Лжеполковник и его миллионы. Афера № 1 в советской истории

В 1952 году приемная Климента Ефремовича Ворошилова, в то время занимавшего пост заместителя председателя Совета Министров Союза ССР, получила письмо. Некто Ефременко, проживавший в городе Львове и трудившийся вольнонаемным работником на одном из строительных участков Управления военного строительства № 1, пожаловался на нечестность своего начальства. Работник сообщал, что руководители Управления военного строительства собрали с вольнонаемных рабочих и служащих деньги на приобретение облигаций государственного займа, однако облигации сдавшие деньги трудящиеся получили на значительно меньшую сумму. Жалоба была вполне обычной, а в том, что она попала именно Клименту Ворошилову – Маршалу Советского Союза, одному из самых популярных военачальников, занимавшему в 1934-1940 гг. пост народного комиссара обороны СССР, тоже не было ничего удивительного. Ворошилову писали многие фронтовики, военнослужащие и люди, так или иначе связанные с армией. Знал ли простой вольнонаемный Ефременко, что его письмо поможет разоблачить одну из самых грандиозных афер не только в советской, но и в мировой истории?

Помощники Ворошилова переправили письмо из Львова в «компетентные органы», а именно – в военную прокуратуру Прикарпатского военного округа. Следователи установили, что мошенничество с облигациями действительно имело место. Выяснили и то, что Управление военного строительства № 1 возглавляет инженер-полковник Николай Максимович Павленко, участник Великой Отечественной войны, орденоносец. Однако, занявшись изучением деятельности УВС № 1 более плотно, следователи были весьма удивлены – в войсках Прикарпатского военного округа такой воинской части или учреждения не было.


Решив, что управление подчиняется непосредственно Москве, следователи передали информацию своим коллегам в Главную военную прокуратуру. Ее сотрудники отправили запрос в Министерство обороны СССР, попытавшись узнать сведения о подчиненности и дислокации Управления военного строительства № 1.

Вскоре в Главную военную прокуратуру из Министерства обороны СССР пришел ответ: в составе Вооруженных сил Советского Союза воинской части с названием «Управление военного строительства № 1» нет. Поскольку время было сложное и даже в Минобороны могли не знать всех подробностей о строящихся военных объектах, военные следователи и в этот раз не особо удивились, решив, что в Прикарпатском военном округе ведется строительство секретного объекта, курируемое Министерством государственной безопасности. Но в МГБ СССР также ответили, что не имеют никакого представления о том, что такое «Управление военного строительства № 1». Встревоженные следователи Главной военной прокуратуры отправили запрос в Министерство внутренних дел СССР. Полученный ответ был ошеломительным: гражданин Павленко находится во всесоюзном розыске по подозрению в хищении из кассы артели «Пландорстрой» 339 326 рублей.

Лжеполковник и его миллионы. Афера № 1 в советской истории


Николай Максимович Павленко, значившийся начальником «Управления военного строительства № 1» родился в 1912 году в селе Новые Соколы Киевской губернии. Его отец был «крепким хозяином», как сказали бы сейчас, и «кулаком», как говорили в сталинское время. У Максима Павленко были две мельницы в собственности, жена и шестеро детей. В 1926 году четырнадцатилетний Коля сбежал из отчего дома и добрался до Минска. Так ему удалось избежать тех неприятностей, которые случились с отцом – в том же году Павленко-старшего арестовали как «кулака». Но к сыну этот арест уже не имел никакого отношения – юный Николай Павленко начал жизнь простого дорожного рабочего в Минске. Он поступил на инженерно-строительный факультет Белорусского государственного политехнического института, решив связать свою дальнейшую судьбу со строительством дорог. Но проучиться в вузе Николаю удалось всего два года. Когда в институте заинтересовались его личностью – а Николай не только приписал себе лишние четыре года, назвав своей датой рождения 1908 год, но и скрыл происхождение из семьи репрессированного кулака, — студент Павленко предпочел сбежать из Минска.

В 1935 году Павленко находился в городе Ефремове Тульской области. Здесь он устроился бригадиром дорожно-строительной организации, но вскоре попался на махинациях. Павленко похищал и продавал «налево» строительные материалы. Однако долго криминальная эпопея молодого бригадира в суровое сталинское время продолжаться не могла. Николая арестовали, но ему буквально сразу удалось выпутаться из неприятной истории и добиться освобождения из тюрьмы. Все было очень просто – Павленко согласился сотрудничать с органами НКВД и дал показания против инженеров Афанасьева и Волкова, которых арестовали и осудили по политической статье. Став осведомителем НКВД, Павленко получил не только надежную «крышу» — был дан «зеленый старт» его карьере дорожного строителя. Молодого человека перевели на престижную работу в Главвоенстрой, где Павленко быстро вырос с прораба до начальника строительного участка.

22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война. К этому времени Николай Павленко трудился начальником участка в Главвоенстрое. Его, как и других молодых мужчин, призвали на военную службу уже 27 июня 1941 года. Специалист – строитель получил назначение помощником начальника инженерной службы 2-го стрелкового корпуса Западного особого военного округа – неплохой старт для военно-инженерной карьеры. Однако, уже 24 июля 1941 года сильно пострадавшие во время боев под Минском части корпуса вывели в район Гжатска. Николая Павленко весной 1942 года перевели инженером в отдел аэродромного строительства штаба 1-й воздушной армии Западного фронта. Но убыв со старого места службы, в расположение новой части офицер так и не прибыл. Исчез и грузовой автомобиль с водителем сержантом Щеголевым.

Павленко и Щеголев добрались до Калинина (ныне – Тверь), где проживали родственники несостоявшегося строителя аэродромов. Здесь пришлось временно «лечь на дно» — дезертирство из действующей армии могло повлечь самые плачевные последствия. Впрочем, уже через непродолжительное время в голове у Павленко созрел дикий и дерзкий план. Он решил создать собственную военно-строительную организацию, благо был найден очень нужный сообщник – резчик по дереву Людвиг Рудниченко, который обладал художественным талантом и смог вырезать печати с надписями «Управление военного строительства» и «Участок военно-строительных работ». В местной типографии Павленко смог нелегально заказать несколько тысяч бланков, на «толкучке» приобрести военную форму. Сообщники даже нашли пустующее здание для размещения «Управления военного строительства».

Такая афера даже сейчас кажется фантастической. Но во время войны, когда страна была милитаризована до предела, насчитывалось множество воинских частей и учреждений оборонного ведомства, Павленко и его сообщникам удалось остаться нераскрытыми на начальном этапе существования «УВС № 1». Дальше все пошло «по маслу». Первый строительный подряд Павленко взял у госпиталя № 425 ФЭП-165 (фронтовой эвакуационный пункт). Были установлены связи и с калининским военкоматом. С военкомом Павленко без проблем договорился, чтобы тот направлял в Управление военного строительства солдат и сержантов, признанных годными к нестроевой службе. Так «личный состав» Управления стал пополняться настоящими военнослужащими, которые и не подозревали, что попали вместо воинской части в проект аферистов.

Когда прекратил свое существование Калининский фронт, Николай Павленко быстро переподчинил свою организацию 12-му району авиационного базирования (РАБ) 3-й воздушной армии. Управление военного строительства, созданное предприимчивым дезертиром, занялось строительством полевых аэродромов. Что самое интересное, работы действительно велись, аэродромы строились, а большая часть денег от этой деятельности оседала в карманах самого Павленко и нескольких его ближайших сообщников.

Фиктивная структура продвигалась на запад вслед за действующей армией, зарабатывая деньги и постоянно расширяя парк техники. К концу войны в Управлении военного строительства числилось около 300 человек, имелось свое огнестрельное оружие, автомобильный транспорт и специальная строительная техника. За соединениями воюющей армии «павленковцы» проследовали до Восточной Пруссии. Николай Павленко старательно поддерживал видимость настоящей службы в настоящей военной организации – представлял своих подчиненных к орденам и медалям, присваивал им и себе очередные воинские звания. 28 февраля 1945 года Военный совет 4-й Воздушной армии наградил «майора» Павленко Николая Максимовича орденом Красной Звезды. Представил его к этой высокой награде сообщник – некто Цыплаков, руководивший ФАС 12-го РАБ.



Интересно, что заработав за время продвижения до Восточной Пруссии более миллиона советских рублей, занимаясь серьезными махинациями, Павленко и его люди не брезговали банальной уголовщиной, в первую очередь – мародерством на территории Германии, занятой советскими войсками. Следствию удалось установить, что люди Павленко отобрали у немецкого мирного населения 20 тракторов и прицепов, 20 автомобилей, 50 голов крупного рогатого скота, 80 лошадей, а также много предметов обихода, радиоприемников, швейных машинок, ковров, не говоря уже об одежде и продуктах питания.


Сам Павленко, впрочем, чтобы отвести от себя подозрения в управлении мародерами как то даже устроил показательный расстрел, казнив троих своих подручных. Однако, как выяснилось впоследствии, именно Павленко отдавал распоряжения грабить мирное население. Уже после победы он распорядился вывезти награбленные вещи, именовавшиеся трофеями, и имущество своей организации назад – в Советский Союз. Аферистам потребовалось 30 железнодорожных вагонов, чтобы поместились все «трофеи», собранные в Германии.

Вернувшись в Калинин, Павленко «вышел в отставку» — приобрел дом, женился и даже вернулся на работу в артель «Пландорстрой», где «уважаемого фронтовика» сразу избрали председателем. Но преступная романтика и жажда денег не давали ему спокойно жить – похитив из кассы артели 339 326 рублей, Павленко скрылся. Он отправился на запад СССР, в Кишинев, где воссоздал свое «Управление военного строительства № 1» и продолжил заниматься строительством, заключая контракты на имя своей фиктивной организации. В 1951 г. Павленко присвоил самому себе очередное воинское звание полковника. Если бы не «прокол» с облигациями, то неизвестно, сколько бы еще предприимчивый аферист водил за нос советское государство.

Допросив вольнонаемных работников строительного участка УВС-1 из г. Львова, следователям удалось установить, что штаб странной воинской части находится в г. Кишиневе. В столицу Молдавской ССР 14 ноября 1952 года отправились оперативники. Во время обыска в УВС были изъяты 0 автоматов, 21 карабин, 3 ручных пулемета, 19 пистолетов и револьверов, 5 гранат, 3000 патронов, а также фальшивые паспорта, печати, удостоверения, бланки и прочие документы. Органами государственной безопасности были арестованы более 300 человек, среди которых 50 человек представлялись военнослужащими – офицерами, сержантами, рядовыми. 23 ноября 1952 года был задержан и сам Николай Максимович Павленко. При обыске в кабинете «полковника» нашли новые погоны генерал-майора – очевидно, что начальник УВС-1 планировал в ближайшее время присвоить себе генеральское звание.



Следователи были потрясены – только за четыре года УВС-1 заключило 64 фиктивных договора на проведение строительных работ на общую сумму в 38 млн рублей. Павленко удалось обрасти связями в самых верхах Молдавской ССР. Два года потребовалось следствию, чтобы собрать все доказательства, изучить все эпизоды деятельности Павленко и его сообщников. 10 ноября 1954 года начался суд над 17 участниками банды Павленко, которых обвиняли в подрыве государственной промышленности, участии в контрреволюционной организации и вредительстве. 4 апреля 1955 года Николай Павленко был приговорен к смертной казни и вскоре расстрелян. Его сообщники получили различные сроки лишения свободы – от 5 до 20 лет, лишились орденов, медалей и званий.

Многие современные историки считают, что без покровительства органов госбезопасности Павленко не смог бы десять лет, с 1942 по 1952 гг., руководить фиктивной организацией, осуществлявшей реальную деятельность и управлявшей сотнями служащих и рабочих. Не исключено, что связи предприимчивого лжеполковника тянулись гораздо выше тех нескольких молдавских заместителей министров и начальников отделов, которые были уволены после разоблачения УВС-1.
Автор:
Илья Полонский
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

41 комментарий
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти