Рейдеры с Капитолийского холма


То, что мы называем хаосом, — закономерности, которых мы не можем распознать.


Здесь представлено мнение китайского генерала Цяо Ляна о поразительных закономерностях геополитики конца ХХ — начала XXI вв. и связанных с ними экономических потрясениях для всего мира. Никакой лишней конспирологии и сложных концепций. Все, что говорит китайский генерал, — общеизвестные факты, из которых следуют простейшие (и такие очевидные!) выводы.


Краеугольным камнем новейшей истории стал “Шок Никсона” (1971 г.) — односторонний отказ США от привязки к золоту курса доллара. С этого момента Америка превратилась в финансовую сверхдержаву и начала грабить мир посредством доллара.

Вы скажете, что слышали эту историю миллион раз. Но кто замечал, как происходит “ограбление”? В тишине, за закрытыми дверями банков? Почему никто не слышит, а начинает замечать последствия, только когда деньги в очередной раз утекли в США?

Американцы грабят под оглушительный грохот войн и экономических кризисов.

Полный цикл занимает около 12 лет. Первое десятилетие сопровождается ослаблением доллара, когда страны “первого мира” активно инвестируют в развивающиеся экономики. Затем американская валюта резко усиливается. Испытавшие бурное развитие страны погружаются в экономический кризис, который сопровождается “вовремя” начавшейся войной. Деньги и инвесторы в страхе бегут из депрессивного региона в сторону США, где американцы за счет усилившегося доллара немедленно скупают все активы.

Цикл завершен, можно начинать заново. Впереди 10 лет слабого доллара.

Впервые этот метод был опробован на Латинской Америке. В 1970-е годы произошел существенный подъем экономик стран в этом регионе. Политическая стабильность на протяжении десятилетий вкупе с активным привлечением западного капитала позволил нарастить темпы современного производства в машиностроении, энергетике, отраслях добывающей промышленности и сельском хозяйстве.

США заботливо опекали “грядку”, подпитывая почву денежными кредитами, предоставляя технологии и, разумеется, осуществляли поставки оружия — в будущем оно обязательно пригодится. Повсеместно проявлялась забота о стабильности. Трогательным примером сотрудничества стала операция “Кондор”, кампания по подавлению оппозиции совместными усилиями шести самых эпичных диктаторских режимов Южной Америки (Аргентины, Бразилии, Парагвая, Уругвая, Чили и Боливии) при непосредственной поддержке ЦРУ.

В результате всех усилий к 1980 году общий валовой внутренний продукт стран Латинской Америки втрое превысил уровень 1960 года.

Американцы решили, что пришло время собирать урожай.

В 1981 году разразился экономический кризис, потрясший весь регион. На фоне пошатнувшейся экономики аргентинский президент Л. Галтьери не нашел ничего лучше, чем ввязаться в войну.

Фолклендский конфликт был выдающейся инсценировкой Р. Рейгана: бывший актёр сыграл одну из своих главных ролей. Он оказал теплый прием Галтьери во время визита аргентинского лидера в Вашингтон. Называл его своим другом и “оплотом борьбы с коммунизмом”. О чем шла беседа за закрытыми дверями и какие гарантии дал Рейган аргентинскому президенту? Мы достоверно не знаем.

Но мы знаем, что весной следующего года началась война. В лучшем духе китайских стратегов Рейган немедленно поддержал антиаргентинскую резолюцию ООН (№502) и встал на сторону англичан, предоставив им военную базу на о. Вознесения, корабельное топливо и данные космической разведки. Попутно для дальнейшей дестабилизации обстановки в мире и отвлечения внимания СССР он вынудил Израиль начать военное вторжение в Ливан.


Фолклендская война была проиграна. Галтьери в июне 1982 вылетел из президентского дворца. Военные хунты и экономики Латинской Америки стали рушиться, словно карточные домики. Прибыль потекла в карман США, но вектор американской политики уже был направлен в другую строну.

Юго-восточная Азия

Таиланд, Индонезия, Малайзия, Филиппины, а также четыре “азиатских тигра”: Тайвань, Ю. Корея, Гонконг и Сингапур, которые испытали небывалый экономический бум на рубеже 80-90х годов.

О феномене появления “азиатских тигров” ходят легенды. Как эти крошечные по площади, лишенные всяких ресурсов страны, у которых нет ничего, кроме землетрясений и неспокойных соседей, вдруг вырвались в лидеры мировой экономики? Аналитики и эксперты привыкли объяснять чудесный подъем “тигров” трудолюбием самих азиатов и их деловой хваткой. Однако у этой наивной теории есть свои слабые места.

Согласно экономическим исследованиям, среднегодовые темпы роста производительности труда в Южной Корее за период с 1966 г. по 1990 г. составляли всего лишь 1,7%. В других странах Восточной и Юго-восточной Азии фактор роста производительности также играл самую незначительную роль. Основным фактором роста экономик “тигров” было привлечение огромных инвестиций из-за рубежа.

Начало экономического подъема странным образом совпало с ослаблением доллара и “долларовым дождем”, обрушившемся на регион в 1986 году. “Тигров” специально откармливали на убой.

В 1997 году мощный экономический кризис пронесся по Юго-восточной Азии, словно ураган, срывающий старые крыши пагод. В отличие от других глобальных процессов, вырастающих из ничем не примечательных событий, экономический кризис 1987-98 гг. имел своего зачинщика. Все началось, когда Сорос и его фонд Quantum атаковали слабейшую валюту — тайский бат, что вызвало цепную реакцию с обрушением экономик региона.

Военной составляющей не потребовалась; экономики ослабели путем финансовых потрясений, как того и хотели в Вашингтоне. На крайний случай для стран Восточной Азии всегда заготовлено специальное средство — КНДР.

Прошло еще 10 лет

В “тучные нулевые” годовой ВВП Китая вырос в шесть раз, достигнув значения почти в 7 трлн. долл. На фоне ослабления американкой валюты в 2002 году КНР испытала небывалый приток инвестиций. Средние годовые темы роста ВВП в тот период превышали 10%. Китайская экономика вышла на второе место в мире, став следующим объектом для атаки рейдеров с Капитолийского холма.

Что произошло в 2008 году? Правильно.

Всемирный экономический кризис вдвое затормозил темпы роста экономики Китая. Усиление доллара по традиции сопровождалось накоплением взрывоопасных ситуаций. Территориальный спор с Японией за острова Сенкаку, спор с Филиппинами за о. Хайнань, разногласия с Вьетнамом по поводу буровой платформы. Для разнообразия внутренней политической жизни КНР был устроен “майдан” в Гонконге.

Однако Китай устоял. Китай не ведется на провокации.

В ходе территориального спора он предпочел убрать нефтяную платформу в Южно-Китайском море, несмотря на то, что о-ва Куандао считаются территориальными владениями КНР, а вооруженные силы Поднебесной имеют явное превосходство над армией Вьетнама. И все же Китай отступил. Он понимал, чем грозит его экономике “маленькая победоносная война”. И как эту войну хотели увидеть в Вашингтоне.

“Китайский проект”, похоже, не принес желаемых результатов. Но это вряд ли заставит США отказаться от стратегии управляемого банкротства других государств.

Цикл завершается.

Главный вопрос: кто станет претендентом на “раскулачивание” в следующем десятилетии?

Вместо эпилога

Все, что написано выше, — всего лишь научная фантастика. Сценарий для мощного детектива.

Все приведенные имена, цифры и факты являются настоящими. Выводы — простые совпадения. А в качестве финального аккорда приведу короткий рассказ-притчу.

Президенту Королевского статистического общества сэру Фрэнку Йейтсу был задан вопрос историком. В преамбуле сообщалось, что восемь английских королей с именем Генрих умерли в пятницу, что подтверждается летописями королевского двора. ”Не является ли пятница роковым днем для Генрихов английских?”

Ответ сэра Йейтса был лаконичным: “Представленные Вами статистические данные не противоречат сформулированной Вами статистической гипотезе. Королевское статистическое общество рекомендует Вам продолжать наблюдения”.
Автор:
Олег Капцов
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

22 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти