БТВ РККА против Панцерваффен. Хрустальные молоты. Обзор легких танков



В преддверии самого трагического дня в истории СССР и России хочется вспомнить страшный 1941-й год, когда наши прадеды встретились лоб в лоб с армией фашистской Германии и других европейских государств. Год, который одних сделал героями, других предателями, третьих жертвами. Год, который так или иначе коснулся всех советских семей. От западных до восточных границ нашего государства.


Написаны сотни тысяч статей, проведены сотни тысяч исследований, сделаны совершенно противоположные выводы. Прошло 77 лет! Спорить или противопоставлять собственное мнение мнению гениальных военачальников, участников войны, видных советских руководителей того времени глупо. Хотя бы потому, что они прошли ту войну, испытали на собственной шкуре и горечь поражений, и счастье Победы.

Тема же разговора сегодня появилась тогда, когда авторы собственными руками и другими частями тела почувствовали советские танки того времени. Благо сегодня есть энтузиасты, которые не только коробки выставляют на всеобщее обозрение, но и возвращают машины в то состояние, в котором они находились именно на момент начала войны.

Та серия статей, которую вы читаете на "Военном обозрении", о минометах, о танках, о других видах вооружения РККА и Советской армии, во многом и об этих людях. И сегодня мы будем сравнивать советские и немецкие легкие танки того периода.

Большинство людей старой закалки до сих пор уверены, что удар фашистской Германии был так силен именно по причине тотального превосходства немцев, точнее, европейцев в целом, над СССР в вооружении.

Увы, но анализ вооружения противостоящих сторон дает совершенно противоположный вывод.

Мы не только были лучше оснащены, но и вооружение наше было лучше. И имели мы его больше. А некоторые виды вооружения для Германии были вообще недоступны. Те же тяжелые танки КВ-1 или самолеты Ил-2.

Да, в истории принято считать, что их было очень мало. Какая разница между «очень мало» и «не было вообще» — каждый сделает вывод для себя сам.

Реальное превосходство немцы имели в личном составе и обученности командного состава. То, чему наши командиры учились уже в ходе войны. Даже само нападение на СССР сегодня выглядит достаточно авантюрным. Германия просто стала заложником исполнения мечты Европы об уничтожении России.

Мы и сегодня делаем вид, что победили фашистскую Германию, а не всех тех, кто воевал рядом с немецкими солдатами против нас. К примеру, армия Румынии насчитывала более миллиона человек. А армия будущих победителей Германии, французов, насчитывала более 630 тысяч человек. В составе немецких сил.

Итак, на начало войны немецкая армия была оснащена двумя образцами легких танков собственного производства. Это как раз те машины, которые мы постоянно видим на кадрах хроники 1941 года и совершенно не видим уже в 1943-м. Помните улыбающихся солдат в башнях Т-1 или Т-2?



БТВ РККА против Панцерваффен. Хрустальные молоты. Обзор легких танков


Кpfw. I (Sd. Kfz.l01) (Sd. Kfz. — Sonderkraftfahrzeug — спецмашина)

Легкий танк Pz. Kpfw. I (Panzerkampfwagen — бронированная боевая машина), или Pz. I (Panzer — танк), разработан фирмой "Крупп" в 1933 г. Серийно выпускался под обозначением Pz. Kpfw. I Ausf.



С середины 1934 г. танк оснащался четырехцилиндровым двигателем "Крупп" М305 мощностью 57 л. с. и развивал скорость до 37 км/ч. Боевая масса машины составляла 5,4 т. Толщина брони – 6-13 мм. Вооружение состояло из двух 7,9-мм пулеметов MG-13 во вращающейся башне. Экипаж — 2 чел. За период 1934-1935 гг. было построено 818 танков.

В 1935 г. началось производство усовершенствованной модели — Pz. I Ausf. В, на которой устанавливался двигатель "Майбах" NL38TR мощностью 100 л. с. Скорость возросла до 40 км/ч. По сравнению с модификацией А, корпус танка удлинили, а в ходовую часть добавили еще по одному катку. Пулеметы MG-13 заменили на более совершенные MG-34. Бронирование осталось прежним, однако боевая масса увеличилась почти до 6 т. До 1937 г. было выпущено 680 танков модификации В.

На базе модификаций А и В выпускались командирские танки (до 200 машин), самоходные установки, вооруженные чешскими 47-мм противотанковыми пушками, (170 машин), самоходные 150-мм тяжелые пехотные орудия, 20-мм зенитные установки, тягачи и ремонтные танки.

В 1942 г. было построено 30 танков, получивших обозначение Pz. I Ausf. F (VK 1801) и имеющих принципиально иную ходовую часть с индивидуальной торсионной подвеской катков, расположенных в шахматном порядке. Максимальная толщина брони достигала 80 мм. Боевая масса возросла до 21 т, однако вооружение по-прежнему состояло только из двух 7,9-мм пулеметов. Танки Pz.I Ausf. F применялись для борьбы с партизанами или использовались в качестве командирских машин.



Легкий танк PzII массой 10 т в июле 1934 г. была заказан фирмам "Крупп-Грузон", "Геншель" и MAN. Танк с 20-мм пушкой предназначался для использования в качестве разведывательного и замены пулеметного Pz Kpfw I. До тех пор пока не были сняты ограничения Версальского договора, он официально создавался как сельскохозяйственный трактор LaS 100.

Серийные танки стали производить с марта 1937 г. До апреля 1940 г. было выпущено 1088 машин модификаций А, В и С. В принципе это была одна и та же конструкция с закругленной носовой частью корпуса. Различие состояло лишь в расположении и размерах смотровых щелей и используемых прицелах. Броневая защита, как показала польская кампания, оказалась довольно слабой.

С мая 1938-ro по август 1939 г. фирмы "Даймлер-Бенц" и MAN выпустили для танковых батальонов легких дивизий 143 так называемые быстрые машины (Schnellkampfwagen). По сути, это уже были следующие модификации танков — D и Е.



Pz Kpfw II в начале Второй мировой войны составляли 38% танкового парка вермахта. В боях они оказались слабее по вооружению и бронированию практически всех танков аналогичного класса: польских 7TP, французских R35 и Н35, советских Т-26 и БТ.

Как видите, на начало вторжения в СССР Гитлер не обладал чем-то выдающимся в области легких танков. Более того, достаточно сложно называть танками и первый и второй вариант машин. Не смотря на большую, чем это принято в классификации, массу, оба образца скорее относятся к танкеткам, чем к легким танкам.

Попробуем представить себе бой советского, уже «устаревшего» и снятого с производства на тот момент Т-26 и немецкой машины Т-2.




Почему Т-2 а не Т-1, понятно. Оба танка вооружены пушкой. Что само по себе должно хоть как-то уравнивать шансы в бою.

Если рассматривать перспективы танков частями, то мы получим вроде бы сопоставимые результаты. Немец, по сравнению с красноармейцем, достаточно хорошо бронирован. Толщина брони в 2 раза больше. Но зато, красноармеец имеет более мощную, именно противотанковую, 45-мм пушку 2ОК.

20-мм против 45-мм. На практике это выглядело так. Т-2 должен был выйти на позицию на дальности в 300-500 метров для результативной стрельбы. Т-26 же уверенно поражал немца на дальности 1200-1300 метров. Согласитесь, при прочих равных, шансов у немца не было. Кстати, именно так и происходило в Испании. И не только там.



Но есть нюансы. Танки редко дерутся "один на один". На поле боя всегда присутствуют и другие бойцы. Артиллерия, пехота с противотанковыми гранатами и ружьями, прочий, достаточно опасный для танков, "контингент". Вроде минометчиков.

Кстати, ПТР того времени (польские ружья Марошека, например) являлись проблемой именно для легких танков. Можно сколько угодно критиковать польское ПТР, но и немецкие, и советские танки несли от него потери в 1939 году. Несопоставимые с действиями артиллерии и экипажей, засаживавших танки в болота, но тем не менее.

В целом же, что немецкая, что советская броня защищала только от пуль и осколков. Бронебойный патрон, а тем более снаряд – и привет.

И вот тут-то и проявляется превосходство Т-26. Не какое-то запредельное, но тем не менее. Этот танк может бить не только танки, но и всех остальных. Будь то артиллерийские или минометные батареи, или ДЗОТы. Практически любые легкие укрепления для него не проблема.

Немецкий 20-мм снаряд не мог поражать полевые укрепления. точнее, для такого поражения необходимо было прямое попадание в цель. Что само по себе в условиях боя проблематично. А вот 45-мм снаряд советского танка весом 0,65 кг был осколочно-фугасным. И давал и взрыв, и количество осколков не сопоставимое с немецким снарядиком весом 0,132 кг.

Более того, современные, для того времени, советские легкие танки, типа БТ-7 или БТ-7М могли успешно противостоять немецким средним танкам Т-3! Странное сравнение? Нисколько. Т-3 в мире танков это примерно такой же нонсенс, как наш КВ-1. КВ-1, вроде бы тяжелый танк, был вооружен 76-мм орудием, мягко говоря, не подходящим для задач, решаемых при помощи тяжелого танка.



То же самое и с Т-3. Вроде бы средний танк, но 37-мм пушка, которую использовали на Т-3, не зря среди танкистов вермахта получила обидное прозвище "армейской дверной колотушки". Эффективность её немногим превосходила 20-мм пушку Т-2. А в скорострельности уступала 20-мм автоматической пушчонке.

А БТ использовали всё ту же 45-мм пушку 2ОК. При прямом столкновении БТ-7 и Т-3 советский танк мог поражать даже в лоб немца с дистанции в километр. Немцу требовалось подойти поближе.

Вообще, если сопоставить бронетехнику воюющих сторон, то возникает интересная ассоциация. Стекло и молот. И мы, и немцы, при проектировании и производстве танков, исходили из одного и того же принципа. Точнее, похожих военных доктрин.

Вермахт и РККА должны были отразить нападение и наступать. А в этом случае важна скорость и мобильность машин. При этом бронезащита ставилась на второе место перед этой пресловутой гонкой за скоростью. Танк — вооружение наступательное!

Но командование РККА все-таки понимало, что столкновения танков в бою избежать не удастся. Потому и вооружали мы свои машины лучше немцев. Как, в прочем, и лучше всех остальных стран мира. Помните знаменитый марш танкистов?

Гремя огнем, сверкая блеском стали,
Пойдут машины в яростный поход,
Когда нас в бой пошлет товарищ Сталин
И первый маршал в бой нас поведет!


Наверное, потому лучшие образцы танков появились уже в ходе войны. И это были отнюдь не легкие машины.

Вообще, говоря о советском вооружении, необходимо уйти от известного штампа «мы создавали вооружение тогда, когда жареный петух клюнул». Это не так, и, думаем, мы весьма показательно прошлись по мифу об «устаревших и ни на что не годных» советских Т-26 и БТ-7.

Даже в предвоенные годы в стране были люди, которые прекрасно понимали дальнейшее развитие событий. И работали на то, чтобы "внезапно" сконструировать и выпустить гениальное вооружение.

Действительно, так ли внезапно появился Т-34? КВ-1? ИС-2, созданные в 1943 году, находились в модернизированном варианте ИС-2М на вооружении Советской армии до 1995 года! Это показатель чего?

В первую очередь, это показатель того, что техника у нас разрабатывалась, и разрабатывалась ничуть не хуже, чем в других странах мира. Если брать Германию – намного лучше.

Да, мы многому научились у немцев на их «гросстракторах». Было. Но когда ученик во всем превосходит учителя – это прекрасно. Особенно учитывая то, что до 1917 года в России вообще танков не было.

Даже врать и приукрашивать надо уметь. Сегодня мы (ладно, часть нас) понимаем, что не такими уж никудышными были Т-26 и БТ-7. Вполне, если сравнивать ТТХ хоть с немцами, хоть с англичанами или чехами, чей LT vz.38, ставший PzKpfw 38(t), также был в основном составе панцерваффе.

Если говорить о количестве, то здесь давно уже выяснено, что 15 000 советских танков из всей массы выпущенных к тому времени (11 000 Т-26, 5 300 БТ-7 и почти 2 000 БТ-5) даже без всех имевшихся на балансе КВ-2, Т-34, Т-35, Т-28 вполне могли разнести и раскатать 4400 немецких и 400 союзнических танков.

Соотношение 3,6 к 1 (а на отдельных участка и до 10 к 1) – показательно. Но показатель тут не количественный, а (пусть это странно выглядит) – качественный.

А качество применения целиком и полностью было на стороне немцев. Гений Гудериана, разработавшего именно ту тактику применения танковый частей и соединений, был несколько более реален, чем «гений» Тухачевского, придумавшего много чего, в том числе и тактику «таранных ударов».

Именно ее продемонстрировали части РККА, в лобовых контрударах по частям вермахта в июне-июле 1941 года. А танки вермахта осуществляли обходные маневры, брали советские части в клещи, разрезали оборону советских полков и дивизий, били во фланги контратакующих.

Наиболее благоприятное соотношение сил сложилось для вермахта в полосе группы армий "Центр", поскольку именно на этом направлении наносился главный удар всей Восточной кампании. На остальных направлениях, даже в полосах армий прикрытия, сказывалось советское превосходство в танках. Общее соотношение сил позволяло советскому командованию не допустить превосходства противника даже на направлениях его главных ударов. Но в действительности произошло обратное.

На фронте от Балтийского моря до Карпат из 77 дивизий в первые часы войны отпор врагу смогли оказать лишь 38 не полностью отмобилизованных дивизий, из которых лишь некоторые успели занять оборудованные позиции на границе.

Фактически половина. Остальные войска находились либо в местах постоянной дислокации, либо в лагерях, либо на марше. Если же учесть, что противник сразу бросил в наступление 103 дивизии, то понятно, что фактически вермахт имел двойной, если не тройной перевес.

То же самое и с танками, в частности. 15 000 советских танков, в теории просто обязанных перемолоть в пыль 5 000 вражеских, оказались неспособны это сделать. Но не по причине слабого вооружения или низкой скорости и тонкой брони.









Причиной стало неумение применять танки. Неумение организовать снабжение, ремонт и грамотное руководство. Поэтому наши танки тонули при форсировании рек и болот, бросались в лесах и на дорогах без горючего, с небольшими поломками. И в последнем случае, к сожалению, меняли флаг.





Но к характеристикам действительно неплохих на тот момент советских танков это не имело никакого отношения, не так ли?
Автор:
Александр Ставер, Роман Скоморохов
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

140 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти