Как Латвия прагматично и конструктивно сотрудничает с Россией

Латышский посол в России Эдгар Скуя, в понедельник побывавший на церемонии инаугурации президента Путина, сказал, что «Латвия заинтересована в дальнейшем прагматичном и конструктивном сотрудничестве с Россией на разных уровнях» («Delfi.lv»). А ещё посол понадеялся на «дальнейшую стабильность» в отношениях с Россией.

Попробуем, стараясь сохранить объективность, выделить несколько «прагматичных» латышских подходов, на стабильное сохранение которых, вероятно, рассчитывает посол Латвии.


* * *


Подход первый, идеологический: жертвы немецкого нацизма и советского коммунизма — одно примиренческое целое

Идеологию «примирения» в Латвии выразил 3 мая 2012 года президент Андрис Берзиньш, обратившись с призывом одновременно к Обществу ветеранов 130-го латышского стрелкового корпуса, Латвийскому Объединению национальных воинов, Объединению латышских стрелков и «Ястребам Даугавы». Президент объявил 8 мая днём примирения людей, которые когда-то воевали на фронте друг против друга:

«Моральный долг латвийского государства и каждого добросовестного политика по отношению к своему народу заключается в уменьшении чувства прошлых обид и поддержке общественного примирения. Поэтому именно 8 мая — это подходящий день, чтобы выразить призыв всем военным ветеранам Латвии собраться на общем памятном мероприятии и вместе вспомнить всех жертв нацизма и коммунизма во Второй мировой войне».

Как Латвия прагматично и конструктивно сотрудничает с Россией
Президент Латвии Андрис Берзиньш


«Многие граждане Латвии, которые во время Второй мировой войны сражались в рядах Красной армии, — говорит далее президент, — стали работниками номенклатурных и репрессивных учреждений Латвийской ССР. Одновременно существует неоспоримый факт, что в ряды Красной армии в последние годы войны попало более 57 тысяч мобилизованных жителей Латвии. Многие были включены в подразделения 130-го латышского стрелкового корпуса и участвовали в Курземских боях. Именно там произошли тяжёлые столкновения с частями армии Германии, в составе которых сражались также мобилизованные туда латышские парни…»

«Опыт прошлых лет показывает, — говорит Берзиньш, — что перед официальным памятным мероприятием у Священного огня и Матери-Латвии цветы возлагает организация ветеранов 130-го латышского стрелкового корпуса. Два памятных мероприятия на Братском кладбище проходят в разное время и их участники не встречаются. В то же время боевые товарищи и близкие латышских легионеров вспоминают их на Лестенском военном кладбище».

Берзиньшу и в голову не приходит, что он пытается соединить несоединимое: как бы разжечь огонь в воде. Не случайно ведь «боевые товарищи и близкие латышских легионеров» отмечают свой «день» 8 мая в другом месте. Это не «опыт прошлых лет показывает», а показывает страшный опыт Второй мировой войны.

Накануне «дня примирения» в Латвии были осквернены могилы узников концлагеря в Саласпилсе:

«Православный крест с надписью «Светлая память мученикам Саласпилса» был выдернут из могильной насыпи и разломан на части. Его разбивали о старинное солдатское надгробие с такой яростью, что камень треснул и от него откололось несколько кусков. Могила, где были перезахоронены останки нескольких погибших, топталась ногами, цветы вырваны, вазы и стеклянные подсвечники разбиты. Повален на землю могильный камень начала XX века, невдалеке валяется притащенная из ближней мусорной кучи автомобильная покрышка.



Особо глумились над руинами православной часовни. Ее стены пытались крушить, нанося удары крестом. Некоторые камни выбиты из стен. Растерзаны и изломаны траурные венки, недавно возлагавшиеся здесь представителями Российского и Белорусского посольств. Лента государственного флага России изорвана и осквернена…» (И. Н. Гусев, «Час»).

В этот Саласпилсский лагерь в 1941-1944 гг. доставлялись пленные — с территорий, оккупированных немецко-фашистскими захватчиками. Здесь наци уничтожили десятки тысяч людей, в т. ч. детей. Последних, как известно, немцы использовали как доноров и для медицинских экспериментов. И этот самый концлагерь бывший президент Латвии Вайра Вике-Фрейберга, управлявшая страной 8 лет, назвала «трудовым». Он и должен выглядеть «трудовым» — с точки зрения прагматичного политика, стоящего вовсе не на стороне советских победителей фашизма.

Ежегодно 16 марта (в этот день 1944 г. две дивизии Латышского легиона СС приняли бой у Великих Лук с Красной армией) в Латвии отмечается День памяти латышских бойцов СС. По улицам Риги идут состарившиеся ветераны СС, а рядом с ним — их юные, играющие бицепсами и румянцами на щеках последователи. Маршрут их лежит к памятнику Свободы. Если завязывается драка с антифашистами, то последних отлавливает латышская полиция, а престарелые эсэсовцы шаркают дальше, поддерживаемые патриотической молодёжью. Это — подлинная демократия. Шествие продолжается.



А в латышских школах детей давно уже учат тому, что доблестные воины-эсэсовцы участвовали в освободительном движении против советских оккупантов. Лучше и не представлять, как на уроках истории в Латвии даётся тема Нюрнбергского процесса.

Так чья же идея в сегодняшней Латвии преобладает — и, следовательно, торжествует?



Подход второй, военно-политический: внешний враг назначен

НАТО хочет, чтобы Латвия побольше тратилась на оборону. Так говорит сама Латвия. Надо же что-то говорить, когда принимается решение об увеличении к 2020 г. военного бюджета вдвое — с нынешнего 1% от ВВП до 2%, несмотря на экономический кризис. Приходится обосновывать и «недостаточность» финансирования оборонного бюджета. Не станешь ведь по-детски лепетать о том, что, дескать, республика такая маленькая, что любой может прийти и растоптать её кирзовым сапогом. Никто не растоптал Монако с Лихтенштейном. Вот и приходится либо искать, либо назначать внешнего врага, угрожающего не то суверенитету, не то территориальной целостности, не то национальному самоопределению, не то ещё чему-то, чему и дипломатическое название-то не придумано. Искать внешнего врага в неспокойном мире — себе дороже выйдет, поэтому, видимо, было принято решение его назначить. Тем более что устоявшиеся традиции позволяют сделать это с лёгкостью.

В Латвии волнуются по поводу того, что США занимаются делами всё больше на Ближнем Востоке (там Россия Сирию поддерживает, нарочно отвлекая Соединённые Штаты от Европы), а ещё в АТР (там Китай не по дням, а по часам усиливается, — друг России по БРИКС), а матушка Европа вместе с Латвией ускользнула от штатовского внимания. Вот и время бить тревогу. Ведь большая и агрессивная страна по имени Россия находится прямо по соседству с Латвией. Эта самая Россия частенько игнорирует принципы подлинной демократии, а её президент Путин — пока Америка от него отвернулась, — стал поговаривать о каком-то «Евразийском союзе». Должно быть, подумывает о насильственном воссоздании СССР — для начала под другим названием, чтобы США и НАТО не сильно смущать. Русские к тому же настроены решительно не сверху, а прямо-таки снизу, несмотря на «властную вертикаль», и на весь Интернет говорят и о национальной гордости, и о модернизации вооружений, — и их новому президенту ничего не остаётся, как прислушаться к гласу народа и собрать из обломков новую империю. И к ней, к этой евроазиатской империи, присоединить и Латвию, а может, и всю Прибалтику, а то и весь Евросоюз. Принудительно, конечно (только Белоруссию — добровольно). Кто знает, что взбредёт в голову этим непредсказуемым русским.



Латышский публицист Айварс Озолиньш в апреле опубликовал в журнале «Ir» статью под доходчивым заголовком: «Чтобы не нужно было кормить чужие войска». Он пишет: «…в международной политике происходит смещение приоритетов, которое повлияет и на безопасность Латвии. США свои интересы все больше связывают с процессами на Ближнем Востоке и в Азии, а не в Европе, как это было на протяжении десятилетий после Второй мировой войны. Тем временем, Россия всё более открыто пытается вернуть влияние на территории бывшего СССР, что вновь избранный президентом Владимир Путин выдвинул одним их своих главных приоритетов, пообещав создать «Евразийский союз». Даже обычно политически осторожное Бюро по защите Конституции предупреждает о целях России в Латвии — обеспечить себе здесь особые права, в том числе на защиту безопасности «соотечественников». Вторжение контролируемых Кремлём СМИ в информационное пространство Латвии происходит все более агрессивно. Чуть ли не ежедневно узнаем факты о выделенных Москвой миллионах на мероприятия по «поддержке соотечественников». В день языкового референдума вдоль границ Латвии летали русские бомбардировщики. Только что в Калининградской области размещен дивизион российских зенитных ракет. Постоянные кибератаки — это уже будни для всех трёх стран Балтии» (цит. по: ИА «REGNUM», В. Веретенников).

Ещё одна необходимая цитата:

«Латвии угрожают «скрытые» цели внешней политики России, которая пытается консолидировать русскоязычное население этой прибалтийской страны и укрепить с ним связь. Об этом говорится в докладе Бюро по защите конституции (SAB) Латвии, выполняющего роль разведки и контрраздведки.

«Несоответствие заявленных (Россией. — Ред.) целей фактическим является основным риском национальной безопасности», — пугают латвийские силовики. Их особенно беспокоит высказывания ряда российских чиновников, желающих консолидировать русскоязычную общину Латвии. Тот факт, что эта община составляет 44 процента населения страны, особенно пугает латвийские спецслужбы. Впрочем, «истинные цели» России они всё же видят в другом.

«Большинство внешнеполитических целей не связаны непосредственно с положением российских соотечественников. Внешняя политика России нацелена на кампанию клеветы против Латвии, обвиняя ее в «возрождении фашизма», «переписывании истории» или представляя Латвию как «несостоявшееся государство», делая акцент на целенаправленной дискриминации русскоязычного населения», — восклицают авторы доклада» (Ф. Исламбекова, «Правда.ру»).

Вот вам и готовый враг. Это ради него будет увеличиваться военный бюджет кризисной Латвийской Республики — пусть постепенно, не так быстро, как хотел бы воинственно настроенный господин Озолиньш.

Впрочем, латышам ещё с 2009 года известно одно подходящее средство против кризиса: надо обратиться к традиционному своему врагу… нет, не за помощью, а с требованием. Ведь помощи просить у врага было бы как-то неудобно.

Подход третий, финансовый: 18 с половиной миллиардов долларов

Потребовав в 2009 году от России всего 18 с половиной миллиардов долларов за «советскую оккупацию», правительство Латвии подтвердило, что оно проводит весьма взвешенную и прагматичную экономическую политику. В отличие от неумеренной, даже жадной политики Литвы: последняя нынче желает получить от Москвы аж 834 миллиарда $ (в 2009-м просила всего 666 миллионов).

Впрочем, несколькими годами ранее (в 2005-м) латыши планировали стребовать с России не то 60, не то все 100 миллиардов долларов, — но, видно, поняли, что погорячились. Посмотрели, сколько просят за «оккупацию» другие — и умерили аппетиты. Вот румыны, к примеру, желают от Москвы всего 2 миллиарда, а Венгрия — один миллиард. Запросы скромные, пусть и фантастические. Правда, тут ещё в Киргизии стали поговаривать о сотне миллиардов за «геноцид» — но ведь то речь о временах почти столетней давности (1916 г.): набежало-натекло процентов.

В конце концов, какая разница, какая сумма, если от упрямых русских её не получить в любом случае. Но заявлять-то о претензиях надо — ибо такие заявления как раз и есть часть той самой «прагматичной» политики, которой придерживается Латвия по отношению к России. Если Россия не даёт компенсацию — значит, она не миролюбивая и не демократическая. И мы русских людей, некогда из оккупационных интересов заселивших нашу страну, будем называть негражданами, а коротко — неграми.

К тому же — чем чёрт не шутит? А вдруг Москва раскошелится?..

Ну да, держи карман шире. Тут за Латвией протянет руку и Литва, а там и Эстония, у которой тоже имеются огромные претензии к советским оккупантам — около 50 миллиардов долларов; впрочем, Эстония готова удовлетвориться тем пустячком, что вырубит все леса в Новосибирской области. Что уж говорить о Румынии с Венгрией — всего три миллиарда; Москва, от которой нефтяные и газовые трубы идут во все стороны света, чуть не на луну, такой мелочи и не заметит… А вот не хотите, господа хорошие, представить, какой счёт России за советскую оккупацию выставит, к примеру, Германия?

Подход четвёртый, национальный: белые и негры в Латвии

В степи, покрытой пылью бренной,
Сидел и плакал человек.
А мимо шёл Творец Вселенной.
Остановившись, он изрек:
«Я друг униженных и бедных,
Я всех убогих берегу,
Я знаю много слов заветных.
Я есмь твой Бог. Я всё могу.
Меня печалит вид твой грустный,
Какой бедою ты тесним?»
И человек сказал: «Я — русский»,
И Бог заплакал вместе с ним.
Николай Зиновьев


В колыбели мировой демократии — США — живёт Айвар Слуцис, латыш по происхождению, врач-рентгенолог по профессии и русофоб по призванию. Это он — автор слов: «Большая часть всего, что в Латвии плохо, происходит из-за того, что в Латвии так много русских».

Слуцис из-за океана выступает за «деколонизацию»: прямое изгнание русских из его родной Латвии. Кампанией по изгнанию должны заняться совместно США, ЕС, НАТО и, понятное дело, сама Россия. Всего нужно репатриировать полмиллиона русских.

Доктор Слуцис трудится сейчас в американской «Mayo clinic»; его — как хорошего специалиста — звали на работу в Латвию, но он отчего-то отказывался. Наконец доктор объяснил свои неоднократные отказы ехать на родину и лечить людей там: «Главная причина, почему многие латыши с Запада, и я в том числе, не возвращаются в Латвию, — это то, что здесь много русских. Мы здесь не чувствуем себя, как в Латвии. Меня в 1992 году пригласили работать здесь врачом, но я сказал, что врач дает клятву, что будет обслуживать всех людей одинаково, а в Латвии я не смог бы русского обслуживать так же, как латыша… Если бы в Латвии была нехватка лекарств, аппаратуры и т. д., я всегда отдал бы предпочтение латышу, а, поскольку это не разрешено, я не могу работать в Латвии».

Не то чтобы в Латвии никто не протестовал против заокеанского заявления эпатажного доктора из «Мэйо клиник» — протестовали, но нашлись и высокопоставленные согласившиеся. Например, выразил с ним согласие лидер партии «Гражданский союз» Гирт Валдис Кристовскис (ныне, между прочим, — министр иностранных дел).

Кроме того, доктор Слуцис — уже не словами, а деньгами, — поддерживал перед выборами националистическое латвийское объединение «Всё Латвии!», а там имеются проповедники неонацистских взглядов, выступающие вполне открыто за депортацию русского населения и поддерживающие ветеранов Латышского легиона СС. Айвар Слуцис оплачивал рекламу этого политического объединения, — и в Сейм прошли восемь депутатов от него. Депутат Имант Парадниекс, он же сопредседатель партии «Всё Латвии!», заявляет, что русским жителям Латвии место на их «исторической родине». Где-нибудь в новосибирских снегах, должно быть, им место. По соседству с рубящими русские леса эстонцами…

Согласно данным исследования Управления по делам гражданства и миграции, проведённого в 2011 году, в Латвии на 1 января 2012 года было зарегистрировано 312189 неграждан. С 1995 года, когда в Латвии стартовала натурализация неграждан, гражданство получили 137673 жителя. Одновременно в стране появилось около 730000 неграждан. Таким образом, с тех пор число их уменьшилось более чем вдвое, однако продолжает оставаться значительным.



Каждый год количество неграждан уменьшается на 10000, в основном по причине получения ими гражданства в порядке натурализации. Дети становятся гражданами в порядке регистрации, без экзаменов. Часть жителей страны получает гражданство другого государства страны, получая в Латвии постоянный вид на жительство.

Столь медленные темы «натурализации» объясняются сложными экзаменами: многие жители страны боятся тестов по знанию латышского языка, положений Конституции, гимна, истории Латвии (это ещё смотря какой «истории»).

«Женщин и мужчин среди неграждан примерно поровну — 49,9% и 50,1%. Жителей старше 60 лет — 43%, и чем моложе люди, тем меньше среди них неграждан. В возрастной группе от 15 до 20 лет доля неграждан составляет 4,5%.

36% неграждан — пенсионеры, 33,4% — работающие, 26,4% — неработающие, а 3,8% — учащиеся. Большинство неграждан проживают в Риге — 66,2%. За столицей следует Латгалия — 15,8%, а меньше всего неграждан в Земгале — 4,3%.

Что касается национальной принадлежности, то среди неграждан 205305 — русские, 42284 — белорусы, 30020 — украинцы, 8181 — литовцы и 461 — эстонцы» («Delfi.lv»).

Стало быть, подавляющее большинство неграждан — русские.

Партия за права человека в единой Латвии («ЗаПЧЕЛ») опубликовала на своём сетевом ресурсе обращение к Европарламенту в поддержку предоставления негражданам Латвии права голоса на местных и европейских выборах.

Обращение направлено на информирование широкой общественности о правовом положении латвийских неграждан и на получение поддержки по вопросу предоставления негражданам избирательных прав в Латвии.

«Неграждане Латвии, — говорится в тексте обращения, — являются уникальной категорией населения ЕС, которая не обладает гражданством ни одного государства и не имеет права голосовать ни на одних выборах. Статус негражданина имеет пятая часть населения страны, 32% неграждан родились в Латвии. Большинство остальных неграждан прожили в Латвии более 40 лет. Латвийские власти игнорируют рекомендации авторитетных международных организаций относительно ускорения натурализации этой категории местных жителей. Несмотря на долгосрочную связь со страной проживания, неграждане в официальных документах названы «aliens» (чужаки, иностранцы), и они не имеют права участвовать ни в муниципальных, ни в европейских выборах. С другой стороны, настоящие иностранцы, имеющие гражданство Европейского Союза, имеют право участвовать в местных и европейских выборах в Латвии. Количество неграждан в Латвии обеспечивает этому государству два дополнительных места депутатов Европарламента, однако неграждане не имеют права участвовать в определении судьбы этих депутатских мандатов. Мы считаем, что этот факт является нарушением принципа демократии – основополагающего принципа Европейского Союза, отраженного в статье 6 (1) Договора о Евросоюзе. В условиях, когда 99% неграждан Латвии имеют нелатышское происхождение, дискриминация этой категории жителей ЕС может считаться видом расовой дискриминации, запрещённой законодательством ЕС…»

Увы, Евросоюз равнодушен к проблемам латышских неграждан. Партия «ЗаПЧЕЛ» собрала 50 тысяч подписей 12 лет назад, в 2000 году — ещё до принятия Латвии в ЕС. Подписи отправились в Европарламент. И что? Демократический воз и ныне там.

В начале мая 2012 г. в Латвии началась акция «Неграждане идут!» («Aliens are coming!») Цель движения, начатого обществом «За честность и справедливость», — опять же привлечь внимание Евросоюза к проблемам неграждан в Латвии. Что собираются сделать протестующие? Ответ: устроить нечто вроде письменной атаки на законодательные и исполнительные органы ЕС.

Председатель общества Александр Гапоненко говорит: «Двадцать лет назад власти принудительно лишили половину русских прав гражданства и презрительно нарекли пришельцами (aliens). Пришло время пришельцам нанести ответный удар. Нас исключили из общественной жизни, к нашему мнению не прислушиваются, а каким будет следующий шаг – отдельные автобусы и отдельные скамейки для граждан и неграждан? Если в Латвии нас не желают слышать — мы уйдём в Европу, чтобы с её помощью вернуть себе свои права» (Юлия Александрова, «Русское единство»).

Елена Бачинская, член правления организации, дополняет: «Сложилась парадоксальная ситуация, когда житель любой европейской страны после полугода пребывания в Латвии имеет возможность голосовать и быть избранным в депутаты муниципалитетов, а латвийский негражданин, проживший здесь всю жизнь и платящий налоги, такого права не имеет. Хотя, как говорил американский политик Бенджамин Франклин, «налогообложение без представительства — самый безнравственный тип тирании» (тот же источник цитирования).

Неудивительно поэтому, что недемократическую систему негражданства в Латвии лидеры общества «За честность и справедливость» сравнивают с притеснениями негров в Америке. Поэтому символом движения является Мартин Лютер Кинг. (А можно ещё вспомнить ЮАР времён апартеида. Там тоже были свои «неграждане» — настоящие негры. Но ЮАР, в отличие от Латвии, демократической страной не считалась).

Александр Гапоненко давно уже подвергается разного рода давлению. В феврале ему, активисту референдума по русскому языку, неизвестные лица разбили машину. Полиция безопасности и финансовая инспекция с назойливым постоянством организует проверки документов его фирмы: вероятно, ищет малейшее нарушение хоть какого-нибудь латышского закона.

Акция «Aliens are coming!» на первом этапе предусматривает отправку писем в законодательные и исполнительные органы Европейского Союза — для личной демонстрации несогласия каждого автора послания с латышской системой «негражданской» дискриминации, носящей явный этнический характер. Письма подтвердят желание многих неграждан принимать участие в политической жизни страны, в муниципальных выборах — и развеять заодно странные убеждения европолитиков в том, что неграждане не только довольны своим статусом, но имеют и привилегии. Потому-то их, неграждан, так много в стране, — из-за особенного статуса и привилегий. Скоро даже граждане начнут переходить в неграждане. Вероятно, примерно так должны объяснять латвийские правители еврокомиссарам существование в маленькой республике 320000 человек, не имеющих её гражданства. Одна привилегия, как пишет Ю. Александрова, у этих людей и вправду имеется: они могут въезжать на территорию России без визы.

Письма протеста будут посылаться через сайт «За честность и справедливость». Там уже размещён текст письма и адреса европейских инстанций. Не обязательно отправлять электронное письмо — можно воспользоваться факсом, обычной почтой или телеграфом. Многие тысячи писем продемонстрируют желание «неграждан» вполне законным образом контролировать работу местных латышских самоуправлений, существующих на их налоги. Так считает А. Гапоненко.

Второй этап — сбор подписей аж по всей Европе, где сегодня живёт не менее шести миллионов русских (из них 3,5 миллиона в Германии, 1,6 миллиона — в странах Балтии).

На третьем этапе будет избран путём электронного голосования альтернативный парламент из тридцати человек, которые будут представлять интересы неграждан.

Подробности пока не разглашаются.

Тем временем другое движение — «За равные права» — сейчас подготавливает в Латвии референдум о предоставлении гражданских прав всем жителям республики. Уже идёт сбор 10 тысяч подписей за проведение референдума.

Разумеется, организация такого мероприятия — дело рук враждебной Москвы:

«Латышские политики тут же объявили лидеров акции «рукой Москвы». А осознав, что референдум по негражданам, в отличие от предыдущего референдума по статусу русского языка, имеет вполне реальные шансы на победу, запаниковали. Политобъединение Visu Latvijai!-ТБ/ДННЛ («Всё Латвии!» — «Движение за национальную независимость Латвии». — О. Ч.) призвало правительство срочно изменить конституцию и вообще наложить вето на референдумы о расширении круга граждан.

Правительство эту идею не подержало. «Тогда готовьте альтернативный вариант: велика вероятность, что 9 мая организаторам акции удастся собрать нужное число подписей!» — потребовали «тевземцы». И правительство подготовило. 26 апреля Сейм утвердил во втором чтении изменения в порядке инициирования референдумов.

В настоящее время этот порядок сбора подписей предусматривает два этапа. На первом — идёт сбор 10 тысяч подписей, нотариальное заверение которых оплачивается в частном порядке (одна подпись — 2 лата). Второй этап оплачивает государство — сбор подписей одной десятой части избирателей, участвовавших в предыдущих выборах (около 150 тысяч человек).

В новой редакции закона два этапа объединены: отныне инициаторы референдума должны будут собрать уже не 10 тысяч, а сразу 150 тысяч подписей. Лишь заверение этих подписей у нотариуса обойдётся в 300 тысяч латов. Здравомыслящие политики тут же оценили «новый порядок» как притеснение демократии» (Юлия Александрова, «Русское единство»).

Лидер общества «За равные права» Андрей Толмачёв справедливо полагает, что закон обратной силы не имеет — и, соответственно, на сбор подписей, начатый 26 сентября 2011 года, он не распространяется. Поэтому, считает Толмачёв, референдум в Латвии состоится.

В настоящее время общество «За равные права» приступает к сбору подписей латышских граждан и за границей — в Ирландии и Британии. «Как сообщает движение, к нему постоянно обращаются проживающие за рубежом граждане Латвии, в основном в Великобритании и Ирландии, с просьбой выяснить, могут ли они поставить подпись за изменения в закона о гражданстве… Движение «За равные права» обратилось за разъяснениями в Центральную избирательную комиссию. Недавно мы получили ответ от председателя ЦИК Арниса Цимдарса. В письме Цимдарса говорится, что согласно закону о консульском регламенте (14-я статья, часть 1-я) любой гражданин Латвии, находясь за пределами нашей страны, может заверить свою подпись у консула ЛР, так как консул ведет нотариальную работу…» («The Baltic Course»).

Панику латышских противников «негражданского» референдума объяснить легко: не так уж много нужно собрать подписей, и поэтому проведение референдума — вовсе не фантастическая мечта его организаторов, а скорее реальность, дело ближайшего будущего.

И, как бы «прагматично» власти Латвии не отделяли русских неграждан от латышских граждан, этому скоро может прийти конец.

Подход пятый, лингвистический: оживление латышского языка языком русским

К началу 2010-го учебного года в Латвии вышел в свет новый и оригинальный учебник государственного языка для десятиклассников. С того же года он используется как в латышских, так и в русских школах. Его авторы — Илута Далбиня и Инесе Лачауниеце. Оригинальность книги состоит в том, что авторы смело решились на внедрение в учебный процесс не только сленга, но и матерков. Причём не латышских — о существовании таковых филологам не известно, — но русских. Илута Далбиня и Инесе Лачауниеце заявили, что школьники радуются: ведь «латышский язык наконец-то стал интересным».

Конечно, интересно написать при полном классе на доске «п…ц» (в латышском транслитерированном варианте — «п…тс») или, скажем, «б…дь». Пошлое и дурное усваивается легко, а вот над хорошим приходится трудиться. Однако авторы учебника — сами преподаватели государственного языка — полагают, что «нельзя отрывать учебный процесс от живого языка».

«На школьной доске написано мелом: «Что на это скажет мама?»
И ответ: «А мне …, что она скажет»
(источник: «Родина.lv»).

В этом учебнике, носящем название «Латышский язык для 10-х классов», указано, что он подготовлен в соответствии с программой изучения латышского языка, которая одобрена Министерством образования и науки ЛР. «Живой» (и нездоровый) интерес у школьников, несомненно, вызовут два десятка изучаемых словечек — начиная от blin и pofigs и оканчивая po..uj (по…уй), b…ja (б…я), b…ģ (б…дь), pi…dets (пи…дец), …uinja (…уйня), a…ueķ (о…уеть), zaje…is (зае…ись) и др. Есть и ещё «латышские» слова, которые предлагается выучить десятиклассникам: alkašs, davaj, značit, koroče, točna («Родина.lv»). Сами прогрессивные учительницы, оживительницы латышского языка, в 2010-м году, когда их интервьюировало телевидение, «программные» вульгаризмы и матерки произнести перед камерой застеснялись.



Несколько десятков матерков и жаргонных уличных словечек — именно таким предстаёт перед доверчивыми детьми-школьниками русский язык. Трудно сказать, забавляются ли учительницы, выводя на доске каллиграфическим почерком грубые словечки и расставляя троеточия на месте пропущенных «х» и «е», но со временем латышские дети, заучив преподанную зарубежную нецензурщину, вполне могут представить русских людей этакими волосатыми дикарями, обходящимися «точна», «короче», «давай», «алкаш», «блин» и парой дюжин выражений покрепче.

«Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей родины, — ты один мне поддержка и опора, о великий, могучий, правдивый и свободный русский язык!» (Тургенев).

А если «блин» и «пофигс» агрессивным русским оказывается для общения почему-либо недостаточно, то в ход у них, видимо, идут кулаки и дубины, реже боевые медведи. Такая примерно картина должна рождаться в богатом детском воображении. С русскими варварами надо общаться очень осторожно, то и дело деликатно намекая на «прагматичное и конструктивное сотрудничество». Это отлично понимают уже не дети, но взрослые дяди в Латвии.

Правда, пока не слыхать было, чтобы латвийский посол или ещё какое-нибудь высокопоставленное лицо из Латвии дружески похлопало по плечу высокопоставленное лицо из России и сказало ему, широко улыбаясь: «Короче, алкаш!»

Может быть, пока латыши осваивают только первый этап международных отношений с Россией — прагматичный. А вот когда подрастёт поколение латышских школьников, воспитанное на заграничном сленге, и доберётся до руководящих должностей в стране, тогда настанет время для реализации этапа второго — конструктивного.

Поживём — увидим.
Автор:
Олег Чувакин
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

59 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти