25-я стрелковая под Уральском. Часть 4. Закономерный финал

До 23-го января 217-й стрелковый и 25-й кавалерийский полки стояли на месте - так как 218-й полк вследствие глубокого снега лишь к вечеру 19-го января подошел к хут. Рубежный. Казачьи дружины обороняли Рубежный с севера, а конные полки находились на фланге. Несмотря на меткий огонь артиллерии и пулеметов, цепи Разинского полка продолжали движение. Уральские казачьи полки с юго-запада ударили через Рубежный на Овчинников. Батарея разинцев отбила атаку казаков. После большого числа выстрелов, при значительной скорости стрельбы, 3 орудия испортились.

Вследствие этого командир полка Михайлов прекратил атаки у Рубежного и начал отходить на Овчинников (8 км севернее Рубежного). Казачья конница упорно его преследовала.


Около 10-ти часов полк достиг Овчинников, где занял кольцевую оборонительную позицию и заночевал. Казаки всю ночь наседали со всех сторон. Но когда начало светать, конница противника стала постепенно уходить на Рубежный. Разинцы двинулись за ней и к 8-ми часам подошли на расстояние 1000 м. Михайлов передал по цепи команду - «в штыки». Разинцы, двое суток не евшие горячей пищи и не спавшие, бодро приняли команду и бегом пошли в атаку. Но под метким огнем противника разинцам пришлось залечь и из всех 30-ти станковых пулемётов открыть огонь. Когда огонь казаков ослабел, пешая разведка по собственной инициативе бросилась в штыки. За ней поднялась вся цепь полка. Крики «ура», стоны раненых, беспорядочная стрельба с обеих сторон не давали возможности командирам рот управлять движением людей. Группы атакующих врывались в окопы казаков. Противник медленно отходил в станицу.

Конница не раз бросалась с востока в атаку - но глубокий снег препятствовал конному шагу, и красные пулеметчики спокойно отбивали атаки. Бой в станице продолжался до 12-ти часов. В результате казаки с большими потерями отошли на Уральск. Потери Разинского полка за эти два дня - около 200 человек убитых, раненых и обмороженных.

21-го января Михайлов, выделив один батальон и пешую разведку под командованием своего помощника Петровского, направил этот отряд для занятия поселка Дьяков.

Около 14-ти часов отряд занял поселок и расположился там на ночлег. 22-го января Михайлов, оставив в Рубежном две конных разведки и один батальон, со вторым батальоном перешел в Дьяков, а командир передового отряда Петровский к вечеру с боем занял Дарьинский.

В это время прибыл передовой отряд Рязанцева, высланный 21-го января на помощь 218-му Разинскому полку. Он также заночевал в Дарьинском.

На 23-е января командир 1-й бригады отдал приказ об овладении Уральском.

Вр. и. д. командира 217-го полка Паницкий с двумя батальонами, командой пеших разведчиков и четырьмя орудиями должен был в 5 часов выступить из Чувашского и занять Новенький.

Командиру 25-го кавалерийского полка Сурову было приказано одновременно с 217-м полком выступить из Чувашский и совместно с ним занять Новенький.

218-й полк должен был занять Трекинский, оставив 2 роты при 6-ти пулеметах в Рубежном - впредь до занятия этого пункта. Около 9-ти часов 217-й стрелковый полк и 25-й кавполк подошли к поселку Новенький. Противник открыл артиллерийский огонь. Цепь 217-го полка бодро шла вперед, так как слышала сильный артиллерийский огонь слева в районе Трекинский. Это с боем продвигался 218-й полк - из Дарьинский через Гниловский на Трекинский. Цепь пугачевцев, избалованная победами в декабре - январе, не обращала внимания на сильный пулеметный огонь казаков и почти без всяких перебежек шла вперед. При подходе на дистанцию 300 - 500 шагов казачья пехота группами начала отходить на юг, на Уральск. Около 11-ти часов пугачевцы заняли Новенький. 25-й кавалерийский полк пытался преследовать, но огнем казаков его движение было остановлено, и он вернулся обратно. После упорного боя у хут. Гниловский был занят около 13-ти часов хут. Трекинский. Крупные силы казаков быстро отошли в направлении на Уральск. Потери в полках 1-й бригады - около 70 человек, противника - неизвестны. После занятия этих хуторов перед командованием 1-й бригады встал вопрос: брать ли Уральск, согласно приказа начдива, 25-го января или же взять его 24-го? В это время был получен приказ от командира 1-й бригады 22-й дивизии, где говорилось, что бригада заняла кордон Колпаков, и 24-го января должна занять кордон Деркульский и Женский скит. Это заставило командование 1-й бригады принять решение - атаковать Уральск не 25-го, а с утра 24-го января. В это время прибыл в штаб 1-й бригады начдив-25 Восканов, который согласился со взятием Уральска 24-го января. Принять это решение заставило еще и то обстоятельство, что Уральское командование ожидало атаку Уральска на 25-е января - перехватив приказ 4-й армии.


Г. К. Восканов

Вследствие этого уральское командование сняло с участка красной 22-й стрелковой дивизии, из состава войск генерала Акутина, 1-й, 2-й, 3-й и 4-й Уральские казачьи полки, которые должны были к вечеру 24-го января соединиться с 5-м и 6-м Уральскими казачьими полками в районе мясного завода «Холодильник» (7 км северо-восточнее Уральска), составив ударную группу. Вся пехота, т. е. Семеновская и Краснореченская дружины, добровольческие казачьи стрелковые дружины, состоявшие из стариков-казаков, должны были занять две линии окопов - в 2 - 3 км севернее железнодорожной станции, и оборонять Уральск с севера, а 10-й и 11-й Уральские казачьи полки - со стороны Женского ската. 13-й, 16-й и 8-й Уральские казачьи полки должны были прикрывать правый фланг пехоты, а также сосредоточивающуюся конную группу (1-й, 2-й, 3-й, 4-й, 5-й, 6-й Уральские казачьи полки). На эту конную группу уральское командование возлагало задачу: ударить в левый фланг 1-й бригады в тот момент, когда полки, заняв окопы, втянутся в город, прижать их к р. Чаган и уничтожить.

План обороны можно признать хорошим - в особенности создание из лучших боевых полков, из уральской казачьей «гвардии», ударной конной группы. Но уральское командование не учло, во-первых, глубокого снега, вследствие чего 1-й, 2-й, 3-й и 4-й полки не прибыли в Уральск 24-го января, а во-вторых, 1-я бригада 25-й дивизии атаковала Уральск не 25-го января, а рано утром 24-го января.


Таким образом, стройный план казаков был разрушен. В штабе 1-й бригады 25-й дивизии весь вечер прошел в совещаниях и спорах в связи с разработкой плана атаки Уральска. К 23-м часам план был выработан и разослан в части. Он сводился к следующему:

1) Все части выступают из Новенький и Трекинский ровно в 6 часов 24-го января на Уральск.
2) 217-й полк наступает на Уральск двумя батальонами с севера, а одним батальоном, расположенным в Трекинский, по тракту, с северо-востока.
3) 25-й кавалерийский полк движется совместно с 217-м полком и прикрывает его правый фланг.
4) 218-й полк с приданной конной разведкой 217-го полка выступает из Трекинский, движется вдоль реки Урал и атакует Уральск с востока,
5) 1-я бригада 22-й дивизии в составе 190-го и 191-го стрелковых полков и 22-го Гарибальдийского кавалерийского полка выступает из кордона Колпаков и хут. Ветелки.

Таким образом, планом командования 1-й бригады 25-й стрелковой дивизии предусматривалась атака 218-м полком в районе «Холодильник» - который действует с востока своим правым флангом.

В 6 часов 30 минут 24-го января все части бригады выступили.

В пространстве между реками Урал и Чаган было много казачьих разъездов - которые, заметив движение Пугачевского полка, открыли винтовочный и пулеметный огонь. И 217-му полку пришлось прямо из колонны рассыпаться в цепь - и по глубокому снегу продвигаться с боем на юг, к Уральску.

218-й Разинский полк выступил также в 6 часов 30 минут из Трекинский на юг, а по реке Урал направил пешую разведку и один батальон под командованием Петровского с востока на завод «Холодильник». Сам командир полка Михайлов с остальными двумя батальонами и двумя конными разведгруппами двигался еще южнее отряда Петровского - прямо с востока на Уральск. Разинскому полку по тем же причинам, что и Пугачевскому, пришлось развернуться в цепь и двигаться на юг по р. Урал, и потом завернуть свой левый фланг на запад, ведя две конные разведгруппы (около 200 сабель) уступом позади левого фланга.

25-я стрелковая под Уральском. Часть 4. Закономерный финал

Культпросветотдел 25 сд в 1919 г.

Несмотря на глубокий снег, Пугачевский полк продвигался весьма быстро. В цепи в качестве рядовых бойцов шли с винтовками в руках начальник 25-й стрелковой дивизии Восканов, комиссар бригады Горбачев и вр. и. д. комбрига-1 Плясунков. Их примеру последовал весь начсостав Пугачевского полка. Цепь Пугачевского полка находилась в 800-х м от первой линии окопов казаков, которые вели сильный винтовочно-пулеметный и артиллерийский огонь. Почти ежеминутно падали раненые и убитые.

Начдив-25 Восканов, видя, что перед окопами противника не оказалось проволоки (которой он сильно опасался), подал команду: «За мной, в атаку на окопы». В это время командир 1-го артиллерийского дивизиона Сорокин перенес меткий огонь с казачьих бронепоездов по окопам. В некоторых местах пугачевцам было видно, как снарядами разрывало в клочья бойцов противника. Это еще более подбадривало пугачевцев. Когда же бойцы увидели самого начдива Восканова, бегущего вперед с винтовкой наперевес и кричащего «ура», они бросились вперед.

Плясунков с комиссаром бригады Горбачевым, находясь на левом фланге этих двух батальонов, с кучкой ординарцев, в конном строю, бросились в атаку. На глазах полка они проскочили через первую линию окопов, рубя пехоту казаков, главным образом старых бородачей. Налетели на батарею противника, находившуюся между двумя линиями окопов, причем часть орудий уже снялась и отходила галопом за вторую линию. Плясункову и Горбачеву удалось захватить одно орудие и открыть из него огонь. Кое-где казаки приняли штыковой бой, но большинство побежало ко второй линии окопов. Восканов был ранен в руку и выбыл из строя.

Вр. и. д. командира полка Паницкий, находясь вблизи начдива, подал команду: «Вперед, в атаку на вторую линию окопов», и сам с винтовкой в руках бросился вперед. За ним двинулась пешая разведка. За пешей разведкой продолжала движение и вся пехота - хотя и в «неописуемом» строю. Раздавались крики раненых казаков, которых задние красные бойцы докалывали штыками - в особенности стариков-бородачей, так как последние не сдавались в плен и, даже раненые, продолжали вести огонь в тыл пугачевцам.

При захвате второй линии окопов был смертельно ранен пулей в живот вр. и. д. командира полка Паницкий. Около 10-ти часов пугачевцы на плечах бегущих заняли станцию Уральск. В это же время 25-й кавалерийский полк Сурова пошел по долине реки Чаган и ворвался в город. Цепь Пугачевского полка продолжала движение вперед.

Около 12-ти часов два батальона Пугачевского полка были в городе, где шла беспорядочная стрельба. Красная артиллерия меняла позиции.

Батальон Рязанцева задержался для овладения двумя бронепоездами казаков. В это время 5-й Уральский полк, вместо того чтобы драться с 218-м Разинским полком, бросился с завода «Холодильник» в атаку на левый фланг Пугачевского полка - по направлению поселка Новенький. Но фланг пугачевцев был на ст. Уральск - и удар пришелся по разным повозкам и 6-ти орудиям Сорокина, которые в это время двигались к железнодорожной станции.

Сорокин снялся с передков и открыл огонь «на картечь».

Командир батальона Рязанцев, вступив в командование Пугачевским полком, торопил свою цепь повернуть фронт на север. Сделав это, он немедленно бросился с батальоном на выручку своей артиллерии. Но обоз 1-го разряда, видевший атаку, в панике влетел в г. Уральск и передал об атаке казаков пугачевцам, находившимся в городе. Создалась некоторая растерянность, но вр. и. д. командира бригады Плясунков, находившийся при этих двух батальонах, подал команду: «Назад, к станции».

К этому времени Сорокину и вр. и. д. командира полка Рязанцеву удалось отбить атаку белых. Собственно говоря, нечего было уже и отбивать, так как 5-й Уральский полк шел в атаку не на живую силу, а на обозы - и когда он вышел из сферы артиллерийского огня, то прошел галопом южнее поселка Новенький, на правый берег р. Чаган, и там рассеялся.

В это время 218-й полк вел упорный бой на восточной окраине Уральска, в особенности в районе завода «Холодильник» - с 5-м, 6-м и 13-м полками. Несколько раз отряд 218-го полка Петровского бросался в атаку на завод «Холодильник», но контратакой казаков был отброшен. Около 11-ти часов, видя свою беспомощность, он перешел к обороне и просил своего командира полка Михайлова оказать помощь.

В то же время Михайлов с двумя батальонами успешно, но также с упорным боем продвигался вперед, тесня 16-й, 8-й и Семеновский казачьи полки. Некоторые его роты уже достигли восточной окраины Уральска - однако в связи с критическим положением своего отряда у завода «Холодильник» один батальон был направлен для удара с юга в тыл казакам, которые упорно держались на заводе «Холодильник».

Тут-то командир 5-го Уральского полка, увидев это движение, снял свой полк и пошел в атаку якобы во фланг и тыл пугачевцам. Фактически же он просто отходил, так как его участок был левофланговым. 6-й и 13-й полки с боем начали отходить в город.

Около 14-ти часов весь город перешел в руки 1-й бригады 25-й стрелковой дивизии. С восточной и южной сторон были выставлены заставы. К 16-ти часам стали входить в город полки 1-й бригады 22-й стрелковой дивизии. Казаки частью своих сил отступили на Круглоозерный, а частью на аул Барбастау. Потери в частях бригады 25-й дивизии в официальном донесении упоминаются общей фразой - не менее 200 человек убитыми и ранеными. Со стороны противника потери были огромны; взято до 100 пленных и много пулеметов.

Подводя итог операции, необходимо отметить, что конные казачьи полки, измученные двенадцатидневными боями, не могли, несмотря на свое численное превосходство, удержать Уральск - так как глубокий снег не давал им возможности маневрировать на поле боя и, в особенности вести атаки в конном строю (а к пешему бою они были недостаточно подготовлены).

Снег и тяжелые зимние дороги воспрепятствовали уральскому командованию своевременно перебросить свои лучшие полки к моменту решительного боя под Уральск. Еще важнее было то, что оно запоздало с переброской этих четырех полков, доверившись приказу 4-й армии, согласно которому взятие Уральска намечалось на 25-е января. Но командование 25-й стрелковой дивизии проявило инициативу - и этим спутало карты белогвардейского казачьего командования.

Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

69 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти