С камнем на фашиста

Очень хорошо, что почти каждый день мне приходят письма из разных городов и сел нашей области и страны. Взрослые и дети рассказывают о своих родных — тех, кто воевал, трудился в тылу. О тех, кто приближал нашу Победу.

Недавно пришло письмо из села Куймань Лебедянского района. Здесь, в небольшой уютной школе, каждый месяц проходят Дни старшего поколения. Это время для встреч взрослых и ребят — встреч очень нужных и тем, и другим. Дети готовят концертную программу, делятся своими новостями. Взрослые, в свою очередь, рассказывают о том, что знают и пережили.


Именно на такой встрече две ученицы школы, ребята из добровольческого отряда «Ритм» Настя Гольцова и Алина Хромина узнали историю своей землячки Прасковьи Алексеевны Крыловой. А рассказала об этих событиях её дочь Любовь Александровна Федосеева. Получился целый рассказ, который девочки назвали «Паранька».

…Паранька плакала, держа на руках малышку-дочь. Крохе очень хотелось есть, да молока у матери не было. Старшая дочка, четырёхлетняя Валюша, тоже голодала. Личико ребенка исхудало, заострилось и в полутьме подвала казалось вообще неживым.

Паранька с ужасом думала, что еще один голодный день они не выдержат. Последний сухарь, размоченный в воде, она дала доченькам еще вчера утром, а днем они выпили и последнюю воду. Паранька прислушалась: было тихо. Она осторожно поднялась и высунула голову из подвала. Сквозь разбитые проемы окон и продырявленные осколками крышу и стену пробивался рассвет. Вдоль стен, на полу, обнявшись с автоматами, вповалку спали солдаты. На их закопченных лицах — тревога и смертельная усталость.

Паранька потихоньку выбралась из подвала и пробралась меж спящими людьми к выходу. Рассвет ослепил ее. Отвыкшим от света глазам стало больно. Паранька поежилась, открыла глаза и оторопела, не узнав знакомый двор. Все было изрыто. Там, где прежде стоял сарай, зияла огромная яма. Вместо великана-дуба торчал расщепленный пень, на его желтых щепах застыла розовая пена, припорошенная копотью. В воздухе пахло гарью, по земле стелился то ли дым, то ли туман.

Четвертый месяц идет война, и она оказалась с детьми и престарелой матерью на переднем крае, в гуще сражения, под бомбежками и артобстрелом. И пока дом, в подвале которого она находилась, не перешел в очередной раз к немцам, нужно раздобыть хоть какой то еды.

Спохватившись, женщина пригнулась и стала пробираться к огороду. Там должна была уцелеть картошка. Ей повезло, хозяева не успели убрать урожай, да и снаряды миновали этот участок. Паранька с радостью приступала к копке. Пожухлая картофельная ботва легко выдергивалась, вместе с ней из сухой рассыпчатой земли высыпались крупные желтые картофелины. Собирая их, Паранька привычным жестом проверяла, не осталась ли еще картошка в лунке? Попавший под руку камень с острым концом хорошо помогал в этой работе. Увлекшись привычным занятием, Паранька забылась. Ей вспомнился случай, как в прошлом году, копая на огороде картошку, она натолкнулась на гадюку, гревшуюся на солнце. На ее крик прибежал муж с лопатой и убил змею.

В кустах послышался шорох. Женщина замерла. Может быть, в другое время она бы помедлила. Но огромная усталость, голод, страх сделали своё дело. "Змея!" — едва успела подумать Паранька, как рука уже сама бросила в кусты тот самый камень-помощник.

Раздался стон. Между грядками лицом вниз лежал человек в солдатской одежде. Возле его виска лежал заостренный камень, а на самом краю — кровь.

"Убила! Ах, батюшки, убила солдата!" С ужасом Паранька рванула к дому. На ее крик выскочили полусонные солдаты. Она кинулась к ним в ноги, стала просить прощения ради детей.

"Я убила, убила солдата нечаянно!"

С трудом поняв из ее причитаний, где и что произошло, солдаты кинулись проверять. Паранька с ужасом ждала приговора, продолжая, словно безумная, причитать и просить о пощаде ради детей. И вот появился командир. Но вместо гнева на его лице была радостная улыбка: "Гражданочка, дорогая наша, спасибо вам!" Он кинулся к ней и расцеловал Параньку в обе щеки.

Паранька от удивления перестала причитать, а солдаты наперебой стали ее обнимать, целовать. Паранька с трудом поняла, что она, оказывается, совершила героический поступок, ранив фашистского диверсанта. У него были найдены взрывчатка и гранаты.


Растроганный командир вытащил блокнот и стал записывать фамилию Параньки для того, чтобы представить ее к награде за спасение советских солдат.

Но женщина вдруг попросила совсем о другом: накормить детей. Конечно, солдаты отдали Параньке свой небогатый паёк. А вскоре Параньку вместе с семьей посадили в грузовик и отправили в тыл…



Вот такая история. Мне кажется, самое трогательное в ней то, что прежде женщина ничего не просила у наших солдат. Она помогала им, чем могла. Из последних сил, ничего не жалея. Вы видите Параньку на фотографии.
Автор:
Софья Милютинская
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

15 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти