Оружие разведчика: смелость, хитрость, внезапность

Оружие разведчика: смелость, хитрость, внезапностьВ боях с немецко-фашистскими захватчиками советские воины показали образцы военного мастерства. И теперь, спустя 66 лет после окончания Великой Отечественной войны, одним из важнейших разделов боевой подготовки российских Вооруженных сил остается совершенствование разведывательной деятельности войск.

Два боевых правила обязан всегда помнить командир, занимающийся тактической подготовкой своего подразделения. Первое: на войне войска не имеют права ни одного шага сделать без разведки. Второе: разведывательная деятельность отнюдь не является монополией специальных подразделений. Наоборот, все батальоны, роты, взводы, находящиеся на переднем крае, на марше, участвующие в прорыве вражеской обороны, выполняют разведывательные функции.

Каждому бою, каждой операции должна предшествовать целеустремленная, активная, непрерывная разведка. Разведка не прекращается и в процессе боя. Можно быть мастером тактики, можно обладать численным превосходством над противником, но, не зная его сил и возможностей, нельзя достигнуть победы в бою, нельзя разбить и уничтожить врага.


«Никогда не пренебрегайте противником, но изучайте его войска, его способы действий, изучайте его сильные и слабые стороны», — еще в конце XVIII века требовал от своих войск русский полководец А. В. Суворов.

Об огромном значении разведки свидетельствует история всех прошлых войн. Это же положение неоспоримо подтверждается боевым опытом Великой Отечественной войны. В этой войне, характерной крупными маневренными боями и сражениями, высокой подвижностью войск и применением многочисленных технических средств борьбы, значение разведки необычайно возросло. В конце 1944 года старший офицер разведуправления 3-го Украинского фронта гвардии полковник К. Г. Андреев выступил во фронтовой прессе со своим накопленным значительным боевым опытом войсковой разведки. В том числе он осветил работу разведывательных подразделений одного из самых знаменитых соединений Красной Армии — 1-го гвардейского механизированного корпуса, которая и сегодня представляет несомненный интерес для специалистов, поскольку многие проблемы, характерные для армейских разведчиков в то время, и сегодня так же актуальны как для разведывательных частей и подразделений как Российской армии, так и для частей и подразделений специального назначения спецслужб и правоохранительных органов, несущих свою нелегкую войсковую службу.
К. Г. Андреев отмечал, что разведка — это прежде всего область дерзания, область самых активных и внезапных действий, военной хитрости. Без применения этих свойств нельзя успешно решить ни одной, даже самой простой разведывательной задачи.

Вот почему специальность бойца-разведчика — самая тяжелая и сложная из всех военных специальностей. Никому на войне не приходится преодолевать больше трудностей, чем разведчику. Он должен обладать исключительной энергией, выносливостью, находчивостью, высокими политико-моральными качествами. Никакая опасность, как бы серьезна она ни была, не может его остановить и не останавливает.

«Разведчик — человек сильной воли, острого взгляда и тонкого слуха, — писал в своем обзоре полковник Андреев. — Он не достигнет успеха, не обладая мужеством. Действуя в расположении врага, он каждую секунду рискует жизнью.

Многообразна и сложна боевая деятельность советских разведчиков. Днем и ночью ведут они наблюдение. Для захвата пленных они предпринимают труднейшие, рискованные ночные и дневные поиски, организовывают засады в расположении врага, дерзкими налетами громят вражеские штабы, захватывая оперативные документы.

С целью нарушить управление, создать панику в тылу противника и нанести ему возможно большие потери в живой силе и технике наши разведчики часто совершают глубокие рейды по вражеским тылам; они минируют дороги, взрывают мосты, уничтожают средства связи, склады и материальную часть противника, уничтожают тысячи ненавистных захватчиков.

Разведка наблюдением требует от наблюдателей высокой квалификации, большой смекалки и находчивости.
Так, разведчик-наблюдатель должен обладать тактическим чутьем. Подобно фотопластинке, он моментально запечатлевает и закрепляет в своей памяти все, что видит его вооруженный и невооруженный глаз. В дальнейшем эти сведения обобщаются, и по ним делаются выводы. Целыми днями напролет, с раннего утра до поздней ночи, тысячи советских разведчиков-наблюдателей, вооружившись оптическими средствами — биноклем, перископом, стереотрубой, — находясь часто под артиллерийским, минометным и пулеметным огнем, непосредственно в первой линии окопов или в тылу противника, ведут непрерывное наблюдение за врагом, выявляют и уточняют расположение его огневых средств и систему заграждений, внимательно и зорко следят за всеми его передвижениями. С наступлением ночи работа наблюдателей не прекращается. Тысячи из них отправляются в ночные вылазки и поиски непосредственно к логову врага и на слух уточняют данные дневного наблюдения, более детально раскрывают систему заграждений и расположение огневых точек, следят за ночной перегруппировкой войск противника.

По данным наблюдения, кажущимся порой, на первый взгляд, маловажными, незначительными, наше командование зачастую имеет возможность сделать выводы о намерениях и приготовлениях врага».

Андреев приводит целый ряд примеров той самоотверженной боевой деятельности советских разведчиков, которую они вели в годы войны.
Старший сержант Гончаров в течение нескольких дней замечал, что на поляне пасутся пять лошадей, одна из которых была сивая. На другом соседнем участке разведчики ежедневно видели появлявшегося у блиндажа долговязого немца в желтых брюках. Бойцы прозвали его «журавлем» и попросили снайперов, чтобы те не трогали «приметного» немца.

Присутствие сивой лошади и «журавля» на данном участке обороны в течение длительного времени дало основание нашему командованию сделать вывод, что немцы не сменили здесь свою часть.

Наблюдатель Григорий Плутанов и днем и ночью скрытно выдвигался за передний край и, не обращая внимания на вражеский огонь, в непосредственной близости от врага вел наблюдение. Непонятно, когда этот отважный разведчик спал, так как беспрерывно в течение суток он докладывал по телефону свои донесения. То он вызывал артиллерийский огонь на обнаруженные им огневые точки врага, то предупреждал о контратаке, то сообщал о передвижениях на вражеском рубеже.

Или же еще один разведчик Чекарьков. Он очень тихий человек, и специальность у него «тихая»: наблюдатель на переднем крае.
В журнале наблюдения он отмечает: «Днем слышал звук одной пилы. Ночью — нескольких. На рассвете снова пилили часа три, но чтобы кололи, слышно не было». В своем докладе он делает вывод: «Ясно, что немцы заготавливали не дрова, а бревна, значит, ДЗОТ новый строить собираются. А зачем он, когда старых много. Наверняка пополнения ждут».

Оружие разведчика: смелость, хитрость, внезапностьНаиболее распространенным методом действий разведчиков являются поиск, который предпринимаются с целью захвата контрольных пленных и документов, выявления огневых средств и системы огня на переднем крае врага, всевозможного рода заграждений, промежуточных оборонительных рубежей в расположении врага, выявления района расположения его тактических резервов и их боевого состава и т. д. Захват «языка» в поиске — не только смелое и рискованное, но и весьма кропотливое дело. Однако наши разведчики научились работать не по шаблону и систематически захватывают «языка» самыми разнообразными методами. В одном случае они проводят поиск или организовывают засаду на переднем крае, в другом — при поддержке нашей артиллерии накоротке врываются в расположение противника; нередко они предпринимают глубокий рейд по тылам врага, совершают налеты на штабы и т. д.

Подсчитано, что на 3-м Украинском фронте разведчики проводят в течение суток 40–60 разведывательных операций. Недаром их шутливо называют «языковедами».

Николай Паташев — бесстрашный и талантливый разведчик. Свою боевую жизнь в рядах Красной Армии он начал сапером. Не раз ему приходилось действовать вместе с разведчиками, проделывая для них проходы в проволочных и минных заграждениях врага. И зачастую, выполнив свою задачу, Паташев «стихийно» оказывался в группе захвата и действовал вместе с разведчиками. Так постепенно он стал опытным разведчиком.

Однажды Паташев с группой саперов должен был проделать проход в заграждениях врага. С наступлением темноты Паташев пополз к проволочному заграждению; саперы быстро проделали проход и подали разведчикам сигнал о готовности его. Но не успели наши разведчики подняться для броска, как противник заметил их и открыл сильный огонь. Разведчики залегли. Старший разведгруппы отдал приказ прекратить поиск и отойти. Саперам тоже подали сигнал к отходу. Во время отхода Паташев заметил в траншее немецкого солдата. Используя короткий перерыв в огне противника, Паташев рывком бросился к немецкой траншее. Часовой опешил; не успел он вскинуть винтовку, как Паташев направил свои ножницы прямо в переносицу врага, вынудив его бросить оружие и поднять руки. Один, без чьей либо помощи, вооруженный только ножницами для резки проволоки, Паташев захватил «языка». Отважного бойца так увлекла разведка, что он решил стать разведчиком-профессионалом. Долго пришлось ему ходатайствовать о переводе его в разведывательное подразделение. Но он добился своего. Вскоре Паташев и его боевые товарищи Федоров, Денискин и Налягач составили боевую разведывательную группу и стяжали себе славу неустрашимых разведчиков, действующих всегда наверняка.

В районе хутора Махоткина нашему командованию была неясна группировка противника. Для того чтобы определить ее, необходимо было захватить «языка». Поиски, предпринимавшиеся с этой целью в течение нескольких дней, успеха не имели. Тогда эту задачу поручили Паташеву. Он провел тщательную подготовку, выследил немецкий пост и однажды ночью, скрытно пробравшись к посту, бесшумно захватил часового и доставил его в штаб.
Заслуженно получил звание мастера разведки младший командир Николай Вавилов. Его излюбленный метод — пробраться в расположение противника и, действуя с тыла, захватывать «языка» во вражеских траншеях. Вавилов умел не только молниеносно и скрытно захватить «языка», но и мастерски разведывать вражескую оборону.

Он был очень стоек в бою, упорен и настойчив в достижении цели. Для выполнения задачи Вавилов использовал всю свою хитрость и смекалку.
Однажды немцы обнаружили разведгруппу, возглавляемую Вавиловым, еще на исходном положении. Будь на его месте менее энергичный разведчик, он бы, может быть, безнадежно махнул рукой и повернул обратно. Но не таков Вавилов. Он приказал двум разведчикам выдвинуться в сторону от основной группы и своим огнем приковать внимание немцев.

Занятые перестрелкой, немцы и не заметили, как предприимчивый разведчик уклонился в другую сторону, вышел фашистам в тыл, по траншее забрался на высоту и захватил «языка».

Там, где это было необходимо, Вавилов проявлял дерзость — одно из необходимейших качеств советского разведчика. Вавилов в разведке смел, предприимчив и наблюдателен. Эти качества он воспитывал и в своих бойцах, которые, стремясь подражать своему командиру, действовали решительно, хитро и инициативно, не испытывая страха в борьбе с врагом.

Рядовой Силаев, один из самых бывалых и опытных разведчиков, находится на особом счету у командования. В разведке, чтобы добыть какие-либо данные, он часто использовал свои особые приемы хитрости и методы обмана врага.

Однажды Силаеву была поставлена задача — выявить огневые точки противника на одном из участков, перед которым оборонялась наша стрелковая рота. Придя в роту, Силаев узнал, что перед фронтом роты за все время замечен лишь один пулемет, настолько немцы были осторожны. Он сам понаблюдал несколько часов, но тоже ничего не заметил. Тогда он решил заставить немцев самих раскрыть свою систему огня.

С наступлением темноты Силаев подполз к немецкой проволоке и открыл огонь из автомата. Однако немцы не отвечали. В эту ночь Силаев так и не добился никаких результатов. Но утром он принял твердое решение перехитрить немцев. Вот тут-то и помогла ему хитрость, которая на войне нужна всем, а разведчику больше всех.

Вместе с двумя бойцами Силаев в течение дня соорудил из веток и травы чучела и нанизал их на веревку, с интервалом в 5–6 метров. Когда стемнело, Силаев вместе с одним из товарищей выдвинулись за наше проволочное заграждение, расставили чучела на поле, а сами, разместившись по концам веревки, укрылись в заранее вырытых окопчиках и стали ждать, когда немцы начнут пускать ракеты.

Ночь была темная. Но вот наконец вспыхнула ракета и осветила всю местность. Силаев потянул за конец веревки, и чучела «залегли». Снова взвилась ракета, и снова с чучелами был повторен тот же прием. На этот раз немцы заметили их. Вспышки ракет участились. Открыли огонь станковые и ручные пулеметы. Заговорили минометы и автоматы. Весь передний край обороны противника ожил. Только это и требовалось разведчикам. Задача была выполнена.
Нередко разведчикам приходится проводить ночные поиски в очень трудных условиях. Но трудности, как бы велики они ни были, никогда не останавливали наших бойцов.

Так, в районе населенного пункта Букань противник, находившийся в обороне около 18 месяцев, установил минные поля и проволочные заграждения, причем система пулеметного и минометного огня была продумана им весьма тщательно. Все попытки наших разведчиков захватить контрольного пленного в течение длительного времени не приводили к успеху. Однако в конце концов задача была решена благодаря смекалке наших мужественных разведчиков.
За поимку пленного взялся опытный и преданный своему делу разведчик ефрейтор Гусев. Он долго обдумывал положение. И наконец предложил командованию следующий план: прорыть тоннель под проволокой и минными полями противника.

Долгими ночами Гусев вместе с другими разведчиками терпеливо и бесшумно копал тоннель. И настало время, когда тоннель был прорыт. В следующую же ночь Гусев с группой разведчиков прополз по тоннелю и вышел через окно вблизи немецкого пулемета. Немцы растерялись. Они никак не могли предполагать, что русские разведчики могут появиться в этом месте.

Используя растерянность противника и панику, возникшую в его рядах, разведчики молниеносно забросали жилые блиндажи и землянки гранатами, захватили двух пленных и уничтожили 25 вражеских солдат и офицеров. Возвратившись тем же путем и не понеся потерь, разведчики доставили к себе в штаб двух пленных, которые дали ценные показания.

Нередко наши разведчики совершают нападения на вражеские штабы и командные пункты с целью захвата важных оперативных документов, карт с обстановкой, шифров и т. д. Крайне заманчиво получить из первоисточника готовые данные о намерениях противника и расположении его сил. В результате благодаря дерзким разведывательным операциям наше командование получает подлинные, исключительно ценные документы врага.

Так, например, небольшая группа разведчиков во главе со старшим сержантом Р. Эсколиным — уроженцем Северной Карелии, прекрасно знающим финский язык, в темную, сырую ночь вышла глухой лесной тропой к деревне. Ползком по мокрой, холодной, липкой земле разведчики добрались до плетня в начале улицы.

С собой Эсколин взял двух бойцов, остальным приказал ждать сигнала и до поры не двигаться с места.

Разведчики скрытно подошли к небольшому домику с тонкой полоской света, пробивающейся сквозь занавешенное окно. У крыльца неподвижно стоял часовой. Разведчик круто свернул влево, проскользнул мимо часового и притаился за домом. Вскоре часовой направился в обход дома. Он шел прямо на Тишина. Затаив дыхание, разведчик плотно прижался к стене. Потом стремительно метнулся и вонзил свой нож в горло врага. Часовой беззвучно осел. Через одну — две минуты советские разведчики ворвались в дом, где три офицера сидели за столом, на котором были разложены документы…

Через несколько минут разведчики снова шли по темной чаще карельского леса, конвоируя трех пленных вражеских офицеров. Кроме того, разведчики несли в мешке все оперативные документы, захваченные в этом штабе.

Однажды лейтенант Никифоров получил от командира части задачу — проникнуть ночью в деревню и установить, какие силы противника расположены в этой деревне и что намерен он предпринять.

Вечером разведчики двинулись в путь. По пути предстояло форсировать реку. С наступлением темноты противник поливал реку свинцовым огнем. Но группа разведчиков лейтенанта Никифорова благополучно преодолела эту зону огня. Когда разведчики подошли к деревне, они обнаружили в саду часового, которого умело и бесшумно сняли.

Наши бойцы вошли в деревню, в каждом доме которой был враг. В одном домике светился огонек. Разведчики скрытно двинулись на свет. По пути к этому дому они обнаружили провода телефонной связи. Сомнений не было — там располагался вражеский штаб.

Сержант Ванаков осторожно приблизился к окну и заглянул в него. За столом сидели четыре пьяных немецких офицера. Вскоре в окна дома, где помещался штаб, полетели гранаты. Зазвенели стекла, погас свет. Оставив Бондаренко под окнами, Ванаков бросился в дом. Гитлеровцы валялись мертвые. Ванаков быстро снял с убитых офицеров две полевые сумки, достал из стола документы, забрал портфель, туго набитый бумагами, и выскочил на улицу. К этому времени из другого дома выскочил с несколькими бойцами лейтенант Никифоров. Он тоже захватил документы. Не медля ни минуты, разведчики начали отход.

Оружие разведчика: смелость, хитрость, внезапностьДокументы оказались весьма ценными для командования этого участка фронта.

В сентябре 1943 года на одном из южных участков фронта разведчикам 2-й гвардейской механизированной бригады стало известно, что в населенном пункте Андреевка расположен командный пункт вражеской части.

Группа разведчиков в 12 человек под командой старшего сержанта Малуха получила задачу — разгромить этот командный пункт и захватить штабные документы и офицеров противника.

Старший сержант Малухи, пройдя с разведчиками несколько километров по вражескому расположению, умело и скрытно вывел группу к деревне Андреевка. Проникнув в деревню, разведчики установили расположение вражеского командного пункта, подкрались к нему, убили командира части и забрали находившийся при нем портфель с документами.

Среди захваченных документов оказались различные карты с обстановкой, в том числе карты, на которых были нанесены расположение в обороне частей 16-й танковой и 125-й пехотной дивизий, расчеты боевого состава этих дивизий и различная важная переписка. На основе этих документов удалось полностью вскрыть группировку вражеских частей, оборонявших северный сектор Запорожского предмостного плацдарма по левому берегу реки Днепр.

Наше командование немедленно использовало эти данные и вскоре успешно ликвидировало весь Запорожский плацдарм противника.

Чтобы представить, какие огромные результаты дает непрерывная боевая деятельность наших разведчиков, достаточно привести следующие данные.
За 1943 год разведчиками одного только 1-го гвардейского механизированного корпуса было захвачено 5 100 пленных, что составило более половины боевого состава немецкой дивизии. А если добавить сюда количество немцев, убитых во время разведывательных операций (которое во много раз превышает число захваченных), то станет ясно, как самоотверженно выполняли разведчики задачу по истреблению живой силы врага в годы Великой Отечественной войны.
Автор: Сергей Монетчиков
Первоисточник: http://www.bratishka.ru


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 7
  1. schta 24 апреля 2012 09:31
    Разведчики, сами по себе достаточно безбашенные парни. Наглость, дерзость, цинизм, жестокость в мирной жизни неприемлема, а в разведке - золотые качества бойца. laughing
    schta
    1. zelenchenkov.petr1 24 апреля 2012 21:07
      С Ваших слов ассоциативно формируется ВЫВОД: " Ужасть...! Нелюди....! Роботы войны! Нет места им в мирной жизни! Но на войне ...., вот беда-то - нужны и ох ка нужны! А в мирной жизни....- НОНСЕНС, ДАРОМ..НЕ.. ПАЛИ!!" Если в первом предложении Вы ещё думаете ("сами по себе" - вычленили, отделили от других....убивающих) ("достаточно" - указали на адекватность в сравнении с другими....убийцами) и хоть как-то конструктивны в соих словах, , то во втором ...заговорил животный СТРАХ (адреналин) - упаси, боже, встретиться с ними в темном месте и...без защиты!!! Давайте заменим Ваши негативы на синонимы-позитивы...И...РЕШИТЕЛЬНОСЬ, СМЕЛОСТЬ, ОБЪЕТИВНАЯ ПРЯМОТА, ПРОГМАТИЧНОСТЬ! От себя добавлю: Ваш сон и покой ....в мирной жизни ОБЕСПЕЧИВАЕТ разведка и контрразведка...... а Вам и НЕВДОМЁК!!! НЕ ЗНАЯ БРОДУ - НЕ ЛЕЗЬ В ВОДУ!!! Деточка!
      zelenchenkov.petr1
      1. puskarinkis 24 апреля 2012 23:16
        Не знаю, как сейчас, а в советское время, в такие войска, как ВДВ, брали всех "циркачей": разрядников по силовым видам спорта, шпану, реальных циркачей... Мой отец, избегая срока за хулиганку, попал в ВДВ... Я хочу сказать, что там служили не только такие "безбашенные", а Таких брали Туда. В мирное время (даже в армии), многие "удальцы" часто представляют опасность для общества, а на войне, это отличные кадры - их энергия и гибкость ума находят применение, и лучше всего в разведке.О таких солдатах говориться в старом армейском анекдоте: "почему в армии нет КВН...." Война, как бы мы не хотели, не всегда ведётся по правилам и когда нужно отступить от правил, тут пригождаются румяные молодчики, не отягощённые принципами и без излишней тяги к разговорам о морали. Война, это грязное дело, не нужно её идеализировать... там всем качествам находится место. Хотя, конечно, хочется, чтобы о наших солдатах говорили, используя слова: РЕШИТЕЛЬНОСЬ, СМЕЛОСТЬ, ОБЪЕТИВНАЯ ПРЯМОТА, ПРОГМАТИЧНОСТЬ, ГЕРОИЗМ, СМЕКАЛКА...
        1. viruskvartirus 24 апреля 2012 23:25
          хорошо сказано чьерт побьери.....
  2. AK-74-1 24 апреля 2012 15:59
    Статья отличная. Есть с кого брать пример. К 9-му МАЯ хороший информационный урок для подрастающего поколения.
  3. Гамдлислям 24 апреля 2012 16:44
    Безбашенных в разведку не брали, для таких существуют медицинские учреждения. Для того, чтобы выжить и решить поставленную задачу, нужны мозги, наблюдательность, выдержка, умение подавить в себе страх, и многое другое, что нарабатывается в процессе каждовневных, изнуряющих тренировок!!!
    А в мирной жизни военные навыки за ненадобностью, практически не используются. Хотя, некоторые выработанные черты характера разведчиков, очень даже им помогали на жизненном пути.
    1. zelenchenkov.petr1 2 мая 2012 03:14
      Солидарен, безбашенные хороши в атаке...... и гибнут они быстро!
      Разведчики в мирной жизни....?! Научил жену читать людей, отстажировал и посадил в межгородской автобус ....самостоятельно смотреть со стороны.... на мир! Подобрал на условленной остановке, восторг бил ....фонтаном!!!
      Но..... к нашим баранам! Видели ли Вы на страницах сайтов военных разведчиков?! Купаются ли они в фонтанах и рвут ли тельняшки? Нет!!!???Даже в День военной разведки Вы не увидите хоть какое-то оживление.... везде!!!
      Они тихи и скромны! Добавлять что-то не имеет смысла! Что доказывать-то? Что??? Словоблудие здесь неуместно!!! Успехов Вам, успехов (достигаемых кропотливым трудом)....и хоть чуток - удачи (халявы с небес)!!!
      zelenchenkov.petr1
  4. Филин 24 апреля 2012 20:23
    Разведчики и бойцы СпН - элита Вооруженных Сил, главное, что бы эту элиту реформа Российской Армии не сгубила (пример: бригады СпН ГРУ).
  5. Denzel13 26 апреля 2012 11:51
    Статья действительно замечательная. Еще бы очень рекомендовал почитать книгу-мемуары И.Бескина "Правда фронтового разведчика". Книга писалась Бескиным длительное время, но закончена была уже после его смерти - женой. Поэтому никакой цензуры. А человек действительно был просто невероятный. Причем ряд эпизодов его деятельности нашел свое подтверждение в мемуарах немцев, воевавших на том же фронте.

    Очень категорично не соглашусь с Puskarinkis, по поводу его видения разведчиков и ВДВ в частности. Я прошел в ВДВ путь от рядового (отслужив срочную службу) до капитана. При этом все время было отдано отдельной разведроте воздушно-десантной дивизии. И абсолютно правильно написал Гамдлислям в разведке не место безбашенности, во всем должен быть точный расчет, гибкость в принятии решений и конечно же полнейшее взаимопонимание между бойцами разведгруппы. Про уровень подготовки я вообще молчу, т.к. это непреложный факт. И самая первая заповедь войскового разведчика, которая вдалбливается с первых дней в разведгруппе - конец разведгруппы наступает с момента первого выстрела. Хотя конечно есть и специфические задачи, засада там и т.д., но они не свойственны разведке. Ее задача тихо вылнить миссию и так же тихо уйти. А там где есть безбашенность- там всегда есть потери. Это доказано и в то время и сейчас.
    Denzel13
    1. zelenchenkov.petr1 2 мая 2012 06:04
      Приятно читать строки знающего ....не со слов или ящика!
      Взаимопонимание, взаимовыручка, взаимодоверие, единомыслие и пр. взаимо- или едино... - непреложные качества группы или СМЕРТЬ! Соблюдение полной скрытности вплоть до запаха, свежепримятой травы или сломаной веточки, испуга крупной птицы...или СМЕРТЬ! Группа - единый организм, созданный и отработанный более на УСПЕХ, чем на УДАЧУ, или СМЕРТЬ!
      Военный разведчик - это умный, осторожный, спокойный, ....и ,непрерывно работающими мозгами, человек!
      Так сможет он адаптироваться в гражданской среде или нет?! Будет ли он нонсенсом в мирной жизни или нет?!
      zelenchenkov.petr1

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня