Бывший раб с картонной короной и его реинкарнация

Фостена-Эли Сулука прозвали «черным Наполеоном» из-за его трепетного отношения к французскому монарху и маниакальной страсти к копированию европейской культуры. Далеко за примером ходить не нужно: коронации Фостена и его супруги один в один совпадала с церемонией Наполеона и Жозефины. Бывший раб, сделавший головокружительную карьеру, все равно считался грубым дикарем, которого на мировой арене никто не воспринимал всерьез. А его военные походы на соседей завершились полным провалом. Правда, император Гаити все равно приказал возвести несколько памятников в честь… победы над противником. Простой народ не должен быть знать о конфузе своего монарха. А спустя несколько десятилетий на Гаити появился новый монарх – Фостен II.

Гаити в огне


На протяжении столетий Гаити не знал, что такое мирная и спокойная жизни. Сначала здесь шли войны между коренным населением – индейцами, затем явились европейцы. Аборигены были, конечно, истреблены. А те индейцы, которым чудом удалось выжить, спрятались в труднодоступных уголках острова. Правда, их дни все равно были уже сочтены. Как известно, свято место пусто не бывает. Освободившиеся от краснокожих земли европейцы в скором времени наводнили уже чернокожими людьми. Причем сделали это быстро и качественно. На остров завезли порядка миллиона аборигенов Африки.

Условия жизни чернокожих людей были по-настоящему ужасными. Поэтому смертность среди рабов просто зашкаливала. Но европейцы привозили все новых и новых африканцев, чтобы те трудились на «благо родины». Бесконечно это не могло продолжаться. Поэтому на Гаити то и дело вспыхивали вооруженные мятежи. До определенного момента европейцам удавалось их гасить, но в конце восемнадцатого века произошло очередное восстание, с которым они уже не справились. Выплеснув накопившуюся злость, чернокожие рабы перебили множество европейцев, а мятеж завершили объявлением об образовании независимого государства. Произошло это в 1804 году. Но с мирной и спокойной жизнью в очередной раз пришлось повременить. Нет, это не европейцы попытались вернуть себе Гаити. У чернокожих появился новый враг – мулаты. Они начали требовать себе земли и власть. А в планы чернокожих не входила, если можно так выразиться, дележка. Кровопролитные столкновения между ними длились без малого сорок лет. И закончились они не миром, а полноценной гражданской войной.

В 1844 году колония Санто-Доминго, которая формально находилась в подчинении Испании, откололась. И затем превратилась в Доминиканскую республику. А на Гаити продолжилась война чернокожих с мулатами и белыми. В тот период и начала свое триумфальное восхождение звезда Фостена-Эли Сулука, которому суждено было стать первым императором Гаити.

Из рабов - в императоры

Сулук родился в 1782 году на территории французской колонии Сан-Доминго. Ничего в его жизни не предвещало головокружительной карьеры, поскольку он появился на свет в семье рабов. До одиннадцати лет Фостен-Эли являлся подневольным, выполняя тяжелую работу и мечтал о «светлом будущем».



В 1791 году началась Гаитянская революция. Она-то и перевернула с ног на голову жизнь чернокожих рабов, позволив воплотить их заветные мечты в реальность. В 1793 году они обрели свободу, благодаря соответствующему декрету. Хотя французы и пошли на уступки, они надеялись в скором будущем наказать гаитян. Но эта попытка провалилась. В том противостоянии с европейцами, которые случилось в начале девятнадцатого века, уже принял участие и Сулук. Франция официально признала независимость Сан-Доминго, а победители тут же вернули острову его исконное название – Гаити.

Военная карьера Сулука началась с простого рядового. Благодаря постоянным стычкам с мулатами и белыми, Фостен начал продвигаться по службе. И уже в 1806 году он стал лейтенантом армии, а вскоре – адъютантом генерала Ламарра. В 1810 году Сулук оказался в конной гвардии президента Гаити Александра Петиона.

Есть сведения, что именно в 1810 году Наполеон Бонапарт хотел отправить войска на Гаити, чтобы вернуть остров под контроль Франции. Но молодому государству повезло, Наполеон был слишком занят Россией, поэтому вопрос с Гаити он решил отложить до лучших времен. А Сулук тем временем продолжал свое триумфальное шествие по карьерной лестнице. Он побывал в звании и полковника. А при президенте Жане-Батисте Рише и вовсе стал Верховным Главнокомандующим Президентской Гвардии, получив звание генерал-лейтенанта. Конечно, Сулук был очень горд своим величием. Карьерный рост вскружил бывшему рабу голову.

Но в 1847 году президент Рише неожиданно умер. То ли от болезни, то ли от отравления. Истинная причина так и не установлена. В стране вновь начали закипать страсти. Элита Гаити решила, что в кресло президента необходимо посадить марионетку, лишенную фактической власти. «Мук выбора» по большому счету у правящей верхушки не было. На роль куклы идеально подходил Сулук.

Несмотря на высокий пост, его считали глупым и надменным солдафоном, способным лишь исполнять чужие приказы. Представители элиты думали, что справиться с ним не составит труда. Поэтому Сулука буквально попросили сесть в кресло. Фостен-Эли с радостью согласился, поскольку считал, что полностью соответствовал должности президента страны. И второго марта 1847 года у Гаити появился новый руководитель. Кстати, на тот момент ему было уже шестьдесят пять лет.

Сначала он полностью оправдывал «высокое доверие». Проще говоря, Сулук продолжил политику своего предшественника и оставил на прежних местах всех министров. Но постепенно Фостен начал, как говорится, входить во вкус. Ему надоела роль марионетки и президент начал забирать всю власть себе. Первым делом он объявил о создании личной армии. В ее задачи входила ликвидация политических противников, да и всех инакомыслящих. Особенно сильно это коснулось мулатов, поскольку именно они являлись главными представителями элиты.


Весной 1848 году солдаты Фостена устроили погромы в Порт-о-Пренсе. Главной их целью стали богатые и влиятельные мулаты, которые казались президенту опасными. В той бойне полегло много противников Сулука, что лишь укрепило его власть.

Но этого ему было мало. И в 1849 году Фостен решил, что должность президента для него слишком «мелкая». И объявил себя императором Гаити. Конечно, в правительстве и сенате были недовольны таким вызывающим поведением «марионетки», но что-то уже сделать они были не в состоянии, поскольку Сулук к тому времени уже крепко встал на ноги.

Церемония коронации состоялась двадцать шестого августа 1849 года. Поскольку времени на подготовку не было, то на голову Сулуку надели корону, сделанную из позолоченного картона. Но это новоявленного монарха абсолютно не смутило. А зимой в государстве появилась и императрица – Аделина Левек, которая до того, как стать женой Фостена, торговала на базаре рыбой.

Бывший раб с картонной короной и его реинкарнация
Чернокожий Наполеон


Сулук правил страной под именем Фостена I. И в 1852 году он решил, что пришло время повторить коронацию. Причем она должна была в мельчайших деталях повторять церемонию Наполеона Бонапарта в соборе Парижской Богоматери. Иначе и быть не могло, поскольку Фостен считал себя его преданным поклонником.

Коронация прошла в Порт-о-Пренсе. На сей раз к церемонии подготовились основательно, поэтому и картонную корону сменила золотая с изумрудами, гранатами, бриллиантами и другими камнями (кстати, эта корона сейчас считается одной из самых дорогих). Ее, как и скипетр, державу и трон доставили из Парижа. Монаршие супруги были одеты в бархатные мантии с горностаем, как и у Наполеона с Жозефиной на знаменитой картине Давида. Естественно, Фостен, как и французский император, сначала возложил корону на свою голову, а затем на жену. В конце церемонии Сулук сказал: «Да здравствует свобода!»

В попытках соответствовать европейцам Фостен порой доходил до откровенной глупости. Конечно, у него и Аделины появилась свита, как и подобает монархам. Вслед за этим на Гаити появилось и дворянское сословие. При этом сам Фостен решал, кто станет вельможей, а кто – нет. Избранным он даровал поместья с плантациями, которые когда-то принадлежали белым. Любопытно вот что: на Гаити появилась целая россыпь дворян, у которых фамилии были образованы от названия плантаций. Например, герцог Лимонад. Он, как нетрудно догадаться, получил плантации с лимонами. Был еще и герцог Мармелад, чьи слуги занимались изготовлением варенья. Добрались руки монарха и до солдат. Гвардия была переодета в роскошную форму, которую на заказ сшили в Марселе. Главной «изюминкой» стали меховые шапки, как у британских солдат. Меха для их отделки монарх закупал в России. Учитывая климат на Гаити, такая форма на местных солдатах смотрелась как минимум глупо и неуместно. Но никто не мог возразить императору. Кроме этого, Фостен распорядился создать целую россыпь разнообразных орденов, которыми награждались и приближенные, и солдаты. Самая первая награда получила скромное название «орден святого Фостена».

Параллельно с маниакальным увлечением Европой, Фостен не забывал и о религии. Во время его правления культ вуду, хотя и не получил официального статуса, но всячески поддерживался монархом. Понятно, что сам Фостен был последователем этой религии. Поэтому в его свите находились колдуны, которые занимались практической черной магией. Плюс женщины-адепты вуду – мамбо, которые могли получать ценные сведения от духов во время погружения в транс.



А простые жители Гаити постепенно погружались в пучину страха и ненависти к своему самовлюбленному монарху. Вот что писал американский генеральный консул Роберт Уолш: «Гаитянский правящий строй — это деспотизм самого невежественного, развращенного и порочного вида. Государственная казна является банкротом, (…) население погружено в киммерийскую тьму, (…) и люди даже в доверительной беседе боятся высказывать свое мнение о чем-то, за что могут подвергнуться пыткам и обвиняться в (…) критике властей».

Контроль над местным населением осуществляли военные формирования «зинглинов», которых Фостен и создал как раз для этого.

Смена власти

Хотя тучи постепенно начали загораживать солнце, монарх Гаити не обращал на это внимания. Он продолжал гнуть свою линию, прислушиваясь только к колдунам. Поэтому император, прикрываясь отстаиванием национального суверенитета государства, решил присоединить к Гаити Доминиканскую республику. Фостен предпринял четыре попытки завоевать соседей, но все они провались. Правда, монарх был уверен, что его армия справиться с поставленной задачей с первого раза. Поэтому, не дожидаясь результатов противостояния, император приказал возвести несколько памятников в честь триумфа. И даже когда он узнал о поражении, официальная версия гласила, что Доминиканская республика повержена.

В ямайском проливе находился необитаемый остров Навасса. Он бы не представлял интереса ни для одной страны, но было одно «но». На нем находились большие запасы гуано. Поэтому в 1857 году США официально заявили о своих правах на этот клочок суши и принялись активно его аннексировать. Отталкивались власти государства от положений Закона о Гуано. Они гласили, что граждане США могут стать хозяевами островов с залежами гуано, если они не имеют законных хозяев. Соответственно, Навасса полностью подходил под этот закон. Когда Фостен узнал об аннексии, объявил остров своей территорией и отваживался на конфронтацию с могучим соседом. Но власти США лишь посмеялись над выходкой чернокожего монарха и решили проблему мирным путем – просто выкупили остров у Фостена. Тот лишь обрадовался такому развитию сюжета.



Но все же в один момент мыльный пузырь империи Фостена лопнул. Первыми восстание против монарха подняли военные, затем к ним присоединились и простые жители обнищавшей страны. А во главе мятежа встал генерал Фабр Жеффрар, являвшийся мулатом. Произошло восстание в 1858 году. И уже к концу года повстанцы контролировали большую часть страны. Понимая безвыходность своего положения, император сбежал. А в январе Фостен официально отрекся от престола. Это была победа. Бывшего императора вместе с семьей отправили в ссылку на Ямайку, куда их и доставил английский корабль. А на Гаити восстановили республиканский строй и вернули конституцию. Новым президентом, конечно, стал генерал Жеффрар.

Ну а для Фостена Ямайка стала своеобразным наполеоновским островом Святой Елены. Бывший монарх и не думал сдаваться. Он мечта триумфально вернуться на Гаити и вновь занять трон. Но… сторонников у него практически не осталось. Кто действительно находился на его стороне либо погибли, либо попали под арест. К тому же, многие из приближенных перешли на сторону мятежников. Поэтому ни о каком возвращении не могло быть и речи. Но все же не Ямайка стала для Фостена последним прибежищем опального монарха. После того, как на Гаити свергли Жеффрара, он сумел вернуться на родину. Но вновь стать главой страны у него так и не получилось. Фостен умер в 1867 году. А новым президентом Гаити стал Саже Ниссаж.



Любопытно, что о монархе Гаити были прекрасно осведомлены во Франции. Более того, его карикатурный образ был там очень популярен. Ведь у французов была точно такая же история – президент, который объявил себя императором Наполеоном III. Поэтому к нему приклеилось прозвище «Сулук».

Фостен II

Но на Фостене I история монархии на Гаити не закончилась. Спустя более шестидесяти лет там появился новый император – Фостен II, которого колдуны вуду объявили реинкарнацией Сулука. Им стал американский военный Фостин Виркус.

Фостин родился в ноябре 1896 года в небольшом польском городе Рыпин. Но вскоре он вместе с семьей перебрался за океан. Эмигранты поселились в городе Дюпон, находящемся в штате Пенсильвания.

Поскольку семья находилась в плачевном финансовом положении, Фостину уже в одиннадцать лет пришлось идти на работу. Ему удалось устроиться сортировщиком угля в городе Питтстон. Там произошло его знакомство с морским пехотинцем. Солдат так красочно и захватывающе рассказывал о своей службе, что Виркус решил пойти по его стопам. Но для этого он был еще слишком молод. Поэтому на протяжении еще нескольких лет продолжил работу на угольных шахтах.

Но в начале 1915 года Виркус неожиданно решил все бросить и все-таки сделать мечту реальностью. Он сбежал из дома и отправился на призывной пункт. И уже спустя полгода на линкоре USS Tennessee он прибыл на Гаити. Здесь Фостин служил в патрульной службе, расположенной в Порт-о-Пренс. От местных он узнал об истории острова Гонав и об императоре Фостене I. Американскому солдату захотелось перебраться туда и получше узнать историю монархии на Гаити. Для этого он даже отправил просьбу о переводе. Но затея не увенчалась успехом. Пока ее рассматривали, Виркус умудрился сломать руку. И осенью 1916 года его отправили в США для прохождения медицинского лечения.

Затем он продолжил службу на Кубе. И лишь в 1919 году, находясь уже в звании сержанта, Фостин вновь оказался на Гаити. На сей раз, он возглавил смешанные отряды американско-гаитянской жандармерии в округе Перодин. Но мечты о Гонаве не оставляли солдата. И в 1920 году ему все-таки удалось туда попасть. Правда, сержанту предстояла не увеселительная прогулка, а арест местной королевы Ти Меменн, которая обвинялась в распространении культа вуду.

А в 1925 году американец уже стал администратором округа на Гонаве. Вскоре туда вернулась и Ти Меменн. Неизвестно, каким образом им удалось договориться, но бывшая королева внезапно объявила Виркуса реинкарнацией того самого императора Фостена I. Народ, конечно, поверил, поскольку на острове существовала легенда. В ней говорилось, что после переворота, когда Фостена отправили в ссылку, он пообещал вернуться. И в июле 1926 года Виркуса короновали под именем Фостен II.

Надо сказать, что новый монарх, в отличие от предшественника, правил куда более мудро и успешно. Правда, от некоторых монарших «льгот» не отказался. Например, у него появился гарем. Н все же, под руководством Виркуса округ стал одним из лучших в США.
Проблемы начались в 1928 году. Остров посетил президент Гаити и сильно удивился, обнаружив там короля. Затем он направил претензии американскому правительству. В США не стали обострять ситуацию и в 1929 году Виркуса перевели в Порт-о-Пренс. А спустя два года он вышел в отставку.

Вернувшись в США, бывший монарх стал главным героем в книге Вильяма Сибрука «Остров магии». Виркус, что называется, проснулся знаменитым. А вскоре издал автобиографию «Белый король Гонавы». Она была переведена на несколько языков и разошлась по миру тиражом порядка десяти миллионов экземпляров. Как знаток Гаити, Виркус принял участие в создании документального фильма «Вуду», снятого в 1933 году.



Но постепенно о «белом короле» стали забывать. Виркус попробовал себя в инвестициях на бирже, продавал страховки. Но с этим у него не заладилось. Поэтому он решил вернуться в политику с предложением интервенции Доминиканской республики. Но и здесь Виркус потерпел неудачу, поэтому занял должность начальника призывного пункта в Нью-Арке, что в штате Нью-Джерси. Спустя несколько лет он оказался в штабе морской пехоты.

Умер бывший монарх в 1945 году от продолжительной болезни. Похоронили его на Арлингтонском национальном кладбище.
Автор:
Павел Жуков
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

5 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти