представлений, чего народ в своей эйфории великодушно не замечал, а на это надо было обратить внимание. Так что они, скорее, просто семенили вслед за событиями, а не направляли их. Само по себе это не имело значения, общество могло обойтись и без их помощи. Опасность была в том, что руководство, не имея четкого представления о том, что происходит, не представляло себе, как это защитить. Будучи в плену своих иллюзий, они постоянно уговаривали себя, что им как-то удастся объяснить это советскому руководству, что они что-либо им пообещают и тем самым успокоят их..."

Однако параллельно шел другой процесс - росли недоверие и подозрительность со стороны союзников Чехословакии по Варшавскому Договору - СССР, ПНР, ГДР, НРБ и Венгрии. Разумеется, А.Дубчек не был наивным человеком в политике, он пытался маневрировать, прекрасно понимая, как важно для судьбы реформ найти общий язык с хозяевами Кремля. Вопрос о том, что это может стать вообще невозможным, в то время, похоже, еще не вставал.

В конце января А.Дубчек имел многочасовую встречу с Л.Брежневым. Постепенно знакомился с другими руководителями, наиболее дружественные контакты сложились у него с Я.Кадаром. На годовщину февральских событий 1948 г., когда коммунисты пришли к власти, в Прагу по просьбе А.Дубчека, поддержанной Москвой, прибыли все лидеры европейских соцстран, включая и Н.Чаушеску. Присутствовала даже делегация СКЮ. В начале марта новая встреча на высшем уровне, на этот раз на совещании Политического консультативного комитета Варшавского Договора в Софии. В ходе этих контактов союзники, с одной стороны, демонстрировали поддержку новому руководству Чехословакии, но с другой - пытались предостеречь его от опасностей, от крутых виражей в реформировании политики Компартии.

В конце марта 1968 г. ЦК КПСС разослал партактиву закрытую информацию о положении в Чехословакии. Этот документ отражал господствующие настроения.

"По инициативе ЦК КПСС на 20-летие празднования февральских событий в Прагу были направлены делегации братских партий европейских социалистических стран на высшем уровне. Во время пребывания делегаций состоялись беседы с руководящими деятелями КПЧ о положении в Чехословакии, выражена тревога по поводу многих проявлений антисоциалистического характера и сказано о необходимости отпора антипартийным выступлениям и обеспечения единства и сплоченности в руководстве КПЧ. Тов. А.Дубчек во всех случаях твердо заверял, что новое руководство ЦК КПЧ контролирует обстановку и не допустит нежелательного ее развития.

Однако в последнее время события развиваются в отрицательном направлении. В Чехословакии ширятся выступления безответственных элементов, требующих создать "официальную оппозицию", проявлять "терпимость" к различным антисоциалистическим взглядам и теориям. Неправильно освещается прошлый опыт социалистического строительства, выдвигаются предложения об особом чехословацком пути к социализму, который противопоставляется опыту других социалистических стран, делаются попытки бросить тень на внешнеполитический курс Чехословакии и подчеркивается необходимость проведения "самостоятельной" внешней политики. Раздаются призывы к созданию частных предприятий, отказу от плановой системы, расширению связей с Западом. Более того, в ряде газет, по радио и телевидению пропагандируются призывы "к полному отделению партии от государства", к возврату ЧССР к буржуазной республике Масарика и Бенеша, превращению ЧССР в "открытое общество" и другие...

В стране идет безответственное все обостряющееся обсуждение пригодности или непригодности значительной части руководящих деятелей партии и государства (президент республики, председатель правительства, министры иностранных дел, национальной обороны и др.)...

Следует отметить, что безответственные выступления в прессе, по радио и телевидению под лозунгом "полной свободы" выражения мнений, дезориентирующие массы, сбивающие их с правильного пути, не получают отпора со стороны руководства КПЧ...

Происходящие события в Чехословакии стремятся использовать империалистические круги для дискредитации политики КПЧ и всех достижений социализма в ЧССР, для расшатывания союза Чехословакии с СССР и другими братскими социалистическими странами".

23 марта в Дрездене состоялась встреча руководителей партий и правительств шести социалистических стран - СССР, Польши, ГДР, Болгарии, Венгрии и ЧССР. Первоначальный замысел встречи (и вообще более частых встреч руководителей) исходил от А.Дубчека, который еще в Софии предложил провести отдельную встречу стран-соседей Чехословакии по вопросам экономического сотрудничества. Руководство ЦК КПСС поддержало предложение, заведомо готовясь обсудить внутриполитическое положение в Чехословакии. Румын решили не звать из-за особой, сепаратистской линии Н.Чаушеску в соцсодружестве. Болгар пригласили по настоянию КПСС.

В Дрездене на А.Дубчека был вылит ушат холодной воды. Напрасно он объяснял положения новой программы действий КПЧ "Путь Чехословакии к социализму", уверял, что партия не ошибается в оценке ситуации. Критику политики КПЧ начал В.Ульбрихт, добавил В.Гомулка, который заявил, что в Праге разгуливает контрреволюция. КПЧ не управляет страной. Л.Брежнев выступал мягче. Но заявил об обеспокоенности советского руководства. В Москве понимают, как могла сложиться нынешняя опасная обстановка. О какой либерализации рассуждает Дуб-чек? Что это такое обновление социалистического строя? Неужели в Праге не видят, что КПЧ хочет превратиться в оппозиционную партию? Страной руководит не партия, а Шик, Смрковский, Голдштюкер и другие. По мнению Брежнева, если не будут приняты меры, то речь идет о последнем шансе для КПЧ.

Наиболее сдержанно в Дрездене выступал Я.Кадар, который не согласился с оценками о наличии угрозы контрреволюции в Чехословакии, хотя не отрицал усиления негативных тенденций в стране. Он призвал к проведению главным образом политической работы, к разработке политико-идеологической платформы партии, сделав акцент на укреплении идейного и организационного единства КПЧ. Такая позиция соответствовала намерению руководства ВСРП быть посредником между КПЧ и остальными.

После совещания в Дрездене четко обрисовались два подхода к развитию обстановки в Чехословакии. Один - это путь реформ, программа придания социализму "человеческого лица", за который выступали большинство руководителей Чехословакии, в тот период включая и представителей промосковского крыла в партии. Они не отрицают наличия правых, антисоциалистических тенденций в ЧССР, но считают, что социализму в их стране не угрожает опасность, так как основное политическое направление является "просоциалистическим", а КПЧ в состоянии контролировать общественные процессы. Другой подход - это позиция руководства КПСС и поддерживавших его руководителей ГДР, Польши, Болгарии, которые были встревожены ходом общественных процессов в Чехословакии, усматривали в них угрозу социализму, считали, что КПЧ все более теряет власть, а А.Дубчек оказался слабым руководителем. Напрашивался вывод о необходимости изменить ситуацию, оказать помощь, пока еще не поздно.

Несколько иной была позиция руководителей Венгрии. Они не отрицали опасностей, активизации антисоциалистических элементов, Я.Кадар даже проводил параллели с развитием обстановки в Венгрии перед октябрем 1956 г., но считали, что КПЧ и дубчековское руководство в состоянии справиться с нарастающим кризисом самостоятельно, без вмешательства извне, тем более военного. У лидеров Венгрии были свои резоны. За спиной у них была пережитая трагедия восстания 1956 г. Процветание страны, благополучие населения связывалось с результатами радикальной экономической реформы, которая только разворачивалась". Венгерским руководителям хотелось уберечь это свое детище от всяких холодных ветров. Что касается позиции Румынии, то ее "вождь" Н.Чаушеску возражал против всяческого вмешательства в дела Чехословакии и КПЧ не потому, что он был поборником демократии и плюрализма. Нет, он думал прежде всего об интересах Румынии и своего националистического курса, поэтому выступал в духе защиты полного суверенитета. Его внешнеполитическим расчетам отвечало усиление независимого от Москвы курса Праги, поэтому он старался поощрять лидеров Чехословакии к еще большей самостоятельности. СССР и его ближайшие союзники стремились нейтрализовать эти усилия Н.Чаушеску.

О "Пражской весне" 1968 года


После совещания в Дрездене советское руководство приступило к разработке вариантов действий, в том числе втайне военных мер. В.Ульбрихт, Т.Живков и В.Гомулка считали, что хороши все средства. В определенной мере они коллективно влияли на Л.Брежнева. Но до окончательного решения было еще далеко.

Рассматривая дальнейшее трагическое развитие событий вокруг Чехословакии, следует отметить, что после встречи в Дрездене усилились нападки Москвы и ее союзников на процесс демократизации в Чехословакии, а также активизировались попытки оказать давление на руководство реформаторов и одновременно сплотить оппозиционные ему просоветские силы в интересах "спасения социализма".

Что же касается происходившего в самой Чехословакии, то кадровые перестановки в правительстве, парламенте и руководстве общественных организаций, имевшие место в апреле, в целом означали усиление позиций А.Дубчека и реформаторских сил. Вместе с тем напряжение во взаимоотношениях с Москвой нарастало, хотя А.Дубчек не помышлял о разрыве с Советским Союзом.

В этой связи целесообразно проанализировать исходные мотивы поведения руководства Советского Союза и других "братских стран".

Прежде всего, вне всякого сомнения, Чехословакия как страна с демократическими традициями созрела для реформ. При этом большинство коммунистов-реформаторов, веря в реформируемость социализма, хотело провести их постепенно, шаг за шагом, без общественных потрясений и тем более без гражданской войны, имея перед собой пример мирных преобразований в Испании после смерти Франко. Естественно, они не хотели, чтобы КПЧ утратила власть, предлагая поэтапное введение плюралистической демократии. Другие же силы, в основном вне КПЧ, вели дело к немедленной свободе действий других политических партий, к свободным выборам на многопартийной основе.

Политики-прагматики понимали, что для глубоких реформ нужна благосклонность Москвы. А.Дубчек, видимо, был уверен, что заполучит ее. Но тогдашние чехословацкие руководители не учитывали, что в рамках жесткой союзнической системы Варшавского Договора, состоявшей из стран, придерживавшихся одной официальной идеологии - марксизма-ленинизма, любая трансформация политического курса допускалась в пределах пути или опыта, познанного в "центре" - Советском Союзе. На этом стоял и "новатор" Н.Хрущев, этого же придерживались Л.Брежнев, М.Суслов и Н.Подгорный, А.Кириленко. Заявлений о творческом применении марксистско-ленинского учения хватало, но о подлинных реформах в руководстве КПСС при Брежневе никто не помышлял. Тормозилась хозяйственная реформа, хотя за ней стоял А.Косыгин. Отдельные попытки к обновлению стиля и методов работы партии предпринимались молодой порослью номенклатуры, но ведь известно, что целое поколение так называемых комсомольских руководителей было в годы застоя отстранено от власти.

Догматизм, закостенелость прикрывались ссылками на Ленина, на постулаты, принятые на всемирных совещаниях компартий 1957 и 1960 гг.: пресловутые закономерности строительства социализма. Считалось, что из Праги шла ревизионистская крамола. Действовал и обычный инстинкт самосохранения, а как бы не повторился "венгерский вариант" 1956 г. За проявлением подобных настроений особенно наблюдали в кругах интеллигенции. Повод имелся - письмо академика Сахарова, попавшее на Запад. Настораживал и бунт студентов в Париже.

Имперское мышление, психология осажденной крепости, усиленная годами "холодной войны" и взаимной гонки вооружений, доминировали в Москве в оценке последствий тех или иных реформ и новшеств для "реального социализма". Все просчитывалось с позиций соотношения сил и конфронтации в мире, а также ущерба для советской гегемонии. Сейчас в некоторых научных работах можно встретить мнение, что политбюро ЦК КПСС тогда преувеличивало угрозу со стороны империалистических держав, ведь после кубинского кризиса 1962 г. "холодная война" пошла на убыль. Очевидно, это несколько упрощенное толкование. Страны Варшавского Договора сами проявили инициативу созыва общеевропейского совещания, но ведь в 1968 г. до СБСЕ, до Хельсинки было еще далеко. Недоверие и подозрительность были сильными и взаимными.

О "Пражской весне" 1968 года


В 1968 г. были и свои конкретные внешнеполитические причины для нервной реакции руководства СССР - война, которую вели США во Вьетнаме, напряженные отношения с Китаем, националистическая линия Чаушеску, ослаблявшая ОВД. Не было еще "восточных договоров" с ФРГ, поэтому в официальной пропаганде все время звучала тема реваншизма в Бонне. Еще одно обстоятельство позволяет лучше понять позицию Кремля - разные подходы среди союзных стран. Фактом являлось наличие так называемого северного яруса ОВД - Берлин, Варшава, Москва и других более либеральных (Будапешт) или несогласных с Москвой (Бухарест) стран. Румыния после софийского совещания ПКК (в марте) сразу была исключена из союзнических обсуждений чехословацкой темы. Что касается позиции руководства ГДР, то В.Ульбрихт и другие воспринимали все то, что происходило в Праге как отклонение от принципов марксизма-ленинизма, как отступление от руководящей роли Компартии и в целом видели в этом угрозу для "рабоче-крестьянской власти" в ГДР. Процесс демократизации в ЧССР, по оценке лидеров СЕПГ, нес опасность для ситуации в Восточной Германии, так как дестабилизация обстановки в ГДР вела в конечном итоге к усилению объединительных настроений среди населения, к присоединению республики к ФРГ. Берлин весьма нервно реагировал на попытки Праги активизировать связи с Западом, особенно с ФРГ. В.Ульбрихт все время напирал на вопрос о безопасности западных границ социалистического содружества. Была еще одна причина для решительного неприятия верхушкой СЕПГ процессов " пражской весны". Идеи "демократического социализма" рассматривались в Берлине как социал-демократический уклон, как правый оппортунизм. Идеологический аппарат СЕПГ вел ожесточенную борьбу с идеологией Социал-демократической партии Германии, хотя В.Брандт был уже министром иностранных дел ФРГ. После коллективной встречи в Дрездене В.Ульбрихт и Г.Аксен попытались повлиять на А.Дубчека, но из этого, разумеется, ничего не вышло. Более того, появилась взаимная личная антипатия. Прекратился обмен информацией между ЦК КПЧ и СЕПГ.

Нечто подобное происходило и в Варшаве. В.Гомулка, прошедший непростой путь нормализации обстановки в стране после 1956 г., тоже опасался, что процессы в соседней ЧССР негативно скажутся на польском обществе. Обстановка в Польше была довольно напряженной, совсем недавно в марте полиция применила силу для разгона студенческих выступлений. Позиция В.Гомулки, в силу его импульсивности, иногда претерпевала изменения, но в целом он был сторонником решительных действий. Именно В.Гомулка заявил в июле, что соцстраны не могут позволить, чтобы контрреволюция взяла верх в Чехословакии. Западная печать летом 1968 г. иногда сообщала об умеренной позиции Болгарии в подходе к событиям в Чехословакии. На самом деле лидер этой страны Т.Живков занимал жесткую позицию, согласовывая ее с Москвой. Только в вопросе отношений с Румынией он маневрировал, стремясь сохранить нормальные контакты с Н.Чаушеску.

Но, конечно, определяющей была позиция высшего руководства КПСС. Окончательное, фатальное решение созревало постепенно. В течение апреля-мая советские лидеры еще действовали главным образом политическими методами, пытаясь "образумить" Дубчека, заострить его внимание на опасности действий антисоциалистических сил. Применялись меры идеологического, дипломатического и военного давления. Вскоре Москве, как пишет З.Млынарж, удалось расколоть прежде единую "тройку" в чехословацком руководстве - А.Дубчек, премьер-министр О.Черник и член президиума, секретарь ЦК Д.Кольдер. Усилилась ориентация на левую, промосковскую группу в руководстве партии - В.Биляк и А.Индра. Шел активный обмен информацией о положении в ЧССР. Вот несколько примеров. В начале апреля советские послы проинформировали высших партийно-государственных руководителей ГДР, ПНР, ВНР, НРБ о том, что в Чехословакии действует антигосударственная группа, в которую входят социал-демократ Черник, бывший член ЦК КПЧ Я.Прохазка, генерал Крейчи, писатели и публицисты Кого-ут, Вацулик, Кундера, Гавел и другие. Часть этих людей поддерживает связь с руководителем буржуазной эмиграции Тигридом. Буквально через несколько дней по линии КГБ всем руководителям, включая А.Дубчека, была передана информация о том, что в 1962 г. в США был разработан и ныне осуществляется оперативный план тайных операций против европейских соцстран. Я.Кадару, например, эту информацию излагал заместитель начальника внешней разведки КГБ генерал Ф.Мортин.

В конце апреля в Прагу прибыл маршал И.Якубовский, главнокомандующий Объединенными вооруженными силами стран - участниц Варшавского Договора. Речь пошла о "подготовке маневров" на территории ЧССР.

"Телефонную дипломатию" осуществлял Л.Брежнев, информируя союзников о контактах с А.Дубчеком, договариваясь о совместных действиях. Например, 16 апреля он сказал Я.Кадару, что, по его мнению, Дубчек - честный человек, но слабый руководитель. А события в стране развиваются в направлении контрреволюции, антисоциалистические силы намерены восстановить республику масари-ковского типа. Если планировавшаяся советско-чехословацкая встреча ничего не даст, то придется собираться руководителям "пятерки". Тогда же он поднял вопрос о советско-польско-венгерских военных учениях на территории Чехословакии.

О "Пражской весне" 1968 года


Механизм военного решения включён
Встреча Л.Брежнева с А.Дубчеком прошла в Москве 04 мая. На ней с советской стороны было подвергнуто резкой критике развитие обстановки в Чехословакии, ослабление влияния КПЧ и антисоветские выпады чехословацкой печати. Взаимопонимания достигнуто не было. Пожалуй, для Москвы какой-то результат состоял в том, что в материалах майского Пленума ЦК КПЧ было сказано о действиях в стране антисоциалистических сил.

8 мая в Москве прошла закрытая встреча лидеров СССР, ПНР, ГДР, НРБ и ВНР, во время которой состоялся откровенный обмен мнениями о мерах в связи с обстановкой в Чехословакии. Уже тогда прозвучали предложения о военном решении. Вновь проявилась особая позиция Венгрии. Ссылаясь на опыт 1956 г., Я.Кадар заявил, что чехословацкий кризис нельзя решить военными средствами, необходимо искать политическое решение. В то же время он не возражал против проведения командно-штабных учений ОВД на территории Чехословакии. В конце мая правительство ЧССР дало согласие на проведение учений, вряд ли подозревая, что готовится репетиция будущего вторжения на территорию страны.

Учения "Шумаво" состоялись 20 - 30 июня. В середине июня Л.Брежнев проинформировал лидеров союзных государств "пятерки", что в руководстве Чехословакии сформировалась ревизионистская группа - Кригель, Цисарж, Шик, Млынарж, Шимон. Он поднял вопрос о том, чтобы оторвать Дубчека и Черника от ревизионистов и убедить опираться на "здоровые силы" в партии.

В руководстве Советского Союза непрерывно обсуждался вопрос о вариантах действий. Собственно говоря, какие были исторические прецеденты? В 1948 - 1949 гг., несмотря на угрозы Сталина, Югославия ценой разрыва с СССР отстояла свой независимый курс. В 1956 г. в Польше был с трудом достигнут компромисс с новым руководством во главе с В.Гомулкой, но перед этим было и жестокое подавление выступления рабочих в Познани, и массированная советская военная демонстрация перед прилетом в Варшаву Н.Хрущева, 1956 г. - восстание в Венгрии, подавленное советскими войсками, которые были приглашены спешно сформированным правительством Я.Кадара. Отстранено от власти правительство И.Надя.

Венгерский пример все время маячил перед глазами, тем более что М.Суслов, Л.Брежнев и Ю.Андропов принимали самое активное участие в подавлении "контрреволюционного мятежа" в Венгрии. Рассуждали примерно так: да, было тяжело, но через несколько лет все пришло в норму.

Однако в 1968 г. советское руководство не хотело терять время, выжидать, как в Венгрии в 1956 г. Ведь когда иссякли надежды на И.Надя, пришлось срочно бросать в бой против повстанцев войска Советской Армии, нести жертвы, предотвращая нейтралитет Венгрии и ее выход из Варшавского Договора.

Но Чехословакия - это не Венгрия, там стреляли, здесь реформы шли мирным путем. В 1968 г. была иной и международная обстановка, поэтому советским лидерам не хотелось брать ответственность за вмешательство на себя, имея, правда, мандат от остальных союзников.

Таким образом, налицо было стремление Москвы интернационализировать чехословацкий вопрос, связать его с интересами безопасности Варшавского Договора.

Л.Брежнев был инициатором многих консультаций с союзниками. Но постепенно рождалось силовое решение, возникали контуры пресловутой доктрины "ограниченного суверенитета". Нельзя исключать, что если бы рядом с Брежневым стоял крупный военный деятель, то Советский Союз ввел бы под благовидным предлогом еще в мае свои войска в Чехословакию, а заодно, возможно, и в Румынию.

Политики продолжали искать методы воздействия на А.Дубчека, а по линии военных уже фактически с апреля велась разработка планов военной операции на территории Чехословакии. Главную роль должны были играть советские войска, армиям Польши, ГДР, Венгрии отводилась политическая, подчиненная миссия.

О "Пражской весне" 1968 года


Тем временем в Праге обстановка, с точки зрения Москвы, осложнялась. Компартия все более погружалась в дискуссии и теряла влияние. Определенная часть коммунистов поворачивала в сторону югославского опыта. Возмущение Москвы вызывали статьи чехословацкой печати.

Демократическое движение все более поляризовывалось. В июне подали заявки на регистрацию более 70 политических организаций. Возник комитет по воссозданию социал-демократической партии. Бывшие буржуазные партии активизировались, росла их численность. Внепартийная оппозиция выдвигала требование создания многопартийной парламентской системы. В конце июня был опубликован знаменитый манифест "Две тысячи слов", составленный писателем Л.Вацуликом и подписанный многими известными общественными деятелями, в том числе и коммунистами. В этом либеральном по духу документе была подвергнута критике тоталитарная система, консервативная деятельность КПЧ и провозглашены идеи демократизации политической системы, введения политического плюрализма. Открыто говорилось о противниках демократизации, возможности советской интервенции.

Не надо объяснять, что во всех столицах пяти союзных государств "Две тысячи слов" были расценены как острый выпад против социализма. Осуждающее заявление Президиума ЦК КПЧ было вялым по тону. Между тем в партии началась подготовка к XIV (чрезвычайному) съезду КПЧ, намеченному на 7 сентября. Манифест "Две тысячи слов" своими требованиями перехватывал инициативу у компартии.

В этой обстановке советское руководство решило провести новую коллективную встречу союзников с участием руководителей ЧССР для обсуждения обостряющейся ситуации в Чехословакии. В письме Л.Брежнева на имя А.Дубчека от 6 июля эту встречу предлагалось провести в Варшаве 10 или 11 июля. 9 июля последовал негативный ответ Президиума ЦК КПЧ со ссылкой на то, что проведение такой встречи осложнит работу КПЧ и обстановку в стране. Предлагалось заменить общую встречу двусторонними, в Праге, причем не только с пятью союзными странами, но и с Румынией и Югославией. Несмотря на новые предложения от имени "пятерки", Президиум ЦК КПЧ решил все-таки не участвовать во встрече в Варшаве, но предложил провести встречу руководителей КПЧ и КПСС, а затем и общую встречу.

Многие историки "пражской весны" считают отказ А.Дубчека и других руководителей прибыть на коллективную встречу крупной ошибкой, в результате которой окончательно нарушились отношения с СССР и союзниками.

В Варшаве линия Праги была подвергнута резкой критике. Открыто прозвучали предложения о военном вторжении, хотя раздавались и умеренные голоса, того же Кадара. Брежнев в своем выступлении дал тревожную оценку складывающейся обстановки, назвав новым моментом то, что Чехословакия отходит от социалистического содружества. От изложил мнение КПСС о коллективной ответственности за судьбы социализма в каждой стране, что позднее получило название доктрины "ограниченного суверенитета" или доктрины Брежнева, но все-таки призвал к политическим шагам, прежде всего ориентации на "здоровые силы" в КПЧ. Участники встречи направили в Прагу открытое коллективное письмо. Это был предупреждающий сигнал.

О "Пражской весне" 1968 года


Следующим этапом на пути к трагедии стала встреча в Чиерне-над -Тисой 29 июля - 1 августа, в которой участвовали полные составы Политбюро ЦК КПСС и Президиум ЦК КПЧ вместе с президентом Л.Свободой.

Понимало ли пражское руководство тенденцию развития отношений с СССР и его ближайшими союзниками? Очевидно, в Праге понимали далеко не все. Конечно, политики-центристы типа Дубчека и Черника отдавали себе отчет в том, что повторять действия венгерского премьер-министра И.Надя, идти на разрыв с СССР было бы опасно.

Понимали, что не следует шутить с принадлежностью Чехословакии к Варшавскому Договору. Но надеялись, что сумеют объясниться с Москвой, надеялись на свой авторитет. Полагали, что бесконфликтно пройдут путь до XIV съезда партии, хотя после Варшавы все осложнилось. Иллюзорным был расчет на поддержку со стороны Югославии и Румынии, на проведение международной конференции европейских компартий.

В конце июля была завершена подготовка военной операции, ее называли учениями. По данным журнала "Шпигель", к вторжению привлекались 26 дивизий, из них 18 советских, не считая авиации.

Но в Москве еще не было принято окончательное решение. Готовясь к переговорам с руководителями ЧССР, в Кремле исходили из того, что встреча будет проходить в условиях формирования в ЧССР национального единства на антисоветской основе, в условиях, как считалось, роста угрозы правого поворота в политике КПЧ и выхода на авансцену деятелей, настроенных более радикально, чем Дубчек. Москва опасалась, что власть в ЧССР может мирным путем перейти в руки "антисоциалистических сил".

В советском руководстве проявлялись и сомнения. Можно ли все-таки рассчитывать на Дубчека? Не попал ли он под влияние "правых" вроде Смрковского и Кригеля? Этих деятелей, а также Цисаржа, Пеликана, министра внутренних дел Павела пытались нейтрализовать и отстранить.

К тому времени поддерживались постоянные контакты с президентом ЧССР и с меньшинством в Президиуме, прежде всего с В.Биляком. Позицию, конечно, определяли Л.Брежнев и его окружение. Но руководство КПСС отнюдь не было монолитным. Разница в подходах ощущалась в советском посольстве в Праге, там были свои "ястребы", но имелись и умеренные.

Содержание переговоров в Чиерне-над-Тиссой известно. Стенограмма занимает несколько сот страниц. Атмосфера была напряженной.

В целом руководители СССР стремились связать Дубчека определенными договоренностями относительно рамок демократизации, сохранения руководящей роли КПЧ, смены кадров, ограничения свободы деятельности СМИ и т.д.

Основные договоренности были достигнуты на встречах "четверок" - Брежнев, Подгорный, Косыгин, Суслов - Дубчек, Свобода, Черник, Смрковский.

Переговоры закончились внешне удовлетворительным для Москвы результатом.

Чехословацкая делегация в основном выступала единым фронтом, но особой позиции придерживался В.Биляк. Для Москвы это было важно. Тогда же поступило личное письмо кандидата в члены Президиума ЦК КПЧ А.Капека с просьбой об оказании его стране "братской помощи" соцстран.

За Чиерной-над-Тисой сразу же последовала встреча руководителей шести партий в Братиславе 3 августа 1968 г. Накануне Л.Брежнев проинформировал союзников о содержании своих договоренностей с Дубчеком. Договоренности, достигнутые в Братиславе, после дискуссии с чехословацкой делегацией, рассматривались почти как успех. В принятом в Братиславе заявлении содержалась ключевая фраза о коллективной ответственности в деле защиты социализма.

После Братиславы наступила самая драматическая фаза кризиса в Чехословакии. Вроде бы ситуация несколько разрядилась. Был достигнут какой-то компромисс. Но ни советское руководство, ни Ульбрихт и Гомулка, наиболее активные критики "пражской весны", не верили в способность и желание Дубчека и его сторонников "нормализовать" обстановку.

В Братиславе Л. Брежневу было передано письмо пяти членов руководства КПЧ - Индры, Кольдера, Капека, Швестки и Биляка с просьбой об оказании "действенной помощи и поддержки", чтобы вырвать ЧССР "из грозящей опасности контрреволюции". Правовая основа для вторжения была получена, хотя дело было не в формальном предлоге.

Но сначала решили проверить настроения А.Дубчека. Главную роль в этих контактах взял на себя Л.Брежнев, решительность которого по мере приближения радикального шага усиливалась. После Братиславы он отбыл на отдых в Крым в окружении своего личного штата, в Москве в ЦК "на хозяйстве" был оставлен А.Кириленко, которому генсек полностью доверял. Функционировала межведомственная рабочая группа. Активно действовали КГБ и ГРУ.

8 августа поступила важная телеграмма от совпосла в Праге. Он сообщал после беседы с Дубчеком, что хотя руководители КПЧ и правительство в Чиерне и Братиславе обязались вести борьбу против правых и антисоциалистических сил в Чехословакии, а Дубчек подтвердил, что намерен значительно обновить состав ЦК и высшего руководства, однако полной уверенности в его действиях нет. Дубчек обвинялся в неискренности. Делался вывод, что к последовательным действиям против правых Дубчек еще не готов.

Брежнев из Ялты часто говорил по телефону с совпослом в Праге, с руководителями других соцстран. В Ялте 12 августа была, например, организована закрытая встреча Брежнева, Подгорного и Косыгина с Я.Кадаром. Его попросили вновь побеседовать с Дубчеком. Встречался с Дубчеком и В.Ульбрихт.

В середине августа Л.Брежнев дважды звонил А.Дубчеку и нажимно ставил вопросы: почему не выполняются договоренности, где же обещанные кадровые решения, почему не осуществляется разделение МВД и госбезопасности? Брежнев не просто напоминал своему собеседнику о договоренностях, а запугивал - "в Москве зарождается беспокойство", так как все опять идет по-старому, нужные решения не принимаются.

О наших шагах ставились в известность союзники и "здоровые силы". В Праге им рекомендовали действовать смелее, нажимать на Дубчека. Советовали подумать, какие могут понадобиться крайние меры, какие надо создавать чрезвычайные органы.

13 августа был предпринят еще один шаг - в Прагу было направлено обращение Политбюро ЦК КПСС по вопросу о недружественных выступлениях чехословацкой печати, срывающих договоренности, достигнутые в Чиерне-над-Тисой. Советское руководство информировало и президента Свободу.

В беседах с Брежневым А.Дубчек уклонялся от прямого ответа, ссылался на то, что кадровые дела решаются коллективно. Вот будет Пленум, там все и рассмотрим. Раздраженно заявлял, что не держится за свой пост. Говорил о трудностях. В ответ следовали брежневские упреки. Но было сделано и предупреждение: новая ситуация в ЧССР может заставить Москву принять самостоятельные решения. В конце концов А.Дубчек взорвался и в сердцах бросил в ответ: "Раз вы в Москве считаете нас обманщиками, то к чему разговоры. Делайте, что хотите". Его позиция была ясной - свои проблемы мы в состоянии решить самостоятельно, без вмешательства извне.

Поведение А.Дубчека и пражского руководства было признано в Москве неудовлетворительным. Механизм военного решения заработал.

О "Пражской весне" 1968 года


16 августа в Москве на заседании высшего советского руководства состоялось обсуждение положения в Чехословакии. Были одобрены предложения о вводе войск. Тогда же было принято письмо Политбюро ЦК КПСС в адрес Президиума ЦК КПЧ. Оно было вручено А.Дубчеку и О. Чернику 19 августа, разговор носил характер общения глухонемых. 17 августа посол С.Червоненко имел встречу с президентом Л.Свободой и сообщил в Москву, что в решающий момент президент будет вместе с КПСС и Советским Союзом.

18 августа в Москве состоялась закрытая встреча "пятерки". Союзники без особых возражений одобрили соображения ЦК КПСС о том, что со стороны КПСС и других братских партий исчерпаны все политические средства воздействия на руководство КПЧ, чтобы побудить его к отпору "правым, антисоциалистическим силам"; наступил момент для активных мер по защите социализма в Чехословакии. Они "согласились оказать необходимую военную помощь социалистической Чехословакии" и утвердили соответствующие мероприятия, в которых, в частности, предусматривалось и выступление "здоровых сил" КПЧ с просьбой о помощи и в целях смены руководства КПЧ.

Идея обращения чехословацких политиков, о котором рассказал Л.Брежнев, была поддержана на совещании. Я.Кадар подчеркнул, что открытое выступление левых чехословацких сил необходимо. Это - исходный пункт. Рассказывая о своей встрече с Дубчеком 17 августа, назвал ее бесплодной и безрезультатной. Дескать, Прага отступает от того, что было согласовано в Братиславе.

В.Гомулка говорил о желательности публикации письма "здоровых сил", особенно на Западе. Но он предложил, чтобы число подписавшихся для убедительности было не менее 50.

В послании президенту ЧССР Свободе, направленном от имени участников совещания в Москве, в качестве одного из главных доводов отмечалось получение просьбы об оказании помощи вооруженными силами чехословацкому народу от "большинства" членов Президиума ЦК КПЧ и многих членов правительства ЧССР.

17 августа группе "здоровых сил" были направлены подготовленные в Москве материалы для текста Обращения к чехословацкому народу. Имелось в виду создать Революционное рабоче-крестьянское правительство (другого названия не придумали, работали по венгерской модели 1956 г.). Был заготовлен и проект обращения пяти правительств стран - членов ОВД к народу ЧССР, а также к чехословацкой армии. Был одобрен проект заявления ТАСС о вводе союзных войск. Советское руководство, упреждая негативную международную реакцию, за день предупредило советских послов о возможной акции в ЧССР со ссылкой на обращение группы чехословацких политиков.

Все было расписано. Военным рекомендовано захватить важнейшие точки в Праге. Аресты отводились на долю органов госбезопасности. На 21 августа было запланировано проведение Пленума ЦК КПЧ и сессии Национального собрания, где должно было смениться высшее руководство.

В осуществлении планов военной интервенции большая роль отводилась президенту Л. Свободе. Ему было направлено письмо от имени руководителей пяти соцстран. Специально звонил по телефону Л.Брежнев. Президент ЧССР не одобрил ввод войск, но заверил, что против союзников не пойдет и все сделает, чтобы не пролилась кровь. Свое обещание он выполнил. Армия получила указание президента и Президиума ЦК КПЧ не выступать против интервентов.

Военная операция прошла сравнительно гладко. Союзные войска заняли все пункты без применения оружия. Небольшие стычки имели место в Праге.

Но все политические планы провалились. Произошел явный сбой. Не удалось сформировать новое правительство и провести Пленум ЦК. 22 августа из Москвы была направлена информация Ульбрихту, Гомулке, Кадару и Живкову. В ней объяснялось, что планы так называемой инициативной группы в чехословацком руководстве не удалось осуществить. Во-первых, не были собраны "заказанные" 50 подписей под обращением. Расчеты строились на авторитетного Штроугала, но он отказался подписать. Сбор был прекращен где-то на 18 подписях.

О "Пражской весне" 1968 года


Во-вторых, главные осложнения произошли на заседании Президиума ЦК КПЧ 20 августа ночью, когда стало известно о вводе войск пяти стран. Большинство - 7 против 4 - проголосовали за заявление Президиума, осуждающее вторжение. Только члены Президиума Кольдер, Биляк, Швестка и Риго выступили по первоначальному плану. Барбирек и Пиллер поддержали Дубчека и Черника. А расчет был на перевес "здоровых сил" - 6 против 5.

С опозданием был установлен контроль над радио, ТВ и газетами. Их пришлось захватывать советским военнослужащим.

С помощью работников чехословацких органов госбезопасности, руководимых зам. министра В.Шалговичем, советскими десантниками были задержаны Дуб-чек, Черник, Смрковский, Кригель и Шпачек.

"Здоровые силы" укрылись в советском посольстве. Но совпосол не сумел уговорить их сформировать новые органы власти. Средства массовой информации уже успели объявить их предателями. Тем временем, по инициативе Пражского горкома, начал заседания XIV съезд КПЧ в Высочанах, правда, без делегатов из Словакии. Обстановка в стране становилась накаленной. Народ был потрясен и возмущен случившимся, нарастала волна протеста. Усиливались призывы к забастовкам и демонстрациям. Страна бурлила, требовала вывода войск союзников и возврата своих интернированных руководителей.

Находившийся в Праге в то время член Политбюро ЦК КПСС, первый заместитель Предсовмина СССР К.Мазуров (его заместителем по пропаганде был назначен известный ныне всей России А.Яковлев) докладывал в Москву, что "здоровые силы" растерялись, да и как выяснилось, у них не было "достаточной опоры ни в партии, ни в стране".

Провал первоначальных политических планов заставил руководство Советского Союза менять тактику на ходу. Без переговоров с легитимными руководителями ЧССР нельзя было обойтись. А.Дубчек и его товарищи из "контрреволюционеров" опять стали партнерами. В Москву были доставлены почти все члены руководства ЦК КПЧ. Наилучшим выходом для Политбюро ЦК КПСС было предложение Л.Свободы об официальных переговорах. Он прибыл в Москву 23 августа вместе с Г.Гусаком, в тот момент являвшимся зампредом правительства ЧССР.

Брежнев, Косыгин и Подгорный провели отдельные беседы с президентом Л.Свободой, с Дубчеком и Черником, а также со Смрковским, Шимоном и Шпачеком. Наконец, состоялись пленарные переговоры.

Какие цели преследовали руководители Советского Союза? Они стремились подписать с чехословацкими руководителями документ, в котором бы прежде всего оправдывался ввод войск как вынужденная мера по причине невыполнения обязательств чехословацкой стороны, принятых по итогам переговоров в Чиерне-над-Тисой и Братиславе, и неспособности предотвратить правый переворот. Беседы проходили в обстановке нажима и скрытых угроз, хотя звучали и ритуальные заявления о дружбе народов. Никаких даже намеков на явное нарушение норм международного права, взаимоотношений соцстран не было. Все было предельно откровенно и бесцеремонно. Да, пришли незваные, да, положение трудное, да, нормализация затянется, но давайте смотреть вперед и совместно искать выход. Никаких извинений с советской стороны не последовало. Более того, Дубчеку пришлось выслушать немало упреков в свой адрес.

Во-вторых, было твердо поставлено условие, заранее согласованное со Свободой, - все основные руководители вернутся на свои места, если объявят решения партсъезда в Высочанах недействительными и вообще созыв нового съезда отложат.

В-третьих, дать гарантии выполнения договоренностей в Чиерне-над-Тисой и Братиславе о борьбе с антисоциалистическими силами и контроле над СМИ. Без этого союзные войска не уйдут, дескать, вновь обмануть союзников не удастся. Причем Брежнев жестко ставил эти вопросы, заявляя, что сопротивление будет сломлено, даже ценой кровопролития.

В-четвертых, вывод войск союзников будет поэтапным. Войска СССР остаются в ЧССР, об этом подписывается договор.

В-пятых, провести кадровые перемены, но "здоровые силы" не должны пострадать.

С момента вторжения и на переговорах в Москве руководители Чехословакии занимали оборонительную позицию, стремясь избежать столкновений, кровопролитий и жертв. Достаточно последовательно они заявляли, что ввод войск был неспровоцированным и неоправданным шагом, который повлечет тяжелые последствия, в том числе в международном плане. Такой же позиции придерживался и Г.Гусак, отметивший, что цели, которые ставили союзники, можно было достичь другими, невоенными средствами.

Решив не уходить в трудный для страны час в отставку и спасать то, что можно было спасти, А.Дубчек и его товарищи обрекли себя на подписание унизительного Московского протокола. (Подписать его отказался только Ф.Кригель.) К своим относительным успехам они могли отнести согласие Москвы с январским и майским (1968 г.) Пленумами ЦК КПЧ и обещание вывести союзные войска. Очевидно, опять возобладали иллюзии, что удастся что-то сделать в будущем. Но Московский протокол и другие соглашения определяли рамки "нормализации" обстановки в Чехословакии, означали свертывание демократизации. И в этом процессе, как это быстро подтвердилось, уже не было места А.Дубчеку, Й.Смрковскому, а затем и О.Чернику. В апреле 1969 г. во главе КПЧ встал Г.Гусак, позднее избранный президентом ЧССР. В ходе наведения порядка, внутрипартийных чисток идеи "пражской весны" предавались анафеме. Большинство населения, пережив потрясения августа 1968 г. и видя капитуляцию своих прежних героев, сравнительно быстро смирилось с новым положением, но память о "пражской весне" жила.

Для Советского Союза удушение "пражской весны" оказалось связанным со многими тяжелыми последствиями. Имперская "победа" в 1968 г. перекрыла кислород реформам, укрепив позиции догматических сил, усилила великодержавные черты в советской внешней политике, способствовала усилению застоя во всех сферах.

С началом перестройки в СССР в широких кругах чехословацкого общества возродилась надежда на перемены. Созвучие идей 1968 и 1985 гг. было значительным. Пражане с восторгом встречали М.Горбачева, прибывшего в 1987 г. с визитом. Но советский лидер на пересмотр оценок 1968 г. не пошел. Он хвалил Г.Гусака и делал ставку на М.Якеша.

Одним из главных требований "бархатной революции", победившей в ноябре 1989 г., были осуждение интервенции 1968 г. и вывод из страны советских войск.

Советские руководители с опозданием, что вообще было характерно для политики М.Горбачева, пошли на признание ошибочности и неоправданности вмешательства СССР и его союзников во внутренние дела Чехословакии в августе 1968 г. Переоценка прозвучала на встрече руководителей тогдашних соцстран в декабре 1989 г. в Москве. Общественное развитие в Восточной Европе шло уже по новому пути, идеи реформирования социализма оказались невостребованными. Вскоре рухнула прежняя система власти и в Советском Союзе.
Автор: В. Мусатов
Первоисточник: http://www.pseudology.org


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 19
  1. Prometey 18 апреля 2012 11:18
    Ввод войск ОВД в Чехословакию стоит рассматривать не с этической стороны,а исходя из тех геополитических реалий, которые существовали на тот период времени. А реалии были таковы, что выход в перспективе Чехословакии из ОВД в условиях холодной войны нарушил бы сложившееся хрупкое равновесие сил в Европе. Кроме того, СССР имел все основания не доверять нейтралитету чехов, которые во время второй мировой были надежным тылом гитлеровской Германии, снабжая её военную машину. Поэтому не было никаких гарантий, что чехи не попросились бы в НАТО.
    Вообще данная тема для России не актуальна, пусть чехи плачутся по "пражской весне" и "оккупации". Сомневаюсь, что чехи сейчас раскаиваются о мародерах Чехословацкого корпуса в 1918 году в России.
    1. Дмитрий Деснянский 20 апреля 2012 16:47
      Т.к. я добавил эту статью, то должен я отгребать минусы.
      Случился у меня разговор с одним человеком (командир Т-62). Так воти по его словам наших войск в Праге небыло. Наши войска заняли все узловые и стратегические объекты в Чехии за нереально короткое время. Установили полный контроль над страной без единого выстрела за ночь. А на следующее утро они пропускали через границу с ГДР колонны немецких войск в Прагу. Немцы там наводили порядок,а не СССР.
  2. pepe 18 апреля 2012 11:29
    Хоть одна адекватная статья на сайте о событиях в Чехословакии, браво автор! Хотя думаю подобное чтиво будет заклеймено на сайте "либерастическим" и "про-западным" провокаторством lol ссср показал своё лицо по отношению к "союзникам" : инакомыслие раздавили танками.
    Вот только не понимаю одного : что значит "переписывать" историю? А кто же её написал собственно? И почему мы все должны придерживаться "официальной" точки зрения непонятно кого? Всё течёт, все меняется, а в России исторические каноны незыблемы - как выдумано и написано при советском союзе, так и есть... С каких-таких делов? Кто это постановил? Народ же не стадо баранов.
    pepe
    1. Georg iv 18 апреля 2012 11:49
      А почему мы должны придерживаться этой точки зрения? этот В. Мусатов
      это не непонятно кто?
      То, что ты сидишь у себя в Голландии и обливаешь помоями прошлое своей страны тебе не делает чести.
      В той же Европе все "заслуги" монархов прошлого, топивших "несогласных" в крови и ведших войны которые стоили жизей подданных, воспринимаются как подвиги и им памятники ставят и улицы в честь них называют. Никто не пытается покаяться в том, что делали. С чего вдруг мы должны?
      Georg iv
      1. datur 18 апреля 2012 20:30
        Georg iv, согласен с тобой на все100-уже достало то что мы должны перед всеми каятся !!! так скоро дойдет мы и перед монголами за КУЛИКОВСКУЮ БИТВУ должны будем прощения попросить и далее по списку!!!причем перед нами никто!!!!! ни за что не каится!!!!! они думают что все делали правильно так и должно было быть!!! причем всякая жаба и наши либероиды с ними!!!
        1. CC-18a 19 апреля 2012 06:31
          а я вот каюсь... каюсь что наши предки были слишком добрыми по отношению к этим не благодарным свин*ьям
          CC-18a
  3. апро 18 апреля 2012 11:34
    Статья так себе ,во взаимоотношениях с чехами необходимо помнить они абсолютно несамостоятельные.Сидя под австрийцами снабжали оружием наших противников в первой мировой, отевшись в русском плену ,вооружившись за наш счёт жгли сибирские деревни .Легли под Гитлера по команде англичан и хорошо пристроились во второй мировой выполняя заказы вермахта.За свою родину хрен пальцем пошевелили ,Пражское востание попытка запада обмануть И В Сталина. Абсолюто правильное решене Советского правительства задавить это выступление.Чехи не могут что-то решать сами.И последнее столкновение 080808 чешские даны грады убивают наших соотечественников как и сто лет назад.
    1. Prometey 18 апреля 2012 11:59
      Что поделать - чехи сами сделали из своей страны общеевропейский бордель. Грубо, конечно, но так оно и есть. За всю свою историю они лишь несколько раз давали отпор агрессорам - во время реформации Яна Гуса и во время Семилетней войны, когда оказали сопротивление прусакам под Прагой. Да, чехов предали в 1938 году в Мюнхене (хотя предательство было формальное), но Гитлер бы не действовал так напористо, если бы не был уверен в том, что чехи не окажут сопротивления.
  4. AK-74-1 18 апреля 2012 11:40
    Это чехи союзники. Проститутки они. Кто больше платит под того и ложились. Да вся нанешняя "европа" между германией, австрией, италией, Белоруссией и Россией одна большая проститутка, размножающаяся делением.
    И пусть меня простят адекватные жители Заколебалтики, Молдавии и Украины, но русофобство и лизоблюдство перед "демократическими ценностями" и деньгами сша вашего политического руководства очень мерзко и гнусно, особенно по отношению к нашей общей истории.
    1. войник 18 апреля 2012 12:40
      Очень странное заявление, имея в виду поведение официальной Москвы. РФ тоже проститутка, только подороже. Чуть чуть подороже.
      войник
      1. апро 18 апреля 2012 14:33
        Да болгарин моя страна больна, но мы вылечим её.
        1. войник 18 апреля 2012 16:59
          К сожалений я Ваш оптимизм не разделяю. Патриотическая пропаганда Путина Медведева являетса толька пропагандой. Практических действии нету. За прошлого года Ваши олигархи перебосили в ЕС 35 милиардов евро. Видимо на своей родине они стовки не делают, пропаганде правительства не верят или просто ожидают свержение Путина и разцвет западничества. В тоже самое время сближение с РФ с ГФР оплачиваетса доступам немецких компани к основным системам Росси - железные дороги, порты. Это сайт для военной техники. Так что, учите господа офицеры, мат часть. В пехоте по немецки, для клещей по французки.
          войник
          1. апро 18 апреля 2012 17:22
            А я и не имел ввиду чука и гека будет и третья сила.
            1. войник 18 апреля 2012 17:50
              Кто? Правые, скинхеды а ла рюсс, содружество ВДВ, ныряющее в фонтанах. Для военного переворота и заикаться не стоит, как то не вижу много Фраков, Салазаров и Пиночетов на Руси. Хотя Вам виднее. Может быть МЧС? И когда? Сегодня в болгарской прессы писали, что Путин (по болгарски это имя имеет значение как Пиздин, Пелоткин или подобное) будет поднимать налоги на експота углеводородов из Россий. То и есть денег нету. И этот, третий денег тоже на накопит. Неоткуда. Перевооружение армии, разработок ВПК, внешная политика - все ето под вопрос. Начинаются и социалные протесты и контрапротесты. Помните у Стругацких ОбитаемыЙ остров и Трудно быть богом. Тот самы массаракш. Ну придет третий и что он сделает. Сообразит на троих.
              войник
  5. ФИМУК 18 апреля 2012 11:47
    ну и где же истинные ленинцы\сталинцы, минусующие статью.?
    ФИМУК
    1. Zynaps 18 апреля 2012 16:24
      О себе пишет: товарищи, евреи, коммунисты, комсомольцы, пионеры и октябрята не утруждайте себя положительными оценками, минусуйте......
      Ты хану присягнул и расписным шатрам. Я русскому Царю, Европе и Рейхстагу.


      с таким-то могучим ущемлением межушного ганглия - и предъявлять претензии к другим...
      Zynaps
      1. ФИМУК 18 апреля 2012 17:09
        уважаемый Вас выпустили из бана...скоро шушинское Вас примет опять, потрудитесь сдерживать свой кипящий, негодованием, разум или купите буденовку-в ней дырочка на мокушке, как раз пар выходить будет.
        С уважением.
        ЗЫ в моем профиле есть имя и город, краткое описание жизненных убеждений Вы,даже имени не имеете...
        ФИМУК
  6. mind1954 18 апреля 2012 12:16
    С Чехословакией было всё ясно, для этого достаточно было
    на карту посмотреть ! Как раз делила, соц лагерь пополам !
    На север и юг ! Коридор с запада на восток !
    С Чехословакией не церемонились ! У нас с реставрацией
    капитализма всё уже было решено ! На КГБ в 1967 году был
    посажен Андропов. Шла полным ходом подготовка к выгону
    со всех постов партаппаратной "молодёжи" ! Необходимо было
    на ближайшие годы сохранить "статус кво" !
    Сделали из событий "правильные" выводы : прекратили,
    абсолютно, приём в КПСС инженеров - интеллектуальный
    авангард пролетариата !!! Принимали, только, АХА и рабочих,
    по-покладистей !
    К Хельсинки о ней никто уже не вспоминал !
    mind1954
  7. viruskvartirus 18 апреля 2012 12:24
    Похихикал с фотографии, получается коловрат равен пентаклю...немцы использовали перевернутый...
  8. viruskvartirus 18 апреля 2012 12:52
    Как говорится когда проигрывают дипломаты начинают говорят пушки..."Чехи произошли от славян, проживавших на территории Богемии, Моравии и Силезии с VI века. Первое славянское государство Само существовало на территории современной Моравии (оно было основано в 622 году).
    Согласно легенде, название народа произошло по имени Чеха, приведшего свой народ на гору Ржип; брата Руса и Леха, якобы давших начало славянским народам чехам, русам и ляхам." Вот так то....
  9. Александр романов 18 апреля 2012 13:05
    Читал статью-вспомнил,что чехия входит в нато. Плюнул на чехию,тролей,нато и статью. Лучше пивка попью
  10. Dust 18 апреля 2012 13:20
    Правильно все было сделано и в Венгрии, и в Чехословакии - только надо было и действовать раньше, и давить жестче!
    А что там признавали меченый и беспалый, то на это ...
    Dust
  11. Вадим555 18 апреля 2012 13:24
    Статья о том,что было видно на поверхности.
    То,что стояло за этим в "тени" на самом деле,по ссылке.

    Горячее лето 1968 года
    http://www.youtube.com/watch?v=pXVAP4s-YJk&feature=related
    Вадим555
  12. Стрежевчанин 18 апреля 2012 14:05
    Тут бы архивы КГБ надобно глянуть, ждемс ,пока все проанализируем сие.
  13. косопуз 18 апреля 2012 14:32
    Вообще-то, узкоплеменные интересы в менталитете западных славян присутствуют исторически.
    В своё время Ватикан (в том числе через завоевания Карла великого) широко использовал это свойство для уничтожения западных славян руками друг друга.
    Ободриты, лютичи, вагры, смоляны и прчие не смогли в своё время подчинить свои частные интересы общеславянским и сгинули с лица Земли, оставив о себе воспоминания лишь в топонимеке Западной Европы.
    Ныне чехи и поляки продолжают политику в том же русле, всеми силами борясь против общеславянских идей и деяний, всячески содействуя ослаблению славянского мира, его расколу и разложению.
    1. Вадим555 18 апреля 2012 14:39
      Цитата: косопуз
      Вообще-то, узкоплеменные интересы в менталитете западных славян присутствуют исторически


      Католицизм-мощное оружие против славян.
      Разделяй и властвуй.(Ал.Македонский)
      Вадим555
  14. ТазикОгурцов 18 апреля 2012 15:23
    Что я не заметил чтобы в 1945 кто то был против входа советских войск в Чехословакию и Венгрию для освобождения от фашистов.Значит когда им была нужна они встретили русских солдат с радостью,а когда жизнь наладилась то "послали куда подальше"!А потом возмущаются почему танки на улицах!Так дела не делаются!
    ТазикОгурцов
    1. Dust 18 апреля 2012 17:47
      Под Балатоном венгры "радовались", что называется насмерть стояли наравне с эсэсовцами...
      Dust
  15. vostok 18 апреля 2012 16:18
    Мы во второй мировой войне потеряли почти 30 миллионов своих граждан, а восточная европа за две недели легла под фашистов и даже помагала им в войне вспомните Румынские, Венгерские дивизии. И что они хотели что мы их быстро отпустим?
    vostok
  16. 101 18 апреля 2012 17:01
    Горько сознавать но видно всё мы делали не так Иначе Европа была бы под нами А она сейчас под штатами Вот и делайте вывод кто поступал правильно а кто нет
    101
    1. Dust 18 апреля 2012 17:49
      А кто отпустил-то? Они и сами об этом не мечтали, считай, пинками их под Америку погнали...
      Dust
  17. Глеб 18 апреля 2012 18:12
    Известный чешский хоккеист Яромир Ягр всю карьеру играет под номером 68
    Со слов спортсмена,этот номер он выбрал в знак протеста событий 1968 года,когда погиб его дед.
    - "Свитер с 68-м номером я ношу не из-за того, что плохо отношусь к русским. Нет, я взял 68-й номер из-за нелюбви к коммунистам. Это две разные вещи"
  18. Ratibor12 18 апреля 2012 21:46
    В ночь на 21 августа у чехов на границе с НАТО не было ни одного пограничника и шлагбаумы были подняты. Колонны натовских войск уже готовились войти на территорию ЧССР. Наши их опередили. При виде несущихся на полной скорости советских танков, натовцы разворачивались и драпали назад по обочинам.
    Одно из подразделений десантников было высажено в Австрии, самолет сел прямо на автостраду. Подъехал австрийский полицейский. "Господа это Австрия!" - Он решил что идут учения. "Как Австрия? Чехословакия!!!" "Нет господа! Австрия!" "Твою мать! Тесная Европа! Пару километров туда сюда и уже другая страна!" В итоге десантники погрузились обратно на самолет и отбыли по назначению.
    Когда советские военнослужащие занимали почтовые отделения, один из офицеров любил постоянно повторять одну и ту же фразу: "Здравствуйте! Мы из Советского Союза! (театральная пауза) Телефон не работает! Телеграф не работает! Почта не работает!"

    Военную операцию сработали отлично! А с населением не доработали. У американцев наоборот: промывка мозгов и пропаганда хорошо налажена, а вот с умением воевать не очень. Ну тут кто, что прокачивает! wink
    Ratibor12
  19. Орда 18 апреля 2012 22:05
    товарищи форумчане! статья не отражает никакой реальности-эта версия на чешские события уже после распада СССР.Кто хочет знать ПРАВДУ заходите сюда ,здесьи "пражская весна" и много,чего ещё.

    http://rutube.ru/tracks/3630261.html
    Орда
  20. bishopXhc 1 апреля 2014 17:43
    Спасибо автору. Оказывается на этом сайте кроме интересных обзоров техники и вооружений редко встречается попытка трезвого объективного анализа. Правда, к сожелению, только в достаточно старых материалах такие статьи можно найти.
    bishopXhc

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня