Карабах: лебединая песнь «Малютки»

Конфликты низкой интенсивности, как известно, вносят серьезные коррективы в армейскую тактику, и предъявляют подчас специфические требования к вооружению. Иногда возвращая в строй, казалось бы, очевидный антиквариат. Так, в Донбассе широко и успешно применялось такое «эхо войны», как противотанковые ружья Дегтярева и Симонова, которые благополучно обрели тактическую нишу в условиях этой гражданской войны ХХI столетия.
Карабах: лебединая песнь «Малютки»


А вот для более современного средства борьбы с танками ПТУР 9М14М (9М14П, 9М14П-1) «Малютка», «вторым дыханием», а заодно и «лебединой песнью» стала война в Карабахе.


Напомним, что это комплекс управляемых противотанковых ракет первого поколения, имеющий ручную систему управления (последующие модификации управлялись полуавтоматически). Оператор наблюдал за полетом ракеты (на дистанции более 1000 метров – с помощью 10-кратного прицела). Громким боевым дебютом «Малютки» стала арабо-израильская война 1973 года когда с помощью этого комплекса, египтяне нанесли тяжкие потери танковым подразделениям агрессора. В 1984 году производство комплекса было прекращено.

Использование ПТРК «Малютка» в карабахской войне неразрывно связано с именем Александра Курепина, подполковника Советской Армии, русского добровольца, воевавшего в войсках НКР, и имевшего на своем счету 69 уничтоженных и 7 трофейных единиц неприятельской техники.


Главной проблемой для использования ПТРК «Малютка», которые в изобилии были на складах Карабаха, являлось то обстоятельство, что работа с ним требовала высочайшего профессионализма, который достигался длительными упражнениями на тренажере. У Курепина такие навыки были – ВУС, полученный им во время срочной службы, были. И именно это определило его место в ВС НКР, он стал командиром противотанково-истребительного отряда, находящегося в непосредственном подчинении командующего силами самообороны Арцаха Сержа Саркисяна.

Отряд действовал и в позиционном противостоянии, и был весьма успешен в партизанских действиях.

«Передвигались по лесам Шаумяновского района чаще всего верхом. Наш походный порядок выглядел обычно так: впереди, сзади и по бокам едут мои «телохранители», вооруженные ПК. В середине я, с ишаком по кличке Эльчибей, навьюченным «Малютками», - вспоминал Курепин.

Если же горный рельеф не позволял использовать вьючных животных, расчет, состоявший из пяти человек, ходил на «боевые» с семью ракетами. Оператор нес пульт, ЛПР и две запасные направляющие, один боец – чемодан-ранец с ракетой 9М14М (вес 18 кг), трое других – две ракеты в специально сшитых из брезента хурджинах.

Однажды, противотанковый отряд, усиленный партизанами Шогена Мегряна, оседлал дорогу соединявшую Геранбойский, Мардакертский и Кельбаджарский районы.

Совершив 40-километровый марш по заснеженным горам, «ПТУРсисты» и партизаны вышли туда, где их не ждали, и выставили засаду. В течение дня они минными шлагбаумами и «Малютками» они уничтожали проезжавшие грузовики снабжения азербайджанской армии. А вечером вступили в бой с Геранбойским батальоном национальной армии Азербайджана, уничтожив два БМП-1, ГАЗ 66 и до 70 пехотинцев.

«Позже я узнал, что все это снимал Александр Невзоров, находившийся на азербайджанской стороне. В его сюжете “Геранбойский батальон” даже запечатлен момент, когда моя “Малютка” влетает в БМП», - рассказывал подполковник Курепин.

Александр даже модернизировал ракеты «Малютки», превращая их в фугасно-осколочные, для стрельбы по неприятельской пехоте и укреплениям. Делалось это довольно просто и незатейливо – с ракеты снимался взрыватель и обтекатель, и кумулятивную воронку заливалась смесь расплавленного тротила и рубленной стальной проволоки, после чего корпус вновь собирался.

«При ночной стрельбе я наводил ПТУР с помощью НСП4-1, предварительно «модернизировав» ракету: снимал трассер (или оба трассера 9М14П, 9М14П-1), выжигал его, замыкая контакты обычной батарейкой. Перед пуском в корпус трассера вставлял тонкий «пальчиковый» фонарь, включал его и закреплял скотчем», - сообщил Курепин о том, как «подружил» ракету с ночным прицелом.
Однако главной проблемой противотанкового отряда стало то, что его командир, был в первую очередь оператором ПТУР 9М14М – никто из его подчиненных так и не освоить этот комплекс на таком же, как он уровне. Они неплохо управлялись с СПГ-9, могли стрелять из «Корнетов» (которые в армии НКР были в огромном дефиците), но, что касается «Малютки», то тут они могли быть только заряжающими или носильщиками ракет.


Это не только не давало возможности расширить возможности отряда, и вооружить этими ракетами другие подразделения, но и однажды привело к трагедии. Несколько подчиненных Курепина, офицеры-добровольцы, неудовлетворенные своим статусом фактических заряжающих, решили проявить себя, захватив неприятельский пост. В ночной вылазке трое бойцов погибли.

Иными словами, распространить опыт отряда на другие подразделения сил самообороны НКР не удалось. Подполковник Курепин оказался не только самым результативным, но и последним оператором ПТУР 9М14М на постсоветском пространстве, а война в Карабахе – лебединой песней «Малютки».
Автор:
Борис Джерелиевский
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

136 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти