Последний поход броненосца «Наварин»



В конце апреля 1904 г. на Особом совещании под председательством императора Николая II было принято решение о включении в состав 2-й Тихоокеанской эскадры проходившего в Кронштадте ремонт и частичную модернизацию броненосца «Наварин». Ввиду вынужденного сокращения времени, отведённого на реализацию намеченных мер, часть предусмотренных ранее работ пришлось отменить, и уже с июня 1904 г. корабль вместе с также прошедшими ремонт броненосцем «Сисой Великий» и броненосным крейсером «Адмирал Нахимов» стоял на Большом Кронштадтском рейде.


Приказом З. П. Рожественского от 23 июня 1904 г. (здесь и далее все даты приведены по старому стилю) «Наварин» вместе с «Ослябя», «Сисоем Великим» и «Адмиралом Нахимовым» был зачислен во 2-й броненосный отряд, возглавленный контр-адмиралом Д. Г. Фелькерзамом, поднявшим свой флаг на броненосце «Ослябя».

С переходом эскадры в Ревель (Таллин) 30 августа 1904 г. начался период боевой подготовки : в течение месяца корабли I и II ранга отрабатывали эскадренные эволюции, проводили учебные стволиковые и калибровые учебные стрельбы, миноносцы практиковались в пусках торпед. Вырабатывая на предстоящий переход расписание погрузки угля, корабли в Ревеле трижды в авральном порядке грузились углём, тем не менее, скорость погрузки, вследствие недостаточного внимания корабельного начальства к организации работ, была сравнительно невысокой. Так, на «Наварине» за час удавалось принять от 11,4 до 23,9 тонн угля ; в то же время на японском броненосце «Fuji», например, 24 апреля 1905 г. соответствующий показатель составил сто три тонны за 27 минут.

28 сентября 1904 г. эскадра покинула порт императора Александра III, прибыв на следующий день в Либаву (Лиепая). Пополнив запасы угля, основные силы 2-й Тихоокеанской эскадры вышли из Либавы 2 октября 1904 г. У мыса Скаген (Skagen Odde) эскадра была разделена на шесть отрядов (№№ 1-6), четырём из которых, включая 5-й (броненосцы «Ослябя», «Сисой Великий», «Наварин», броненосный крейсер «Адмирал Нахимов», транспорты «Метеор» и «Малайя»), надлежало следовать в Танжер (Марокко).

В ночь с 8 на 9 октября 1904 г. в районе Доггер-банки (Dogger Bank) случился так называемый «Гулльский инцидент» (с высокой степенью вероятности, спровоцированный правительством Великобритании), в ходе которого русские корабли обстреляли английскую рыболовецкую флотилию и свой крейсер «Аврора». Это привело к дальнейшему ухудшению отношений Лондона и Санкт-Петербурга, а также вынужденной задержке 1-го броненосного отряда в испанском порту Виго до урегулирования конфликта.

В Танжер 2-я Тихоокеанская эскадра прибыла по частям, первым 16 октября пришёл отряд № 5 (флаг контр-адмирала Фелькерзама), последним, пять дней спустя – отряд № 1 (флаг вице-адмирала Рожественского). В тот же день командующий эскадрой, ввиду ненадёжности холодильников «Наварина» и котлов «Сисоя Великого», отдал приказ этим двум броненосцам вместе с тремя крейсерами («Светлана», «Жемчуг», «Алмаз»), к которым позже присоединились 9 миноносцев и 9 транспортов, следовать Суэцким каналом на остров Мадагаскар (место рандеву всей эскадры). Флагманом Отдельного отряда судов 2-й Тихоокеанской эскадры был выбран броненосец «Сисой Великий», на который контр-адмирал Фелькерзам перенёс с «Осляби» свой флаг. На переходе с острова Крит в Порт-Саид (Египет) оба броненосца впервые, после выхода из России, провели учебные стрельбы по щитам, показав удовлетворительные результаты. Благополучно пройдя 12-13 ноября 1904 г. Суэцкий канал, отряд Фелькерзама, соблюдая по пути разработанные с учётом «Гулльского инцидента» меры безопасности, с заходом для принятия воды и угля в Порт-Саид (Египет) и Джибути (Французское Сомали), 15 декабря 1904 г. подошёл к входу в бухту Носси-бе (Мадагаскар). Не прибегая к услугам лоцманов, корабли отряда самостоятельно проследовали в бухту, оказавшейся настолько вместительной, что в ней позже смогла разместиться в полном составе вся 2-я Тихоокеанская эскадра.



Последний поход броненосца «Наварин»
Броненосцы в Носси-Бе, крайний справа — «Наварин»


Во время пребывания Второй Тихоокеанской эскадры в одной из бухт острова Носси-Бэ (Nossi-Bé Island) «Наварин», вошедший, вместе с «Ослябя», в двойку наиболее метко стрелявших броненосцев, четыре раза принимал участие в учебных калибровых стрельбах (14, 18, 21 и 25 января 1905 г.), в ходе которых броненосцем было выпущено 40 12" и 120 6" снарядов.

Для сравнения, броненосцами 1-го боевого отряда Объединённого флота («Mikasa», «Shikishima», «Fuji» и «Asahi») на единственных весенних калибровых стрельбах 1905 г., проведённых 12 апреля 1905 г., в сумме было выпущено 32 12" снаряда, шестнадцать из которых попало в мишень. В то же время броненосец «Князь Суворов», стрелявший 19 января 1905 г. в гораздо менее благоприятных условиях (щит в качестве мишени вместо небольшого острова у японцев, а также намного большая, чем у японцев, дистанция), выпустил из носовой башни главного калибра шесть снарядов и добился пяти попаданий.

После почти трёхмесячной стоянки эскадра 3 марта 1905 г. эскадра Рожественского покинула Мадагаскар, совершив затем за 28 дней беспримерный на то время переход через Индийский океан. 26 апреля 1905 г. 2-я и 3-я эскадры встретились у берегов Вьетнама в бухте Ван-Фонг, и основные силы 2-й Тихоокеанской эскадры стали насчитывать 8 эскадренных броненосцев, три броненосца береговой обороны, шесть крейсеров I ранга и три крейсера II ранга.

Последняя погрузка угля на «Наварине» состоялась 10 мая 1905 г. недалеко от Шанхая, в ходе которой запас топлива на борту был доведён до более чем 1 200 тонн. Углём были заполнены все бункеры, засыпаны жилая и батарейная палубы, а также ют и бак корабля. В тот же день 2-й броненосный отряд остался без командующего, после продолжительной болезни скончался контр-адмирал Д. Г. Фелькерзам (оставивший после себя потомкам провидческие письма о судьбах России), и к временному исполнению обязанностей командующего отрядом приступил командир эскадренного броненосца «Ослябя» капитан 1-го ранга В. И. Бэр 1-й.

К утру 14 мая 1905 г. количество запасов топлива на «Наварине» уменьшилось, согласно официальной сводки, до 751 тонны (нормальный запас – от 700 до 730 тонн), и броненосец вступил в бой, имея уголь только в угольных ямах и кочегарном отделении (сверхнормативных запасов пресной воды броненосец, располагавший эффективными опреснителями, не имел), чем в плане эксплуатационной перегрузки выгодно отличался от уже упоминавшегося японского броненосца «Fuji», например. Последний, по сведениям английского наблюдателя капитана Джексона (captain T. Jackson, Royal Navy), накануне Цусимского сражения имел от 1 163 до 1 300 тонн угля (нормальный запас – 700 тонн).


Накануне, в ходе подготовки к бою, всё «лишнее» дерево на «Наварине» было выброшено за борт, за исключением досок в рострах, предназначавшихся для погрузки угля. Шлюпки были на треть наполнены водой и о обмотаны противоминными сетями, боевую рубку обвили перлинями, в палубах были устроены импровизированные траверзы из мешков с углём и песком. В 16:30 по эскадре был передан сигнал «Приготовиться к бою», и в 18:00 – «Завтра к рассвету иметь пары для полного хода».

Во исполнение неверно истолкованного боевого приказа командующего эскадрой «Курс норд-ост 23°. Бить по головному» (предназначавшийся только 1-му броненосному отряду), «Наварин» из носовой башни главного калибра открыл огонь по японскому флагману, остальные орудия до гибели броненосца «Ослябя» молчали.



В ходе дневного боя у «Наварина» были повреждены дымовые трубы и шлюпки, а также выведено из строя одно 47 мм орудие. Два снаряда среднего калибра вызвали небольшие пожары в кают-компании и на баке, позже успешно потушенные. В бортовую 6" броню каземата орудий среднего калибра было несколько попаданий снарядами неустановленного калибра.

В районе ватерлинии броненосец получил семь попаданий (в т. ч. по одному крупнокалиберному снаряду, предположительно калибра 12", в корму и нос), из них четыре пришлись на кормовое отделение, следствием чего явилось затопление в корме, а три на носовое, где вода, проникшая в отделение торпедного аппарата, несколько утяжелила нос, но корабль продолжал удерживать эскадренный ход 8-10 узлов.

Средняя артиллерия корабля, ведя огонь преимущественно фугасными снарядами, израсходовала в Цусимском сражении менее половины боезапаса.

В 20:10 (здесь и далее время японское) остатки 2-й Тихоокеанской эскадры были атакованы в первый раз (всего с трёх сторон на отряд Небогатова, пытавшегося скрыться от японцев ложными поворотами, надвигались 21 истребитель и 37 миноносцев). Забегая наперёд, заметим, что эта ночь для японцев была более результативна, чем ночь после боя у мыса Шантунг, когда 18 их истребителей и 31 миноносец, выпустившие в корабли порт-артурской эскадры 74 торпеды (32 и 42 соответственно), добились всего одного попадания (торпеда при ударе не взорвалась) в броненосец «Полтава».

Ведомый Небогатовым отряд, первоначально состоявший из девяти кораблей (семь броненосцев и два крейсера), с наступлением темноты распался. Будучи не в состоянии поддерживать скорость около 12 узлов, постепенно отстали «Адмирал Ушаков», «Наварин», «Сисой Великий» и крейсер «Адмирал Нахимов».

Около 21:00 «Наварин» был атакован 4-м отрядом истребителей 2-го флота (брейд-вымпел капитана 2-го ранга К. Сузуки (Kantarō Suzuki)) в составе истребителей «Asagiri» (朝霧) и «Murasame» (村雨) (тип «Harusame», собраны в Японии), а также «Asashio» (朝潮) и «Shirakumo» (白雲) (тип «Shirakumo», постройки английской фирмы Thornycroft), и одна из выпущенных ими одной или двух торпед (вероятно, тип «Otsu», боевая часть – 52 кг шимозы) в 21:05 взорвалась в районе правого кормового 6" погреба.


Истребитель «Asashio»


В батарейной палубе пропало электрическое освещение, а в левом носовом кочегарном отделении из-за лопнувшей паровой трубы в трёх носовых котлах были прекращены пары. После ремонта трубы в носовых котлах пары стали было разводить, но в действие котлы уже не вводили. Жилая палуба ещё в дневном бою заметно осевшего кормой «Наварина», разделённого водонепроницаемыми переборками лишь до высоты 0,91 м. от ватерлинии (при нормальном водоизмещении), быстро оказалась залитой водой, устремившейся внутрь корабля через образовавшуюся после взрыва пробоину.

В результате последовавшего обширного затопления корма дополнительно просела настолько, что вода, покрыв квартердек, подступила к кормовой башне.

Была пробита водяная тревога, задраили погреб и стали подводить пластырь; но, поскольку концы задевали за кингстонные трубы, все старания оказались тщетны. После того как водой с юта было смыто за борт несколько человек, попытки завести пластырь были прекращены и броненосец дал ход; среди команды прошёл слух, что «Наварин» четырёхузловым ходом идёт к ближайшему (очевидно, корейскому) берегу. Для откачивания воды из затопленного кормового отделения были задействованы носовые и кормовые помпы, также в ход пошли вёдра.

Во время отражения последующих торпедных атак броненосец, не открывая прожектора, вёл огонь сегментными снарядами. В результате нескольких удачных попаданий один из японских миноносцев 2-го класса типа «№ 22» (№ 34 или № 35) был настолько повреждён, что впоследствии затонул.


Миноносец типа «№ 22»


В последний раз «Наварин» был атакован около 02:00 в 27 милях на северо-восток от мыса Карасаки, когда броненосец был вторично обнаружен 4-м отрядом истребителей. Вырвавшись вперёд на увеличенной до 15 узлов скорости, оставшиеся незамеченными три истребителя («Murasame» ввиду сильной течи от полученного в дневном бою шестидюймового снаряда взял курс на Такесики) на расстоянии около 2 000 метров после обгона «Наварина» заметили другой русский корабль. После успешной торпедной атаки последнего, вернувшиеся японцы были встречены огнём 47 мм и 37 мм орудий «Наварина», и невзирая на который, сумели сбросить поперёк курса броненосца шесть связок мин (тип «Gō kirai 1», принят на вооружение в октябре 1904 г.), каждая из которых состояла из четырёх, сочленённых тросом, мин, с помощью поплавков удерживавшихся на глубине шесть метров.


На фотографии члены экипажа с фрагментом пробитой русским снарядом обшивки.



Продольный разрез мины


Две из этих мин почти одновременно поразили «Наварин», первая в районе кочегарного отделения посредине правого борта, а вторая – в мидель левого борта. Погибла вся машинная команда, вскоре прозвучала команда «Спасаться», броненосец начал крениться на правый борт и через 7-10 минут скрылся под водой.

В ответ на вопрос английских наблюдателей, почему миноносцы не стали спасать оказавшиеся в воде несколько сотен русских моряков, японцы поведали об имевших место опасениях подорваться на собственных минах.

Из всего экипажа «Наварина» 14-15 мая 1905 г. погибло и утонуло 26 офицеров, один священник, 11 кондукторов и 643 нижних чина, уцелеть удалось лишь троим наваринцам. После суточного пребывания в воде, были подобраны английским коммерческим пароходом (на фото слева направо) Порфирий Тарасович Деркач – кочегар 2-й статьи, георгиевский кавалер и Степан Дмитриевич Кузьмин – комендор, георгиевский кавалер.



Третий спасшийся, сигнальщик Иван Андрианович Седов, в бессознательном состоянии был подобран японским истребителем «Fubuki» (吹雪) спустя четырнадцать часов после гибели корабля.

Список использованной литературы
1. Русско-японская война 1904-1905. Книга шестая. Поход 2-й Тихоокеанской эскадры на Дальний Восток.
2. Русско-японская война 1904-1905. Действия флота. Документы. Донесения и описания участников боя.
3. Описание военных действий на море в 37-28 г. г. Мейдзи (1904-1905)
4. Совершенно секретная история русско-японской войны на море в 37—38 гг. Мэйдзи.
5. Другие источники.
Автор:
Валентин Мальцев
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

55 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти