Терпеть нельзя действовать!

Откровенно говоря, вряд ли для кого-то стало таким уж откровением обострение языкового вопроса в республике Татарстан. Это логично: как бы ни давили на нас извне, настоящая ставка делается, конечно, на внутренние проблемы, активизировавшие притухшие вроде бы процессы дезинтеграции. Поэтому держим в уме, что все случайности неслучайны, а совпадения по большей части хорошо спланированы спецслужбами наших недавних партнеров.




Но на всякий случай давайте сделаем некоторые пояснения.

После прошлогоднего заявления В.В. Путина на совещании в Йошкар-Оле, где он четко и недвусмысленно назвал недопустимой практику принуждения детей к изучению ими неродных языков, в национальных республиках России повисло гнетущее молчание. Увы, многие этим злоупотребляли. Дословно Путин сказал следующее:

У каждой территории свои особенности межэтнических отношений, и, конечно, их нужно учитывать, обеспечивая при этом единые подходы к решению задач национальной политики государства в целом. Например, в сфере преподавания русского языка и языков народов России в школах. Хочу напомнить, уважаемые друзья, что русский язык для нас – язык государственный, язык межнационального общения, и его ничем заменить нельзя, он естественный духовный каркас всей нашей многонациональной страны. Его знать должен каждый.


И ещё:

Заставлять человека учить язык, который для него родным не является, так же недопустимо, как и снижать уровень и время преподавания русского. Обращаю на это особое внимание глав регионов Российской Федерации.


С одной стороны, все достаточно четко и ясно. А с другой, во многих национальных республиках приняты ещё в пору «парада суверенитетов» законы о языке и образовании, где национальные языки объявлены обязательными к изучению. Сформировалась и соответствующая практика, и преподавательский состав, и национальные лобби во всех околошкольных структурах, от министерств образования до самых муниципальных низов.

И вполне ожидаемо, что попытка наведения порядка в этой области наткнулась на глухое, но довольно ожесточенное сопротивление. Помимо самих образовательных структур, сюда сразу подключились разные национальные движения, «родноязычные» публицисты, политики и прочая публика, способная внести в дело только излишнюю политизированность и сумятицу.

Наиболее острые формы это приняло в Татарстане, который, как мы помним, в своё время взял столько суверенитета, сколько смог «проглотить». И ладно бы, дело ограничилось только маргинальными личностями и группировками, но на ниве «защиты татарского языка» отметились и вполне уважаемые, авторитетные в республике (судя по тому, что многие из них состоят в партии «Единая Россия», то и за её пределами) личности.

Вот, например, что сказал спикер Госсовета Татарстана Фарид Мухаметшин:

Я думаю, что надо добровольность убрать вот эту, она расколола и забила клин между русскими и татарами, в одном классе сидят дети, антагонизм такой делать зачем?


А директор Дома дружбы народов Татарстана, нардеп Госсовета республики Ирек Шарипов и вовсе «отжег»:

Когда-то и рабство было законным. И холокост был законным с точки зрения государства, которое потом было признано преступным. Репрессии были законными во времена Сталина. Мы не должны допустить, чтобы то, что не принимается народом, стало законным.


Согласитесь: проводить параллели между российским законом, задающим единые стандарты образования, и такими явлениями, как рабство и холокост, – это сильно.

Да, и на всякий случай хотелось бы напомнить господину Шарипову, что и рабство, и холокост очень даже «принимались народом». И делать это единственным критерием истинности и справедливости, по меньшей мере, глупо.

Думаю, теперь даже самым далеким от национальных и языковых проблем людям стало ясно, насколько непростая ситуация складывается сейчас в Казани.

Но давайте все-таки воздержимся от «встречного пала» истерики. Вопрос ведь действительно сложен как в культурном, так и в политическом плане. Я, например, не вижу ничего плохого в стремлении татар знать свой язык. Просто представьте: вы татарин, и вам хочется, чтобы ваши дети знали язык ваших предков. Нормально это? Да более чем, и никаких тревог по этому поводу быть не должно.

Проблема в том, что именно эту естественность стремления к национальной самоидентификации могут использовать (и используют, как мы уже не раз имели возможность убедиться) те, кому очень хотелось бы создать нам побольше внутренних конфликтов и противоречий.

Совершенно очевидно, что в сложившейся ситуации Москве не очень хочется раздувать этот костер: благо пока он все-таки не горит, а только чуть тлеет. Но и полностью проигнорировать его тоже, наверное, не получится: к сожалению, обычно такое игнорирование до добра не доводит, и очередные «онижедети», почувствовав слабость власти, могут надеть на головы кастрюльки и отправиться перекрывать дороги, мосты через Волгу и так далее.

Вряд ли сгодится и привычная тактика заливания пожара деньгами — уже хотя бы потому, что денег осталось не так уж много, а за Казанью, если у той все получится, мигом выстроится очередь из других «обделенных».

Возможно, как один из вариантов, стоит рассмотреть показательную порку кого-нибудь другого? В назидание, так сказать…

Так совпало, что среди моих друзей есть жительница соседней с Татарстаном Башкирии. И она давно ведет свою личную борьбу за право своих детей выбирать, какие языки им изучать, не желая, чтобы значительная часть учебной нагрузки приходилась на предмет, который им в будущем вряд ли когда пригодится.

Так вот, я из первых рук знаю, как саботируют распоряжение президента в Башкирии. Проводят какие-то «липовые» собрания, на которых родители якобы всем классом выступают за обязательное изучение башкирского. При поступлении ребенка в школу родителей могут просто обмануть, заявив, что по закону никакого выбора у них нет, башкирский будет обязательным, и им нужно лишь формально «подмахнуть бумажечку». Иногда в ход идут и более грубые методы – не хотите учить башкирский, ищите себе другую школу. А в совершенно запущенных случаях из школ просто выгоняют преподавателей, которые не вели достаточно активную пропаганду башкирского в своих классах и допустили «неправильное голосование».

И это, заметьте, происходит без явного участия местных политиков. Более того, ситуация сильно зависит от конкретного директора школы, а также района Уфы или республики, в котором вашему ребенку выпало счастье учиться. То есть в большинстве случаев это тупое сопротивление системы, которая уже успела сформироваться. Системы, которая все последние годы активно продвигала «национальные кадры», в результате чего директорами школ и главами районных отделов образования становились как раз учителя национальных языков, национальной же истории и, пардон, чуть ли не танцев.

И это, прошу заметить, в Башкирии, где национальный состав, как бы это помягче… В общем, настолько неоднородный, что башкиры не являются большинством, входя в «большую тройку» национальностей наряду с сопоставимыми на численности русскими и татарами. Ещё конкретнее: в общей доле населения республики Башкортостан русских 36%, тогда как башкир — 29,5%, а татар — 25,4%. В Уфе же пропорции ещё более интересные: русских 48,9%, а башкиры с 17,1% уступают по численности даже татарам.

Как тут не задуматься о том, кто же кого «притесняет»? И почему, кстати, этот пример не привести жителям Татарстана как образец некорректной, несправедливой работы языковых законов, подобных тем, что действуют в их собственной республике? Или несправедливость по отношению к русским и башкирам в Татарстане – это совсем не то, что несправедливость по отношению к татарам за его пределами?

Это был риторический вопрос…

Так вот, возвращаясь к «показательной порке». А не кажется ли вам, уважаемые читатели, что Кремлю следует проявить твердость хотя бы в таких очевидных случаях, как Башкирия? И не просто настоять на своем, а немножко почистить местные образовательные «элиты» от разных «национальных наносов», образовавшихся в период «глотания суверенитетов»? Ко всеобщему, разумеется, благу: и русскому, и башкирскому, и татарскому.

Нет, я ни в коем случае не призываю к огульной чистке всего и вся. Но как-то аккуратно расследовать случаи образовательного экстремизма, и потом – кого с почетом на пенсию, кого с позором заново защищать кандидатскую, кого в национальную школу, где обеспечены все условия для преподавания любимого ими языка тем, кто действительно хочет его изучать…

И вот так, двигаясь от относительно простого к сравнительно сложному, нам, возможно, удастся обуздать хотя бы «стихийное творчество масс», заинтересованных в должностях, званиях, окладах, учебных часах, нагрузках. А в конечном итоге – в продуцировании себе подобной массы «чиновников от национального патриотизма», что всеми силами нужно пресекать, раз уж мы живем в многонациональной стране и кровно (подчеркну это слово, оно тут не для галочки) заинтересованы в межнациональном мире и согласии.

А татары посмотрят на соседей, подумают, разберутся. И у госдеповских «кормушек» останутся похрюкивать только настоящие враги нашего общего государства.

Вот тогда уже можно будет и «меры принять»…
Автор:
Виктор Кузовков
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

68 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти