Война Сицилийской вечерни: борьба за корону

Средневековому конфликту, войне Сицилийской вечерни, предшествовала борьба за корону между фактическим правителем Сицилии Манфредом Гогенштауфеном и ставленником папского престола Карлом Анжуйским.

Война Сицилийской вечерни: борьба за корону

Битва при Беневенто


Сицилию не назовешь неудобно расположенным островом – местонахождение в центральной части Средиземного моря дает его владетелю очевидные военные, торговые и экономические преимущества. Уже в античные времена за обладание этим островом без устали скрещивали мечи государства-соперники. На его территории сражались и погибали армии, города и крепости осаждали и брали штурмом, а в окрестных водах бились и тонули целые флоты. В Средние века в этом регионе было не менее шумно и оживленно, ведь количество участников представления на тогдашней международной арене только увеличилось. Во второй половине XIII века остров Сицилия в очередной раз стал центром круговерти событий, получивших название Войны Сицилийской вечерни.


Короли и наследство

В силу своего расположения остров Сицилия постоянно находился в поле внимания монархов, желающих прославиться далеко не в области богословия или философии. После падения Римской империи островом последовательно владели остготы и вандалы, которых в середине VI века прогнали византийцы. В конце IX века последних сменили арабы, а в XI столетии Сицилия перешла во владение удачливых искателей приключений и дополнительных земельных наделов – рыцарей братьев Рожера и Роберта Гвискара Отвильских. В родном герцогстве Нормандском существование этих достойных мужей было скудным, и они решили поискать военной удачи на чужбине.

Однако Сицилийское королевство, основанное выходцами из Нормандии, сохраняло независимость не более ста лет. В 1194 году, после вмешательства императора Священной Римской империи в очередной междусобойчик, королевство стало владением династии Гогенштауфенов. Кроме непосредственно острова в него входили обширные территории Южной Италии.

Скончавшийся в 1250 г. император Фридрих II заботливо оставил Сицилийское королевство своему незаконному сыну Манфреду. В дополнение к наследству сыновья почившего императора (у Манфреда был брат по отцу Конрад, которому в правление досталась Германия) получили малоприятный довесок в виде вражды с Папой Римским.

Проживающий в изгнании в Лионе папа Иннокентий IV с воодушевлением встретил смерть императора Фридриха II, который в силу политических обстоятельств своего противостояния со Святым Престолом был зачислен чуть ли не в антихристы. Ненавистный для папы монарх скончался, и конфликт перешел по наследству. Иннокентий IV, разумеется, не признал прав сына своего злейшего врага на престол Сицилийского королевства и принялся искать управу на Манфреда. Все переговоры между противоборствующими сторонами ни к чему не привели. Попытки принудить Манфреда отказаться от притязаний на Сицилийский престол в обмен на значительные земельные наделы в Северной Италии оказались безуспешными, и политическое противостояние скоро переросло в военное.

На волне успехов Манфреда, который в Южной Италии располагал мощной армией, в 1254 году Иннокентий IV умирает. Новым Папой Римским становится Александр IV. Он недолго думая отлучает все более усиливающегося Манфреда от церкви и пытается организовать против фактического правителя Южной Италии крестовый поход с привлечением английского и норвежского королей. Однако эти шаги не дали сколько-нибудь ощутимых результатов – сын Фридриха мечтал о возрождении былой силы и влияния династии Гогенштауфенов.

В Риме были готовы пообещать сицилийский престол любому, кто смог бы его завоевать, – настолько серьезно в Вечном городе расценивали угрозу объединения Германии и Южной Италии. И подходящая кандидатура на роль борца с «родом гадюк» (именно так при Святом Престоле было принято называть представителей династии Гогенштауфенов) была найдена. Это был Карл Анжуйский, брат короля Франции Людовика IX Святого.


Коронация Манфреда


Тем временем в 1258 году, всё более уверенный в своих силах, Манфред короновал себя королем Сицилийского королевства, не дожидаясь одобрения Папы или кого-то еще. Интриги в ситуацию добавляло то, что у его брата Конрада имелся маленький сын Конрадин, который как прямой потомок законного наследника Фридриха II имел права на Сицилийский престол.

Рыцарь и Остров

Пока в Риме лихорадочно для неспешной средневековой поры искали, кому бы поручить непростой вопрос сицилийской короны, опять сменился глава Святого Престола. На этот раз набожного добряка Александра IV сменил целеустремленный прагматик Урбан IV. Сын сапожника из Труа, поднявшийся по церковной иерархии из низов, новый понтифик смотрел на происходящее вокруг под несколько иным, чем его предшественник, углом.


Папа Римский Урбан IV


Последние годы перед своим восшествием на папский престол Урбан провел на клокочущем Ближнем Востоке и мог оценить обстановку в Западной Европе свежим глазом. Понимая, что прямо под рукой нет никого, кто мог бы помериться силами со «злодеем» Манфредом, под контролем которого в той или иной степени находилась к тому времени вся Италия, новый папа обратил взор к своей родине – Франции.

Весной 1262 года в Париж были направлены представители Римского Папы для переговоров. Поначалу затея склонного к интригам Урбана не вызвала прилива энтузиазма при французском дворе. Людовику выскочка Манфред откровенно не нравился, однако король всей душой и телом стремился отправиться в Крестовый поход на Ближний Восток и не горел желанием застрять в местной войне за Сицилию. Людовик IX, несмотря на свое прозвище «Святой», не был лишен искушенности и изворотливости в политике. Стремясь, с одной стороны, не увязнуть в итальянских делах, а с другой – не желая ссориться с папой, французский король принял изощренное компромиссное решение. Людовик отказался от прав и претензий на сицилийский престол, но был вовсе не против, если бы это интересное предложение было сделано его родному брату – Карлу Анжуйскому.


Карл Анжуйский. Статуя на фасаде королевского дворца, Неаполь


Карл Анжуйский был колоритной фигурой, требующей отдельного повествования. Это был младший из четырех братьев, сыновей Людовика VIII. В обширной семье ему почти не доставалось внимания, и мальчик рос сам по себе. Несмотря на этот факт, Карл получил хорошее образование и был отлично развит физически. По королевскому завещанию он получил в наследство область Анжу, во владение которой вступил в 1246 году.

Удачно женившись, Карл присовокупил к своим владениям и графство Прованское. Прованс в силу своего расположения находился в вассальной зависимости от Священной Римской империи, и поэтому, чтобы соблюсти все формальности, Карлу нужно было принести вассальную присягу еще царствующему на тот момент императору Фридриху II Гогенштауфену. Однако от этой процедуры Карл отказался, чем положил начало недопониманию между ним и представителями императорской династии.

В 1248 г. Карл отправился вместе с Людовиком IX и другими братьями в Седьмой крестовый поход. В этом, хоть и неудачном, походе граф Анжуйский показал себя смелым воином и способным командиром. Пока Карл воевал в Египте, в его прованских владениях вспыхнуло восстание, спровоцированное местной знатью. С разрешения короля граф вернулся во Францию, и в 1252 году восстание в Провансе было подавлено – при этом Карл был довольно снисходителен к мятежникам. Ему удалось расширить границы собственных владений, приобретя несколько областей у поиздержавшихся хозяев. Доходы от богатого Прованса впоследствии помогли Карлу набирать и содержать армии приличного качества.

В 1262 году с соизволения короля Людовика IX, своего брата, Карл начинает переговоры с представителями Папского Престола. Как бы ни был богат и силен граф во Франции, но шанс получить свою королевскую корону практически из рук папы был весьма заманчив. Начались переговоры. Однако Урбан вовсе не был добрым простаком. Корону Сицилийского королевства Карл получал на четко определенных условиях. Он не мог назначать кого-либо на духовные посты, решать или даже вмешиваться в любые вопросы, имеющие церковную юрисдикцию. Не мог будущий король и собирать налоги с духовенства.

Кроме внутригосударственных имелся целый ряд династических ограничений. Заключая договор, Карл не имел права претендовать на императорский престол и даже занимать какой-либо пост во владениях Священной Римской империи в Италии. Он также обязывался по первому требованию папы выставить армию или флот и ежегодно выплачивать папству налог в 10 тыс. унций золота. Взамен Урбан IV милостиво разрешил Карлу по-прежнему собирать десятину в своих владениях Анжу и Провансе, даже когда он станет королем Сицилии. И, разумеется, графу совершенно безвозмездно было даровано высокое покровительство Папского Престола.

Договор был явно более выгоден хитрому Урбану IV, однако этот факт уравновешивался амбициями самого Карла, которому уже порядком наскучило быть просто графом. Вполне возможно, свое слово сказала и его супруга Беатриса Прованская. Ее родные сестры уже прочно вошли в самые высокие слои тогдашней политической элиты Западной Европы. Одна сестра Беатрисы была замужем за королем Франции Людовиком IX, а другая – стала женой английского монарха Генриха III. Во время торжественных обедов жене Карла как простой графине приходилось садиться за стол, который занимала публика более низкого ранга, а не сидеть рядом с сестрами-королевами. Это обстоятельство ее сильно обижало, поэтому графу были сделаны соответствующие внушения на предмет построения карьеры.

Но Карл и без влияния Беатрисы желал стать королем. Правда, на пути к короне ему придется решить проблему Манфреда и его сильной армии. Но чего не сделаешь ради того, чтобы въехать в Палермо или Неаполь на белом коне!

Карл собирает войско

Соответствующий договор между Карлом Анжуйским и Урбаном IV был заключен в июне 1263 года. Вполне вероятно, папа понимал, что берет в партнеры человека, которого тяжело будет удерживать в столь узких рамках. Однако Манфред был угрозой серьезной, так что в методах ее устранения выбирать не приходилось.

Людовик IX выразил младшему брату свое полное понимание и обещал посильную помощь. Карл Анжуйский начал показывать свой характер другой высокой договаривающейся стороне уже вскоре после подписания. Его представители, находившиеся в Италии, начали торговаться с папой за смягчение условий договора – и особенно в той его части, которая касалась экономической составляющей. Граф стремился показать, что роль официального защитника Папы Римского чего-нибудь да стоит, особенно если учесть довольно опасное положение самого Урбана IV.

У понтифика к этому времени ощущался острый дефицит полезных союзников, он всерьез опасался за свою жизнь, полагая, что Манфред подошлет к нему наемных убийц. Пока Карл Анжуйский готовился к походу в Италию, попутно стремясь выторговать себе более выгодные условия, в октябре 1264 года Урбан IV скончался.

Граф, чья готовность стать королем Сицилии уже не вызывала никаких сомнений, был обеспокоен: продолжит ли новый папа дело, начатое его предшественником? Не выйдет ли из игры, главным призом которой для Карла станет Сицилия и Южная Италия? Выборы очередного главы Святого Престола длились долго – почти четыре месяца. Кардиналы разделились. Одни стояли за выражение полного доверия Карлу Анжуйскому, другие же ратовали за возможность переговоров с Манфредом.

Наконец, в феврале 1265 года новый папа под именем Климента IV был выбран. Он был сыном дворянина из провинции Лангедок. С первых шагов своего правления Климент стремился подчеркнуть, что все договора, заключенные его предшественником, остаются в силе – связь с Карлом Анжуйским поддерживалась постоянно. Его попросили как можно скорее прибыть в Италию.

10 мая 1265 года Карл Анжуйский, так и не закончив все приготовления, погрузился с небольшой армией на корабли и отплыл из Марселя. Благодаря непогоде, ему удалось ускользнуть от патрулировавшей в Лигурийском море сицилийской эскадры и через десять дней высадиться в Остии, после чего Карл спешно двинулся в Рим.

Его появлению в Вечном городе обрадовались все – папа и его сторонники вздохнули с облегчением, горожане рукоплескали, а Манфред был доволен тем, что он с восторгом охарактеризовал как «птичка в клетке». Карл Анжуйский по настоянию папы поселился в сенаторском дворце на Капитолийском холме и зажил припеваючи, окруженный почетом и уважением. Еще бы – у Климента IV не было других действенных аргументов в борьбе против Манфреда.

Общественная поддержка, высказанная Карлу, повлияла в некоторой степени на расстановку сил в Италии. Чувствуя изменение розы политических ветров, с папой помирились несколько сильных союзников Манфреда. Его позиции ослабли, и действующий глава Сицилийского королевства был вынужден отступить на юг Италии.

У Карла пока что не хватало сил для энергичного противодействия сопернику. Привезенная с собой армия была невелика, а для снаряжения большего контингента требовались деньги. Климент IV, кроме одобрения и благословения, мог мало чем помочь – уже многие годы папы пользовались услугами таких мирских представителей, как тосканские банкиры. Эти господа, не слишком уверенные в успехе Карла, поначалу давали деньги неохотно. Карлу и Клименту IV пришлось пойти буквально на отчаянные шаги для получения средств: были заложены сокровища папской капеллы, церковное серебро и имущество нескольких римских храмов. Беатриса Прованская не пожалела для возвышения мужа своих семейных драгоценностей.

Наконец, к осени 1265 года были собраны необходимые финансы, для того чтобы заплатить войскам за несколько месяцев. Войско Карла формировалось в Лионе – в Италию оно должно было прибыть пешим порядком через Ломбардию. Все время, пока его противники буквально по сусекам наскребали деньги, Манфред беззаботно предавался охотам и пирам, надеясь, что враги не совладают с охватившими их денежными затруднениями. Однако Карл был не из тех, кто привык отступать.

Набранная им армия в октябре 1265 г. выступила из Лиона под командованием Ги де Мелло. Хронисты свидетельствовали о шести тысячах отлично вооруженных рыцарей, шести тысячах конных лучниках и двадцати тысячах пехотинцев. Учитывая склонность к преувеличениям авторов подобных трудов, можно предположить, что в распоряжении Карла Анжуйского была все же армия меньших размеров, хоть и отменного качества. Войска, совершив трудный переход, прибыли в район Рима в январе 1266 года к большому облегчению Климента IV.


Коронация Карла Анжуйского


Почувствовав за собой силу, Карл Анжуйский намекнул, что неплохо бы получить некоторый политический аванс за труды, не забыв предварительно послать за женой, которая прибыла морем. 6 января 1266 года Карл и Беатрис в Соборе Святого Петра были торжественно коронованы как король и королева Сицилии. Торжества, впрочем, были коротки – денег у новоиспеченного короля было мало, и они катастрофически улетучивались.

20 января армия Карла выступила из Рима. Появление крупного вражеского войска в Италии стало полной неожиданностью для Манфреда, который до последнего был уверен, что его соперники надолго увязнут в денежных проблемах. Ему пришлось прервать свою праздность и начать действовать.

Пока Гогенштауфен спешно приводил в порядок изрядно расслабившиеся войска, его оппонент совершил бросок на юг. Встреченные крепости, не получившие поддержки от Манфреда, сдавались без сопротивления или с минимальным противодействием.

Битва при Беневенто

Наконец обе противостоящие армии встретились у города Беневенто. Манфред занимал более выгодную позицию и ждал подкреплений от союзников, однако дух его войск был не на высоте, а союзники делались всё менее надежными. Его силы оценивались в 5–6 тыс. конницы и пехоты. Наиболее боеспособными из них считались 1,5 тысячи германских наемников. Карл Анжуйский располагал сопоставимыми силами. Его люди еще не отошли от последствий трудного марша через всю Италию, были утомлены и страдали от недостатка продовольствия.

26 февраля 1266 г. обе армии выстроились для сражения. Манфред, понимая, что теперь время работает против него, решил атаковать первым. На передней линии его позиции располагались легковооруженные конные лучники, вторую составляли немецкие наемники. В третью линию входили наемники из Ломбардии и Тосканы.


Представители противоборствующих сторон: слева воины Манфреда, справа – анжуйцы. Из экспозиции Исторического музея, г. Лучера. Фото из открытых источников


Карл Анжуйский расположил своих людей также тремя линиями. Вперед он поставил пехоту, в числе которой было много арбалетчиков. Основу второй и третьей линии составляла тяжелая конница. Войска Карла были более однородные по составу: это были французы и небольшие итальянские контингенты.

Сражение при Беневенто началось с атаки лучников и пехоты Манфреда. Она была с успехом отражена арбалетчиками и прованской конницей. Тогда в дело вступили германские наемники на отличных лошадях и облаченные в пластинчатые доспехи. Прованцы были опрокинуты и отступили, понеся большие потери.

Казалось, германские всадники были неуязвимы, однако французы заметили, что, когда их противники поднимали руки для удара, подмышки оказывались незащищенными. Воины Карла сократили дистанцию боя, сделав малополезными их длинные мечи, и тогда в дело пошли острые кинжалы. Манфред допустил роковую ошибку, вовремя не введя в бой третью линию своих войск – очевидно, он переоценил возможности своих германских наемников.

Когда ломбардцы и тосканцы подошли к месту боя, они увидели погибающую немецкую конницу и ликующих французов. После непродолжительного сопротивления наемники Манфреда были обращены в бегство. Сам всё еще король Сицилии имел возможность спастись, однако выбрал иную участь.

Вместе с группой ближайших соратников Манфред Гогенштауфен ринулся в гущу боя, где встретил свою смерть, как и подобает рыцарю. Разгром его армии был полным, причем победители охотно добивали раненых. Победа Карла была неоспорима – уже из занятого им Беневенто он написал Папе Римскому об успехе предприятия.

Тело Манфреда было с трудом обнаружено через два дня. Выражая уважение к поверженному, но храброму врагу, Карл приказал положить тело соперника в яму, и каждый из солдат французской армии бросил туда по камню. Впоследствии это место получило название Скала Роз. Такой способ погребения был выбран из-за того, что еще папа Александр IV отлучил Манфреда от церкви. Позже его перезахоронили.

Дав отдых и время для грабежа своей армии, Карл Анжуйский вместе женой 7 марта торжественно въехал в Неаполь. Сицилийское королевство лежало у его ног, однако существовал еще человек, который мог оспорить это обстоятельство. Это был сын императора Конрада IV и внук Фридриха II молодой Конрадин, с которым французам еще предстояло скрестить мечи.

Продолжение следует…
Автор: Денис Бриг


Читайте "Военное обозрение" в Яндекс Новостях

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также

Комментарии 10

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. Cartalon (Михаил) 9 июня 2018 06:14
    Неужели Манфред просто развлекался пока против него в открытую готовили армию, историей правит великая глупость, а не великие заговоры.
    1. рич (дмитрий) 10 июня 2018 01:40
      Спасибо, Денис
      В моих знаниях за этот период истории был пробел
  2. кипеж 9 июня 2018 06:38
    Собственно Сицилийская вечерня - это не пример ли для ребят, устраивавших позднее Варфоломеевскую ночь?
    Боевые события
    Спасибо, интересно hi
  3. Weyland (Константин) 9 июня 2018 11:53
    "Сицилийская вечерня" шла под девизом: "Смерть французам во всей Италии!" ("Morte Alla Francia Italia Anela!"). Акроним этого девиза широко известен: "MAFIA". Что как бы намекает.
  4. Albatroz (Manfred) 9 июня 2018 12:09
    Вспоминая персону Папы Римского, не могу не вспомнить полуанекдотичный случай, пусть и из более поздней эпохи.
    Как-то на одной из межсоюзнических конференций (не помню какой, то ли Тегеранской, то ли Потсдамской) англичане и американцы, обсуждая раздел Европы, ратовали за интересы Папы Римского, причем достаточно навязчиво.
    Но вопрос был закрыт всего лишь одной фразой И.В. Сталина (вот что значит - умели раньше и дипломатией заниматься, и не мельчить и зрить в корень):
    "Хорошо. А сколько есть у Папы Римского дивизий?" ))
    Тема была исчерпана)
  5. Алекс (Александр) 9 июня 2018 20:53
    Денис, спасибо за интересную статью. Приятно так повеяло Морисом Дрюоном и Вальтером Скоттом.
    1. Reptiloid (Дмитрий) 12 июня 2018 01:26
      Цитата: Алекс
      Денис, спасибо за интересную статью. Приятно так повеяло Морисом Дрюоном и Вальтером Скоттом.

      Вот именно так!Дела давно минувших дней, но-----узнаваемые.Всё хотел прочесть в выходной, и вспокойной обстановке, вот наконец получилось. Замечательная статья, жду продолжения
  6. Чебуратор (Михаил) 10 июня 2018 05:48
    Важной предпосылкой рассматриваемых событий стали - эпохи византийского владычества в Италии, а также действия позднее Фридриха 1 Барбароссы.
    Кстати Беневенто известно целым рядом битв средневековья, состоявшихся поблизости
  7. sivuch (Игорь Копеецкий) 10 июня 2018 08:46
    Насколько я помню , у Манфреда были наемные сарацинские лучники , но их участие прошло незамеченным .
    Про бесполезные длинные мечи - Дельбрюк это считал художественным свистом и я думаю , он был прав .
  8. Barcid (Андрей) 11 июня 2018 08:23
    Написано живо и увлекательно. Спасибо. Ждем продолжения.
Картина дня