Российский рубль? Спасибо, не надо!

В мире твёрдых валют рубль шаток и хрупок. В глобальной экономике он не востребован: твёрдой валютой рубль не является, а перспектив стать таковой у него нет. Все мы помним «дефолт» августа 1998 года, последствием которого стало обесценение рубля более чем в 5 раз, и кризис 2014 года, когда курс рубля обвалился вместе с ценой на нефть и в результате упал примерно вдвое. С таким рублём, вполне отражающим известные слабости российской сырьевой экономики, иметь дело партнёры России не желают. Речь, понятно, не о США или Евросоюзе. Мы говорим о Китае и Индии — партнёрах России по так называемому БРИКС.




Доля рублёвого оборота в сделках России с партнёрами по БРИКС за четыре года рухнула в полтора раза. В 2013 году удельный вес в обороте составлял 5,8%, а в 2017 году — только 3,7%.

А сколько было на верхах славословия в адрес рубля и тезисов о вытеснении доллара и даже об «отказе» от него! Однако если отделить пропаганду и если щёлкнуть пальчиком по очередной картонной потёмкинской деревне, выстроенной иными производителями словесного шума, то станет очевидно: не рубль заменяет доллар, а доллар заменяет рубль. Сколько ни смейся обыватель над «вечнозелёными фантиками», за которыми якобы не стоит реальной экономики, этот смех быстро заканчивается «скоропостижной» сменой рублёвого курса: там, где вчера за фантик давали 32 рубля, сегодня дают почти 60. А то и 84, как случилось внезапно под конец 2014 года.

Кому нужен такой рубль? Какие могут быть международные расчёты со столь нестабильной валютной единицей? (Кстати, российское правительство и президент очень любят воспевать стабильность. Но к курсу родной валюты стабильность, видимо, не относится. Центробанк соврать не даст.)

Биржевиков-спекулянтов рубль тоже практически не интересует. Если учесть общий объём валютных торгов, то на долю рубля приходится примерно ноль (с лёгким округлением в меньшую сторону). Это, увы, не шутка.

К примеру, торги по паре юань и рубль идут на Московской валютной бирже ещё с 2010 года. Но их объём «чуть больше, чем ничего», мрачно иронизирует Михаил Алтынов, директор по инвестициям ИК «Питер Траст». Вот данные за III квартал 2017 года: 50, максимум 60 млн. юаней в день. Что касается торговли фьючерсами, которая идёт на той же бирже с 2015 года, то её объёмы ещё меньше.

Проблема с рублём — не только в его нестабильности, но и в том, что свои валютные запасы государства мира пополняют сильными ключевыми валютами, в первую очередь долларом. «В большинстве стран мира доллар используется как валюта, которой пополняются резервы, и страны БРИКС здесь не исключение, — цитирует ведущего аналитика «AMarkets» Артёма Деева сайт finanz.ru. — Рубль не входит в число таких валют, к тому же его курс очень нестабилен по отношению к доллару».

Наконец, сказывается сильная валютная зависимость России от торговли сырьём. Приток твёрдой валюты в страну на 60 процентов зависит от продажи нефти, газа, нефтепродуктов, металлов.

Печальный итог «достижений» российского рубля: Китай сократил долю контрактов с рублёвой оплатой с 3,9% в 2013 году до 2,7% в 2017 году. А ведь Китай — крупнейший поставщик в Россию товаров из всех стран БРИКС!

Идёт падение объёмов рублёвых контрактов и с Индией. Поставки из Индии в 2013 году оплачивались в рублях на 24,1%. За девять месяцев 2017 года их доля съёжилась до 20,8%, а доля долларовых расчётов при этом увеличилась с 61,8% до 66,9%. Доллар натурально вытесняет рубль.

И с 2013 года, как уже указывалось выше, доля рубля в импортных сделках со странами БРИКС рухнула в 1,5 раза. Это произошло несмотря на переговоры с центробанками БРИКС и на ряд соглашений о прямых валютных свопах. В сущности, всё решает рынок: китайские и индийские экспортёры не выказывают желания переходить на рублёвую оплату.

Идея пресловутого «отказа от доллара», которую шумно продвигал Кремль, осталась чисто декларативным заявлением, ничего общего не имеющим с рыночной реальностью. И даже так называемый союз пяти стран (БРИКС) не помог. Просто потому, что такого союза в реальности тоже не существует. Вдобавок Кремлю мешают одновременно санкции Запада и падение цен на нефть. Всё это подталкивает рубль вниз. Со столь слабой валютой иметь дело экспортёры не будут.

Слабая валюта выгодна российской нефтянке: при продаже валютной выручки за нефть компании-нефтеторговцы получат больше рублей за каждый доллар. Что до экспортёров, то их отпугивает не только меняющаяся цена в рублях. В России нет практически ничего, что интересует иностранных контрагентов за рубли: востребованные нефть и газ, а также вооружение (востребованное в гораздо меньшей степени, чем нефть и газ) продаются по контрактам за твёрдую валюту.


Эксперты считают, что Россия не в состоянии предложить заграничным партнёрам (например, тем же китайцам) за рубли нечто такое, что было бы востребовано рынком. Китайцы интересуются лишь российским сырьём и в некоторой степени вооружением (в основном с копировальной целью), а всё это давно торгуется за доллары. Вот и получается, что рыночного предложения товаров за рубли почти не существует, и российская нацвалюта не интересует российских торговых партнёров. Нефть же, а с нею и газ на мировом рынке будут и завтра, и послезавтра торговаться за американские доллары. Так прописано в долгосрочных контрактах, и Россия просто не в состоянии переменить порядок на планете: хотя бы потому, что влиятельной силой в мировой экономике Россия не является и ближайшей перспективе являться ею не сможет: велика технологическая, промышленная, научная и образовательная отсталость.

Да и нефть русская уже «не торт» для того же Китая.

Торговля минеральным сырьём нынче идёт относительно слабо. Спрос Китая на российскую нефть в последнее время заметно снижается. Да и общий торговый оборот между двумя государствами падает. «Товарооборот, — сказал в интервью «Ридусу» основатель инвестиционного портала SmartLabs.ru Тимофей Мартынов, — падает не столько в физическом выражении, сколько в стоимостном. Учитывая, что российское сырьё в этом товарообороте занимает львиную долю, говорить о каком-то интересе к рублю как средству проведения внешнеторговых операций несерьёзно».

Мало того, заметим, КНР не собирается ориентироваться на так называемых партнёров и соблюдать их интересы. Диверсификация поставщиков: это условие всегда было ключевым звеном политики не только Евросоюза, но и Поднебесной. Никто не хочет быть зависимым от одного поставщика, тем более если речь идёт об энергоресурсах. Пекин расширяет свои торговые («шёлковые») пути по всему миру и активно диверсифицирует поставщиков. Россия по-прежнему обозначается Поднебесной как партнёр и даже стратегический союзник, однако в первую очередь Китай учитывает интересы свои, а не российские. Так оно и должно быть в сильной стране с сильной экономикой.

Что касается рубля, то у него судьба незавидная: коли нефть снова упадёт в цене, зашатается и рубль. И это ещё больше оттолкнёт от него и Китай, и Индию.

Обозревал и комментировал Олег Чувакин
— специально для topwar.ru
Использованы фотографии:
http://www.globallookpress.com/
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

157 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти