Будущее российского флота: один авианосец или десять подлодок?

… или как России совместить свои оборонные приоритеты со стратегическими интересами своих геополитических союзников и партнеров




Авианосная тема не дает покоя отечественной военно-патриотической мысли уже добрую сотню лет. С момента появления первых в мире авианосцев нас всегда сильно щемило то, что у супостата они есть, а у нас нет. Сильно подозреваю, что это и было главное «военно-стратегическое» соображение, всегда лежавшее в основе наших авианосных амбиции. Последним писком обсуждения этой вечнозеленой темы стали вполне фантастическая концепция «подводного атомного авианосца», который незаметно подкрадется к вражескому (читай – американскому) берегу и выпустит оттуда на врага свои ударные беспилотники. Правда, не очень понятно, зачем вся эта фантасмагория нужна при наличии в российском ВМФ не менее скрытных атомных подводных лодок, несущих баллистические ракеты с дальностью пуска до 10 тысяч километров.

Вполне очевидно, что главным в подходе к авианосной теме должно быть не абстрактные великодержавные амбиции, но четкое понимание целесообразности развития такого класса кораблей, вместе со всем их немаленьким «приданым», с точки зрения геополитического положения страны и фундаментальных приоритетов её военной безопасности.

И в этом смысле приходится признать, что нужда в авианосном флоте для такой континентальной, а точнее даже межконтинентальной державы, как Россия, которая на протяжении веков отражала, главным образом, сухопутные вторжения неприятеля, далеко не очевидна. Во всяком случае, она не настолько бесспорна, как, например, в случае отделенной от остального мира океанами Америкой, или вовсе островной Японией. Россия в отличие от той же Японии может, в случае необходимости, выжить и без морских коммуникаций. Японцы не смогут. Оттого и флот для них, как говорится, не роскошь, а средство выживания нации.

Именно поэтому, в нашем Отечестве мечтательные порывы дерзновенного разума и смелые инженерные идеи в части покорения дальних морей, всегда вступали в естественный конфликт с системой военно-политических приоритетов государства и рационально понимаемой бюджетной политикой. В рамках которой авианосцы в России никогда не были предметом первой, или даже второй необходимости.

Отсюда и нынешние бесконечные дискуссии, которые имеют свойство десятилетиями не принимать облик каких-либо государственных решений. На моей памяти еще Дмитрий Медведев, в бытность президентом России, вполне определенно высказывался в пользу строительства авианосцев. А командующий ВМФ РФ того времени адмирал Владимир Высоцкий и вовсе размахнулся на шесть авианосных ударных соединений!

С тех пор прошло еще десять лет. Но и сегодня данная тема остается, в основном, предметом смелых прогнозов на отдаленное будущее, а то и вовсе – утопических фантазий в стиле «подводного авианосца».

Причина тому двоякая. Во-первых, очевидная неприоритетность флота дальней морской зоны для огромной сухопутной державы, не зависящей в экзистенциальном масштабе от океанских коммуникаций. Во-вторых, у государственных мужей всегда есть более рациональный способ потратить большие, или даже очень большие, деньги российской казны. Например, по стоимости одной АУГ (а это, даже по-бедному, никак не меньше 10 миллиардов долларов) можно построить десяток атомных подводных ракетоносцев новейшей модификации и, тем самым, полностью закрыть тему гарантий ракетно-ядерной безопасности России, обеспечив безусловную возможность нанесения ответно-встречного удара по агрессору. О том, сколько самого современного оружия можно закупить на эти деньги для сухопутных войск, сколько новых дивизий развернуть на потенциально опасных направлениях, уже и не говорю. И приносить все это в жертву авианосным амбициям, конечно же, никто не будет.

Но означает ли это, что тема авианосцев для России в принципе бесперспективна? Я бы не стал спешить с таким выводом. Если исходить из того, что нынешняя РФ – нормальная, современная страна с динамичной экономикой, заинтересованной в завоевании и удержании мировых рынков сбыта, то необходимость адекватной этим амбициям военной составляющей становится не такой уж сомнительной. Тем более, что указанные рынки и обеспечивающая их безопасность система международных военно-политических союзов, могут находиться на значительном удалении от территории самой РФ и требовать проецирования именно военно-морской силы. Которая без военно-воздушной поддержки, обеспечиваемой, в частности, авианосцами, вряд ли будет возможна.

Вариант принципиального отказа России от борьбы за внешние рынки сбыта своих товаров и ухода в глухую самоизоляцию, можно даже не рассматривать, если считать РФ перспективной страной. А то, что борьба за такие рынки будет постоянно наталкиваться на самое ожесточенное противодействие иных центров силы – к гадалке ходить не надо.

Примеры перед глазами. Стоило только России предпринять активные действия на Ближнем Востоке для закрепления там своего геополитического и, как следствие, экономического влияния, как дело едва не дошло до третьей мировой войны. Так традиционные хозяева этих рынков воспринимают и будут воспринимать любое на них покушение.

Так что без силовых аргументов дальнего радиуса действия, в том числе таких оперативно гибких, как амфибийные и авианосные группы, России в перспективе не обойтись.

Но опять же - как совместить это «нелишнее лишнее» с первостепенными отечественными приоритетами в области безопасности? И самое главное – откуда взять деньги на такие амбициозные и крайне дорогостоящие проекты, когда их не хватает даже на самые первоочередные нужды обороны страны? О чем свидетельствуют и участившиеся в последнее время «сдвиги вправо» сроков реализации многих, в том числе и весьма значимых военных программ.


А что если их вообще никак не совмещать? И не испытывать на разрыв отечественную экономику и оборонные приоритеты?

Как это можно сделать? А вот как! Для начала стоит задуматься о том, что такое авианосный флот в принципе. Это, несомненно, способ проекции силы на удаленные от России морские и океанские ТВД. То есть, иначе говоря – на те прибрежные страны и территории, в которых Россия стратегически заинтересована. И которые, напишу это большими буквами для большей доходчивости - В ТОЙ ЖЕ МЕРЕ, ИЛИ ДАЖЕ В БОЛЬШЕЙ, СТРАТЕГИЧЕСКИ ЗАИНТЕРЕСОВАНЫ В РОССИИ! Не разжевывая тему в кашицу, уточню – хотя бы даже для своей элементарной защиты от агрессии США.

Но господа, позвольте напомнить, что заинтересованность - это, по сути, тот же спрос на товар. В данном случае – на военно-стратегические услуги. Которые, кстати говоря, стоят дороже всего. И, следовательно, потенциальные военно-политические клиенты России, как и любой нормальный покупатель, должны эти услуги оплачивать. И тут возникает практический вопрос – а почему бы участникам такого стратегического партнерства не прибегнуть в данном случае к авансовой системе расчетов и к воплощению этого взаимного интереса в конкретные программы заблаговременного сотрудничества, в том числе и военно-технические?

Скажу еще проще – почему бы этим державам, заинтересованным в существовании альтернативной американской глобальной проекции военно-морской силы не скинуться, кто и сколько может, на строительство российского авианосного флота?

Не спешите на меня показывать пальцами, как на явного идиота. Это вовсе не означает, что построенные таким образом – в складчину российские авианосцы будут метаться по всему миру на манер дежурной пожарной команды по первому свистку озабоченных какой-то ерундой «участников концессии». Такое видение – примитивное и глупое.

Существование сравнимого с США альтернативного центра военной и, в частности, военно-морской мощи само по себе полностью переформатирует мировую геополитическую ситуацию и создаст для многих, если не для большинства стран мира, новые возможности для самостоятельного развития. О которых они, в условиях американской глобальной гегемонии, даже мечтать не смеют.

Россия уже многое делает сама, чтобы такой центр на этой планете опять состоялся. Так почему бы тем державам, малым и средним, которые кровно заинтересованы в таком глобальном геополитическом сдвиге, но которые сами никогда в жизни не построят себе авианосец, не поддержать Россию в этом общественно полезном начинании? Иран, Ирак, Сирия, Ливия, Венесуэла, Куба, Филиппины – и это только начало списка. Не говоря уже о наших кровных союзниках по СНГ и ОДКБ, с которыми мы, если мне не изменяет память, совместно тащим наш общий воз военной безопасности.

Такое решение данной финансово-стратегической проблемы выглядит приемлемым именно с точки зрения оптимального сочетания фундаментальных интересов обеспечения безопасности России и её геополитических партнеров. Которые должны четко понимать оборонные приоритеты самой РФ и частично компенсировать её усилия в тех областях, кои для Москвы не имеют экзистенциального значения, но являются высшим приоритетом для них самих. Будущий российский авианосный флот как раз и может оказаться на острие этой общей стратегической воли.
Автор:
Юрий Селиванов
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

73 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти