Артиллерийский эталон. Часть 1

Апогеем удачных действий русской артиллерии Первой мировой войны стало участие в Летнем наступлении 1917 г. Нам представляется крайне интересным взглянуть на качество применения русской артиллерии – сделаем это на примере артиллерии одной из армий – участниц операции - 10-й армии Западного фронта.

Накануне операции армия под командованием героя Тарнавки и Опатова генерал-лейтенанта Н. М. Киселевского занимала 147-км фронт: оз. Нарочь - оз. Вишневское - Спяглица - Ушивцы – Сморгонь - Саковичи - Крево - Адамово - Шулойцы - Куписк.


Артиллерийский эталон. Часть 1
1. Н. М. Киселевский.

Удар планировалось наносить на виленском направлении. С этой целью на армию возлагалась задача нанести удар по противнику на участке Кунава – Чухны - с ближайшей задачей овладеть районом Солы, Жупраны, Граузишки. Армия содействовала главному удару фронта - атакуя севернее мест. Сморгонь. Впоследствии границы участка главного удара армии - от Шалудьки до Геверишки (длиной 19 км).

С 15 апреля 1917 г. участок: оз. Нарочь - Вишневское - Спяглица – Ушивцы – Сморгонь - Шалудьки был передан 3-й армии.

Первоначально в состав 10-й армии входили: 20-й, 35-й 38-й армейские, 2-й Кавказский и 1-й Сибирский армейские корпуса, а к началу операции были обещаны 3-й и 10-й (в резерв фронта) корпуса. На участок главного удара командарм назначил 2-й Кавказский, 1-й Сибирский и 38-й корпуса, а на участок вспомогательного удара – 20-й корпус. После перегруппировки из состава армии выбыли 20-й и 35-й (кроме 81-й пехотной дивизии) корпуса. Но прибыли: во второй половине апреля 3-й, в середине июня 10-й корпуса, а затем 112-я пехотная дивизия.

Перед операцией 1-я и 2-я кавказские гренадерские и 134-я пехотная дивизии были заменены частями 28-й и 29-й пехотных дивизий, а штаб 20-го корпуса заменил штаб 2-го Кавказского корпуса.

Характеризуя артиллерийскую группировку армии, необходимо отметить следующее.

Было указано, что для реализации операции, кроме артиллерии, входившей в состав активных корпусов, следует воспользоваться артиллерией, сосредоточенной на участке 20-го корпуса для проведения февральской операции (впоследствии отмененной). 10-й армии были обещаны тяжелые дивизионы из других армий фронта, и более крупные калибры - из резерва Верховного Главнокомандующего.

Количество орудий предполагалось следующее (в скобках – на направлении главного удара):

3-дюймовых полевых пушек – 694 (342);
42-линейных и 120-мм пушек – 48 (40);
45- и 48-линейных гаубиц – 108 (60);
6-дюймовых пушек и гаубиц – 124 (104);
8-дюймовых гаубиц – 12 (12);
12-дюймовых гаубиц – 6 (6).



В дальнейшем на протяжении всей операции количество артиллерии менялось - постепенно возрастая. Основная масса литерных батарей подходила накануне операции - в последних числах июня и первых числах июля. Тем не менее, все эти батареи приняли участие в артиллерийской подготовке. Например, 9-я батарея литеры Г разгрузилась с железной дороги в 22 часа 5 июля, а уже утром 6 июля она открыла огонь по окопам противника. Некоторые батареи крупных калибров (четыре батареи литеры А и одна литеры Т) прибыли на 4-й и 5-й дни операции и принять участия в бою не смогли. Для увеличения количества легких батарей в восьми артиллерийских бригадах 10-й армии к 5 апреля были сформированы седьмые позиционные батареи – 6-орудийные (запряжки имелись только для орудий).

И к началу операции в 10-й армии имелось следующее количество орудий (в скобках – на направлении главного удара):

3-дюймовых полевых пушек – 622 (432);
42-линейных и 120-мм пушек – 80 (80);
45- и 48-линейных гаубиц – 72 (60);
6-дюймовых пушек и гаубиц – 202 (198);
8-дюймовых гаубиц – 10 (10);
9,2-дюймовых гаубиц – 2 (2);
12-дюймовых гаубиц – 6 (6).

Таким образом, на ударном участке артиллерия, по сравнению с первоначальными предположениями, была увеличена на 90 легких, 94 шестидюймовых и 40 107-120-мм орудий.



3.,4. Замаскированные орудия на позиции.

Первоначально идея прорыва заключалась в атаке позиций противника на всем фронте наступления - а затем в развитии успеха на том участке, где удастся осуществить прорыв.

Соответственно, корпусам были выделены равные ресурсы и почти равные участки. Причем для нанесения первого и решительного удара все дивизии должны были быть выведены в первую линию - чтобы у каждой из них был свой фронт.

Но специфика местности и оборудованность позиций противника вынудили трансформировать первоначальный план. Так, большое количество особо прочных сооружений противника на участке 38-го корпуса привело к сосредоточению в нем основной массы 12-дюймовых орудий. Во 2-й Кавказский корпус пришлось передать большее количество дальнобойных орудий (вследствие отсутствия позиций на северном участке корпуса, батареи могли разворачиваться только на южном участке и даже на участках соседних 1-го Сибирского и 20-го корпусов). Для обеспечения контрбатарейной борьбы (с артиллерией противника, расположенной на флангах ударного участка - к северу от Осиновки и в районе Гейлеши – Ордаши - Куты Конты) было намечено увеличение количества 107-120-мм пушек в 38-м и 2-м Кавказском корпусах.

Артиллерия 10-й армии должна была быть распределена между ударными корпусами следующим образом:

3-дюймовых полевых пушек – 342 (108 – 2-й Кавказский, 108 – 1-й Сибирский и 126 – 38-й корпуса);
42-линейных и 120-мм пушек – 40 (16 – 2-й Кавказский, 8 – 1-й Сибирский и 16 – 38-й корпуса);
45- и 48-линейных гаубиц – 60 (по 24 – 2-й Кавказский и 38-й корпуса, 12 – 1-й Сибирский корпус);
6-дюймовых пушек и гаубиц – 104 (по 36 - 2-й Кавказский и 38-й корпуса, 32 – 1-й Сибирский корпус);
8-дюймовых гаубиц – 12 (по 4 в каждом корпусе);
12-дюймовых гаубиц – 6 (2 – во 2-м Кавказском и 4 – в 38-м корпусах).

При обсуждении деталей операции выяснилось приоритетное значение прорыва на участках 38-го и 2-го Кавказского корпусов – лишь охватом с юга и севера можно было овладеть Богушинским лесом. Кроме того, позиции противника на фронте 1-го Сибирского корпуса (входящий участок между лесами - Богушинским и Новоспасским, а также Богушинский лес и участок окопов вдоль южной опушки леса) считалось возможным атаковать только после успеха на участках соседних корпусов.

Это привело к необходимости направлять прибывающие артчасти преимущественно во 2-й Кавказский и 38-й корпуса.



В конце апреля 1917 г. планы выполнения поставленных задач были частично изменены - в каждом корпусе было решено выдвинуть в первую линию только три дивизии (четвертые были выведены в корпусные резервы). Артиллерией (т. к. главное внимание было решено уделить удару по районам Сутковского и Новоспасского лесов) были усилены 1-й Сибирский и 2-й Кавказский корпуса.

Перемещение центра тяжести удара потребовало и усиления артиллерией 1-го Сибирского и 2-го Кавказского корпусов. Перегруппировка уже приданных артчастей была признана нежелательной, и усиление намечалось путем соответствующего распределения прибывавших батарей – преимущественно крупных калибров.

К дню операции распределение артиллерии в ударных корпусах было следующим:

3-дюймовых полевых пушек – 432 (150 – 2-й Кавказский, 120 – 1-й Сибирский и 162 – 38-й корпуса);
42-линейных и 120-мм пушек – 80 (28 – 2-й Кавказский, 24 – 1-й Сибирский и 28 – 38-й корпуса);
45- и 48-линейных гаубиц – 60 (по 24 – 2-й Кавказский и 38-й корпуса, 12 – 1-й Сибирский корпус);
6-дюймовых пушек и гаубиц – 198 (70 - 2-й Кавказский, по 64 - 38-й и 1-й Сибирский корпуса);
8-дюймовых гаубиц – 10 (по 2 – 2-й Кавказский и 38-й корпуса, 6 – 1-й Сибирский корпус);
9,2-дюймовых гаубиц – 2 (38-й корпус);
12-дюймовых гаубиц – 6 (по 2 в каждом корпусе).

Важное значение имело и состояние воздухоплавательных и авиационных сил.

Армейские воздухоплавательные роты в середине февраля приступили, а в первой половине марта закончили, переформирование в воздухоплавательные отряды. Каждый корпус получил свой воздухоплавательный отряд. Сформированный при воздухоплавательном дивизионе 10-й армейский воздухоплавательный отряд в конце апреля был придан 38-му корпусу. А затем, по распоряжению командования Западного фронта, во второй половине июня в состав 10-й армии прибыли 3 воздухоплавательных отряда. Они были распределены следующим образом: 35-й корпусной был придан 2-му Кавказскому корпусу, 11-й армейский – 1-му Сибирскому корпусу и 15-й корпусной поступил в распоряжение командира дивизиона литеры В. Т. о., все ударные корпуса имели по два аэростата, и, кроме того, один обслуживал 12-дюймовые батареи.



Авиационные отряды были переданы в распоряжение штабов: 1-й Сибирский авиотряд - 2-го Кавказского, 34-й авиаотряд - 38-го, Гренадерский авиаотряд - 1-го Сибирского корпусов. Из этих отрядов во время операции выделялись самолеты - артиллерийские корректировщики. Последние работали под руководством инспекторов артиллерии корпусов и по заданиям начальников противоартиллерийских групп.



Борьба с самолетами противника была возложена как на специальные батареи для борьбы с воздушным флотом, так и на сформированные в корпусах к началу апреля нештатные противосамолетные батареи.

К началу операции в распоряжении ударных корпусов состояли:

Во 2-м Кавказском корпусе - 20 орудий (5 батарей – 51-я, 52-я, 113-я и две нештатные);
В 1-м Сибирском корпусе - 12 орудий (3 батареи – 115-я и две нештатные);
В 38-м корпусе - 20 орудий (5 батарей – 117-я, 118-я, 119-я и две нештатные).

Из них три батареи были назначены для охраны тыловых учреждений (артиллерийский склад и станция Пруды; станция Полочаны; местный парк у разъезда 646-й версты; артиллерийский склад и станция Блок – Пост 654-й версты), а остальные были расположены на фронте корпусов. Кроме того, в июне прибыли еще две противосамолетные батареи (98-я и 101-я) - для охраны позиций орудий крупных калибров.



Вся артиллерия, в зависимости от поставленных задач, была разделена на группы – и начальник группы объединял батареи на соответствующем групповом участке. Если батарей в группе было много, группа делилась на подгруппы.

Легкая артиллерия частично должна была проделывать проходы в заграждениях и поддерживать свою пехоту, а частично – бороться с вражеской артиллерией. Мортирная и тяжелая артиллерия делилась на противоартиллерийские группы и группы разрушения. Крупные калибры сводились в отдельные группы. Группы легких и тяжелых батарей, решавшие задачи на фронте одной дивизии, находящейся в первой линии, были подчинены общему артначальнику, который, в свою очередь, подчинялся начальнику дивизии. В каждом из корпусов сведенные в отдельную группу крупные калибры составляли группу, подчиненную инспектору артиллерии корпуса. Тяжелые и легкие батареи, назначенные для борьбы с вражеской артиллерией и разделенные на корпусные группы, были подчинены начальнику противоартиллерийской группы – последний подчинялся непосредственно инспектору артиллерии корпуса.

В 38-м и 2-м Кавказском корпусах вышеуказанная система была проведена в жизнь в полном объеме, а в 1-м Сибирском корпусе крупнокалиберные батареи вошли в состав артиллерии 2-й Сибирской стрелковой дивизии. Последняя не имела артначальника, объединявшего работу тяжелых и легких батарей - его обязанности выполнял начальник артиллерии «тяжелой группы разрушения». Во время подготовки и проведения операции в помощь инспекторам артиллерии корпусов были назначены артиллерийские штаб-офицеры.

Что же из себя представляли позиции противника?
На фронте, намеченном для прорыва, германские позиции были искусно применены к местности. 1-я линия окопов шла в основном по холмам и лесистым участкам, которые скрывали ближайший тыл. Изломленные начертания окопов давали противнику возможность держать под перекрестным огнем все подступы. Система окопов была очень развита, а в исходящих углах окопы были приспособлены для фланкирования. Мощные сооружения в районе высоты 89.6, ряд сомкнутых укреплений, находящихся на высотах между Новоспасским и Богушинским лесами, южнее Богушинского леса и района Крево, каменные строения и два кладбища у м. Крево, приспособленные к обороне, - создали ряд сильнейших укрепленных опорных пунктов, увеличивающих обороноспособность позиции. Серьезным узлом сопротивления являлся Богушинский лес, тянувшийся с запада на восток на 5 км, и с юга на север на 2 км. Новоспасский и Сутковский леса, подходившие к 1-й линии окопов, были укреплены и оплетены проволокой. Шагах в 30 за окопами были построены тяжелые блиндажи, соединенные общим ходом сообщения. Блиндажи строились с применением бетона и рельс - и разрушение их снарядами до 6-дюймового калибра включительно было маловероятно.



За 1-й линией находились 2-я и 3-я линии окопов, находящиеся друг от друга на дистанции 100 - 300 шагов. Присутствовали и поперечные окопы, которые вместе с ходами сообщения (приспособленными к обороне) представляли собой оборонительные отсеки. Искусственные препятствия, преимущественно проволочные заграждения, широко использовались немцами. Перед 1-й линией окопов находилось 5 полос заграждений – в каждой по 6 рядов кольев. Проволочные заграждения были построены не только перед 2-й и 3-й линиями, но даже перед ходами сообщения. Проволокой были окружены и сомкнутые укрепления. За первой укрепленной полосой в 3 - 5 км имелась вторая укрепполоса, которая шла от д. Гавеновичи, Олешонки, Базары, Мигули, Асаны, Войничи, Попелевичи, Коренды и далее.

Данные аэрофотосъемки указывали на то, что окопы оснащены тяжелыми блиндажами, а перед окопами тянулись несколько полос проволочных заграждений. Отчетливо видна была лишь 1-я линия окопов, в то время как другая - лишь частично (значительная всхолмленность и лесные участки укрывали остальные линии вражеских окопов, тем более во многих местах они были построены на обратных скатах).

Продолжение следует
Автор:
Олейников Алексей
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

22 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти