Виктория в Августовских лесах. Часть 3

Неудача в Первой Августовской операции стала первым поражением германских войск на Русском фронте в армейском масштабе – она постигла 8-ю армию, недавнюю победительницу в Восточно-Прусской операции.

Успех тем более был важен тем, что произошел в Восточной Пруссии, где неудачи августа понизили дух русских войск. Как отмечал современник, в боях у Мариамполя - Августова билось немало полков, которые совсем недавно сражались с германцами в Восточной Пруссии. В обоих случаях был один и тот же противник - но какая была разница как в обстановке боя, так и в ощущениях его участников! Как отмечал Ю. Данилов, наступление 10-й армии должно было оздоровляюще подействовать на психику частей 1-й армии, недавно перенесшей тяжелое отступление.



19. Великая борьба народов. Вып. 5. М., 1915.

Сентябрьская победа имела особое значение. Когда 20-го сентября 10-я армия взяла Сувалки, противник был вновь отброшен к границе – писал А. И. Спиридович – и это была наша большая победа.

Б. Н. Сергеевский отмечал, что западная группа 10-й армии овладела районом Августова, успев создать серьезнейшую угрозу коммуникациям противника - что привело к кровавым и очень упорным боям в Августовских лесах и в paйоне Августов-Сувалки-Рачки. Данные бои, в значительной массе штыковые, дали русской армии успех и осознание своей силы, а германцам – «огромные потери и панический ужас перед русским штыком». В итоге, противник отошел к границе, отказался от активности по всему фронту севернее Вислы – последнее обстоятельство позднее привело и к потере германцами части Восточной Пруссии.

М. Н. Архипов писал, что ситуацию на северо-западном направлении изменило наступление 10-й армии – т. н. «Августовская операция» освободила от немцев Августовские леса, и противник начал дальнейший отход.


20. Русский артиллерийский парк в Августовских лесах. Летопись войны 1914 года. – 1914. - № 17.

Операция важна не только тем, что, являясь тактической и оперативной русской победой, она во многом сгладила неудачу Восточно-Прусской операции. Операция с ограниченными целями совершенно неожиданно приобрела стратегическую окраску. Под влиянием успехов русских войск (вновь Восточно-Прусский ТВД сыграл роковую роль для германской стратегии) германцы перебросили в 8-ю армию еще один корпус - 25-й резервный. Разведотделение штаба 10-й армии вовремя установило переброску к противнику свежего корпуса – он прибыл, т. к. «положение становилось серьезным» вследствие нового вторжения русских на территорию Германии.


21. Русская кавалерия в Августове. Летопись войны 1914 года. – 1914. - № 17.

Ю. Н. Данилов, приводя данные Ставки, писал, что 25-й резервный корпус предназначался к отправке на Французский фронт. Германский военный историк О. Швинк, перечисляя корпуса, отправляемые на Изер и Ипр, с досадой констатирует, что 25-й резервный был очень необходим в Восточной Пруссии.

А М. Гофман специально отметил тот факт, что корпус хорошо себя проявил в бою.

Операция уникальна тем, что, несмотря на локальный характер, повлияла на стратегическую обстановку на обоих главных фронтах мировой войны: 1) германцам не удалось перебросить дополнительные войска в Польшу, где разворачивалась успешная для русской армии Варшавско-Ивангородская операция; 2) из Германии был оттянут стратегический резерв (2 дивизии - 49-я и 50-я резервные 25-го резервного корпуса), не попавший на Французский фронт, что имело важнейшее значение в период боев на Изере. В данный период в битве у Ипра силы противников уравновесились, и целый корпус мог склонить чашу весов в сторону германского оружия – но он убыл на Русский фронт.

Виктория в Августовских лесах. Часть 3


22. Германская пехота в Восточной Пруссии, осень 1914 г.

А. П. Будберг называл Первую Августовскую операцию операцией, которая, наконец, сломила, упорное и долгое сопротивление немецкой 8-й армии, вынудив последнюю отойти к Летцену и отступить за р. Ангерапп, и притянув на Русский фронт германские резервы – чем было облегчено положение союзников, в это время изнемогавших в ожесточенных боях у Ипра.

Оценивая действия руководства противоборствующих сторон, следует отметить прежде всего командующего 10-й армией В. Е. Флуга. Командарм грамотно управлял войсками в лесной местности, применил обходной маневр – что принесло победу.

Попавший в опалу В. Е. Флуг относился к категории русских генералов, понимавших значение в современной войне морального фактора. В частности, он писал, что некоторыми начальствующими лицами наши активные предприятия признаются «опасными», «рискованными», несмотря на то что немцы ежедневно (в т. ч. в психологических целях) позволяли себе гораздо более дерзкие предприятия. В итоге, в нас закрадывалось пагубное осознание превосходства противника – а ведь это залог будущих поражений. И чтоб такое психическое состояние не передалось войскам, прибывающим на восточно-прусский ТВД, необходимо было придать их действиям (разумеется, в рамках решаемой стратегической задачи) как можно более активный характер – в том числе пользуясь «нахальством» германцев для того, чтобы одержать над ними первоначально (хотя бы) и небольшие успехи.

Он понимал огромное психологическое значение пусть стратегически и скромной, но победы русского оружия – и победы именно у границ Восточной Пруссии. Кстати говоря, противник разделял этот подход - перебросив еще один корпус на восточно-прусский ТВД.

И, как справедливо считал командарм, ему удалось переломить моральную обстановку - в т. ч. применительно к командному составу. В. Е. Флуг отмечал, как «расстроенный августовскими неудачами» 22-й армейский корпус во второй половине сентября уже блестяще наступает и лихо атакует противника, в течение недели с неослабевающей энергией ведя тяжелые бои. Он вспоминал – как комкор 3-го Сибирского корпуса, 18 сентября получив несоответствующее (как он считал), распоряжение приостановить наступление, объявил приказ подложным и на собственный страх и риск продолжил наступление, а начальник 1-й кавдивизии в бою у дер. Курьянки самоотверженно выручил свою пехоту. Командарм отмечал, как его комкор 2-го Кавказского после взятия Сувалок не посчитал свою задачу исполненной – и, обнаружив занятого укреплением позиции противника, атаковал его, временно подчинив себе подошедший к полю боя корпус соседней армии. В. Е. Флуг отмечал заслуги коменданта Осовца – который, не поддавшись эффекту грозной артиллерии противника, за короткое время накрывшей крепость 50000 снарядов, доблестно вел на передовых позициях неравный бой с германцами – и враг был отбит. А командир Туркестанского корпуса по своей инициативе атаковал и, искусно маневрируя, взял укрепленный г. Лык, отправив половину своего соединения в помощь соседу. А армейский штаб, как отмечал В. Е. Флуг, несмотря на свежую информацию о падении твердынь Французского фронта (Льеж, Намюр и Мобеж), не поддался мощной демонстрации противника под Осовцом - угрожавшей прорывом линии Бобра и крушением левого фланга оперативного объединения, без колебаний и настойчиво сосредотачивая силы армии к правому флангу. Положительные личные качества командного состава 10-й армии, как считал В. Е. Флуг, реанимировал приданный армии наступательный импульс и успех, сопровождавший ее действия. В этих условиях, как справедливо отмечал командарм, будь маневроспособность и техническая оснащенность русских войск на том же уровне, как у германцев, размер поражения противника и стратегический результат русского сентябрьского наступления были бы гораздо значительнее.

Ю. Н. Данилов также отметил большое морально-политическое значение августовской победы.

В то же время германские командующие – Р. Шуберт, затем сменивший его «герой» Гумбиннена Г. фон Франсуа, действовали неудовлетворительно.

В октябре – ноябре 1914 г. русские войска преследовали германцев, ведя бои местного значения, и, захватив Сталлупенен и Гольдап, вышли к Мазурским озерам и к концу года вновь овладели большей частью Восточной Пруссии. Расчеты Э. фон Людендорфа, что: «Только небольшие силы должны были оставаться для обеспечения Восточной Пруссии на тот случай, если русские со свежими силами опять начнут вторжение в эту несчастную страну» - не оправдались.

Первая Августовская операция – яркий пример того, как в условиях коалиционной войны оперативно-тактический успех может быть преобразован в стратегический. Важнейшее значение этой операции в данном контексте заключалось в том, что на второстепенный ТВД был оттянут стратегический резерв противника. Причем это произошло в исключительно важный со стратегической точки зрения период боев союзников России по Антанте во Фландрии.

Операция сказалась на стабилизации Западного (Французского) фронта. И это имело крайне негативные последствия для немецкой стратегии, которая в очередной раз (теперь в ходе серии операций «Бег к морю») не сумела добиться решительного результата.

Источники

РГВИА. Ф. 2007. Оп.1. Д. 38;
Год войны с 19 июля 1914 г. по 19 июля 1915 г. Высочайшие манифесты. Воззвания Верховного Главнокомандующего. Донесения: от Штаба Верховного Главнокомандующего, от Штаба Главнокомандующего Кавказской армией, от Морского Штаба. М., 1915;
Летопись войны 1914 года. № 10;
Reichsarchiv. Der Weltkrieg 1914 – 1918. Вd 5. Berlin, 1929;
Флуг В. Е. X армия в сентябре 1914 г. Воспоминания участника // Военный сборник. Белград. 1924. Кн. 5;
Спиридович А. И. Великая Война и Февральская Революция (1914 - 1917 г.г.). Т. 1. Нью-Йорк, 1960;
Демьяненко Я. Бой финляндских стрелков 19 сентября 1914 г. в Августовских лесах // Военная быль. 1960. № 40;
Гофман М. Война упущенных возможностей. М. - Л., 1925;
Людендорф Э. фон. Мои воспоминания о войне 1914 - 1918 гг. М. - Мн., 2005;
Литтауэр В. Русские гусары. Мемуары офицера императорской кавалерии 1911 – 1920. М., 2006;
Гурко В. И. Война и революция в России. Мемуары командующего Западным фронтом 1914 – 1917. М., 2007;
Попов К. С. Воспоминания Кавказского гренадера 1914 - 1920. М., 2007;
Сергеевский Б. Н. Пережитое. 1914. М., 2009.


Литература
Бои на Немане и в Августовских лесах. Одесса, 1914;
Великая война в 1914 г. Очерк главнейших операций. Русский Западный фронт. Пг., 1916;
Краткий стратегический очерк войны 1914 – 1918 гг. // Военное дело. 1918. № 28;
Краткий стратегический очерк войны 1914-1918 гг. Русский фронт. Ч. 2. М., 1919;
Швинк О. Бои на р. Изер и у Ипра осенью 1914 г. Пб., 1922;
Стратегический очерк войны 1914-1918 гг. Часть вторая. Период с 1(14). 09. по 15 (28). 11. 1914 г. М., 1923;
Данилов Ю. Н. Россия в мировой войне 1914 - 1915 гг. Берлин, 1924;
Попов К. Храм славы. Ч. 1. Париж, 1931;
Сумские гусары 1651 – 1951. Буэнос-Айрес, 1954;
Лейб-Эриванцы в Великой войне. Материалы для истории полка. Париж, 1959;
Полковник Архипов. Воспоминания о Первой мировой войне // Военная быль. 1968. № 93.
Керсновский А. А. История русской армии. Т. 3. М., 1994;
Данилов Ю. Н. Великий князь Николай Николаевич. М., 2006;
Олейников А. В. Генерал Первой мировой В. Е. Флуг // Военно-исторический журнал. 2010. № 4;
Histories of Two Hundred and Fifty-One Divisions of the German Army which Participated in the War (1914-1918). Washington, 1920.
Автор:
Олейников Алексей
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

47 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти