История создания отечественного шумозащитного шлема артиллериста

Кроме ощутимого урона врагу, пушка громоподобным звуком способна причинить вред орудийным расчетам в виде острой акустической травмы. Конечно, в арсенале артиллеристов есть много приемов защиты: закрыть ладонями уши, открыть рот, заткнуть пальцем слуховой проход или просто прижать козелок ушной раковины. Но во время интенсивных стрельб боец часто не успевает вовремя поймать нужный момент и получает травму барабанных перепонок. В итоге стала жизненно необходима разработка специального шумозащитного устройства для артиллерии.

Первым забил тревогу в середине XVI века французский хирург Амбруаз Паре, описавший травмы артиллеристов от пушечных залпов. В 1830 году уже говорили о тугоухости комендоров корабельных орудий после стрельб. Но критический период наступил в Первую мировую войну с ростом калибров орудий и, соответственно, с усугублением травматических поражений органов слуха. В 30-е годы в расчетах зенитной артиллерии заболевания ушей фиксировались у 20% от общей численности военнослужащих в подразделении. Разработка новых орудий в дальнейшем была невозможна без установки дульного тормоза, перераспределяющего направление истечения пороховых газом через дульный срез. В итоге дульная ударная волна шла во время выстрела под некоторым углом назад, что увеличивало акустическую нагрузку на расчет, и спастись только ладонями-звукоизоляторами было невозможно.


В СССР до проблем органов слуха артиллеристов во время Великой Отечественной войны руки никак не доходили. И только в 1949 году Главный научно-исследовательский артиллерийский полигон получил «партийное» задание разработать индивидуальные средства защиты от действия дульной волны. Проблемой занялась физиологическая лаборатория при полигоне, которая ранее работала над нормативами в области физиологии и организации военного труда. Исследования лаборатории показали, что критическое значение давления дульной ударной волны для органов слуха варьируется в диапазоне 0,1-0,2 кг/см2, при больших же значениях необходима защита. Интересно, что «привыкание» к канонаде, на которое часто ссылаются опытные артиллеристы, является лишь субъективным восприятием – оно не предотвращает поражение органов слуха. Старый добрый прием открывания рта в момент выстрела также не является панацеей от слуховой травмы. С анатомо-физиологической точки зрения евстахиева труба в такой момент может остаться закрытой, а глотательные движения, которые могут открыть её просвет и создать противодавление на барабанную перепонку при раскрытии рта, просто невозможны.

Проект стартовал с очень неоднозначными условиями, в соответствии с которыми требовалось создать устройство для защиты слуха, при этом способное «пропускать» команды, в том числе передаваемые по телефону. «Обзор рынка» существующих противошумных приспособлений привел исследователей к ватным тампонам, пропитанным парафином или воском, втулкам П. Е. Калымкова и В. И. Воячека, шарикам из бузины, а также к британским морским втулкам типа V51R. У всех экземпляров были одни и те же недостатки – слабо держатся в ушах, смещаются, выпадают, раздражают кожу, а также оставляют незащищенными от ударной волны височные области, поэтому в Главном научно-исследовательском артиллерийском полигоне решили идти своим путем. Решение было в разработке специализированного шлема, основанного на конструкции авиационных шлемов, подшлемника Куликовского и танкового шлемофона. Шумопоглощающим материалом был выбран пористый полихлорвинил «ПХВ-Э», отличающийся рядом замечательных свойств – не впитывал влагу, не набухал, не гнил и не разлагался, а также почти не изнашивался и был очень стоек к ГСМ. Из созданных восьми опытных экземпляров особого внимания достойна модель на базе танкового шлемофона, изготовленная из плащ-палаточного полотна на байковой подкладке. Особенностью, кроме шумозащитных элементов для ушей, стали защитные прокладки для височной, лобной и затылочной областей головы. При массе шлема в 600-700 граммов он позволял отчетливо различать речь на расстоянии 15 метров, а громкие команды были слышны до 50 метров. Однако хорош был шлем в межсезонье и зимой, а вот на летней жаре от него было больше проблем, поэтому предложили сразу два варианта: без теплой прокладки с вентиляционными отверстиями и для холодного времени с утеплителем. В итоге разработка так и осталась в разряде опытных, так как Артиллерийский комитет отказался брать шумозащитный шлем на вооружение, сославшись на ощутимый дискомфорт, который ощущали пользователи при длительном ношении. Потребовалось облегчить шлем, чтобы он мог быть свернут и уложен в карман или сумку после стрельбы.

История создания отечественного шумозащитного шлема артиллериста
Внешний вид облегченного шлема для орудийных расчетов. Источник: «Известия Российской Академии ракетных и артиллерийских наук»


За помощью в изготовлении обратились к мастеру московского Ростикинского мехового комбината, предложив ему в качестве основы летный подшлемник. Нижнюю часть решили оставить из плащ-палаточной ткани на байковой подкладке, а верхнюю уже из трикотажной сетки и хлопчатобумажной тесьмы. Противошумные элементы диаметром 90 мм располагались напротив ушных раковин и изготавливались также из ПХВ-Э. Каждая заглушка был закрыта колпачком из листового алюминия толщиной 1 мм. В итоге работы по облегчению шлема привели к снижению итоговой массы устройства до 200-250 граммов. 100 первых экземпляров изготовила ленинградская фабрика «Красный футлярщик» в 1953 году. Они сразу же были отправлены в опытную эксплуатацию. В Лениградском, Туркестанском и Одесском военных округах шлемы испытывали стрельбами из орудий Д-74, Д-20, Д-48, Д-44, Ч-26 и БС-3. Итоги полевых исследований показали, что шлем неплохо защищает от дульной волны, не мешает слышать команды и вполне подходит для работы орудийных расчетов. Однако и тогда артиллерийский шлем не приняли на вооружение, так как неожиданно возникла проблема его ношения с головными уборами. Оказалось, что фуражка и стальной шлем плохо держались на голове из-за упирания в верхнюю часть противошумных элементов. Форму заглушки оперативно изменили, и теперь головные уборы вполне сносно размещались на головах артиллеристов. Некоторые проблемы остались при надевании шапки-ушанки с опущенными клапанами, но и это при должной сноровке можно было решить.




Сочетание артиллерийского шлема со стальным шлемом и фуражкой. Источник: «Известия Российской Академии ракетных и артиллерийских наук»



Форма заглушки шлема (первоначальная — слева, измененная — справа) Источник: «Известия Российской Академии ракетных и артиллерийских наук»


В таком модифицированном виде шлем всё-таки был принят на вооружение Советской Армии в 1955 году под индексом 52-Ю-61. Важным преимуществом использования шлема было отсутствие момента настороженности и ожидания выстрела, что позволяло наводчикам сосредотачиваться на точном ведении огня. Шумозащитный шлем несколько десятилетий простоял на снабжении армии, эффективно заглушал давление дульной ударной волны артиллерийского орудия, при этом сносно сочетался с головными уборами и обеспечивал нормальную слышимость команд. А скольких травм органов слуха удалось избежать за годы боевых и учебных стрельб, практически невозможно подсчитать. Парадоксально, но внимание военных к 52-Ю-61 со временем почти исчезло, его не модернизировали, а в 1994 году шлем для орудийных расчетов вообще был снят со снабжения. Сделали это из соображений экономии средств и замену ему вообще не предусмотрели. Небольшими сериями шумозащитное устройство всё-таки производится, и предназначено оно для расчётов отдельных противотанковых средств ближнего боя (СПГ, ПТРК и РПГ-7). На данный момент вопрос оснащения артиллеристов шумозащитными шлемами в российской армии остаётся открытым, хотя орудия «бога войны» тише стрелять не стали.
Автор:
Евгений Федоров
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

48 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти