Перемены на "восточном фронте" ЕС

Пока мировое сообщество пристально следит за плавно разгорающимся германо-франко-американским конфликтом, который может поставить крест на дальнейшей перспективе сотрудничества между этими странами, упускаются из вида процессы, происходящие на «восточном фронте» Европы.




С января по апрель польское правительство сделало огромное число шагов для укрепления своих позиций в Восточной Европе. В рамках противоборства Брюсселю и миграционному кризису продолжилось вынужденное дальнейшее сближение Вышеградской группы (Чехия, Венгрия, Польша, Словакия); Польша, наконец, наладила диалог с Литвой и уже фактически взяла Литву в свою орбиту влияния.

В преддверии и на протяжении почти всей первой половины 2018 года Польша и ее ситуационные партнеры (пока еще рано называть эти страны союзниками, хотя скоро по отношению к ним это слово будет уместно) начали осуществлять и уже вовсю реализуют свой негласный проект, суть которого заключается в создании политико-экономическо-логистического пространства на территории Восточной Европы.

Так, в рамках польско-литовского диалога был решен целый комплекс проблем: от задач литовской электроэнергетики до создания межпарламентской группы между двумя странами. Также было объявлено, что строительство автомагистрали Варшава — Каунас — Рига — Таллин входит в завершающую фазу, а газопровод, проложенный аналогичным маршрутом, будет сдан в 2021 году, и Литва и Латвия уже согласились покупать газ у Польши.

Также Варшава смогла переиграть Брюссель в одном из важнейших прибалтийских вопросов – отключения Игналинской АЭС. Напомним, ЕС в 2009 году потребовал от Литвы отключить атомную станцию и покупать электроэнергию у Польши, обещая сохранить прежние тарифы на электроэнергию. Однако из-за наметившегося сближения балтийских стран с Польшей в рамках проекта «междуморья» Брюссель начал сворачивать финансирование вывода атомной станции из эксплуатации. Естественно, у Литвы для выполнения такой сложной задачи просто физически не было (нет и не будет) собственных средств, и вот как раз эту проблему Польша и решила.

Кроме того, именно благодаря решению проблемы АЭС Польша обрела себе союзников в борьбе с ближайшим конкурентом в вопросе продажи электроэнергии – Беларусью. (На данный момент недалеко от границы с Литвой Беларусь завершает строительство своей атомной станции, против которой очень активно протестуют Польша, Литва, Латвия и Эстония.)

Балтийские страны, попавшие сначала под сокращение бюджета весной 2017 года официально из-за выхода Британии из ЕС, а позже последней зимой — с целью охладить пыл сближения с Польшей, только за 2017 год, по подсчетам Еврокомиссии, недосчитались примерно 20% субсидий ЕС.

Они сегодня опять попадают под «горячую руку» из-за противостояния Брюсселя и Варшавы. В последние дни мая Европейский союз официально анонсировал сокращение финансирования Восточной Европы более чем на 30 миллиардов евро.

И если до этого момента балтийские страны зависели от Польши только наполовину, то есть энергетически, а с экономической стороны от Брюсселя, так как из кошелька ЕС оплачивались отключение АЭС, транспортные и интеграционные проекты, то после первого квартала 2018 года, например, Литва, финансирование которой было очень сильно урезано, стала зависеть практически полностью от Польши.

Хотя «основной удар» Брюсселя приходится, по понятным причинам, конечно же, на Польшу и Венгрию (из-за активного евроскептицизма и противоборства с единой позицией ЕС), они по предварительным подсчетам недосчитаются 23% финансирования (это примерно 19,5 млрд. евро), финансирование Чехии, Литвы и Эстонии (интересно то, что о Латвии речи практически не идет) сократится на 24%.

Поэтому уже 1 июня произошла встреча министров иностранных дел Польши, Латвии, Эстонии, Венгрии и Чехии. Правда, итоги встречи пока неизвестны, однако стоит предположить, что была выработана единая позиция и план действий.

Надо сказать, что все действия ЕС в направлении борьбы с Польшей (разговоры о санкциях, сокращение финансирования и так далее) сначала были похожи на угрозу, а позже на какую-то нелепую попытку обуздать вышедшего из-под контроля игрока. Итогом этой борьбы стало укрепление позиций Варшавы в Прибалтике, сближение Венгрии, Чехии и Польши, но, самое главное – дискредитация Брюсселя в глазах «восточноевропейского блока».

Но самое нелепое то, что Брюссель продолжает действовать так же бездарно – давить экономически, не переходя к жестким политическим действиям, надеясь, что восточноевропейские страны одумаются.


Однако видно, что вместо обратного поворота в сторону ЕС эти страны сплачиваются. И именно непонимание или нежелание понять и принять Брюсселем факт провала своей восточноевропейской политики дает возможность плавного (пока еще!) выхода из-под его контроля Польши и Венгрии в большей степени и Чехии с Прибалтикой — в меньшей. Остановить же этот выход можно только жестким политическим ударом.

Кроме того, на фоне противоборства между Западной и Восточной частью ЕС и безусловного кризиса западной стороны Восток переходит в наступление. Так, совсем недавно Польша предложила США перенести свою военную базу из Германии на свою территорию, более того все издержки (а это примерно 2 млрд. евро) Варшава готова самостоятельно оплатить. Этот шаг нацелен на смещение приоритетов в размещении, а главное — контроле войск НАТО в Европе. То есть, проще говоря, Варшава хочет стать главным и единственным проводником (представителем, блюстителем) европейских интересов США.

Но самое интересное то, что это предложение польской стороны абсолютно укладывается в риторику, взятую президентом США в июле 2017 года во время визита в Польшу. Тогда Трамп заявил, что будет наращивать военное присутствие в Восточной Европе, при этом сокращая его в Западной. Поэтому, если посмотреть на заявление Польши в ракурсе обещания Трампа год назад, то можно увидеть, что все движется четко по заданному вектору.

Кроме того, стоит отметить, что Польша, безусловно, делая ставку на НАТО в вопросе своей безопасности, не отказалась от участия в PESCO (Permanent Structured Cooperation, Постоянное структурированное сотрудничество), проще говоря, в создании евроармии (хотя «армия» — очень громко сказано).

США умышленно сделали ставку на Восточную Европу как на гораздо более послушную и выгодную в военном и ресурсном плане, во многом из-за ее географического положения, позволяющего влиять и на Запад, и на Восток, и, что самое главное, еще не уставшую за прошедшие десятилетия от гегемонии США.

Если взглянуть на всю проблему в целом, и на разногласия между Германией, Францией и США, и большую «шахматную партию» в восточной части Европы, то можно заметить, что совершенно нелепая и вызывающая много вопросов ситуация с начинающейся торговой войной между США и ЕС, появление первых признаков конфликта между Меркель и Макроном, дерзкое поведение Польши и ее игра ва-банк не покажутся такими беспочвенными, а главное, спонтанными и непродуманными.
Автор:
Иван Байдаков
Использованы фотографии:
http://pbs.twimg.com/media/DRhBYdCW0AAzQGh.jpg
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

17 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти