Родные сёстры. Русская и Красная армии Первой мировой и Гражданской войн

Похожи или нет Русская армия завершающего этапа Первой мировой войны и Красная армия периода Гражданской войны? Попытаемся ответить на этот крайне интересный вопрос.

Родные сёстры.  Русская и Красная армии Первой мировой и Гражданской войн

Выпускник Академии Генштаба РККА, 1919-22 гг. Фуражка лейб-гвардии Гусарского полка, но – с красной звездой. Дерябин А., Паласиос-Фернандес Р. Красная Армия. М., 1998.


Действующая армия России с началом военных действий Первой мировой войны образовала фронты: Северо-Западный (в августе 1915 г. разделен на Северный и Западный), Юго-Западный и Кавказский (в декабре 1916 г. появился и Румынский фронт).

Фронты включали в свой состав по несколько армий (исключение – Кавказский фронт, включавший лишь одну армию – Кавказскую; проект создания 2-й Кавказской армии (в то время как Кавказская становилась 1-й Кавказской ) во главе с Н. Н. Баратовым в 1917 г. завершен не был) - каждая в составе 3 - 5 армейских корпусов.

Общевойсковой корпус (армейский, сибирский армейский, кавказский армейский, туркестанский армейский) являлся соединением из всех родов войск, имея в составе (в среднем): 2-3 пехотные дивизии с артиллерией и от полка до бригады (2 полка) конницы. Кроме того, в состав корпуса входили: саперный батальон, телеграфная рота, мортирный дивизион и тыловые учреждения. При необходимости корпусу придавались понтонные батальоны, тяжелая артиллерия, кавалерийские и броневые части. Как правило, авиационные отряды и воздухоплавательные части вошли в состав корпусов уже после прибытия на театр военных действий.

Пехотная дивизия (мирного времени: 4 гвардейских (считая с гвардейской стрелковой бригадой, по составу эквивалентной и позднее развернутой в дивизию), 52 номерных, 11 сибирских стрелковых, 4 гренадерских дивизий и 17 стрелковых (2 кавказских, 6 туркестанских, 5 номерных и 4 финляндских) бригад (в дальнейшем развернуты в дивизии) в начале войны состояла из 4 пехотных полков, артиллерийской бригады, саперной роты (из состава саперного батальона корпуса), казачьей полусотни и тыловых дивизионных обозов и учреждений. Кавалерийскую дивизию составляли 2 бригады по 2 кавалерийских полка, конно-артиллерийский дивизион и дивизионный обоз.

Посмотрим теперь на соединения и части родов войск.

Пехота.

В 1914 г. пехотная (и приравненная) дивизия состояла из 2 бригад по 2 полка 4-батальонного состава. Батальон состоял из 4 рот (по 225 человек в каждой) по 4 взвода из 4 отделений. Звеньев по уставу при данной организации не предусматривалось, но фактически они присутствовали (в звене - 3-7 человек, один из них старший). В полку, кроме того, имелись пулеметная команда и команда разведчиков (к концу войны - рота). Сибирские стрелковые полки располагали еще и командами конных разведчиков (100 - 150 человек в каждой). В прочих полках имелись только конные ординарцы – по 13 человек.

В начале войны в полковой пулеметной команде состояло 8 пулеметов системы Максима на станках Соколова и Виккерса (тренога). Пулеметы перевозились на специальных парных двуколках или во вьюках. К концу войны их количество увеличилось до 30 – 40 пулеметов на полк. Кроме того, в частях было много (как правило не показываемых) пулеметов, захваченных в боях.

Телефонного имущества полагалось: 9 телефонных аппаратов и 10 верст провода, но в ходе войны полки всеми доступными способами (до покупки включительно) увеличивали объем телефонного имущества - и имели до 60 - 70 верст провода и до 50 аппаратов.

В 1915 г. в пехотных полках были сформированы саперные команды, комендантские роты и команды конных разведчиков (100 - 150 коней). Кроме того, уже в 1916 г. многие полки получили 37-мм пушки (ими были укомплектованы полковые батареи – 4 - 6 пушек на полк), бомбометы, минометы и пр. Многие организационные мероприятия определялись характером позиционной войны, установившейся на Русском фронте осенью 1915 г.

Таким образом, пехотный полк постепенно превращался в соединение из всех родов войск.

В 1916 г. полки перешли к 3-батальонному составу (в том числе и стрелковые).


Уличный бой. Нива. 1915. № 46.

По качеству кадровые полки императорской пехоты, особенно старые, были очень хороши и сохраняли свои отличные боевые качества до конца войны - несмотря на 2 - 3 раза сменившийся личный состав. В некоторых случаях через полки в течение войны прошло по 10 - 12 тыс. человек (при штатном боевом составе в 3600 человек). В большинстве полков к весне 1915 г. в ротах оставалось по 5 - 6 бойцов, выступивших в поход после объявления мобилизации.

Потери в среднем командном составе (офицеры) были громадны – и пришлось принимать энергичные меры для его пополнения уже с 1915 г. Кадровых офицеров было около 35 тыс. и примерно столько же запасных, но в итоге общее количество офицеров, прошедших за годы войны через армию, превышало 300 тыс. человек.

Младший комсостав (унтер-офицеры) включал в себя унтер-офицеров действительной службы и запасных. Последние по мобилизации встали в строй рядовыми - и скоро были выбиты. В общем-то можно считать, что кадровая армия к весне 1915 года перестала существовать.

Каждый кадровый полк после объявления мобилизации формировал из так называемых скрытых кадров полк 2-й очереди (кроме того, из кадровых полков формировались - 1 запасный батальон и этапная полурота), сводившиеся в дивизии 2-й очереди. А в 1916 г. за счет 4-батальонных кадровых полков (отдавших, как отмечали выше, по батальону) и второочередных дивизий были сформированы дивизии 3-й очереди.

Дивизии 2-й очереди по снабжению и боевым качествам в целом были хуже кадровых - но в ходе войны более чем подтянулись. И некоторые себя зарекомендовали превосходно, «перещеголяв» старые соединения (достаточно вспомнить, например, 101-ю пехотную дивизию К. Л. Гильчевского).

Соединения 3-й очереди, как правило, оказались плохи.

Благодаря такой системе, кадровые полки выступили в поход, имея около 30 - 35 кадровых бойцов на роту и примерно столько же офицеров на полк. Все остальное составлял запас.

По мере убыли в боях части качественно ухудшались - в 1915 г. в них стали поступать почти необученные пополнения. Но принятые меры (формирование полковых учебных команд; «своих» - т. е. полковых или дивизионных запасных батальонов на фронте; возвращение в родные части раненых в первых боях; усиленные занятия в периоды между боями и пр.) значительно улучшили состав пехотных частей.

Из всех войск по своим боевым качествам выделялись сибирские стрелковые полки и гвардия. Первые имели в своем составе боевой командный состав с опытом Русско-Японской войны (а после мобилизации они были пополнены и бывшими в боях той же войны стрелками). Кроме того, эти полки в мирное время содержались по усиленным штатам – и поэтому нуждались в очень незначительном пополнении запасными. Несмотря на громадные потери, сибирские полки и корпуса сохранили высокие боевые качества до конца – даже в условиях развала армии в ходе «демократизации» 1917 года.

Гвардия имела свой собственный запас - из солдат, прежде служивших в гвардейских частях (запасные шли в свои родные полки). Этим обеспечивался отличный боевой состав - что, в свою очередь, стало важнейшей причиной (наряду с отличным командным составом) того, что гвардейские части действовали блестяще. Гвардия дивизий 2-й очереди не выделяла.

Пехота была вооружена винтовками и пулеметами, а также (массово с 1916 г.) ручными гранатами. Противогазовые маски появились во всех частях в 1915 г., а в 1916 г. - противогазы системы Зелинского-Кумманта.

В 1915 г., когда выявился недостаток винтовок, пополнения прибывали на фронт невооруженными. Перебои продолжались до весны 1916 г.

Боевые порядки пехоты состояли из стрелковых цепей (где стрелки располагались в одну линию на расстоянии 1 - 3 шагов друг от друга) с рядом поддержек и резервов позади боевой части. Взвод от взвода отделялся промежутками. Наименьшей единицей, имеющей тактическое значение (способность решать мелкие задачи), был взвод. Отделение являлось строевой и стрелковой единицей, командир которой руководил действиями отдельных стрелков своего отделения (установка прицела, заряжание и т. п.). Виды огня: одиночный, частый и, как исключение, залпы.

Характер действий пехоты в огромной мере зависел от количества и качества офицеров. Солдаты охотно шли за своими офицерами и терялись после убыли командиров. Немецкое командование в 1914 г. дало такое указание своим войскам: «В бою с русскими рекомендуется, в первую очередь, стрелять по офицерам, так как русский солдат не обладает самостоятельностью и теряется без офицеров» (Большой Генеральный штаб. «Сообщения о русской тактике»).

В действиях пехоты можно отметить некоторую медлительность - в принятии решений и в маневрировании. Очень сильные в обороне, русские войска техникой наступательных действий владели чуть слабее. При наступлении завязка боя начиналась выдвинутыми вперед авангардными частями небольшой силы.

Организация Красной армии вылилась в определенные формы лишь к январю 1919 г. До февраля 1918 г. существовала Красная гвардия и случайные организации из состава старых полков. В январе 1918 г. был отдан приказ Наркомвоенмора об организации постоянной армии - но никаких определенных указаний по ее формированию не было. Поэтому формирования шли случайно и, обычно, распоряжениями местных властей. В июле 1918 г. вопрос был централизован, но на местах продолжали действовать Ревсоветы.

4 сентября 1918 г. (пр. № 11) все случайные формирования были объединены в организационные единицы. Таким образом появились 4-х полковые дивизии (но дивизионная артиллерия и по количеству, и по организации была чрезвычайно разнообразна). Наконец, к началу 1919 г. вся армия была сведена в дивизии из 3 бригад по 3 полка в каждой, а пехотный полк состоял из 3 батальонов по 3 роты из 3 взводов. Кроме того, в состав дивизии входили 3 дивизиона легкой артиллерии (9 батарей) и 1 сводный артиллерийский тяжелый дивизион (42-линейные и 6-дюймовые пушки), кавалерийский полк и саперные роты (по 1-й при бригадах и 2 при дивизии). Пулеметные команды были приданы по одной на полк и на каждый батальон.

Таковы общие схемы организации пехоты РККА, но это были именно схемы - численный состав и (частично) вооружение не соответствовали штатам. Например, боевой состав Русской армии П. Н. Врангеля и советских дивизий Южного фронта в октябре - ноябре 1920 г. представлял из себя следующее (Триандафиллов В. Форсирование Перекопского перешейка 7 - 11 ноября 1920 г. Сборник ВНО. 1923. кн. IV):

1. Советские дивизии имели около 30% штатного состава бойцов, но, за исключением тяжелой и гаубичной артиллерии, были снабжены очень большим количеством пулеметов и пр. вооружением. Так, дивизии, имевшие состав 4 – 6 - 9 тыс. бойцов, располагали 100 - 150, а иногда и до 400 тяжелых пулеметов (не считая легких, которых в ротах имелось по 1 – 4). Следовательно, 1 пулемет приходился на 20 - 30 стрелков (не считая ручных пулеметов). Легкая артиллерия в дивизиях имелась в соответствии со штатом плюс более 50% тяжелой - или, в среднем, 5 – 5,5 орудий на 1000 бойцов.

2. У П. Н. Врангеля: 150 - 250 штыков и по 16 тяжелых пулеметов на полк (1 пулемет на 10 - 15 человек). В отдельных дивизиях число пулеметов доходило до 50 на полк (2-й Дроздовский стрелковый), а Сводно-гвардейский полк при 400 штыках имел 60 тяжелых пулеметов (1 на 6 - 7 человек). Артиллерии в дивизиях было по 20 - 25 орудий на 600 - 1500 штыков (12 - 15 на 1000). Более сильные дивизии (Дроздовская) при 2700 штыках имели 36 орудий (13 - 14 на 1000). Тяжелая артиллерия придавалась по мере необходимости.

3. Броневых и авиационных средств в обеих армиях было очень мало, но некоторые дивизии были ими перегружены.

Т. о., части периода Гражданской войны, хоть и сильно сократились количественно (полки численно стали ротами или батальонами, а дивизии – полками), были серьезно насыщены огневыми средствами. Этим определялся и характер их действий: огневая сила и устойчивость (особенно мелких частей) и большая подвижность и искусство в маневрировании. Одновременно возросло и значение мелких частей. Вновь сформированные части первоначально отличались малой устойчивостью, крайней впечатлительностью, нервностью, очень слабым влиянием командного состава на бойцов и недостаточно умелым управлением - но постепенно подтянулись.


Батальон РККА перед отправкой на Южный фронт, 1919. Дерябин А., Паласиос-Фернандес Р.

При оценке Красной армии этого времени следует иметь в виду, что она в основном состояла из боевых солдат старой русской армии и имела много командиров из бывших офицеров - соответственно выучка и боевой опыт одиночных бойцов и строевых командиров были на высоте. Этим же фактором определялось и то обстоятельство, что красные части действовали исключительно по уставам русской армии - и лишь постепенно выработались свои особые (отдельные) тактические приемы, связанные со спецификой Гражданской войны - например, широкое применение подвод при походных передвижениях для перевозки войск и оружия. Революционный подъем в значительной степени исправлял недочеты в сфере командования и приводил к широкому проявлению инициативы и самодеятельности.

Структура стрелковой дивизии РККА трансформировалась от достаточно громоздкой – 3 бригады 3-полкового состава (1919 г.) к 2 бригадам 3-полкового состава (штат от 5 июля 1921 г.) и, наконец, к 3-полковому составу (с упразднением бригадного звена; штат от 10 июля 1922 г.).

Конница.

Конница русской армии к началу Первой мировой войны была сведена в дивизии по 4 полка 6-эскадронного (сотенного) состава (1 полк казачий); 2 полка составляли бригаду. В состав дивизии также входили: конно-артиллерийский дивизион из 2 (как правило) конных батарей, конно-пулеметная команда (по штату - 8 пулеметов во вьюках) и конно-саперная команда. Кроме того, имелось несколько отдельных кавалерийских бригад в составе 2 полков и 1 конной батареи. Казачьи дивизии имели организацию, аналогичную регулярной коннице.

К концу войны (1916 год) каждую кавалерийскую дивизию составляли: 4 кавалерийских полка по 4 эскадрона, конно-артиллерийский дивизион, стрелковый полк (2 дивизиона = 4 эскадронам по 120 человек), конно-пулеметная и конно-саперная команды; эскадрон - 136 шашек, но фактически - не больше 120.

В 1914 г. были сформированы первые 3 кавалерийских корпуса (в составе 2 - 3 дивизий, около 10 тыс. коней).

Казачьи войска формировали полки 1-й очереди (т.-е. действительной службы), 2-й очереди (выставляемые только во время войны) и 3-й очереди - из старших сроков запаса (льготные). Качественно - 1-я очередь была хороша, 2-я (как правило) похуже и 3-я очередь (зачастую) неудовлетворительна.

Вооружение: шашка, пика (в 1-й шеренге), винтовка (со штыком - в регулярной коннице и без штыка - в казачьих частях; но в большинстве последних к весне 1915 г. также были введены штыки). Кавказские казаки пик не имели.

Конница имела отличный офицерский, унтер-офицерский и рядовой состав. В мирное время она содержалась в строю в полном составе и выступала в поход без пополнения запасными, но потери и пополнения в течение войны несколько ухудшили личный состав. В целом конница сохранилась до конца войны лучше других родов войск. В столкновениях с кавалерией противника успех неизменно оставался на стороне русской конницы.

Вся работа кавалерии мыслилась исключительно в конном строю, идея боя - конный удар, причем действия должны отличаться большой активностью. И русская кавалерия постоянно «выискивала» случаи для конных атак – большинство из которых были успешны.

Подвижность и выносливость конницы были необычайно велики: суточный переход для полков доходил до 90 км. Но этим часто злоупотребляли, что привело к сильному изматыванию конницы - особенно в начале войны (тенденция характерна для всех воюющих армий Европы). Безукоризненный конский состав сразу же был измотан, и процент отправленных в тыл лошадей оказался очень велик. В то же время прибывавшие пополнения (маршевые эскадроны) давали недостаточно хороших лошадей. Несмотря на огромный запас конского состава (свыше 30 млн.) и годовой прирост в 10 тыс. коней, недостаток строевых лошадей выяснился уже с первых дней мобилизации.

Конница действовала в комбинированных строях – как конном, так и пешем. Действия в пешем строю были поставлены очень хорошо - и конница, наученная опытом, часто к ним прибегала. Охотнее других спешивались драгунские полки и казаки.

При разведке первоначально применяли отдельные небольшие разъезды (в исключительных случаях - эскадроны (сотни)). Но после первых боев от этого отказались и перешли к разведке исключительно разведывательными эскадронами (позже усиленными ручными пулеметами Мадсена). Срок действия такого эскадрона - 2 суток.


Казачий разъезд. Нива. 1915. № 46.

Применялись различные боевые формации, в том числе лава - когда конница вступала в бой широко расчлененным боевым порядком (причем каждая его часть применяла различные строи и приемы - в пешем или конном строю) в зависимости от обстановки.

Во время Гражданской войны конница Красной армии была сведена в 3-бригадные (по 2 полка) дивизии. Полк - 4 эскадрона, 1 конная батарея на дивизию. Пулеметы вначале просто придавались полкам (по 6 - 8 пулеметов), а затем были созданы полковые пулеметные эскадроны. К середине Гражданской войны полки имели пулеметы и в эскадронах - общим количеством по 30 - 80 пулеметов на полк. Бой получил огневой уклон, и конная атака практиковалась в качестве инструмента завершения боя.

Численный состав кавалерийских частей РККА был очень разнообразен: полки - около 250 сабель, кавбригады – 500 – 700 сабель, кавдивизии – 1200 - 1700 сабель (для сравнения – кавалерийские дивизии армии П. Н. Врангеля имели по 1 - 2 тыс. сабель и 60 - 100 пулеметов).

Конница данного периода состояла исключительно из боевых солдат и казаков русской армии - поэтому одиночная подготовка бойцов была на должной высоте. В своих действиях она руководствовалась кавалерийскими уставами 1912 г.

В течение войны были сформированы кавалерийские корпуса и конные армии - оказавшие решительное влияние на ход боевых событий и показавшие блестящие образцы действий конных масс.

Применялись комбинированные боевые порядки, включая лаву.


Красная конница. Кк. 1921. № 7.

Артиллерия.

Полевая артиллерия к началу Первой мировой войны была в русской армии двух видов: легкая и тяжелая.

Полевая легкая артиллерия.

В состав каждой дивизии входила артиллерийская бригада из 2 дивизионов по 3 батареи (8 орудий в каждой). На вооружении состояли 3-дюймовые (76,2-мм) легкие пушки образца 1902 г. со щитами (но в некоторых дивизиях 2-й очереди были пушки обр. 1900 г. без щитов и даже поршневые пушки обр. 1895 г.).

Опыт боев показал, что 8-орудийная батарея слишком громоздка - и потому уже в январе 1915 г. перешли к 6-орудийным батареям (что позволило и сформировать новые батареи).

Прицельная дальность легких пушек первоначально была свыше 6 км, но уже с 1915 г. дальность удалось увеличить до 8 км.


3-дюймовая батарея в полевом бою. Великая война в образах и картинах. В. 1. 1914.

2-батарейные конные дивизионы имели на вооружении 3-дюймовую легкую пушку с теми же характеристиками, что и полевые легкие. В батарее - 6 орудий.

Горная артиллерия имела на вооружении 3-дюймовую пушку обр. 1909 г. – последняя могла перемещаться на колесах и во вьюке (причем переход из одного положения в другое требовал от 10 до 15 минут). В батарее - 6 орудий.

В каждом корпусе имелся (кроме дивизионной артиллерии) дивизион (2 батареи по 6 орудий) полевых гаубиц, который назывался «мортирным». Мортирный дивизион имел на вооружении 48-линейные (122-мм) полевые гаубицы обр. 1910 г. с дальностью огня – вначале свыше 6, а затем – более 8 км.

Полевая тяжелая артиллерия появилась собственно только во время войны, так как к началу последней в строю находилось лишь 5 тяжелых дивизионов (в каждом - одна 42-линейная (107-мм) и одна 6-дюймовая (152-мм) батареи). В 1915 г. был сформирован ряд дивизионов 3-батарейного состава (батареи: 1 - 42-линейная и 2 – 6-дюймовые). Дальность огня для 6-дюймовки – 6-8 км, а для 107-миллиметровки (одно из наиболее дальнобойных орудий своего класса) - свыше 10 км.

Начиная с 1915 г. на фронте появились: 11-дюймовая мортира (дальность огня 7 км), 5,5-дюймовая пушка Виккерса (дальность огня 14 км) и др. артсистемы. Кроме того, часть мортирных дивизионов была вооружена 45-линейными английскими гаубицами с дальностью огня более 5 км.

Легкая артиллерия русской армии качественно превосходила артиллерию своих противников. Тяжелая артиллерия была несколько слабее - особенно в первые месяцы войны.

К сожалению, экономия и неправильные расчеты запасов военного времени привели к тому, что уже в конце августа 1914 г. было приказано беречь снаряды, расход которых «превзошел всякие ожидания». В 1915 г. положение сделалось бедственным. Снарядов поступало ничтожное количество, и противник зачастую почти безнаказанно расстреливал наши войска, отбивавшиеся лишь пехотным огнем. Расход и запас снарядов на батарею упал до 100 выстрелов - и командование было вынуждено требовать, чтобы чуть ли не каждый выстрел производился с разрешения начальников дивизий. Можно смело утверждать - что при наличии достаточного количества снарядов боевые события протекали бы совершенно иначе.

Недостаток снарядов в 1916 г. ощущался уже значительно меньше, а в 1917 г. его уже не было.

Рядовой и, особенно, командный состав артиллерии отличался прекрасной подготовкой - что, в связи с относительно меньшими потерями по сравнению с пехотой, дало артиллерии возможность сохранить свои отличные боевые качества до конца войны.

Тактически полевая артиллерия действовала хорошо, но некоторые привычки мирного времени мешали ее более эффективному применению. Так, можно отметить известную обособленность в боевой работе - благодаря чему не всегда наблюдалась должное взаимодействие с пехотой. Артиллерия не очень умело сопровождала свою пехоту при наступлении, неохотно маневрировала на поле сражения и не любила делить батареи. Эти болезни были преодолены – и в ходе кампаний 1916 – 1917 гг. новые системы управления, целеуказания, организации и переноса огня, качественные разведка и корректировка огня, отличное взаимодействие с пехотой - принесли соответствующие плоды.

Артиллерия периода Гражданской войны обладала той же материальной частью - но несколько изношенной. В способах тактического применения артиллерии необходимо отметить большую «гибкость» применения - как батарей (4 орудия), так и взводов и даже отдельных орудий, а также массирование большого количества батарей (9 - 10).

До середины 1919 г. действия артиллерии, не имевшей необходимого количества подготовленного командного состава, не вполне соответствовали тактическим требованиям. Но после мобилизации кадрового командного состава в 1919 г. артиллерия поднялась на должную высоту.

Таким образом, мы видим, что организационно и (тем более) применительно к качеству личного состава Русская армия завершающего этапа Первой мировой и Красная эпохи Гражданской войн были родными сестрами – и развитие второй во многом определялось боевым опытом и тенденциями организационно-технического развития первой.


Бывший офицер русской армии – военный специалист РККА, 1918. Дерябин А., Паласиос-Фернандес Р.
Автор:
Олейников Алексей
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

67 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти