Проломить стену, не разбив голову. Ч. 1.

Можно ли проломить стену, не разбив себе при этом голову? Позиционная война привела к установлению сплошных позиционных фронтов – пролом которых был сопряжен с повышенными потерями и требовал особой тактики. Мы хотим поговорить о специфике наступления в ходе позиционной войны – основываясь на опыте наступательных операций русской армии 1915 – 1917 гг. и выработанных на их основе специальных тактических наставлений.


1. Русские окопы в Польше. Именно осенью - зимой 1914 г. на Русском фронте имело место первое (пока еще временное) установление позиционных фронтов.

Атака укрепленной позиции в условиях позиционной войны характеризовалась следующими особенностями, отличающими ее от наступления в период маневренных боевых действий.


1. Любая наступательная операция данного периода сводилась к захвату не одной, а к штурму не менее чем 2-3 укрепленных полос – и взятие каждой из них требовало серьезной и тщательной подготовки. Т. о., операция приобрела затяжной и сложный характер.

2. Овладение одной линией окопов противника не обеспечивало тактической победы – обороняющийся, подтянув резервы к следующей линии, мог контратакой отбросить наступающего и свести все его предыдущие успехи к нулю. Необходимо овладеть всей укрепленной полосой. Соответственно, штурм каждой оборонительной полосы не мог быть постепенным - иначе противник, пользуясь паузой, восстановит положение. Т. о., это долгий (и одновременно энергичный) процесс, состоящий из взаимосвязанных и тщательно просчитанных этапов.

3. Во время штурма войска атакующего несут большие потери, его подразделения, находящиеся во вражеских окопах и ходах сообщения, перемешиваются – соответственно, управление значительно усложняется. Поэтому часть, осуществившая прорыв или остановленная вражеским сопротивлением до захвата всей укрепленной полосы, боеспособной считаться не может. Причем вливание в эту часть резервов ничего не даст - новый натиск должен быть выполнен абсолютно свежими частями. Ослабленные боем и расстроенные полки требуется не подкреплять, а сменять, выводя их в резерв (а по возможности, для приведения в порядок, - и в более глубокий тыл).

4. Соответственно, необходимо эшелонировать войска в глубину и иметь сильные резервы.

5. Внимание артиллерии – главного инструмента наступающего – раздваивается. При борьбе за укрепленные позиции артиллерия должна работать по двум объектам - живой силе и оборонительным сооружениям.


2. Непременный атрибут позиционного периода боевых действий. Мощный блиндаж в окопе полного профиля.

Атака в условиях позиционной войны была очень сложным и рискованным делом, т. к.: а) сильные укрепления обороняющегося требовали систематической артиллерийской подготовки, тщательной работы артиллерии и большого количества снарядов; б) сильный и организованный огонь противника требовал тщательной инженерной подготовки атаки и создания искусственных подступов к неприятельским позициям - для эффективного преодоления простреливаемого пространства; в) развитие оборонительной системы по фронту и в глубину требовало наличия продуманного плана атаки, специальной подготовки войск, снабжения пехоты сильной артиллерией сопровождения и четкой системы артиллерийской подготовки; г) особая роль отводилась воздушной разведке и корректировке огня; д) сосредоточение огромного количества снарядов, орудий, инженерного имущества и т. п. требовало должной степени развития коммуникационных путей – как для переброски резервов, так и для боепитания уже введенных в сражение сил и средств.

Причем комплекс подготовительных работ демаскирует намерения атакующего. Соответственно, важнейшей задачей являлось тщательное соблюдение тайны в деле подготовки к операции и осуществление целого комплекса маскировочных мероприятий. Ведь достаточно обороняющемуся, своевременно обнаружившему подготовку противником наступления, подтянуть достаточное количество дополнительной артиллерии, чтобы этим обречь потерявшего огневое превосходство наступающего на неудачу.

Но иногда стремление сохранить в тайне подготовительные мероприятия приводит к др. крайностям – например, командование русской 7-й армии, готовя зимнюю операцию 1915 г. на р. Стрыпе, для того чтобы сохранить тактическую внезапность, запретило осуществлять разведку позиций противника.

Слишком суровое ограничение разведки, имевшее место в зимней операции 1915 г. на Стрыпе (7-я армия) и в Нарочской операции 1916 г. (2-я армия), сменялось иногда отношением совершенно противоположного порядка. Так, в период Барановичской операции (4-я армия) в мае 1916 г. в первую линию была выдвинута польская стрелковая дивизия - и в первую же ночь несколько десятков человек перебежали на сторону неприятеля - и дали немцам ценные сведения о готовящемся русском наступлении.

Важнейшей проблемой в условиях позиционной войны был вопрос взаимодействия пехоты с артиллерией. Боевой опыт выяснил, что никакая артиллерийская подготовка не в состоянии в должной мере проложить дорогу наступающей пехоте – тем более в условиях возросшей глубины обороны. Поэтому пехота должна была действовать максимально автономно, имея в своих боевых порядках артиллерию сопровождения и траншейные орудия, а также приспособления для разрушения искусственных препятствий. Так, для прокладки проходов в проволочных заграждениях использовались специальные ножницы, топоры, ручные гранаты и пироксилиновые патроны на специальных шестах. Существовавшие нормативы признавали желательным иметь проходы шириной по 25-30 шагов из расчета 3-4 прохода на батальон. Волчьи ямы забрасывались сначала вязанками хвороста или соломы, а сверху – мешками с землей.

Пехота должна быть хорошо обучена борьбе с пулеметными гнездами, орудиями, узлами сопротивления, позициями на обратных скатах высот и т. п. Если приходилось преодолевать несколько линий искусственных препятствий, требовалось создавать промежуточные рубежи, соединенные с тылом ходами сообщений. Соответственно, рекомендовалось включать в состав штурмовых колонн подразделения, вооруженные ручными гранатами, лопатами, топорами, подрывными средствами. Придавались и отряды сапер. Важное значение имели команды «чистильщиков окопов» - они должны были зачистить отбитые позиции от остаточных групп бойцов противника. Эти команды вооружались ручными гранатами, револьверами, карабинами, кинжалами и пиками, а также снабжались карманными электрическими фонарями.

При штурме позиций противника признавалось необходимым: 1) добиваться перевеса в огне, 2) разрушить искусственные препятствия, 3) удачным маневром через достигнутые прорывы выйти во фланг и тыл тем участкам и боевым группам противника, которые еще держатся.

Но если препятствия не удалось нейтрализовать, наступление останавливалось, войска окапывались - к боевой линии подтягивались дополнительные пулеметы и орудия ближнего боя, начинались действия ручными и ружейными гранатами, а артиллерия возобновляла артиллерийскую подготовку. Но эффект тактической внезапности был утрачен – и начиналось «прогрызание» оборонительных позиций противника.

Особое значение при ведении наступательного боя в позиционной войне имело бесперебойное снабжение наступающих частей боеприпасами и техническими средствами, а также умелое оперирование резервами. Важен был и грамотный расчет времени, необходимого для решения поставленных задач. Ведь наступательная операция включала в себя ряд последовательных этапов, на каждом из которых вопрос питания операции резервами и боеприпасами имел непреходящее значение.

Войска, назначенные для прорыва и обеспечивающие использование прорыва – это ударная или прорывающая группа, а войска, вводимые в прорыв и предназначенные для развития и использования прорыва ударом на фланги и тыл противника - маневренная группа.

Но прорыв – лишь первая (хотя и важнейшая) стадия наступательной операции в условиях позиционной войны. Не менее важное значение имели стадии развития прорыва и закрепления захваченной местности.

Наступательный бой на этапе позиционной войны требовал повышенной тактической самостоятельности от солдат, унтер-офицеров и офицеров.

Учитывая важность фактора тактической внезапности, необходимо было минимизировать длительность артиллерийской подготовки при максимальном повышении ее эффективности. Расчет времени и наличие четкой системы при ведении артиллерийского огня являлись важным залогом успеха – сосредоточение орудий необходимых калибров, распределение целей, определение необходимого объема боеприпасов и тщательная разведка объектов имели ключевое значение. Например, важно точечное поражение оборонительных сооружений, но не менее важен и обстрел всей боевой зоны противника – неприятельские солдаты могли укрываться от обстрела в случайных окопах, воронках от снарядов и т. д.

Значимым обстоятельством для обеспечения тактической внезапности являлись ускоренная и скрытная переброска, а также качественная маскировка огневых средств. Учитывалось, что артиллерия на гужевой тяге проходит 60-70, а на механической тяге («тракторная артиллерия») – 100-200 км за ночь. Надлежащее подчинение артиллерийских мощностей также имело важное значение для эффективности наступательной операции – в том числе и потому, что проделанные в проволочных заграждениях проходы точно указывали противнику направление удара, и пехоте на таких участках требовалась дополнительная огневая поддержка.

Наконец, методика артиллерийской подготовки и артиллерийского сопровождения пехоты значительно влияли на результативность наступательной операции. Например, немцы формировали подвижной заградительный огонь из двух элементов – после ураганного огня тяжелой артиллерии следовал огневой вал легкой артиллерии, а за ним шла наступающая пехота. Боевой опыт показал, что при атаке укрепленной позиции скорость огневого вала не должна превышать 1-1,5 км в час, и при этом перемещаться скачками по 150-200 метров. Особое значение имел огонь химическими боеприпасами. И огромное значение в позиционной войне имел точный расчет артиллерии.


3. Атака. Осень 1914 г. Восточная Пруссия.

В бою 2-го армейского корпуса у Доброноуце огневым участком была долина в 9 км по фронту и 3,5 км в глубину. Требовалось учесть и батареи противника, находящиеся вправо и влево от участка прорыва на 5 км – это имело важнейшее значение в ходе борьбы за огневое превосходство. Т. о. весь фронт борьбы за огневое превосходство был не менее 19 - 20 км. Но мощь укреплений противника требовала наличия крупных сил артиллерии - не менее 45 орудий на 1 километр фронта атаки, в то время как 9-я армия могла выделить на этот участок всего 211 орудий. Пришлось изыскивать способы сделать большое дело с малыми средствами - решать задачу с помощью методики постепенного переноса огня. Нужно было вести и борьбу с артиллерией противника - на огневом участке длиной в 19 км у австрийцев было до 100 орудий, артиллерия 2-х дивизий. Подавить все эти орудия было невозможно. Задача была русскими артиллеристами решена следующим образом: вначале были разгромлены наблюдательные пункты противника, утратившие связь со своими батареями - поэтому батареи, стоявшие к югу от фронта атаки, в самое важное время операции бездействовали. Было учтено и то обстоятельство, что австрийские батареи, стоявшие напротив северного фланга атаки, были расположены в оврагах. Их вначале обезвредили газами, пущенными по долине ручья, а затем добили химическими снарядами. Т. о. огневое превосходство было достигнуто - несмотря на артиллерийские мощности, явно не отвечавшие требованиям решаемой задачи.

Тщательная организация огневой борьбы привела к тому, что атака прошла очень успешно, - и в первый же день пехота прошла на 2 - 3 км в глубину вражеской обороны. В дальнейшем усилия артиллерии сосредотачивались на действиях против высот - и корпус постепенно овладевал ими. Этим определился окончательный разгром австрийцев.


4. Вот такие мощные оборонительные позиции приходилось прорывать русской армии в ходе позиционных боевых действий.

Совсем другое положение сложилось на фронте 7-й армии в декабре 1915 г. В борьбе 2-го армейского корпуса у Доброполе огневым участком были высоты длиной около 8 км и глубиной до 4 км - охватывающие всю долину р. Стрыпа. Организация боя требовала наличия не менее 300 орудий - а их было всего 150. Попытки атаковать укрепленную позицию противника на фронте в 2 - 4 км без учета его батарей на флангах участка прорыва (вследствие недостатка артиллерийских средств поддержки) неизменно пресекались фланговым огнем австрийцев.

Опыт войны на Русском фронте доказал возможность, при наличии воздушных средств наблюдения, вести успешную борьбу с артиллерией противника. Этот опыт показал, какой слаженности и взаимодействия артиллерии с авиацией необходимо достичь, чтобы пристрелять 2 - 3 цели в час (норма совместной работы артиллерии и авиации). В русской артиллерии служба артиллерийской разведки была организована в 1916 году.

Огромное значение имела местность, на которой действовали батареи. Так, в бою 24 мая 1916 г. местность со стороны противника командовала. Но противник занимал ее подошву - и позади его окопов местность на протяжении 2 км поднималась к высоте, подготовленной к обороне, но занятой лишь резервами. Русские позиции охватывали расположение противника дугой. На этой местности удалось выявить наблюдательные пункты противника и нахождение всех его 4-х батарей, прикрывающих обороняемый участок. В результате русским артиллеристам удалось быстро достичь огневого превосходства, батареи и пехота противника были нейтрализованы, и русская пехота в двухдневном бою осуществила полный прорыв фронта противника. Аналогичная ситуация была и в ходе действий 80-й пехотной дивизии в Прутской операции 1915 г.

В позиционной войне важнейшим залогом успеха было количественное превосходство над неприятельской артиллерией. Французская норма указывала, что для этого необходим огонь 12-ти орудий в течение 12-18 минут по позициям каждой выявленной батареи противника. Русские требования были скромнее – для успешной борьбы с батареей противника признавалось достаточным иметь 1,5 своих батареи, т.-е. 9 орудий. В этом случае за 15 - 20 минут работы дивизион уничтожит 2 батареи противника.

Вследствие относительной количественной бедности русской артиллерии ей ставилась задача не уничтожить батарею противника, а лишь нейтрализовать. А для этого было достаточно и 0,5 батареи на 1 батарею противника - 2 снаряда, падающие каждую минуту на вражеской батарее, не позволят артиллеристам подойти к орудиям.

И в то время как за 1 день атаки 1 июля 1916 г. на Сомме было выпущено 400000 снарядов, или 8 тысяч тонн металла (или 27 поездов по 30 вагонов), русские войска в прорыве под Доброноуцем тратят 145 гаубичных и 455 легких снарядов на подготовку атаки, имея в запасе 280 гаубичных и 380 легких снарядов на орудие - всего около 75000 снарядов.

Каждый приказ требовал бережного расхода снарядов. Так, командующий 6-й тяжелой полевой артиллерийской бригадой полковник В. Ф. Кирей пишет в приказе от 21 мая 1916 г.: «очередями стрелять запрещаю», «пристреливаться и стрелять веерами запрещаю». Т. о. - каждый выстрел в цель, каждый выстрел – с корректировкой. Снаряды распределялись «по чайной ложке» на орудие, но каждый снаряд должен был произвести определенный эффект.

Не только малое количество снарядов, но и тяжелый опыт 1915 г., когда артиллерия становилась на позицию в целях задержать противника, всего с 15 - 20 снарядами на батарею - все это воспитывало личный состав русской артиллерии в духе строгой экономии снарядов. В боях на Гнилой Липе 1915 г. артиллерист 10 раз примеривал, 10 раз проверял правильность своих выкладок - прежде чем выпускал снаряд. Артиллерист приучался выбирать цель тактически необходимую, учился распределять свои несчастные 15 снарядов, еще при этом и оставляя из них кое-что - «на всякий случай». В 1916 г., когда отмобилизованная промышленность стала давать довольно значительное количество продукции, на фронте по-прежнему царила строгая дисциплина артиллерийского огня, и личный состав артиллерии уже имел необходимую закалку - основанную на печальном опыте 15-го года. На методическую стрельбу, на обстрел площадей со стороны немецкой артиллерии стали смотреть скептически, с сознанием собственного превосходства - как на недопустимую распущенность. Корректировалось каждое орудие, изучались пороха и марки взрывателей, применялись 1000 и 1 способ - чтобы затратить на поражение цели минимальное количество снарядов. Расход 10-ти снарядов на пристрелку по одной цели считался позором. Артиллерийский техник дневал и ночевал на батареях, непрерывно проверяя орудия. Снаряды чистились, сортировались, смазывались. Усиленно работали на картах, проверяли их по аэрофотоснимкам. Все это делалось с единственною целью - уменьшить расход снарядов.

Но русская артиллерия действовала превосходно и в таких условиях - при всей своей бедности она отличалась необычайной гибкостью и умением разрешать труднейшие задачи с очень малым количеством боеприпасов, с недостатком средств связи, и с отсутствием централизованного тактического руководства.

Продолжение следует
Автор:
Олейников Алексей
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

25 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти

  1. Адьютант Офлайн
    Адьютант 12 марта 2018 06:09
    +8
    Трудно проводить наступательные операции против такой обороны – да еще при экономии боеприпасов.
    Но ведь научились – прорывать австрийские фронты в 1916 году, а германские фронты – в 1917 году. Причем если западные армии могли засыпать тоннами металла, то наши артиллеристы должны были все рассчитывать, экономить и бить точно в маковку. Именно поэтому наши артиллеристы – лучшие.
    1. Брутан Офлайн
      Брутан 12 марта 2018 06:51
      +7
      Безусловно
      По австрийцам - Стрыпа (декабрь 15) неудачно а Брусиловский прорыв - успешно.
      По немцам - Нарочь неудачно, а летний прорыв 17 года на Запфронте осуществился. Не развили тока по известным причинам.
      Очень интересно проследить за анализом тактики наступления в позиционной войне, увидеть развитие процесса.
      Материал подробный и интересный, жду продолжения hi
      1. Razvedka_Boem Офлайн
        Razvedka_Boem 12 марта 2018 10:12
        +2
        Очень интересно проследить за анализом тактики наступления в позиционной войне, увидеть развитие процесса.

        Насколько я помню, как раз Брусиловский прорыв и стал вехой в тактике прорыва укреп.районов.
        Думаю автор уделит этому вниманию в следующих статьях.
        1. XII легион Офлайн
          XII легион 12 марта 2018 10:18
          +16
          Тоже надеюсь что уделит
          На самом деле совокупность ВСЕХ прорывов в ходе серии операций (удачных и неудачных) и позволила накопить опыт в тактике прорыва позиционной обороны.
          Постепенно изживались негативы, и пришли к искомому результату.
          1. Брутан Офлайн
            Брутан 12 марта 2018 10:32
            +2
            Венцом конечно стало Летнее наступление 1917 года (оно вобрало и опыт Брусиловского прорыва 1916 года) - особенно с точки зрения применения артиллерии (недавно вышла кстати серия статей Артиллерийский эталон).
          2. Монархист Офлайн
            Монархист 12 марта 2018 14:08
            +2
            " позволила накопить опыт в тактике прорыва позиционной обороны"как правило этот опыт получали ценой больших потерь.
            В ВОВ подобная ситуация повторилась вновь . Когда-то один фронтовик мне рассказывал: осенью 1941 , когда на батарею приходилось 25-30 снарядов , они чувствовали себя" буржуям". У Драбкина я читал как один комбат в 1944 подобрал трофейные и больше не волновался по поводу использования снарядов. Значит и осенью 1944 у нас со снарядами было жидковато
  2. Ольгович Офлайн
    Ольгович 12 марта 2018 07:08
    +6
    Хорошо, что на Русском фронте не было сражений типа Верденской мясорубки.
    Даже устроенная брусиловым Ковельская мясорубка не шла в сравнение с западными ...
  3. Mik13 Офлайн
    Mik13 12 марта 2018 08:11
    0
    Значимым обстоятельством для обеспечения тактической внезапности являлись ускоренная и скрытная переброска, а также качественная маскировка огневых средств. Учитывалось, что артиллерия на гужевой тяге проходит 60-70, а на механической тяге («тракторная артиллерия») – 100-200 км за ночь.

    Это абсолютно нереальные цифры даже для 1940-х годов. Артиллерия на гужевой тяге способна пройти 20-25 км за сутки.
    Следует учесть, что в состав артиллерийского обоза входят не только орудия, но и боекомплект.
    1. OAV09081974 Офлайн
      OAV09081974 12 марта 2018 08:19
      +20
      Цифры реальные
      Вынужден пояснить как автор.
      Они взяты не с потолка, а из исследований фронтовиков-практиков русской артиллерии на основе боевого опыта.
      В 20-30 гг. выходило много специальных исследований профессионалов, опубликованных в органах периодической печати СССР.
      Та что я не голословен - ни в этом, ни в других случаях
      1. Albatroz Офлайн
        Albatroz 12 марта 2018 09:14
        +5
        Цифры реальные

        Однозначно. Да и вообще наши артиллеристы показали в ту войну что "невозможное возможно".
        Конечно, можно в 21 веке рассуждать - что там возможно и реально, а что нет. Но перед показаниями очевидцев и трудами действительно высококлассных специалистов тех лет рассуждения типа
        Это абсолютно нереальные цифры
        меркнут.
        В 20-30 гг. выходило много специальных исследований профессионалов, опубликованных в органах периодической печати СССР.

        Более того, выходили и труды - например Артиллерия в позиционной войне.
        Спасибо за качественный материал hi
        1. OAV09081974 Офлайн
          OAV09081974 12 марта 2018 09:30
          +20
          Вспоминаю свой первый экзамен на 1 курсе - по дисциплине История Древнего Мира.
          Отвечал один студент нашей группы - и что-то сообщил преподавателю. На что последний говорит: "Что-то я такого не знаю". И тогда студент ему в ответ: "Если вы этого не знаете - то это не значит что этого не было". Не буду говорить что после этого на экзамене тот преподаватель сделал с нашей группой ( wassat ) но мораль в целом очевидна.
          Не знаю к чему привыкли на этом сайте, но ни одну цифру в своих работах не брал с потолка.
          Так приучен. Да в науке по-другому и нельзя. Поэтому если ссылки (дабы не загромождать текст) и не всегда указаны - то это не значит что их нет.
          Спасибо Вам, Поручику Тетерину и другим уважаемым коллегам hi !
      2. Микадо Офлайн
        Микадо 12 марта 2018 11:46
        +4
        В 20-30 гг. выходило много специальных исследований профессионалов, опубликованных в органах периодической печати СССР.

        это да, трудов выходило много. Старые, еще царские профессионалы вовсю занимались аналитикой в РККА, правда, и "чистили" их много в 30-х. Также ради интереса можно посмотреть эмигрантский военный журнал "Часовой", пройдя по ссылке в Википедии. Там тоже есть аналитика "с другой стороны баррикад", эдакое "Военное Обозрение для белых", хотя и уровень публицистический.
        Очень интересно полистать материалы по материалам совещания по итогам Финской войны. По памяти, общее впечатление: издания для военных были. Но вот доведение их до командиров было отвратительным. Некоторые брошюры просто лежали на полке (несколько лет!), какие-то были с пометками ДСП, их чтение осложнялось. В общем, скажем так - не поставили нормальным образом дело образования и самообразования командиров. Про ход той войны мы все знаем.. Но выводы были сделаны относительно правильные, в общем-то! hi
        1. OAV09081974 Офлайн
          OAV09081974 12 марта 2018 13:03
          +20
          Да, Вы правы.
          "Часовой" прекрасный журнал. Тот же Гурко публиковался (Оценка побед и поражений например). Что-то публицистическое, а что-то и аналитическое.
          Специалисты свои выводы выстрадали на практике
          hi
        2. Монархист Офлайн
          Монархист 12 марта 2018 14:17
          +2
          "выводы были сделаны относительно правильные",но к сожалению все командиры учитывали этот опыт. 1941 наглядный тому пример+ было"шапкозакидательство" мы делаем сами с усами
      3. BAI Офлайн
        BAI 12 марта 2018 14:27
        +1
        В 20-30 гг. выходило много специальных исследований профессионалов, опубликованных в органах периодической печати СССР.

        Опыт первой мировой и сейчас изучается.

        ОСОБЕННОСТИ ТЕОРИИ БОЕВОГО ПРИМЕНЕНИЯ АРТИЛЛЕРИИ РУССКОЙ АРМИИ В ХОДЕ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

        НАУКА И ВОЕННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ №3/2009, стр. 58-64

        ОСОБЕННОСТИ ТЕОРИИ БОЕВОГО ПРИМЕНЕНИЯ АРТИЛЛЕРИИ РУССКОЙ АРМИИ В ХОДЕ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

        УДК 355.43

        Полковник А. В. Лебедкин,

        профессор кафедры государственного и военного управления факультета

        Генерального штаба Вооруженных Сил Военной академии Республики Беларусь,

        доктор военных наук, доцент

        Полковник С. Н. Мельник,

        начальник кафедры оперативного искусства факультета

        Генерального штаба Вооруженных Сил Военной академии Республики Беларусь,

        кандидат военных наук

        И о применении артиллерии:
        к «Наставлению» прилагался «Перечень задач», решаемых артиллерией в соответствии со свойствами различных ее видов и калибров (таблицы примерного расхода снарядов на орудие по дням, примерный расход снарядов на решение различных огневых задач и др.);

        по вопросам стрельбы артиллерии устанавливалось следующее:

        эффективность стрельбы должна достигаться не количеством расходуемых снарядов, а методическим ведением огня при целесообразном его распределении по целям и тщательном наблюдении за каждым выстрелом, поэтому особое внимание обращалось на точность пристрелки и корректирования огня;

        важность применения самолетов и аэростатов для разведки, наблюдения и корректирования огня;

        при борьбе с артиллерией противника ставить задачу ее подавления, а не уничтожения;

        широко применять зажигательные (для поражения противника в глубине) и химические снаряды (как дополнительное средство для подавления пулеметных гнезд и казематов);

        для борьбы с артиллерией дивизионы (батареи) сводить в противобатарейные группы, которые делить на подгруппы;

        важность заградительного огня с назначением по фронту от 30 до 60 метров на орудие;

        широкое применение ночной стрельбы с указанием выделенным подразделениям конкретных задач, характера стрельбы и расхода снарядов;

        проведение встречного артиллерийского удара (контрподготовки) для поражения живой силы противника, изготовившейся к атаке вблизи переднего края.
        1. Albatroz Офлайн
          Albatroz 12 марта 2018 16:23
          +6
          Но ценность исследований 20-30 гг. выше - тем что осуществлялось самими участниками войны и анализировался свежий боевой опыт.
          1. армеец Офлайн
            армеец 13 марта 2018 10:57
            +16
            А они, эти современные труды, и основываются на трудах 20-30 гг.
            Имею в виду именно литературу, а не источниковую базу разумеется.
            Начиная с 40-х гг. основное внимание уже было уделено следующей мировой войне.
            Поэтому историографически то что вышло в 20-30 годы - имеет непревзойденную ценность и ключевое значение по удельному весу
    2. BAI Офлайн
      BAI 12 марта 2018 14:24
      +2
      На счет перехода - вопрос темный. Непосредственно цифр я не нашел. Но если исходить из скорости 10 км/ч (что для лошади, а трактора того времени, тем более - очень приличная скорость), то 100 км - 10 ходовых часов, 200 км - 20 часов. 200 км за ночь пройти абсолютно нереально, не забудем про условия ограниченной видимости, тоже движению не способствуют. А ведь еще привалы делать надо. Такие переходы, точнее перевозки - только железнодорожным транспортом.
      1. Вышибала Офлайн
        Вышибала 12 марта 2018 15:57
        +17
        Опыт Первой мировой изучался и изучается
        Разумеется, много кем. Изучался сразу после войны, изучается и теперь.
        Насчет переходов - автор же написал, что взято не с потолка. Опыт войны.
        У меня вот кстати есть изд. Военное дело. 1920. С. 426. Там сказано, что введение тракторной тяги увеличило скорость перемещения орудия до 12 верст в час. А размер артиллерийского перехода такой артиллерии может быть увеличен (при необходимости) до 150 верст. Верст, не километров.
        1. Albatroz Офлайн
          Albatroz 12 марта 2018 16:19
          +3
          Опыт Первой мировой изучался и изучается

          Естественно.
          артиллерия на гужевой тяге проходит 60-70, а на механической тяге («тракторная артиллерия») – 100-200 км за ночь.

          Если скорость гужевой батареи 5-10 км в час, то почему она не может пройти 60-70 км за ночь?
          А если скорость тракторной выше чему гужевой в 1,5-2 раза, то почему тракторная батарея не может пройти от 100 до 200 км за ночь? Понятно, что это форсированные марши по хорошим дорогам и спецграфику.
          Кстати, это, если не ошибаюсь, опыт сосредоточения артиллерии к Брусиловскому прорыву. Для сохранения секретности переброски и проводились по ночам.
  4. ПоручикТетеринъ 12 марта 2018 08:23
    +9
    Прекрасная статья. Прорыв укреплённых позиций ПМВ требовал хорошей тактической и оперативной подготовки войск и русские войска показали себя здесь на достойном уровне. А уж требование к артиллерии добиваться поражения целей с минимальными затратами снарядов не только экономит боезапас, но и повышает эффективность и скорость воздействия артиллерийского огня. Автору—моя искренняя благодарность за проделанный труд!
  5. XII легион Офлайн
    XII легион 12 марта 2018 10:14
    +18
    Обстоятельный анализ
    Проблема наступления в позиционной войне подробно не исследована
    Тем более на основе совокупности наставлений и тактических рекомендаций по итогам
    Начало интересного цикла, спасибо
    1. voyaka uh Офлайн
      voyaka uh 12 марта 2018 17:23
      +1
      Исследована подробно на Западном фронте. Положили миллионы солдат под пулеметы и артиллерию...
      Пока англичане не применили придуманные ими танки в сентябре 1916 года - сразу массированно - ничего не получалось sad .
      1. XII легион Офлайн
        XII легион 12 марта 2018 18:08
        +16
        Ну так мы говорим о Восточном.
        Кстати говоря, по поводу достижения наших артиллеристов.
        В этом издании

        написано (С.128):
        "Русские первыми начали применять ускоренные методы артиллерийской подготовки (полковник Гобято и полковник Кирей). Был поставлен вопрос об индивидуальной пристрелке каждого орудия, широкого маневра огнем и детального расчета артиллерийской подготовки. Эти методы были изучены и усовершенствованы немцами Пулковским и Брухмюллером".
        Потому то наши артиллеристы и лучшие - потому что в авангарде боевого применения артиллерии. Им бы еще снарядов побольше - и война пошла бы повеселее.
  6. Какой-то Компот 12 марта 2018 16:52
    +17
    Спасибо за обстоятельную статью
    Интересную и специалистам и любителям
    Ждем продолжения good