Советская история отравлений

Советская история отравленийЕще во второй половине 30-х годов в НКВД была создана специальная токсикологическая лаборатория, которую с 1940 года возглавлял бригвоенврач, а позднее – полковник госбезопасности профессор Григорий Майрановский (до 1937 года он возглавлял группу по ядам в составе Института биохимии АН СССР, также работавшую под покровительством органов госбезопасности; в НКВД для тех же целей существовала еще и бактериологическая лаборатория, которую возглавлял полковник медицинской службы профессор Сергей Муромцев). В 1951 году Майрановский был арестован в рамках кампании по борьбе с космополитами, осужден на 10-летнее тюремное заключение, а в 1960 году, вскоре после досрочного освобождения из тюрьмы, умер при невыясненных обстоятельствах. Скорее всего он и сам стал жертвой яда – слишком много знал, да еще пробовал хлопотать о реабилитации.

Из тюрьмы Майрановский с гордостью писал Берии: "Моей рукой был уничтожен не один десяток заклятых врагов советской власти, в том числе и националистов всякого рода". В ходе следствия и суда над Берией ему и его подчиненному генералу Павлу Судоплатову инкриминировали отравление четырех человек. Об этих случаях рассказывается в мемуарах Судоплатова "Спецоперации. Лубянка и Кремль". Кстати сказать, в приговоре по делу Судоплатова, вынесенном Военной коллегией Верховного cуда в 1958 году (Павлу Анатольевичу дали 15 лет), говорится:

"Берия и его сообщники, совершая тяжкие преступления против человечности, испытывали смертоносные, мучительные яды на живых людях. Подобные преступные опыты имели место в отношении большого количества людей, приговоренных к высшей мере наказания, и в отношении лиц, неугодных Берия и его сообщникам. Специальная лаборатория, созданная для производства опытов для проверки действия яда на живом человеке, работала под наблюдением Судоплатова и его заместителя Эйтингона с 1942 по 1946 год, которые от работников лаборатории требовали ядов, только проверенных на людях".


В 1946 году был уничтожен таким образом один из лидеров украинских националистов Шумский, находившийся в ссылке в Саратове; в 1947 году точно так же был уничтожен греко-католический архиепископ Закарпатья Ромжа. Оба они умерли от острой сердечной недостаточности, которай на самом деле была следствием введения им яда кураре. Смертельный укол Шумскому сделал в поезде лично Майрановский в присутствии Судоплатова, а Ромжу отравили таким образом после автомобильной аварии, подстроенной чекистами.

Жертвой ядов Майрановского стал и еврейский инженер из Польши Самет, занимавшийся в 1946 году секретными работами по подводным лодкам в Ульяновске. Когда "органам" стало известно, что Самет собирается уехать в Палестину, чекисты схватили его, вывезли за город, сделали смертельную инъекцию кураре, а затем имитировали смерть от острой сердечной недостаточности. Еще один несчастный - американец Оггинс, тесно сотрудничавший с Коминтерном и арестованный в 1938 году. В годы войны его жена обратилась к американским властям с просьбой вызволить ее мужа из СССР. Американский представитель в 1943 году встречался с Оггинсом в Бутырской тюрьме. Отпускать его МГБ не хотело, чтобы он не смог поведать на Западе правду о ГУЛАГе. В 1947 году в тюремной больнице Оггинсу сделали смертельную инъекцию.

По вполне основательному предположению Судоплатова, в том же 1947 году с помощью яда в Лубянской тюрьме был умерщвлен шведский дипломат Рауль Валленберг, по официальной советско-российской версии умерший от острой сердечной недостаточности. Мотив убийства мог быть тот же, что и в случае с Оггинсом: судьбой Валленберга интересовался шведский МИД.

Назовем еще ряд случаев, в которых, как можно предположить, были использованы яды из спецлаборатории КГБ. Так, в 1956 году в Японию из СССР был репатриирован племянник бывшего японского премьера принца Коноэ, офицер японской армии, причастный к довольно деликатным переговорам. По дороге он умер от скоротечного тифа. Последний комендант Берлина Гельмут Вейдлинг скончался в ноябре 1955 года во Владимирской тюрьме от острой сердечной недостаточности, уже после того как было принято решение о его репатриации. Возможно, Хрущев не хотел, чтобы он поведал общественности о последних днях Гитлера и обстоятельствах его самоубийства. Не исключено что подобным же образом был умерщвлен в той же Владимирской тюрьме германский фельдмаршал Эвальд фон Клейст, умерший в октябре 1954 года от острой сердечной недостаточности. Советское руководство, вероятно, не хотело, чтобы столь опытный военачальник рано или поздно оказался в ФРГ, а также могло мстить ему, поскольку именно Клейст был одним из инициаторов формирования казачьих частей вермахта из бывших советских граждан. Между прочим, в те годы, когда умерли Клейст и Вейдлинг, Майрановский тоже содержался во Владимирке. Было ли это иронией судьбы, или Григория Моисеевича решили использовать по основной специальности?

Все санкции на отравления давало высшее политическое руководство – Сталин или Хрущев. Не исключено, что ранее, еще в 1934 году, был отравлен известный украинский историк Михаил Грушевский, бывший глава Центральной Рады. Он умер вскоре после инъекции, сделанной в одной из московских клиник.

Наконец, в 1957 и 1959 гг. с помощью ампул цианистого калия киллер КГБ Богдан Сташинский убил лидеров украинских националистов Льва Ребета и Степана Бандеру (украинцам почему-то особенно везет на "гэбэшные" отравления, по крайней мере на те, о которых стало известно), о чем раскаявшийся и перебежавший в 1961 году в ФРГ Сташинский честно рассказал западногерманскому суду. В 1958 году с помощью радиоактивного талька пытались убить советского перебежчика Николая Хохлова, которому КГБ поручило убить главу НТС Григория Окуловича и председателя Временного правительства Александра Керенского. Хохлова с большим трудом спасли американские врачи, целый год он провел в больнице.

Последнее же из известных отравлений, к которому было причастно КГБ, относится к 1980 году, когда в Лондоне с помощью отравленного зонтика был смертельно ранен болгарский диссидент Георгий Марков, работавший на Би-Би-Си. Эту операцию осуществили органы госбезопасности Болгарии, но яд им передал генерал КГБ Олег Калугин, честно признавшийся в этом в годы перестройки.

Впрочем, как раз в случае с Виктором Ющенко вряд ли действовала спецслужба, располагающая мощной токсикологической лабораторией: она скорее всего выбрала бы для отравления более подходящий яд, гарантирующий летальный исход и не оставляющий, в отличие от диоксинов, стойких следов в организме. Вероятнее всего, люди, отравившие Ющенко, использовали первый попавшийся из оказавшихся под рукой ядов, годный для того, чтобы заранее подмешать его в пищу. Для этой цели не годятся яды на основе синильной кислоты, которые разлагаются на открытом воздухе или вступают в реакцию с сахаром и некоторыми другими пищевыми веществами. (Поэтому, например, не удалось отравить цианистым калием Григория Распутина: яд поместили в пирожные и в сладкую мадеру, и он разложился от взаимодействия с сахаром.) А вот стойкие диоксины легко заранее растворить в любой жирной пище.

Советская история отравлений


"Активные мероприятия" советских спецслужб

Юридическим основанием для проведения "активных операций" за рубежом стало продиктованное Сталиным и принятое ЦИК СССР 21 ноября 1927 года постановление, гласившее: "Лица, отказавшиеся вернуться в Союз ССР, объявляются вне закона. Объявление вне закона влечет за собой: а) конфискацию всего имущества осужденного, б) расстрел осужденного через 24 часа после удостоверения его личности. Настоящий закон имеет обратную силу". Это постановление применялось и против тех выходцев с присоединенных позднее к СССР территорий, которые сами никогда не были ни подданными Российской империи, ни гражданами Советского Союза. Советской агентурой были уничтожены такие видные чекисты-перебежчики как Игнатий Рейсс, Вальтер Кривицкий и Георгий Агабеков. Тогда же, в конце 20-х годов, при председателе ОГПУ Вячеславе Менжинском была создана Особая группа из сотрудников Коминтерна и разведки, главной задачей которых было уничтожение политических противников СССР, в первую очередь из числа русских эмигрантов и перебежчиков. Наиболее известными "активными акциями" советских спецслужб были похищения генералов Александра Кутепова и Евгения Миллера, убийства лидеров украинских националистов Евгения Коновальца, Льва Ребета и Степана Бандеры, главного политического противника Сталина Льва Троцкого и президента Афганистана Хафизуллы Амина.

Похищение генерала Кутепова

Глава Русского общевоинского союза генерал Александр Кутепов был похищен советскими агентами в Париже 26 января 1930 года при содействии одного из руководителей РОВСа генерала Николая Скоблина. Сотрудники ОГПУ, один из которых был в форме французского полицейского, затолкали Кутепова в автомобиль, усыпили его с помощью укола и доставили генерала в порт Марселя. Там Кутепова погрузили на советский теплоход под видом загулявшего старшего механика. В знак протеста против похищения 6 тысяч водителей парижских такси - преимущественно русские эмигранты устроили забастовку. Видные представители русской эмиграции потребовали от французских властей вмешаться и освободить генерала, но к тому времени судно с Кутеповым уже покинуло территориальные воды Франции. По версии, исходящей от КГБ, генерал Кутепов умер от сердечного приступа вскоре после того, как теплоход прошел Черноморские проливы, в 100 милях от Новороссийска.

Причиной похищения и, возможно, убийства Кутепова стала его активная борьба против советской власти, которую он продолжал и в эмиграции, в частности, путем засылки в Россию террористических групп для уничтожения партийных вождей и сотрудников ОГПУ.

Похищение генерала Миллера

Преемник Кутепова на посту председателя РОВСа генерал Евгений Миллер был похищен в Париже 22 сентября 1937 года сотрудниками НКВД при содействии их давних агентов, генерала Николая Скоблина и бывшего министра Временного правительства Сергея Третьякова (в доме на улице Колизе, принадлежавшем Третьякову, находилась штаб-квартира РОВС). Скоблин заманил Миллера в ловушку, пригласив его якобы на встречу с представителями германской разведки. Евгений Карлович заподозрил неладное и оставил записку, где предупредил, что уходит на встречу вместе со Скоблиным и если не вернется, то значит, Скоблин предатель. Миллер был доставлен на борт советского теплохода "Мария Ульянова" в закрытом деревянном ящике под видом особо ценного груза. Заместитель Миллера генерал Петр Кусонский промедлил со вскрытием записки, что дало возможность Скоблину скрыться из Парижа в республиканскую Испанию. Там он вскоре был убит сотрудниками НКВД. По версии, опубликованной покойным генералом госбезопасности Павлом Судоплатовым, Скоблин погиб при налете франкистской авиации на Барселону. Его последнее письмо из Испании неизвестному сотруднику НКВД по кличке "Стах" датировано 11 ноября 1937 года. Третьяков, который помог Скоблину скрыться после разоблачения, был казнен в 1943 году немцами как советский шпион. Жена Скоблина, певица Надежда Плевицкая была осуждена французским судом как соучастница похищения Миллера и умерла во французской тюрьме в 1941 году.

После обнародования записки Миллера французские власти заявили советскому посольству протест против похищения генерала и угрожали выслать эсминец на перехват только что вышедшего из Гавра советского теплохода "Мария Ульянова". Посол Яков Суриц заявил, что французская сторона будет нести всю ответственность за задержание иностранного судна в международных водах, и предупредил, что Миллера на судне все равно не найдут. Французы отступились, вероятно, осознав, что живьем свою добычу чекисты не отдадут. Миллер был доставлен в Ленинград и уже 29 сентября оказался на Лубянке. Там он содержался как "секретный узник" под именем Петра Васильевича Иванова. 11 мая 1939 года по личному приказу наркома внутренних дел Лаврентии Берии, несомненно санкционированному Сталиным, он был расстрелян комендантом НКВД Василием Блохиным.

Убийство Евгения Коновальца

Лидер Организации украинских националистов (ОУН) Евгений Коновалец, бывший прапорщик австрийской армии и бывший командир Осадного корпуса армии Украинской Народной Республики в 1918-1919 годах, был убит в Роттердаме 23 мая 1938 года взрывом бомбы. Бомбу ему передал под видом коробки львовских шоколадных конфет кадровый сотрудник НКВД и будущий генерал-лейтенант госбезопасности Павел Судоплатов, внедрившийся в ОУН и ставший доверенным лицом Коновальца. НКВД распустил слухи, что Коновалец пал жертвой разборок в среде украинской эмиграции. Судоплатов в мемуарах оправдывал убийство Коновальца тем, что "фашистская террористическая ОУН Коновальца-Бандеры официально провозгласила состояние войны с Советской Россией и СССР, продолжавшееся с 1919 по 1991 год". В действительности ОУН как организация в то время террором не занималась, а лишь старалась внедрить в СССР свою агентуру, которая должна была возглавить будущее народное восстание. Сторонником террора был главный соперник Коновальца Степан Бандера. В 1934 году он без ведома Коновальца организовал убийство польского министра внутренних дел генерала Казимира Перацкого, за что был приговорен к смертной казни, замененной из-за демонстраций украинцев Польши пожизненным заключением. Из тюрьмы его освободили немцы в 1939 году. Гибель Коновальца только ускорила переход ОУН к террористическим методам борьбы, широко применявшимися националистами в 1941-1953 годах на Украине и в восточных воеводствах Польши. Не исключено, что и в случае Чечни ликвидация Масхадова только усилит позиции "непримиримых".

Убийство Льва Троцкого

Лев Троцкий был смертельно ранен ударом альпенштока (ледоруба) по голове в своей резиденции в Койоакане на окраине Мехико 20 августа 1940 года. Лев Давыдович успел крикнуть и схватить своего убийцу, укусив его за руку. Это не дало возможности покушавшемуся скрыться. Охрана попыталась прикончить его на месте, но Троцкий остановил расправу, заявив, что надо заставить этого человека сказать, кто он и кем послан. Избиваемый взмолился: "Я должен был это сделать! Они держат мою мать! Я был вынужден! Убейте сразу или прекратите бить!"

Троцкий умер в госпитале 21 августа. Удар нанес агент НКВД, испанский республиканец Рамон Меркадер. Он проник в резиденцию Троцкого под именем канадского журналиста Фрэнка Джексона - поклонника идей "изгнанного пророка". При аресте у него был также найден паспорт на имя бельгийца Жака Морнара. На суде Меркадер утверждал, что действовал в одиночку. Движущим мотивом он назвал разочарование в Троцком, будто бы предложившем ему поехать в СССР и убить Сталина. Этот мотив суд отмел как фантастический. За убийство Меркадера приговорили к 20-летнему тюремному заключению - высшей мере наказания по мексиканским законам.

С самого первого дня во всем мире никто не сомневался, что за убийцей стоит НКВД и Сталин. Об этом прямо писали в газетах. Личность Меркадера была установлена только после Второй мировой войны, когда в Испании обнаружили полицейское досье Рамона Меркадера с отпечатками пальцев, совпадавшие с отпечатками пальцев убийцы Троцкого. В 1960 году после отбытия наказания Меркадеру было присвоено звание Героя Советского Союза. Действиями Меркадера в Мексике руководил кадровый сотрудник НКВД, впоследствии генерал-майор госбезопасности Наум Эйтингон. Его сообщницей и любовницей была мать Рамона, Каридад Меркадер. В Москве операцию готовил и курировал заместитель начальника отдела Главного управления государственной безопасности Павел Судоплатов.

Приказ об убийстве Троцкого был отдан Сталиным и главой НКВД Лаврентием Берией. В 1931 году на письмо Троцкого, предлагавшего создать единый фронт в Испании, где назревала революция, Сталин наложил резолюцию: "Думаю, что господина Троцкого, этого пахана и меньшевистского шарлатана, следовало бы огреть по голове через ИККИ (Исполком Коминтерна. - Б.С.). Пусть знает свое место". Фактически это был сигнал к началу охоты на Троцкого. По некоторым оценкам, она обошлась НКВД примерно в 5 миллионов долларов.

Убийство Льва Ребета и Степана Бандеры

Лидеры украинских националистов Лев Ребет и Степан Бандера были убиты агентом КГБ Богданом Сташинским в Мюнхене соответственно 12 октября 1957 года и 15 октября 1959 года. Орудием убийства послужило специально сконструированное устройство, выстреливавшее ампулы с цианистым калием. Жертва умирала от отравления, яд быстро разлагался, и врачи констатировали смерть от внезапной остановки сердца. Первоначально в случаях с Ребетом и Бандерой полиция наряду с версиями убийства рассматривала возможность самоубийства или смерти от естественных причин.

За удачные покушения Сташинский был награжден орденами Красного Знамени и Ленина, однако под влиянием жены раскаялся в содеянном и 12 августа 1961 года, в самый канун возведения Берлинской стены, явился с повинной к властям Западной Германии. 19 октября 1962 года Сташинский был приговорен судом к нескольким годам тюрьмы, но вскоре освобожден и получил убежище на Западе под чужим именем. Как писал в своих мемуарах тогдашний шеф Федеральной разведывательной службы генерал Рейнгард Гелен, "свой срок террорист милостью Шелепина уже отбыл и живет сейчас как свободный человек в свободном мире".

Суд вынес частное определение, в котором главную вину за подготовку покушений возложил на руководителей советских органов госбезопасности - Ивана Серова (в 1957 году) и Александра Шелепина (в 1959 году).

Принято считать, что в связи с шумом поднятом во время процесса Сташинского, КГБ в дальнейшем отказался от проведения "активных мероприятий", по крайней мере в западных государствах. С тех пор не было ни одного громкого убийства, в причастности к которому был бы уличен КГБ (если, впрочем, не считать содействия болгарским спецслужбам в устранении писателя-диссидента Георгия Маркова, о чем сообщил бывший генерал КГБ Олег Калугин). То ли советские спецслужбы стали работать тоньше, то ли переключились на устранение людей сравнительно мало известных, чья смерть не могла наделать большого шума, то ли действительно воздерживались от проведения террористических актов за рубежом. Единственное известное пока исключение - убийство президента Афганистана Хафизуллы Амина в первый день советского вторжения в эту страну.

Убийство президента Афганистана Хафизуллы Амина

Президент Афганистана и лидер прокоммунистической Народно-демократической партии Афганистана Хафизулла Амин был убит в ночь на 27 декабря 1979 года в самом начале советской военной интервенции в этой стране. Его дворец на окраине Кабула был взят штурмом специальной группой КГБ "Альфа" совместно со спецназом Главного разведывательного управления. Бойцы "Альфы" беспрепятственно прибыли в афганскую столицу якобы для охраны Амина. Решение об уничтожении афганского президента было принято советским Политбюро 12 декабря. Агенты КГБ подсыпали Амину яд в пищу. Ничего не подозревавший советский врач вытащил диктатора буквально с того света. После этого пришлось задействовать группу "Альфа" и спецназ ГРУ. Амина расстреляли вместе с его семьей и несколькими десятками солдат охраны. В официальном сообщении сомнительная честь этого убийства была приписана "здоровым силам афганской революции", хотя в действительности Амин был убит офицерами "Альфы". Участники штурма дворца и убийства афганского президента начали вспоминать об этом событии только в конце 80-х годов, с приходом эпохи гласности.

Причины убийства Амина заключались в том, что ранее Москва решила сделать ставку на его предшественника на посту президента создателя НДПА Нур-Мухаммеда Тараки и посоветовала ему устранить такого серьезного соперника, как Амин, который пользовался влиянием в афганской армии. 8 сентября 1978 г. в президентском дворце охрана Тараки попыталась убить Амина, но погиб только его телохранитель. Амин уцелел, поднял верные части кабульского гарнизона и сместил Тараки. Вскоре Тараки задушили. Амин усилил террор против мусульманских повстанцев, но цели не достиг. Советскому руководству не понравилось, что Амин пришел к власти без его санкции. Его решили убрать, хотя Амин, как и Тараки, неоднократно просил о вводе в страну советских войск, чтобы справиться со все усиливавшимся повстанческим движением.

"Активная операция" по устранению Амина больше всего напоминает те, которые обещает провести Николай Патрушев против Масхадова, Басаева, Хаттаба и других лидеров чеченского сопротивления. Ведь Афганистан был традиционной сферой советского влияния, а с вводом войск Москва собиралась сделать из этой страны своего послушного сателлита. Для этого и понадобилось устранить подозревемого в своевольстве афганского правителя, чтобы заменить его на марионетку - не пользовавшегося никаким влиянием Бабрака Кармаля.

Амина убили на территории независимой страны. Из выступления Патрушева не вполне понятно, собирается ли он уничтожать Масхадова и других в самой Чечне, формально остающейся частью российской территории, или также и на территории других государств. В последнем случае не избежать международного скандала, как это было в случаях с Бандерой, Ребетом и после других "активных акций" советских спецслужб.
Автор: Борис Соколов
Первоисточник: http://www.grani.ru" class="text" rel="nofollow" target="_blank">http://www.grani.ru


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

Видео в тему



Читайте также
Комментарии 4
  1. smershspy 30 апреля 2013 10:20
    Такое чувство, что написано по слухам бабушки! Да! Нет слов!
    smershspy
    1. albanech 6 июня 2013 16:55
      Соглашусь! Я достаточно прочитал информации и книг об этом! Знаю много laughing
      albanech
  2. карабин скс 30 мая 2014 21:39
    Статья диссидентского духа, вполне соответствует перестроечной моде на признания беглых ГБ-шников
  3. Монархист 5 ноября 2016 10:38
    Да существовала такая лаборатория,но это практика всех спецслужб.
    Автор смешал все до кучи:реальные и не реальные истории.
    Вызывает сомнение версии отравлений: Грушевского,что мешало НКВД его арестовать и расстрелял? Отравление Вейдлинга,чтоб не рассказывал о последних днях рейхсканцелярии - чуш полнейшая. Что тут такого опасного для Н.С.Хрущева?

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня