Как Россия получила возможность присоединить Швецию

210 лет назад, 21 февраля 1808 года, началась очередная русско-шведская война. Война стала часть «большой игры» и войны в Европе, вызванной противостоянием Парижа и Лондона за лидерство в западном мире. Россия же в этой борьбе получила возможность присоединить Швецию.

Россия после Тильзита стала союзницей империи Наполеона и врагом Англии. Шведская корона отказалась мириться с Парижем и взяла курс на сближение с Лондоном. Требование России закрыть Балтийское море для британцев шведский король Густав IV отверг и начал подготовку к войне с Данией, чтобы завоевать у неё Норвегию. А Дания была традиционным союзником России. В итоге Александр при полной поддержке Наполеона решил занять Финляндию, что «успокоить» Швецию и укрепить безопасность северо-западных рубежей, столичного санкт-петербургского района.


Большая игра

Русско-шведская война стала следствием европейского противостояния конца XVIII – начала XIX веков. Великая Французская революция привела к тому, что Франция сделала качественный рывок в развитии и стала угрозой не только для соседних монархий, но стала претендовать на лидерство в западном проекте (цивилизации). То есть Франция бросила вызов Англии, которая претендовала на гегемонию в Европе и мире. Это и стало основной предпосылкой целой серии войн, когда соседи Франции пытались силой уничтожить революционное правительство. Однако Франция выдержала удар, и сама перешла в наступление, претендуя на лидерство в Европе и создавая своего рода «Евросоюз» во главе с французами. При этом во главе Франции оказался один из самых гениальных людей в истории Европы, полководец и государственный деятель Наполеон Бонапарт, который прошёл путь от простого артиллерийского офицера до владыки Французской империи.

Россия влезла в эту европейскую «кровавую кашу», хотя не имела общих границ с Францией и никаких противоречий с ней (территориальных, исторических, национальных, экономических и т.д.). Императрица Екатерина II стала одним из главных идеологов интервенции во Францию. Всё тогдашнее мировое сообщество облетела её фраза: «дело Людовика XVI есть дело всех государей Европы». После казни короля Екатерина публично плакала и даже заявила, что «нужно искоренить всех французов», после такого преступления. В ответ французские революционеры начали свою информационную войну против «русской ультрароялистки». При этом стоит отметить, что, несмотря на внешний праведный гнев, Екатерина была женщиной практичной и умной и дальше слов не шла. Пока монархическая Западная Европа ополчилась против революционной Франции, Россия могла спокойно решать свои национальные задачи. В частности, разумная государыня в это время уладила польские дела, вернув России утраченные сотни лет назад южно- и западнорусские земли. Воссоединив разделенный русский народ и обеспечив безопасность на западном стратегическом направлении. Очевидно, что Екатерина решила бы в пользу России и турецкий вопрос, добив османов и отняв Константинополь-Царьград и черноморские проливы. Но государыня скончалась, не успев завершить это великое дело.

Её сын Павел в пику покойной матери, с которой у него был конфликт, решил полностью пересмотреть политику Петербурга. Сначала решил вообще отказаться от войн. Россия вышла из Первой антифранцузской коалиции. Но затем дал убедить себя, что без вмешательства России порядок в Европе не восстановить. И двинул эскадру Ушакова в Средиземное море, а армию Суворова в Италию. Русские чудо-богатыри на море и суше одержали блистательные победы, но в целом это была не наша война. Павел довольно быстро понял, что русских использую как «пушечное мясо» в интересах Вены и Лондона, при этом постоянно подставляют под удар. В 1800 году в докладе Ростопчина напротив слов «Англия вооружила попеременно угрозами, хитростью и деньгами все державы против Франции», русский государь лично написал: «И нас грешных». Павел был далеко не дураком, как его обычно изображают. Взбешенный русский царь немедленно прекратил войну с Францией и начал переговоры с «корсиканским чудовищем».

Назревал русско-французский стратегический союз, который наносил смертельный удар планам Англии на мировое господство. Политика сближения с Францией, с которой у нас не был общих границ, с этот момент соответствовала национальным интересам России. Пока Лондон, Вена и Берлин были связаны Францией, Россия получала уникальный шанс решить свои самые важные проблемы. Это был подарок судьбы. Россия могла решать вопросы внутреннего развития, не опасаясь внешнего вторжения, задачи расширения сферы влияния на Балканах, Кавказе, Туркестане, Дальнем Востоке (включая закрепление в Русской Америке). Необходимо было закрыть вопрос с черноморскими проливами, навсегда обезопасив Русское Причерноморье и Кавказ. На севере необходимо было выбить шведов из Финляндии, чтобы надежно защитить столицу. Понятно, что британский спрут всполошился и организовал руками выродившихся русских аристократов убийство государя Павла.

После убийства императора Павла Петровича – с помощью британского золота – Россия вскоре снова стала врагом Франции. Александр Павлович должен был или продолжить политику дружбы с Наполеоном или снова вступить в антифранцузскую коалицию. В русских национальных интересах был союз с Францией. Однако Александр предпочёл союз с Австрией и Англией. Во-первых, тут видимо, сыграл роль психологический фактор. Александр был потрясен убийством отца, окружен его убийцами и опасался нового дворцового переворота. Этот страх преследовал его до конца жизни. Кроме того, представители антифранцузской партии сыграли на честолюбии молодого русского царя, ему внушили, что он великий политик и полководец, который должен остановить «корсиканское чудовище». Сам Александр был крайне честолюбив и мечтал о славе.

Во-вторых, оказала влияние сильная германская партия при дворе. Романовы традиционно имели сильные связи в Германии. Так, матерью Александра была вюртембергская принцесса София Доротея (в православии Мария Федоровна), женой – принцесса Луиза Баденская (Елизавета Алексеевна). При дворе традиционно ошивалась толпа их родственников и приближенных. Также в российской элите было много и своих немцев, из Прибалтики. Они были связаны родственными и иными связами с русской аристократией. Получалась мощная прогерманская партия. Она настойчиво требовала вмешательство в германские дела. У одних там были корыстные интересы, у других от политики Наполеона пострадали родственники. Естественно, что политика создания «Евросоюза» во главе с Францией крайне раздражала германцев. Вена и Берлин сделали всё, что Россия снова вступила в борьбу с Францией.

Таким образом, в разрез национальным интересам (у русских не было коренных противоречий с французами) Россия воевала с Францией в интересах Лондона, Вены и Парижа в составе III и IV антифранцузских коалиций 1805 и 1806 – 1807 гг. Хотя сам Наполеон всегда стремился к стратегическому союзу с русскими и не имел никаких территориальных претензий к России. Все они привели к тяжелым потерям и поражениям по вине русских «партнеров». Наполеон взял вверх. Император Александр Павлович, вопреки своему желанию, вынужден был заключить мир.

Против Наполеона воевала и Швеция. Король Густав IV, как и Александр, жаждал военной славы. Кроме того, был у Швеции и материальный интерес – захват земель в Померании. В войне 1805 года шведы вынуждены были отступить из Померании. В войне Четвёртой коалиции Швеция также приняла участие. Но поступила умнее. Густав английские деньги взял, но посылать солдат на бойню не спешил. Тильзитский мир завершил русско-французскую войну. А Швеция осталась союзником Англии.

Как Россия получила возможность присоединить Швецию

Шведский король Густав IV Адольф

Наполеон, несмотря на победу в войне, не требовал ничего непосильного от Александра. Как можно меньше вмешиваться в дела Германии и Западной Европы в целом и разорвать отношения с Англией. Россия присоединялась к континентальной блокаде Англии — системе экономических и политических санкций, организованной Наполеоном. Военной поддержки Наполеон не просил, только строго нейтралитета. Взамен французский император предлагал Александру свободу рук со Швецией и Османской империей. В шведском вопросе Наполеон был вполне искренен. В его интересах был конфликт России и Швеции с стоявшей за шведами Англией.

В турецком вопросе Наполеон лукавил. У Франции были серьёзные интересы в Турецкой империи – и стратегические, территориальные (Египет, Сирия), и экономические. Также французы имели стратегические интересы в западной части Балкан. Не менее сильно казался турецкий вопрос и Австрии. А Наполеон в это время колебался между Россией и Австрией. Однако Петербург мог коренным образом изменить баланс в свою пользу и получить Босфор и Дарданеллы. Для этого Александру следовало изменить личное отношение к Наполеону и договориться с ним по коренным вопросам. В частности, разделить Порту на сферы влияния: России – Кавказ, Константинопольский округ и зона проливов, Франции – Египет, Палестина, Сирия и т. д. Также следовало установить родственный союз с Наполеоном, выдав за него сестру Александра. С учётом сложного положения империи Наполеона: противостояние с Англией, ситуация в Испании, волнения в Германии и т. д, французскому императору крайне выгодно было создать ось Париж – Петербург. В итоге холодная позиция Александра толкнула Наполеона на союз с Австрией, включая брачный (Мария-Луиза Австрийская).


Участником блока Англии должна была стать и Дания. В ответ на это в августе 1807 года Великобритания предприняла пиратскую атаку на Копенгаген и захватила весь датский военный флот. Дом Романовых имел родственные связи с датским и голштинским дворами. Кроме того, Дания уже сто с лишним лет была традиционной союзницей России в войнах со Швецией. Поэтому в октябре 1807 года Россия предъявила Англии ультиматум — разрыв дипломатических отношений до тех пор, пока не будет возвращён Дании флот и возмещены все нанесённые ей убытки. Император Александр I потребовал содействия Швеции, чтобы, на основании договоров 1780 и 1800 годов, держать Балтийское море закрытым для флотов западных держав. Густав IV отверг эти требования и взял курс на сближение с Англией. В результате между Россией и Англией произошёл разрыв — посольства были взаимно отозваны и началась вялотекущая Англо-русская война 1807 – 1812 гг. Указом Сената от 20 марта 1808 года в России наложили запрет на ввоз английских товаров в Россию.

Наполеон предложил Петербургу заставить Швецию закрыть порты для британских кораблей. В январе 1808 года Наполеон посоветовал Александру увеличить и усилить свою армию, «удалить шведов от своей столицы» и «распространить свои границы как можно дальше». Наполеон предложил в этом деле свою помощь и содействие. 5 февраля 1808 года Наполеон заявил русскому послу в Париже графу Толстому, что он согласится на то, чтобы Россия приобрела себе всю Швецию, включая Стокгольм.

Англия со своей стороны, в феврале 1808 года, заключила со Швецией договор, по которому обязалась платить Швеции по 1 млн. фунтов стерлингов ежемесячно во время войны с Россией, сколько бы она ни продолжалась. Кроме того, британцы пообещали предоставить Швеции вспомогательный 14-тыс. корпус для охраны её западных границ, чтобы вся шведская армия могла отправиться на восточный фронт против России. После этого война стала неизбежной.


Встреча Наполеона I и Александра I на Немане 25 июня 1807 года

Начало войны

Формальный повод для начала войны дали сами шведы. 1 (13) февраля 1808 года шведский король Густав IV сообщил русскому послу в Стокгольме, что примирение между Швецией и Россией невозможно до тех пор, пока русские удерживают Восточную Финляндию. То есть шведы ещё надеялись на реванш за прежние поражения.

В начале 1808 года русское войско (около 24 тыс. человек) расположилось вдоль границы, между Фридрихсгамом и Нейшлотом. Руководство армией было вверено графу Ф. Ф. Буксгевдену. Армия была небольшой, так как Россия воевала с Турцией. Кроме того, Александр не доверял Наполеону, и основная часть русской армии располагалась у западных границ империи на случай новой войны с Францией. Это предопределило затягивание войны. То есть Александр имел возможность сосредоточить большую армию и быстрым ударом решить войну в свою пользу, но не сделал этого.


Граф Фёдор Фёдорович Буксгевден

У шведов в Финляндии в это время было 19 тыс. солдат под временным командованием генерала Клеркера. Главнокомандующий граф Клингспор, всё ещё находился в Стокгольме. Когда граф Клингспор поехал наконец в Финляндию, план состоял в том, чтобы не вступать в бой с неприятелем, удерживать крепость Свеаборг до последней крайности и по возможности действовать в тылу русских. Шведский король решил нанести главный удар по датским войскам в Норвегии. Поэтому шведам не удалось собрать значительных сил для действий в Финляндии.

Русские войска 9 (21) февраля перешли границу Финляндии на реке Кюмень. Формально о войне в России сообщили только в марте. Население извещалось о том, что «Стокгольмский двор отказался соединиться с Россией и Данией, дабы закрыть Балтийское море Англии до совершения морского мира». В сообщении указывалось, что истощив способы убеждения, русские перешли границу и ведут успешные бои. 16 марта 1808 г. Александр издал Манифест (Декларацию) о присоединении Финляндии. Поводом для издания манифеста послужил арест русского посольства в Стокгольме. В Манифесте говорилось: «Явная преклонность короля шведского к державе нам неприязненной, новый союз с ней и, наконец, насильственный и неимоверный поступок с посланником нашим в Стокгольме учиненный… сделали войну неизбежной». Присоединение Финляндии (шведской её части) к России подавалось как наказание в ответ на невыполнение Швецией союзнических обязательств в отношении России по договору 1800 года и её союз с врагом России – Англией. В Манифесте говорилось, что «отныне часть Финляндии, известная под наименованием Шведской Финляндии (юго-западная часть), занятая русскими войсками, понесшими потери в людской силе и издержки материального порядка, признается областью, покоренной силой русского оружия, и навсегда присоединяется к Российской империи».

Стоит отметить, что война со Швецией не была популярна при российском дворе. В России светское общество, где были сильны позиции англо- и германофилов, видело в боевых действиях только услугу Наполеону. «В первый раз ещё, может быть, с тех пор как Россия существует, наступательная война против старинных её врагов была всеми русскими громко осуждаема, и успехи наших войск почитаемы бесславием», — писал по этому поводу Ф. Вигель. То есть вестернизированная верхушка России не видела, что война со Швецией решает важные национальные задачи по безопасности северо-западных рубежей империи, столицы.

18 февраля (1 марта) русские заняли Гельсингфорс. Шведские войска укрылись в Свеаборге. Граф Клингспор отступил к Таммерфорсу, предписав всем разбросанным в северной Финляндии отрядам стягиваться туда же. Вслед за тем 24 февраля (7 марта) Тавастехус был занят русскими войсками. 27 февраля (10 марта) Буксгевден предписал князю Багратиону преследовать Клингспора, а генералу Тучкову — постараться отрезать ему путь отступления. 10 марта наши войска заняли Або. Сам Буксгевден решил приступить к осаде Свеаборга, главной крепости шведов в Финляндии. Шведы её называли «Гибралтаром Севера». 22 апреля после 12-дневной бомбардировки Свеаборг капитулировал.

Таким образом, начало войны было успешным для России. Однако были совершены и серьёзные ошибки. Так, наши войска заняли, а затем оставили Аландские острова. После поступил приказ снова занять острова. Их занял небольшой отряд Вуича, который даже не имел пушек. Как только начал сходить лед, шведы высадили десант и при поддержке местных жителей разбили русский отряд. Аландские острова стали плацдармом для десантных операций и операционной базой шведского флота.

Автор:
Самсонов Александр
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

41 комментарий
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти