Черноморский судостроительный завод: упадок производства

1980-е годы были пиком промышленной мощи судостроительного гиганта СССР – Черноморского судостроительного завода. Высшей точкой его показателей, успехов и достижений. Заслуг у предприятия перед Отечеством тоже было предостаточно: корабли, построенные в Николаеве на стапелях ЧСЗ, исчислялись сотнями и бороздили все моря и океаны планеты. Завод, как и многие предприятия Советского Союза, имел широкий спектр производства от тяжелых авианесущих крейсеров и ролкеров-газотурбоходов до отличного качества мебели, которая многим жителям Николаева исправно служит до сих пор. На балансе завода было множество учреждений: большой дворец культуры, библиотеки, 23 детских сада на 3500 мест, пансионаты, санатории, базы отдыха. Черноморский завод являлся одним из градообразующих предприятий Николаева.

Черноморский судостроительный завод: упадок производства

Сборочный цех атомных реакторов для авианесущего крейсера «Ульяновск»


Осенью 1988 года на Черноморском заводе впервые в истории отечественного кораблестроения был заложен атомный тяжелый авианесущий крейсер «Ульяновск». Предполагалось построить серию из 4 единиц подобных кораблей, что вывело бы советский флот на новый качественный уровень.


Однако как раз в то время, когда завод достиг таких высоких показателей, начались серьезные проблемы у страны, для которой он работал. Во второй половине 80-х гг. со всей очевидностью началось все более ускоряющееся разрушение СССР. Советский Союз нуждался в модернизации и реформировании, и поначалу процесс, с легкой руки нового словоохотливого Генерального секретаря был назван «перестройкой». Однако очень скоро это слово в контексте сложившейся в стране ситуации стало синонимом катастрофы.

Черноморский завод был в это время загружен заказами. Где-то в Москве бушевали страсти и страстишки всевозможных съездов депутатов разной степени «народности», Михаил Горбачев продолжал утомлять слушателей невнятными речами, в которых становилось всё меньше смысла и всё больше впустую потраченного времени. А в Николаеве все еще строили авианосцы. Страна еще сохраняла единство, и материалы и комплектующие от смежников приходили на завод со всех ее далеких и близких краев.

Но вот все более усиливающиеся порывы холодного и злого ветра перемен стали проникать и за высокие стены завода. Поползли вверх цены, началась инфляция прежде, казалось, непоколебимого рубля. Если при первоначальных расчетах стоимость постройки тяжелого авианесущего крейсера «Варяг» составляла немалую сумму в 500 миллионов, то уже к 1990 г. она уверенно взяла миллиардный рубеж и стремительно его преодолела. Даже бесперебойные до недавнего времени доставки необходимого оборудования и материалов теперь стали более хаотичными. Не все задержки теперь можно было списать, как прежде, на нередкую в производственных вопросах безалаберность.

Стали трансформироваться социально-экономические отношения в обществе – началось массовое создание кооперативов, в которые стали уходить инициативные и квалифицированные рабочие и служащие. Впрочем, до массового оттока персонала с завода дело пока не дошло. К лету 1990 года помимо стоящего на достройке тяжелого авианесущего крейсера «Варяг» и находящегося на стапеле атомного тяжелого авианесущего крейсера «Ульяновск» на заводе находились в постройке плавучая база перезарядки атомных подводных лодок проекта 2020 (шифр «Малина») и разведывательный корабль ССВ-189 «Поднепровье». Последний должен был стать кораблем освещения подводной обстановки, для чего предусматривалось наличие уникальной гидроакустической станции «Днестр» с опускаемой антенной.


Плавбаза перезарядки атомных установок подлодок проекта 2020


На всех этих кораблях проводились штатные судостроительные работы, хотя, разумеется, приоритет отдавался тяжелым авианесущим крейсерам. Параллельно завод выполнял заказы и для народного хозяйства. Беспрерывно работал цех поточной сборки больших рыболовецких траулеров.

Август 1991 года форсировал деструктивные процессы в государственном механизме, ставшие на тот момент уже практически не обратимыми. В этом же месяце Украина провозгласила в одностороннем порядке свою независимость. Энтузиазм политиков и значительной части общества явно отдавал радостной бодростью. Предвыборная агитация перед провозглашенным референдумом и выборами первого президента шла исключительно в одни ворота. Совокупность тезисов и аргументов, большая часть которых должна была будоражить воображение и пищеварительный тракт, сводились к лозунгу: «Чтобы быть богатыми, надо быть незалежными!»



Некоторые идеалисты, глотнув воздуха «свободы», еще надеялись, что в новой реальности найдется все-таки место и для мощной тогда украинской промышленности. Леонид Кравчук в рамках предвыборной кампании не преминул посетить Николаев и Черноморский завод. Сладкоголосый политик не жалел меда для полных восхищения речей, похвал и особенно обещаний. На прямой вопрос заводчан, будут ли достраиваться находящиеся на заводе тяжелые авианесущие крейсеры, Кравчук без запинки ответил, что, разумеется, будут. Так что большинство проголосовало за господина Кравчука, казавшегося более «своим» (и пообещавшего строить авианосцы), а не за его оппонента – известного своим давнишним политическим диссидентством Вячеслава Чорновола.

Мало кто тогда мог предположить, что приторная сладость от обещаний будущего президента скоро сменится горечью разочарования. Из тех немногих, кто не имел привычки с легкостью носить очки с розовыми стеклами, был Юрий Иванович Макаров, директор завода. Как никто другой, он понимал, что, как и где необходимо для завершения сложнейшего производственного процесса по достройке тяжелых авианесущих крейсеров. Понимал, что без четкого, планомерного и централизованного управления этим процессом он безальтернативно закончится бурьяном в цехах и шипением газового резака.

В октябре 1991 г. военно-морской флот, все еще оставаясь единой структурой, был вынужден прекратить финансирование строительства военных кораблей на предприятии. Какое-то время по инерции на них производились работы, пока не затихли полностью. Макаров делал все, что мог, в той сложной и все более похожей на безысходность ситуации. Он доставал министерства и ведомства России и Украины. Использовал все свои многочисленные связи и каналы, требовал, просил и уговаривал.

Как оказалось, никому не было дела до оставшихся уже фактически за границей уникальных боевых кораблей. Москва была зациклена на своих собственных проблемах – впереди был дележ колоссального советского наследства, реформы, более похожие на узаконенный грабеж, запуск цен на околоземную орбиту и приватизация. Киевских политиков еще меньше интересовали какие-то там авианосцы – в их картине мировоззрения этому высокому достижению инженерной и конструкторской мысли было уготовано совсем незначительное место где-то глубоко в тени высоких гор из сала, которое теперь не будут отбирать и съедать жители России.

Для функционирования столь крупного и обладающего большим коллективом завода требовалось значительное финансирование. Киевские власти недвусмысленно дали понять, что в новых условиях такой досадной мелочью, как обеспечение себя заказами, заводу предстоит заниматься самостоятельно. А на достройку тяжелых авианесущих крейсеров у независимого уже, но всё еще небогатого государства средств нет. Авторитет предприятия был в мире весьма высоким – о его продукции многие зарубежные судовладельцы знали не понаслышке. Ведь еще в советское время Черноморский судостроительный завод строил торговые суда на экспорт в страны Запада.

Появились первые заказчики. Это были представители норвежской брокерской компании Libek& Partners, которые начали вести переговоры о постройке на заводе танкеров для норвежского судовладельца Арнеберга дедвейтом 45 тыс. тонн. Завод не строил суда такого типа с 1950-х гг., когда было осуществлено строительство серии танкеров типа «Казбек».

Директор Юрий Макаров стоял перед нелегким выбором: пустить под газорезку находившийся в 70% готовности к спуску «Ульяновск» для того, чтобы освободить стапель, или отказаться от контракта. Недостроенный авианесущий крейсер оказался вдруг никому не нужен – ни России, ни тем более Украине. На заводе тем временем появились шустрые деловые люди из-за океана, предложившие купить металл «Ульяновска» по баснословной цене 550 долларов за тонну. На радостях украинское правительство в начале февраля 1992 года издало постановление об утилизации атомного тяжелого авианесущего крейсера. Начала агонии первого и, как оказалось, последнего советского авианосца с ядерной энергетической установкой Юрий Иванович Макаров не увидел – 4 января 1992 г. он тяжело заболел.

Превратившись в груды пакетов с металлоломом, «Ульяновск» оказался не нужен уже и покупателям, которые, как оказалось, были готовы платить не более 120 долларов за тонну. Долгие годы тысячи тонн металла лежали по всей территории завода, пока, наконец, их не удалось продать.

«Приднепровье» становится «Славутичем»

Кроме исполинских тяжелых авианесущих крейсеров, нелегкий период развала Советского Союза переживали и другие корабли, строящиеся для военно-морского флота. Один из них – корабль проекта 12884 «Приднепровье». В 1987 году ЦКБ «Черноморец» в Севастополе на базе большого морозильного траулера проекта 12880 разработало большой разведывательный корабль по теме «Гофр».

Черноморский завод уже имел опыт постройки кораблей-разведчиков на базе траулеров. Еще в ноябре 1984 года на предприятии был заложен большой разведывательный корабль проекта 10221 «Камчатка». Особенностью этого разведчика было наличие экспериментальной буксируемой излучающей антенны берегового гидроакустического комплекса «Днестр». Комплекс, составной частью которого являлась «Камчатка», был способен обнаружить подводные лодки в 100 км по шумопеленгу и до 400 км – по эхопеленгу. Точность обнаружения равнялась 20 метрам. Корабль оборудовался специальным подъемно-опускным устройством.


Разведывательный корабль проекта 10221 «Камчатка»


Это сложное и уникальное оборудование было изготовлено на Черноморском судостроительном заводе. Подъемно-опускное устройство не было простой лебедкой. Это было сложное и трудоемкое инженерное сооружение. Первоначально его испытания предполагалось провести в море со специальным макетом, имитировавшим антенну. Однако для экономии времени было решено пойти другим путем. Корпус «Камчатки» должен был собираться из трех частей. Средняя часть, где располагалось подъемно-опускаемое устройство, была собрана на предстапельной плите стапеля номер 1. После сборки и монтажа были проведены статистические испытания, причем 900-тонные козловые краны использовались для имитации качки. Стыковку трех частей корпуса произвели потом в заводском передаточном плавдоке, поочередно накатив на него носовую и кормовую части корпуса. Среднюю часть установили при помощи плавкранов. Такая непростая операция значительно сократила время испытаний корабля. Вступив в строй в 1986 году, «Камчатка» отправилась на Дальний Восток, и вошла в состав Тихоокеанского флота.

Корабль проекта 12884, как и «Камчатка», являлся большим разведывательным кораблем, или кораблем освещения подводной обстановки. От своего «прародителя», большого морозильного траулера, он должен был отличаться только узкой и высокой надстройкой над верхней палубой, где должно было располагаться подъемно-опускное устройство. Для опускания и подъема антенны комплекса «Днестр» внутри корпуса имелась закрываемая снизу сквозная шахта. Полное водоизмещение разведчика составляло 5830 тонн.

Работы по подготовке к постройке «Приднепровья» (так решено было назвать новый разведчик) начались 1 января 1988 г. на стапеле номер 1. На нем в тот момент строились плавбазы атомных подводных лодок проекта 2020, и корабль пришлось втискивать в напряженное стапельное расписание. Корпус проекта 12884, или заказа 902 был заложен в августе 1988 г., а в 1990-м – спущен на воду. К концу 1990 года готовность «Приднепровья» составляла около 46%. В отличие от «Камчатки» он строился для службы в составе Северного флота. Темпы работ на нем впоследствии были снижены в пользу концентрации производственных ресурсов на тяжелых авианесущих крейсерах «Варяге» и «Ульяновске».

Осенью 1991 г. финансирование заказа 902, как и других кораблей для военно-морского флота, прекратилось. В 1992 году, учитывая высокую степень готовности «Приднепровья», власти Украины решили достроить корабль и ввести его в состав флота. Однако никто не собирался поставлять независимому государству новейшую и уникальную опускаемую антенну, без которой его применение по прямому назначению становилось проблематичным. Корабль, учитывая обширные помещения, предусмотренные для установки различной разведывательной аппаратуры, предложили достроить как штабной, или корабль управления.


Корабль управления «Славутич» на хранении в Севастополе


В августе 1992 года его переименовали в «Славутич», а в ноябре того же года на нем подняли украинский военно-морской флаг. Служба «Славутича» проходила в многочисленных демонстрациях флага, заходов в порты зарубежных стран и в многочисленных учениях, в том числе с кораблями блока НАТО. После воссоединения Крыма с Россией «Славутич» остается на хранении в Севастополе. Судьба его еще не определена. По иронии судьбы «Приднепровье» - «Славутич» оказался последним на сегодняшний момент военным кораблем, полностью достроенным Черноморским судостроительным заводом.

Читайте "Военное обозрение" в Яндекс Новостях

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также

Комментарии 14

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. Огонёк (Андрей) 19 февраля 2018 15:14
    Уже чужое государство, но все равно это история моей Родины - СССР.
    1. Простой (Alexander) 19 февраля 2018 23:56
      Это государство не может быть для нас чужим.
  2. Лексус (Алексей) 19 февраля 2018 15:31
    Эх, такую страну (СССР) развалили... request
  3. RoTTor 19 февраля 2018 15:46
    Ещё одна иллюстрация к притче про дурака, котором удостался стекляный ...: и его разбил и себе руко порезал...
    Жаль тяжелолого крейсера "Украина"... "Как корабль вы назовёте, так корабль и поплывёт"
    Приплыл не отплывая...
  4. мыслитель (Владимир ) 19 февраля 2018 15:47
    Будет продолжение, или эпилог?
    В октябре Николаевский судостроительный завод остановил работу из-за прекращения финансирования. Все счета предприятия оказались под арестом, а задолженность по заработной плате составила более 58 млн гривен (около 2,2 млн долларов). Рабочие неоднократно выходили на акции протеста, но решение проблемы так и не последовало.
    1. красноярск 19 февраля 2018 20:20
      Цитата: мыслитель
      Будет продолжение, или эпилог

      Продолжение возможно, но без России никак. Поэтому - эпилог. А скорее - заупокойная.
  5. RoTTor 19 февраля 2018 16:01
    Ещё одна иллюстрация к притче про дурака, котором удостался стекляный ...: и его разбил и себе руки порезал...
    Жаль тяжелолого крейсера "Украина"... "Как корабль вы назовёте, так корабль и поплывёт"
    Приплыл не отплывая..

    Cамый вкусный заказище – строительство нескольких мелких бронетёмкин-поносцев – речных\прибрежных арткатеров со змеюшными названиями для украинец. фльоты достался старинному заводу со славной историей – киевской «Ленинской кузне», которая оказалась вдруг собственностью… нынешнего главкомвверха и доведена до такого состояния, что студии страны агрессора в полуразваленных цехах теперь снимают сериалы-ужастики - на прямой видимости от правительственных зданий.
  6. глум (Ukraina) 19 февраля 2018 16:09
    мдааааа, такие корабли погубили. до чего страну довели...
  7. ибирус 19 февраля 2018 17:01
    Жалеть себя - самое убогое, что может быть. История любого человека или коллектива - это хорошо, но надо создавать условия для великих свершений в будущем.
  8. Судоплатов (Александр) 19 февраля 2018 19:26
    Да СССР не вернуть, но я верю, что восстановится завод, без ремонтных крупных баз содержать в Русском море флот не возможно, лишь бы не пришли туда феодалы ( капиталисты), эти заводы госзначения, и являются второй нитью обороны государственных границ и самого государства. Желаю возрождения традиций. P.S. Русское море было на всех картах мира (черное море она стало после захвата Турцией, фильм Адмирал Ушаков вам в помощь)
    - Русский флот на Черном море это страшный удар по Англии после основания Петербурга
    - Это еще очень молодой флот, бейби, он только учиться ползать.
    - Да какой бы он ни был, это флот, и у этого беби слишком рано режутся зубки
    - Сидя в Лондоне я лучше вижу черное море чем вы сидя в турции ....
    - Известно ли вам, что черное море раньше называлось Русским морем, на всех старых картах и даже английских....
  9. orm (Влад) 19 февраля 2018 22:01
    да ладно будут пироги конструировать....жили же как-то люди раньше без высоких технологий, зато к природе станут ближе, вернутся так сказать к истокам...у них еще майдан [слово какое, как ругательство] не закончился, а уже было понятно что удел будущий это кизяк, буряк и тяпка ну или плуг, лучина, кизяк...главное кизяк, без кизяка будет никуда...
    orm
  10. xomaNN (Николай) 19 февраля 2018 22:21
    Хорошо помню эту листовку-агитку из текста статьи , которой заполонили тогда все почтовые ящике по всей Украине. Сейчас бы кто подсуетился и выпустил её же , ничего не меняя, в млн. шт. на Украине. Очень наглядно можно сравнить в какую дыру рухнула индустриальная страна belay Цифры - вещь упрямая, в отличие от слов. smile

    КУ "Славутич" помню у ялтинского причала в 1999 году. А его историю узнал благодаря автору- Спасибо!
  11. Кот_Кузя (Кузьма ) 20 февраля 2018 12:24
    Тупым рогулям и скакуасам промышленность ни к чему. Для них важнее всего вышиванки, оселедцы, рушники, гопак, национальные песни и танцы, и конечно, МОВА! Нормальные народы не страдают национальным эксгибиционизмом, русский Иван не будет ходить на работу в косоворотке и отращивать окладную бороду, англичанин Джон не будет носить фрак и цилиндр, француз Пьер не будет носить сюртук и санкюлоты, а американец Смит не будет приходить на заседания в ковбойке и шляпе.
  12. klm-57 (Alex_klm) 20 февраля 2018 13:25
    Просматривается планомерная работа по подрыву экономики Советского Союза нереалистичными заманчивыми предложениями, порождавшими иллюзии у национальных элит быстрого обогащения за счёт присвоения достояния Советского Союза. Под это в сознании граждан давно была заложена мина. Помните, "всё вокруг народное, всё вокруг моё"? Мне кажется, крах такой системы был неизбежен, как это не печально.
Картина дня