Наступление у Кросны, или Четыре дня из жизни сибирских стрелков

Неприметная деревушка со скромным названием Кросна – пункт наступления частей 15-го Сибирского стрелкового полка 4-й ссд 2-го СибАк в ходе боев 1 – 4 октября 1914 г. Как обычно проходило наступление на первом этапе мировой войны - мы узнаем, прочитав эту статью. В основе материала – воспоминания командира одной из рот полка и журнал военных действий части.

Наступление у Кросны, или Четыре дня из жизни сибирских стрелков
Начальник 4-й Сибирской стрелковой дивизии генерал-лейтенант Н. Ф. Краузе.

Ночь на 1-е октября полк провел у дер. Голашево - между Корпки и Голашево. Пришел приказ - в 7 часов начать наступление на фольв. Голашев, госп. дв. Мошна и Гносин. Стоял сильный туман, пользуясь которым, полк, выслав вперед пеших разведчиков, двинулся вперед в боевом порядке. 4-й батальон шел левее Доманева, имея правее себя 2-й и 1-й батальоны. 3-й батальон находился в полковом резерве.


Вот уже слышны выстрелы орудий и трескотня пулеметов, но не в направлении наступления русских. Цепи ровным шагом подвигаются вперед - все ближе и ближе к намеченным пунктам. Подходя к Доманеву, пришлось принять правее - так как впереди находилось болото. На линии фольв. Доманева батальон приостановился и выслал в цепь 3 роты (16-я рота осталась у фольв. в резерве, где сразу же начала окапываться – ведь уже начали повизгивать пули). Отсюда как на ладони видно было развертывание и движение 2-го и 4-го батальонов.

Спокойно, не торопясь, роты, как будто в мирной обстановке, совершали свой маневр, перебираясь через ручьи и болото к указанной им позиции - не обращая никакого внимания на рвущиеся над их головами шрапнели и на громадные фонтаны грязи и земли от взрывающихся бризантных снарядов. Вид маневра мирного времени нарушала лишь действительность: то тут, то там оставались на месте серые шинели - одни лежали неподвижно, другие же тихо и еле-еле шевелясь – убитые и раненые.

К 12 часам дня полком была занята позиция в таком порядке: от госп. дв. Мошна влево к Гносину - 2-й батальон, правее госп. дв. Мошна – 4-й батальон (по дороге из госп. дв. Мошна в фольв. Кросна) - имея 13-ю, 14-ю и 15-ю роты в цепи и 16-ю роту в резерве; правее 4-го батальона - от ф. Кросна - 1-й батальон.

На этой позиции полк держался целый день. В течение дня через 16-ю роту то и дело проходили раненые, направлявшиеся к перевязочному пункту, расположенному в фольв. Голашев. Артиллерия сибирцев начала с 15 часов сильный обстрел позиции противника – готовя атаку. Ночью 16-й роте было приказано нейтрализовать искусственные препятствия - глубокие канавы с водой и мост через протекающий ручей. Часов около 2 ночи был получен приказ, чтобы 16-я рота заняла позицию правее 15-й роты - уступом сзади и связалась с 1-м батальоном. Около 3 часов ночи рота заняла позицию правее 15-й роты (но на одной с ней линии) - так как стать сзади уступом не позволяло болото, а также связалась с ротами 1-го батальона, левый фланг которого находился в фольв. Кросна.

16-я рота заняла позицию по канаве вдоль дороги - около изгиба с деревом - и загнула свой правый фланг по канаве, идущей от изгиба дороги с деревом к линии железной дороги.


Схема № 1. показывает положение 4-го батальона 15-го Сибирского к 6 часам утра 2 октября.

Противник занимал линию полотна железной дороги, которая сплошь была заставлена грузовыми вагонами - от Пруткова до Юзефова.

С наступлением рассвета высланные вдоль по канаве к полотну железной дорого разведчики донесли, что на полотне «железки» среди вагонов присутствия неприятеля не обнаружено. Получив такое донесение, 1-й взвод 16-й роты поодиночке, по канаве, перебежал к полотну железной дороги и, осмотрев вагоны, занял полотно. Под прикрытием вышедшего вперед взвода к полотну железной дороги перешла и вся рота.


Схема 2.

Вскоре к линии железной дороги подошли и остальные роты 4-го батальона. Впереди линии железной дороги в направлении на дер. Кросна с двумя кирпичными заводами лежало поле, засеваемое свекловицей для сахарного завода в Юзефове – и по всему полю были разбросаны кучи собранной и прикрытой землей связок свекловицы.

Пространство, которое надо было перебежать от полотна «железки» до ближнего кирпичного завода, равнялось шагам 800 – 1000 - но оно было совершенно открытым. Заметно было, что у противника имеется 2 пулемета - один был установлен в зданиях кирпичного завода дер. Кросна № 2, а другой - в Кошаец. Из этих пулеметов и обстреливалось полотно железной дороги.

Разведчики, проходившие по канавке, идущей от полотна железной дороги к кирпичному заводу № 1, выяснили, что завод № 1 занят не больше чем взводом немцев, но что во 2-м корпусе завода имеется пулемет, который, совместно с пулеметом, находящимся в дер. Кошаец, сосредоточивает свой огонь на том месте, где канавка подходит к полотну железной дороги - в этом месте ложились пули, рикошетируя по вагонам.

По цепи из стрелков, тянувшейся от 16-й роты к 15-й была передана просьба - чтобы наша артиллерия обстреливала кирпичные заводы № 1 и № 2. Не прошло и 15 - 20 минут ожидания, как что-то прожужжало над головами сибирских стрелков, и вот впереди кирпичного завода раздался взрыв, и снова взрыв - над самым заводом. Передается по цепи: «Снаряды ложатся хорошо», и по открытому полю замелькали серые точки, быстро перебегающие от одной кучки к другой, по канаве стремительно льется серый, беспрерывный поток, - это рота начала перебежку, прикрываемая своей артиллерией.

«Затакал» немецкий пулемет, а потом и другой. Действие их скоро сказалось. Раздался возглас: «Санитары, к раненому». Немного бледный, но смелой и уверенной походкой санитар бежит к первой лежащей неподвижно серой точке. Раскрыта сумка, распорота шинель, и уже мелькает белый бинт, накладываемый санитаром на раненое плечо. Стрелок, бледный и от потери крови и от боли, не стонет, а мужественно переносит делаемую ему перевязку.

А пули все чаще и чаще пролетают мимо. Видя, что большинство пуль сосредоточено по канаве и ранения - в плечо или спину (так как канава небольшая и не дает полного укрытия стрелка), и пули попадают в насыпь при канаве, было приказано перебегать за насыпью. Первые люди подбежали к зданиям кирпичного завода и быстро рассыпались по строениям. Вскоре вся рота сосредоточилась на заводе и вышла вперед - заняв котловины (ямы, где выбирается глина), открыв по отходящему на госп. двор и дер. Бискупице противнику огонь. Вскоре появились и стрелки других рот. Вот подходит зауряд-прапорщик Игошкин, исполняющий должность младшего офицера 3-й роты. Он прибыл вместе с охотниками.

В это время 1-й батальон ведет наступление и уже подходит к дер. Кросна.

Противник открыл шрапнельный огонь. Не обращая никакого внимания на шрапнельный огонь, русские цепи быстрыми перебежками все ближе и ближе приближаются к деревне. Как морской вал - катятся они, и ничто не может их остановить. Остаются на месте серые точки, но вал по-прежнему сплошной стеной катится все ближе и ближе к деревне. Среди серой массы уже можно узнать офицеров: вот капитан Гоцасский, поручик Петрушин, прапорщик Грачев и другие.

Артиллерийский огонь противника все сильней и сильней. Цепи наступают, а разрывы все отходят назад и назад - но рвутся и плюют горячим свинцом прямо в лицо наступающим. Но стрелки дошли до цели и плотно приникли к каменным стенам завода - а снаряды противника продолжают рваться: но он со шрапнели перешел на только бризантные - и громит заводы.

Появляется верхом командир 1-го батальона капитан Мисюра.


А. Н. Мисюра.

Офицеры собрались около него, чтобы выяснить дальнейший план действий. Нужно занять позиции впереди Кросна и окопаться - а так как сделать это сейчас ввиду сильного артиллерийского обстрела нельзя, то к выполнению задачи приступить с наступлением сумерек. Вышли вперед здания и, под прикрытием земляных бугров, осмотрели местность и распределили участки. Артиллерийская стрельба на этом участке стихла, - редко, редко пролетит и разорвется снаряд. Противник сосредоточил свой огонь по Кошаецу, где наступает 2-й батальон.

Но вот снова противник переносит огонь на данный участок и сосредоточивает его около линий железной дороги. Вскоре все становится ясным: из-за полотна «железки» выкатилась первая волна серых шинелей; через некоторый промежуток другая - и все ближе и ближе к деревне. Это наступают роты 3-го батальона, находившегося в резерве. Не верилось, что наступление идет под сильным огнем полевой и тяжелой артиллерии германцев.

Быстро, без суеты, двигались вперед сибирские цепи.

И опять та же картина, как и при наступлении 1-го батальона: цепи продвигаются вперед, а разрывы отходят назад, не переставая плевать свинцом в лицо. Вот упал тяжелый снаряд, выбросив кверху фонтан черной земли – вместе с ним упала вся цепь – но через момент цепь вновь движется вперед.

Снова фонтан черной земли поднимается перед цепью - снова упала последняя, но встала и бежит дальше – а на месте разрыва осталось две-три серые точки: одна из них неподвижна, а две еще шевелятся. Вот одна из них поднялась и, пошатываясь, движется за прокатывающейся серой волной.

А взрывы все чаще и чаще, и оставшихся серых точек все больше и больше. Через некоторое время эти точки шевелятся, встают и двигаются.

Но роты уже близко. Можно увидеть идущих вереди – штабс-капитана Махловца, подпоручика Габаева, капитана Добровского. Перед последним очень близко разрываются снаряды – но доблестный капитан только отшатнулся, и затем вновь бежит вперед. Они добежали - и вместе с первым эшелоном полка оказываются под прикрытием каменных зданий.

Теперь дер. Кросна прочно занята сибирцами, и противник уходит, провожаемый нашим огнем. Артиллерийский огонь стихает - и по полю быстро, быстро задвигались санитары, подбирая раненых, делая им на месте перевязки и отправляя за полотно железной дороги - к перевязочному пункту.

Копают могилы для погибших героев. Как только наступили сумерки, роты вывели на предположенную позицию впереди дер. Кросна - и приступили к созданию окопов. Приказано организовать последние настолько хорошо - чтобы держаться на завоеванной позиции до последней капли крови. Работали всю ночь.

К утру 3-го октября окопы были готовы – профиль стоя со ступенькой, и нижние чины, наконец, смогли отдохнуть.

Часов с 9 утра противник начал обстреливать тяжелыми снарядами и шрапнелью кирпичные заводы № 1 и № 2 и (изредка) окопы. Винтовочная перестрелка - редкая. Шагах в 1400 – 1200 было видно, что окопался противник около госп. дв. и дер. Бискупице.

Часов с 14 наступило затишье. Воспользовавшись этим, проголодавшиеся стрелки выходят из окопов и бегут к халупам (шагов 300 - 400 от окопов) - и вскоре видишь, как каждый из них тащит большие чугуны с вареным картофелем и чайники с чаем. Подвезти пищу нет возможности - вследствие сильного обстрела.

Вот тут-то и сказывается сердечное отношение стрелков к своим командирам. Каждый из принесших картофель или чай, пробираясь по окопу, несет в бумаге несколько картофелин, соль и кружку чая, достает из сумки кусок хлеба и, обращаясь, говорит: «Покушайте Ваше благородие, а то проголодались».

Картофель имеет какой-то особый вкус. Поели и, пользуясь тишиной, бойцы дремлют в разных позах: кто сидя, кто лежа, на дне окопа – куда уже успели натащить соломы. В 18. 30. противник снова открыл сильный артиллерийский огонь - по всей позиции. И получен приказ быть готовыми к атаке со стороны противника - вероятно ночью.

С наступлением сумерек стрельба усилилась по всему фронту. Артиллерийская подготовка была очень сильная. Снаряды ложились кучами, вздымая громадные фонтаны земли – а осколки снарядов с пением на разные голоса неслись над головой. Вот жужжит, словно рой майских жуков, - это шрапнели, а вот где-то совсем близко летит что-то другое, с каким-то ухающим звуком, - это большой осколок снаряда. Вот что-то чмокнуло в стену окопа и упало к ногам офицера - это небольшой осколок снаряда - еще горячий, так что едва терпит рука. При взрыве снарядов вблизи окопа земля вздрагивает, и слышится металлический звон. С начала перестрелки над окопами с особым звуком проносятся пули - цюк-цюк-цюк все чаще и чаще слышатся над головой. Вот одна ударилась впереди окопа и с особым поющим звуком пошла куда-то дальше. Заработала как будто швейная машина—ти-ти-ти-ти-ти - это ударил русский пулемет. В ответ ему со стороны немцев затакал их пулемет - та-та-та-та, с более длинными паузами. Над головой льется как бы струя воды, - это проходит рой пулеметных пуль. Стрельба все сильней и сильней. Стало уже совсем темно - и каждый боец напряженно всматривается вперед. Вот блеснул свет прожектора - и в полосе потухающего луча сверкают разрывы снарядов.

Полетели светящиеся ракеты, а вслед за ними - снаряды. Стрельба все усиливается и усиливается. Скоро грохот стрельбы достигает такой силы, что не слышно голоса. Это какой-то ад – всюду взрывы, трескотня пулеметов, сплошной винтовочный огонь, свет прожекторов, свет ракет - а вокруг темная и длинная осенняя ночь. Но вот часов с 10. 30. стрельба затихает - начиная с правого фланга - и постепенно уходит все дальше и дальше влево, временами вспыхивая снова с большей силой и снова постепенно затихая. К 11. 30. наступила полная тишина. Слышно только, как усиленно дышат люди. Все еще внимательно всматриваются вперед - полны ожиданием, что вот-вот снова заревут орудия и затрещат винтовки. Но тишина мертвая. Прошел час - все спокойно. Остались на местах лишь часовые и наблюдатели, а люди спали мертвым сном, несмотря на утренний холод.

Атака германцев была отбита по всему фронту. А в занятых окопах бойцы 15-го Сибирского пробыли до утра 7 октября - все время под сильным артиллерийским огнем.

Таковы были фронтовые будни полка сибирских стрелков в огне Великой войны.


Картины жизни сибирского стрелкового полка
Автор:
Олейников Алексей
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

4 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти

  1. Ольгович Офлайн
    Ольгович (Андрей) 12 июня 2018 05:54
    +4
    таковы были фронтовые будни полка сибирских стрелков в огне Великой войны.
    Сбытия и их герои описаны весьма подробно. Спасибо.
    Интересно, кто их сохранил для нашей истории ?
  2. Тот же ЛЕХА Офлайн
    Тот же ЛЕХА (Алексей ) 12 июня 2018 07:47
    +5
    Всегда с большущим интересом рассматриваю старые фотографии царских времен...солдат и офицеров тех лет...ведь это же наши прадеды...они такие же люди были как и мы сейчас...пытаюсь встать внутренне на их место и ощутить на своей шкуре как это оказаться под пулеметным и шрапнельным огнем совершенно беззащитным и незащищенным ничем... what

    Как мало мы знаем о них.
    1. Reptiloid Офлайн
      Reptiloid (Дмитрий) 12 июня 2018 08:42
      +5
      Спасибо автору за статью.
      Знаю, что мой прадедушка воевал в 1МВ.Вернулся с обмороженными ногами в свою деревню Абакумово Тульской области.Был грамотный и умный, уважали его за составление отчётов ,документов. Пользовался в деревне авторитетом и часто его называли по должности----Земов.
  3. Адьютант Офлайн
    Адьютант (Святослав) 12 июня 2018 07:59
    +6
    Боевая работа тружеников войны - это крайне интересно
    Как наши предки воевали
    Доблестно, упорно и, действительно, без суеты good
Картина дня