Вторая Марна. Часть 1

В этом цикле статей мы расскажем о серии сражений, объединяемых в операцию под наименованием Вторая Марнская 1918 г. или Вторая Марна 15 июля – 5 августа 1918 г. События, как и во время первой Марнской операции 1914 г. развивались в районе р. Марна, а по времени первоначально происходили одновременно с Контрнаступлением у Суассона (см. В авангарде - французская 10-я ; а также еще не завершенная серия статей Виллер-Котре), закончившись чуть раньше Амьенской операции 8 – 13 августа 1918 г. Мы подробно рассматривали действия подвижных войск в последней (см. Поддерживая бронированные чудовища. Ч. 1. Британская кавалерия на третий год мировой войны ; Поддерживая бронированные чудовища. Ч. 2. Возможен ли успех? ; Поддерживая бронированные чудовища. Ч. 3. Достигнут ли результат?), но в самом ближайшем будущем остановимся и на этой операции в целом.

Данная статья имеет своей целью рассмотреть наиболее кризисный период операций для обеих враждовавших сторон в кампании 1918 г. на Французском фронте Первой мировой войны - а именно последнее большое наступление германской армии к Парижу с повторным, после 1914 г., выходом немецких войск к Марне, и гигантское контрнаступление франко-англо-американских армий под общим командованием главкома объединенных сил Антанты в Европе Ф. Фоша.


Перед тем как рассматривать собственно события Второй Марны, дадим общую оценку военно-политической ситуации в кампании 1918 г., а также посмотрим на результат германского Большого наступления во Франции в марте – июле 1918 г.

К началу 1918 г. обстановка в странах Германского блока достигла крайнего напряжения. Экономические нервы четырех стран (Германия, Австро-Венгрия, Турция, Болгария) были натянуты до предела. «Тихая диктатура» П. Гинденбурга и Э. Людендорфа результатов не принесла, а нужды вооруженных сил поглотили все соки этих стран, находившихся в состоянии «голодной блокады» (Англия так и продолжила господствовать на морях – несмотря на активную подводную войну со стороны Германии).

Если к началу 1918 г. в странах Четверного союза ощущался острый недостаток продуктов питания, сырья, искусственных удобрений, а сбор хлебов дошел до 41% от мирной нормы, то производство снарядов увеличилось, по сравнению с 1914 г., в 15 раз, орудий в 20 раз, а пулеметов в 230 раз. Франция и Англия наверстали Германию по объемам военной продукции – причем самолетов Франция производила больше чем Германия (Зайончковский А. Мировая война. Изд. 2., С. 363, 364 и 369).

Сложной и тяжелой была обстановка и у стран Тройственного согласия. На ней тяжело отразился выход России из войны. А экономика Антанты работала на пределе.

Для Германии в 1918 г. победа на фронте являлась единственным выходом из войны - материально-финансовой и стратегической помощи ждать было неоткуда. Для союзников же в этом отношении с каждым днем ситуация все более и более становилась благоприятной. Чудовищно обогатившиеся в 1914—1917 гг. Северо-Американские Соединенные Штаты полным ходом готовили сухопутную армию - для активного вооруженного участия в боевых действиях на фронтах Европы.

То, чего так боялась Германия, тому и суждено было осуществиться. Америка, с ее экономическими ресурсами и армией, встала в ряды врагов Четверного союза. Германские и австрийские корпуса и дивизии, двинувшиеся за продовольствием в Румынию и на Украину, принесли весьма незначительное облегчение истощенной экономике Германского блока, так, например, 250-тысячная (29 пехотных и 4,5 кавалерийских дивизий) масса, брошенная лишь на оккупацию советской Украины, фактически прокармливала лишь себя. Но все же эта масса временно была исключена из продовольственного бюджета Центральных держав.

В этих условиях политика и экономика диктовали германской стратегии необходимость проявить наивысшее напряжение сил - с тем, чтобы до подхода необходимой массы американских сил на континент добиться решающего успеха на фронте. Так, например 24 июня 1918 г. германский статс-секретарь иностранных дел Р. фон Кюльман, выступая в Рейхстаге, сказал что военный узел нельзя разрубить мечом - следует искать компромисса. В итоге, по категорическому требованию Э. фон Людендорфа, он был немедленно уволен в отставку. Известна также популярная фраза Ф. Фоша издания 1918 года - «уничтожение бошей мы доведем до конца». Отсюда становится ясно, что ни о каких компромиссах не могло быть и речи – каждый противник верил в свою победу.

Германское Верховное командование, взвесив сложившуюся стратегическую ситуацию (вывод из войны России – и фактическое освобождение армий на восточно-европейском и кавказском ТВД, успешный разгром румынской и итальянской армий и пр.) приступило к созданию нового плана решительного наступления против англо-французов - с тем, чтобы посредством энергичных ударов на фронте Реймс - Шато-Тьери - Клиньон - до момента полного влития американских войск в ряды своего противника - постараться вырвать военную победу.

Наступление за р. Марну, разгром живой силы союзников, преодоление оборонительных полос, выход на маневренный простор и захват важнейшего оперативного железнодорожного участка - Шалон - Париж - таков был основной идейный стержень стратегического плана германского командования для июля 1918 г. Автор этого плана – Э. фон Людендорф - стремился в новой обстановке осуществить то, что не удалось сделать Г. Мольтке-младшему в сентябре 1914 г.

Обстановка вооруженной борьбы была теперь иная, оперативно-стратегическая мысль скована условиями железобетонных позиционных полос - но это, как подсказывал Э. фон Людендорфу его опыт, при соответствующей подготовке и организации, можно было преодолеть. Мартовское наступление к Амьену и майское наступление к Шато-Тьери – стали прелюдией к новой фазе маневренной войны. Ведь надо только еще сильнее пожелать и еще более качественно подготовиться во всех отношениях - чтобы преодолеть фортификационные сооружения, сплошные по фронту и еще более мощные в глубину. Надо было всеми силами и средствами опять и опять стремиться к освобождению от оков железа и бетона с тысячами пулеметных гнезд и траншейных орудий, с массой артиллерии и прилипнувшей ко всему этому живой силе - дивизий, которые как бы вросли в землю и очень плотно стояли вдоль застывшего фронта. Необходимо, наконец, посредством огромного накопления сил и технических средств, посредством внезапности, стремительного натиска и использования этого удара в глубину раздробить эти оковы и превратить войну позиционную в войну широких творческих замыслов и свободы действий - в войну маневренную.

Имея в виду, что вторая Марна есть только следствие, логически вытекавшее из предшествующей оперативно-стратегической деятельности Германского Верховного командования и работы его войск, мы считаем целесообразным напомнить читателю эту предшествующую боевую работу сторон.

Первым в серии масштабных германских ударов стало Мартовское наступление на р. Сомме (мы подробно писали об этом – см. цикл статей «Михаэль». Мартовское наступление кайзеровской армии 1918 г. во Франции Ч. 1-6, а также статью "Последняя надежда Германии. Бывший Русский фронт и судьба кампании 1918 г. на Французском фронте Первой мировой").



Немецкая пехота перед наступлением. Солдаты переходят канал Эна-Уаза в утро начала операции "Михаэль".

Грандиозное немецкое наступление в марте по обеим сторонам р. Соммы (с 21 марта пo 9 апреля) ставило основной целью разгромить англичан - отбросив их остатки к побережью и тем самым достигнуть разъединения главных сил обоих ключевых союзников на Французском фронте. Операция «Михаэль» стала первым большим опытом Э. фон Людендорфа в его желании освободиться от железобетонных оков позиционной войны - и добиться почетного мира, победив в войне маневренной.


Схема 1. Диспозиция сторон к 21 марта 1918 г. и 3 наступления Э. фон Людендорфа.

Для своего знаменитого удара, или как его назвали некоторые французские исследователи, удара в стиле «стратегии буйвола», Э. фон Людендорф собрал на участке в 70 км (фронт Круазиль - Аррас-Ла-Фер) — 65 дивизий. Эти 65 дивизий XVII, II и XVIII армий, поддержанные 6800 орудиями, 1000 самолетами и 10 танками обрушились на 36 английских дивизий, имевших 3000 орудий, 500 самолетов, 216 танков.

Удар немцев был внезапным. Последнее было достигнуто не только благодаря прекрасно организованной переброске дивизий к району удара, оставшейся незамеченной противником, но и благодаря примененному Г. Брухмюллером (начальник артиллерии германской армии) нового метода артиллерийской подготовки. Немецкие ударные дивизии перешли в наступление после пятичасовой артиллерийской подготовки - в то время как до этого на всех фронтах в последний период мировой войны тратили по 6 и более дней, утрачивая фактор внезапности.

«Во время сражения, - пишет Э. Людендорф, - мы начали из района Лаона обстреливать Париж из орудия с дальнобойностью в 120 км. Это орудие являлось чудом техники и науки, мастерским произведением фирмы Круппа и его директора Раузенбергера. Часть населения покинула столицу - еще и тем еще увеличила беспокойство, которое вносили наши успехи». («Мои Воспоминания». Т. II. С. 173.).



Кстати говоря, с точки зрения анализа вопроса технической внезапности (мы писали об этом – см. Парижская пушка ; Новое оружие - это лишь полдела) во время применения сверхдальней артиллерии интересен рассказ очевидца обстрела Парижа - английского офицера - артиллериста Миллера, который писал, как в 07. 15. 23. 03. 1918 г. 1-й снаряд невиданной силы упал на набережной Сены. Через 15 минут прогремел второй взрыв - на улице Карла V, а затем - на Страсбургском бульваре. Вначале население решило, что происходит бомбежка с аэропланов нового типа, незаметных с земли. Всего в тот день прогремел 21 взрыв. Метрополитен частично перестал действовать, и громадные толпы народа, заполнявшие улицы, всматриваясь в небо, страшась увидеть там предполагаемые аэропланы, бросающие бомбы. Казалось вероятным и другое предположение - что снаряды выпускались из орудий, скрытых в заброшенных каменоломнях или в густых лесистых местностях близ Парижа - но это также не подтвердилось. По третьей теории снаряд были выпущены из пневматического орудия, находившегося в пределах самого Парижа. Но вскоре, после исследования осколков, союзники разобрались в чем дело. Как известно, обстрел Парижа происходил не только во время мартовского наступления, но и во время майского и июльского наступлений. Обстрел производился из семи 21- и 24-см орудий из района С.-Габен (110 км). Вес снаряда был 120 кг. Длина корпуса 19 дм. Начальная скорость до 1600 м в секунду, окончательная скорость при падении в Париже - около 700 м в секунду, а продолжительность полета составляла около 3 минут. Всего немцы выпустили 303 снаряда. Насколько в первый момент моральный эффект был значителен, настолько уже через несколько дней этот обстрел мало кого волновал. Каждый обстрел за день давал не более 20 человек убитых и 50 раненых, производя при этом незначительные разрушения.

И все же эта огромная масса людей и технических средств (на один километр фронта приходилась 1 пехотная дивизия, 90 - 100 орудий, 15 аэропланов) основной задачи плана операции выполнить не смогла.

Около 18 дней шли упорные бои. На этот удар союзники, после нескольких дней боев, ответили рядом контрударов.

25 резервных французских дивизий подошли к полю боя. Сюда же было снято с других участков фронта еще 15 французских дивизий. Переброска новых сил со стороны союзников автоматически потребовала такой же переброски со стороны наступающих немцев.

К 8 апреля 25 новых германских дивизий также было переброшено к району таранного удара. В результате серии боев за 18 дней максимальное продвижение в центре наступающего фронта доходило до 65 км (с мизерным продвижением на флангах прорыва - 4 - 5 км). Таким образом, несмотря на затраченную огромную энергию, темп ежедневного продвижения в среднем составлял не более 3 - 4 км.


3. Германский Кайзер приветствует проходящие войска. Рядом - Кронпринц.

Англичане не только не были оттеснены к побережью, но и Амьен, этот важнейший стратегический узел железнодорожных путей на Париж и Кале (порт высадок английских войск) не был взят. В результате всех усилий немцы получили лишь мешкообразное расширение фронта и не более того.

Вторая Марна. Часть 1

4. В освобожденной деревне

Маневр германской армии, наткнувшись на упорное сопротивление англичан, а затем присоединившихся к последним французов, разбросав свои усилия сразу против двух противников и запутавшись в проволоке, бетоне, железе, воронках, исковерканных фортификационных сооружениях, к 31 марта остановился в 15 км от Амьена. Ушедшие на 65 км от исходного рубежа немецкие части жили на полуголодном пайке - так как подвоз всего необходимого был крайне труден вследствие специфики местности.

Выдохнувшийся наступательный порыв замер перед Амьеном, застыв здесь на целых четыре месяца - т. е. вплоть до августовского контрнаступления Ф. Фоша. Мартовское наступление, выведя из строя около 180 тыс. англичан с потерей 1000 орудий, потребовало огромных жертв и от германской армии (160 тыс. чел.) - для которой, на исходе живой силы, каждый солдат в 1918 г. представлял особую ценность.


5. Забрасывают гранатами германские траншеи

Прорыв обороны союзников оказался, несомненно, решающим фактором для дальнейшей политики и стратегии Антанты. Вечные недоразумения и споры по вопросам высшего командования, наконец, разрешились - в апреле главнокомандующим союзными армиями становится Ф. Фош. Оставался еще один сложный вопрос - недостаток живой силы. Но и в этом вопросе германское наступление было той последней каплей, которая переполнила чашу выжидания Америки. И САСШ согласились ежемесячно посылать по 120 тыс. пехотинцев и пулеметчиков. Несколько позже, 2 мая, Ф. Фош высказал американскому главкому Д. Першингу следующий (и весьма знаменательный) план использования американских войск:

«Кризис, который переживают все воюющие, есть прежде всего кризис личного состава армии. Нам нужны люди и люди. Если мы будем их иметь - мы победим, потому что Германия скоро их иметь не будет. Американскую артиллерию, материальные средства, генеральный штаб, управление и учреждения можно видеть позже. Пусть прибывают пехотинцы и пулеметчики. 21-го апреля 1918 года во Франции было 335000 американцев. В апреле высажено 65000 бойцов. Необходимо их прибытие впредь по 250000 в месяц. Если мы проиграем сражение, если англичане будут отброшены к морю, а французы к Луаре, где, когда и как образуется американская армия?».

Как мы видим, этот план особых комментариев не требует.

В оперативно-тактическом отношении после мартовского прорыва германцев союзники стали постепенно верить в свои силы - и в способность посредством маневрирования своими резервами отвечать ударом на удар.


6. После атаки

Продолжение следует...
Автор:
Олейников Алексей
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

18 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти