Как итальянские "кайманы Пьяве" разбили австрийцев

100 лет назад, 15 июня 1918 года, после часовой артподготовки с применением химического оружия на всем протяжении реки Пьяве, 60 австрийских дивизий пошли в наступление на позиции итальянской армии.

Согласно плану австро-венгерского Генштаба наступление должно было повторить успех действий германских войск на Западном фронте весной 1918 года. Однако в отличие от прошлогодней битвы при Капоретто, на этот раз достигнуть больших успехов австрийцам не удалось. Итальянцы оказывали настолько упорное сопротивление (сопротивлявшиеся наступлению даже получили прозвище «Кайманы Пьяве» за свою храбрость), что 23 июня австрийское командование отдало приказ отойти на прежние позиции. Это было последнее наступление австро-венгерской армии, больше она уже не могла наступать.

Предыстория


Кампания 1918 года, несмотря на осеннее поражение 1917 года, началась для Италии сравнительно благополучно. Австрийцев остановили на новой линии обороны в районе Альтипиани – Граппа, по нижнему течению р. Пьява. Вся страна, народ снова прониклись духом патриотизма и поддерживали армию. Закипела деятельность по восстановлению утраченных запасов и пополнению новых военных складов. Правительство и промышленность сосредоточили свои усилия на этом деле. Фирма Ансальдо выпускала орудия сверхплана, что позволило восстановить потери артиллерии после Капоретто. В результате массы оружия, боеприпасов, снаряжения и различных материалов потекли на фронт мощным потоком. Число предприятий работающий на фронт в 1918 году возросло до 3700 с общим числом рабочих в 800 тыс. и с капиталом в 2 млрд. лир. К концу февраля армия имела 5282 орудия и 6500 самолетов, предприятия ежемесячно выпускали 1700 грузовых автомобилей.

По всей стране были создан многочисленные гражданские комитеты, которые облегчали жизнь солдат: собирали для них медикаменты, табак, шоколад, мыло, одежду, книги т. д.; солдат развлекали, для различных частей устраивали театральные представления, концерты, в этом участвовали знаменитые итальянские артисты и пр. Власти вели активную патриотическую пропаганду. С другой стороны, австро-германские войска в оккупированных итальянских областях вели себя крайне жестоко. Беженцы, которым удалось бежать и переправиться через Пьяве, рассказывали ужасные истории о поведении оккупантов, грабежах, реквизициях, бессмысленных разрушениях, насилиях над женщинам и т. д. Это сплотило общество и армию в борьбе с захватчиками.

Итальянцы быстро восстановили ранее разбитые и расстроенные части. Около Пьяченца формировали новую 5-ю армию генерала Капелло. Деморализованные капореттской катастрофой войска были быстро восстановлены, перевооружены, оздоровлены и отправлены на фронт. Восстановленная 2-я армия весной была направлена в район Монтелло и затем преобразована в 8-ю армию. Итальянскую армию теперь укрепляли союзные дивизии. Первые британские и французские дивизии прибыли на фронт уже в декабре 1917 года: французский 31-й корпус, британский 14-й корпус. В результате итальянская армия была усилена 6 французскими и 5 британскими дивизиями. Но к июню 1918 года, из-за решительного наступления германской армии на Западном фронте, 2 британские и 3 французские дивизии были отозваны обратно. Кроме того, в итальянской армии появилась чешская дивизия, а затем и румынская дивизия.

Кровавые уроки Капоретто учли. Вместо сосредоточения больших сил на передовой линии обороны, где они несли большие потери даже в период отсутствия крупных операций, и подвергались огромному урону во время вражеского удара, приняли систему эшелонирования войск в глубину, с выдвижением на передовую небольших частей для создания тонкой завесы и отводом крупных соединений на вторую линию. Кроме того, были приняты меры для обеспечения флангов и заполнения прорывов, если враг прорвёт фронт. Новый итальянский командующий Армандо Диас оказался более толковым, чем предшественник.

После Капоретто на фронте было затишье. Зима исключала возможность проведения крупных операций. Поэтому зимой на сухопутном фронте значительных операций не было. Весной небольшие группы вели разведку в горных районах, но без особого успеха. Когда Германия начала стратегическое Весеннее наступление во Франции Италия даже смогла послать на Французский театр вспомогательный корпус. В мае итальянцы провели несколько небольших удачных операций. Авиация обеих сторон проявляла активность, австрийские и итальянские самолеты бомбили города, вражеские позиции, склады. Также проводили разведывательные полеты с целью фотографирования вражеских позиций, изучения передвижения войск и для корректировки артиллерийского огня. Бывало, что итальянские летчики садились на вражескую территорию позади линии фронта, оставались там на несколько дней, собирая сведения. Затем летчики пешком возвращались обратно, переплывая ночью через Пьяве.

Итальянский флот господствовал на море. На море не было крупных операций, так как австрийцы оставались в своих портах. При этом итальянцы время времени тревожили противника, высаживая морские отряды у устья Пьяве и других местах. Итальянские эсминцы, подводные лодки и торпедные катера делали рейды. Перед самым началом сражения итальянцы добились на море важного успеха. 10 июня капитан-лейтенант Луиджи Рицц торпедой с торпедного катера потопил один из самых сильных кораблей австро-венгерского флота «Сент-Иштван». Из 1094 человек экипажа 89 утонули вместе с дредноутом, остальных удалось подобрать кораблями сопровождения. Этим итальянцы предотвратили атаку на Отрантское заграждение, пересекавшее Адриатическое морей. Адмирал Хорти намечал эту операцию как преддверие к сухопутному сражению. Это событие имело большой резонанс в Австро-Венгрии и произвело гнетущее впечатление.

Как итальянские "кайманы Пьяве" разбили австрийцев

«Сент-Иштван» тонет. Кадр из кинохроники

Подготовка операции

Весной 1918 года германские войска начали решительное наступление на Французском фронте. Германия потребовала от своего союзника Австро-Венгрии провести крупное наступление в Италии, чтобы нанести решительное поражение итальянцам, что позволяло усилить австро-венгерскими дивизиями германскую армию во Франции, отвлечь американские войска. Германцы жестко критиковали австрийцев за бездействие, когда Германия несла на себе всё бремя войны. Наличие во Франции итальянского корпуса было вызовом для Австро-Венгрии, у которой к Итальянскому фронту были прикованы все боеспособные силы. Германский кайзер Вильгельм телеграфировал австрийскому императору Карлу: «Наша задача - атаковать на всех фронтах». Германский генерал Крамон в Бадене давил на австрийское верховное командование, превознося победы германской армии во Франции и требуя решительной операции в Италии. Так родилась идея июньского наступления австрийской армии.

Союзный главнокомандующий маршал Фош, после германского прорыва на Западном фронте, также требовал, чтобы итальянцы перешли в решительное наступление. Диас подготовил план итальянского наступления. Однако итальянской разведке стали известны планы противника, включая дату и направления ударов, поэтому наступление отложили. Всё внимание было обращено на укрепление обороны.

Сами австрийцы также склонялись к идее нового решительного удара в Италии. Только большая военная победа могла спасти монархию Габсбургов от военно-политического краха. Победа при Капоретто дала некоторый моральный и экономический эффект, хотя Италию и не удалось ввести из войны, как планировали. Австрийцы не смогли рационально использовать захваченные итальянские области, оккупационные войска грабили и уничтожали то, что не могли вывезти. Кроме того, австро-венгерское командование по-прежнему недооценивало противника. Считалось, что итальянские войска в моральном отношении уступают австрийским, что австрийская артиллерия сильнее и итальянцы не выдержат сильного натиска. Австрийский фельдмаршал Конрад считал, что положение Италии подобно потерпевшему кораблекрушение морячку, цепляющемуся руками за бревно, и если ему отрубить топором пальцы, он неизбежно погрузится в пучину моря. Германские дивизии, участвующие в разгроме при Капоретто были отозваны назад, но австро-венгерская армия ещё сохраняла боеспособность, несмотря на критическое внутреннее положение империи.

12 мая на совещании в Спа австро-венгерское командование приняло окончательное решение об операции. По плану Конрада армия должна была нанести удар по обеим сторонам Бренты с целью входа к р. Баккильоне. Одновременно через Пьяве должны были производиться демонстративные атаки. Однако командующие войсками предложили свои планы. Командующий Изонцской армией Бороевич предлагал нанести на Пьяве главный удар, а не вспомогательную операцию. Штаб эрцгерцога Иосифа, командующего 6-й армией против Монтелло, придерживался идеи, что для начала нужно прикрыть правый фланг Изонцской армии и взять Монтелло. А генерал Вальдштеттен предложил атаковать перевал Тонале, чтобы получить возможность прорваться в долину Ломбардии. В итоге австрийское верховное командование объединило три плана в один и решило провести две главных наступательных операции: одну в районе Граппа – Брента, другую на Пьяве. Причём перед этими двумя операциями должна была последовать вспомогательная на перевале Тонале. Это привело к наступлению двух групп армий на расходящихся направлениях и ухудшению управления операциями.

За линией Граппа – Пьяве не было серьёзных естественных препятствий, итальянскую армию недооценивали, поэтому австрийское командование в целом было уверено в решительной победе. Генерал Арц писал Гинденбургу: «Я убежден, что в результате нашего наступления, которое должно привести нас к Адидже, мы добьемся военного разгрома Италии». Австрийский Генштаб считал, что крупная военная победа спасёт империю, позволит захватить большую добычу, особенно продовольствие, на богатых равнинах Северной Италии. Австрийское командование надеялось, что итальянцы не выдержат сильного удара на широком фронте, их резервы окажутся недостаточными, и их сопротивление рухнет, и чем дальше продвинутся австрийские дивизии, тем легче и решительней будет победа. Солдатам обещали большую добычу в виде продовольствия, промышленных товаров, кожи, мыла для них лично и их семей. Мотивом для войск стала необходимость смягчить продовольственный кризис в Австро-Венгрии. Для того чтобы предотвратить хищническое уничтожение трофеев, как это было после Капоретто, создали специальные трофейные команды под командой опытных офицеров, которые должны были собирать, сохранять и распределять захваченное добро.



Силы сторон

Австрийцы имели 60 дивизий большего состава, чем итальянские, 7500 орудий, 580 самолетов. В наступлении должны были принять участие 50 дивизий – 27 в горном районе и 23 на равнине. Главнокомандующим был эрцгерцог Евгений и его войска были разделен на две группы. Тирольская (Западная) группа фельдмаршала Конрада – 10-я и 11-я армии. Группа Пьяве (Восточная группа) фельдмаршала Бороевича – 6-я и Изонцская армии.

Итальянская армия имела 56 дивизий (в том числе три английские, две французские и одна чехословацкая), 7043 полевых и 523 зенитных орудия, 2046 минометов, 676 самолетов, 4 дирижабля}. В полосе предстоящего австрийского наступления располагались 44 итальянские дивизии, из которых 19 дивизий составляли подвижный резерв, обеспеченный 1800 грузовиками, который имел на вооружение 539 легких и 28 тяжелых орудий, 228 минометов. 12 дивизий были в общем резерве. На левом фланге стояли 7-я и 1-я армии (всего 12 дивизий); в центре – 6-я армия (всего 16 дивизий); на правом фланге, вдоль нижнего течения Пьяве – 8-я и 3-я армии (13 дивизий). Итальянская армия, на хорошо подготовленных позициях, имея сильные резервы и обильно снабженная припасами, спокойно ждала австрийского наступления.


Американские солдаты в битве при Пьяве

Сражение

13 июня 1918 года австрийцы начали вспомогательную операцию в районе Тонале, но она не привела к успеху. Рано утром 15 июня 1918 года после короткой, но исключительно сильной артиллерийской подготовки, начавшейся в три часа, австрийцы перешли в наступление на фронте от р. Астико до моря. Несмотря на сильный огонь австрийской артиллерии, итальянцы удачно и сильно отвечали, чем неприятно удивили противника. Большое количество австрийских орудий было выведено из строя, а ряд районов сосредоточения австро-венгерских войск был настолько сильно обстрелян, что связь и передвижение резервов были нарушен.

Первоначально австрийцы имели успех и в ряде мест несколько вклинились в расположение итальянской армии, но впоследствии были выбиты итальянскими контратаками. Лишь в районе горного кряжа Монтелло и в нижнем течении р. Пьяве австрийцы захватили и удержали за собой плацдармы, но их расширение оказалось им не под силу из-за сильного сопротивления итальянцев. Таким образом, австро-венгерская амия не смогла создать оперативные клещи в районе Монтелло и на нижнем течение Пьяве. Все попытки установить связь между двумя главными районами операции, и расширить захваченные плацдармы оказались безуспешными.

Итальянцы храбро сражались. Так, во время битвы прозвище «Кайманы Пьяве» (итал. Caimani del Piave) заслужили бойцы ударных частей ардити (итал. arditi — отважные, смельчаки) за свою безумную храбрость. Штурмовые подразделения ардити во время наступления первыми врывались во вражеские траншеи и уничтожали огневые точки противника. На вооружение штурмовиков-ардити стояли гранаты, кинжалы, иногда карабины, у офицеров и унтер-офицеров – пистолеты и револьверы. Ардито полагался металлический нагрудник с плечевыми накладками и каска особого образца без полей. Кинжал был для штурмовиков не только оружием ближнего боя, но и символом принадлежности к войсковой элите. Девиз ардите: «или победим, или все умрём» («O la vittoria, o tutti accopati»). В частности, штурмовые пловцы капитана Ремо Понтекорво Баччи только в одну из вылазок потеряли 50 из 82 человек.


Солдаты подразделения Ардити с кинжалами. 1918 год.

15 июня австрийское наступление потеряло первоначальный темп и свелось к попытке медленно оттеснения противника. Стало очевидно, что дальнейшая операция бессмысленна и приведёт только к ненужным потерям. Бороевич, который ранее подчеркивал превосходство австрийских войск, теперь заявил, что «немедленное продолжение операций против Тревизо будет в высшей степени неблагоразумным в виду численного превосходства противников. В настоящее время ни я, ни мои командующие армиями не располагают резервами. Кроме того, у нас недостаток артиллерии среднего калибра, снарядов и мостового имущества…».

Австрийцы не смогли расширить предмостные плацдармы, наткнувшись на сильное сопротивление противника. Итальянская артиллерия своим огнем по переправам препятствовала переходу австрийских подкреплений на правый берег, а также наносила сильные удары по скученным на ограниченном пространстве плацдармов вражеским войскам. 16 июня итальянские войска начали сильные контратаки и вернули часть утраченного пространства. Переброшенных через реку 20 мостов оказалось недостаточно, чтобы снабжать войска всем необходимым для продолжения наступления. Кроме того, в ночь на 18 июня река поднялась на 80 см и почти все мосты были снесены.

18 июня австрийцы ещё продвинулись вперёд, но итальянцы успешно контратаковали и отбили утраченные позиции. Две австрийские группы, переправившиеся через Пьяве, были окончательно отрезаны друг от друга, окружены с трёх сторон, имея в тылу широкую и быструю реку. Пьяве поднялась ещё больше, и сообщение с левым берегом стало ещё более сложным. 19 июня Бороевич доложил императору, что положение можно спасти только направлением свежих войск, снарядов и продовольствия. Однако австрийский главнокомандующий Арц фон Штрауссенбург завил, что не может оказать поддержку. Весь день продолжались упорные бои, давление итальянцев усиливалось, австрийцы несли огромные потери.

20 июня Бороевич, в связи с тем, что 11-я армия в Тироле не добилась успеха, а его войска добились лишь небольших результатов, что не дает надежды на успешное продолжение наступления, и есть угроза полной катастрофы из-за усиления давления итальянцев и подъёма воды на Пьяве, предложил отвести войска назад. В этот же день итальянцы перешли в контрнаступление. Ожесточенное сражение продолжалось весь день без каких-либо решающих результатов, и многие позиции по нескольку раз переходили из рук в руки. 21 – 22 июня позиционные бои продолжались.

Русский военный историк, генерал А. Зайончковский, писал о битве на Пьяве: «После 20 июня начались сильные дожди, портившие австрийские переправы, и 23-го австрийцы решили начать отход на левый берег реки, который обратился в катастрофу. Преследуемая итальянскими контратаками, артиллерийским огнем и налетом целой массы союзных аэропланов, 5-я австрийская армия была отброшена за Пьяве с потерей до 20 000 пленными и 60 орудий. Это была лебединая песнь австро-венгерской армии, которая окончательно лишилась здесь боеспособности и после, до конца войны, переживала медленную агонию разложения».

Таким образом, ошибки австрийского командования, скученность австро-венгерских войск на ограниченных размеров плацдармах, отсутствие резервов, затруднения со снабжением через вздувшуюся от паводка реку и сильные контратаки итальянцев в последующие дни локализовали первые австрийские успехи на Пьяве. Положение австрийских войск ухудшилось. В ночь на 23 июня австрийские войска получили приказ отойти за Пьяве на свои исходные позиции. После ряда ожесточенных схваток 23 – 24 июня весь правый берег Пьяве оказался в руках итальянцев. Однако итальянское командование не смогло организовать преследование отступающих австрийцев и немедленного сильного контрнаступления во время и после отхода противника. Итальянские войска также понесли тяжелые потери и были измотаны жестокими боями. А австрийские позиции на левом берегу Пьяве были почти полностью целыми, и итальянские командование не имело свежих частей для немедленного наступления.

В итоге наступление австрийцев в июне оказалось совершенно безрезультатным. Итальянцы оказались готовы к вражескому удару и отразили его. Положение на Итальянском фронте снова стабилизировалось. Итальянская армия потеряла до 80 тыс. человек, австрийцы – около 175 тыс. человек. Провал австрийского наступления имел серьёзные последствия морального и военного характера. Италия одержала победу и стала серьёзной угрозой для Австрии. Итальянская армия немедленно стала готовиться к решительному наступлению и провела ряд удачных локальных операций. Австро-Венгрия потерпела поражение, что ещё больше деморализовало армию и общество. Империя Габсбургов не смогла поддержать Германию во время решительного наступления во Франции (Гинденбург надеялся, что Австрия после Пьяве пошлёт свои дивизии на Французский фронт).


Итальянские морпехи производят высадку с барж во время битвы у реки Пьяве. Июнь 1918 года

Читайте "Военное обозрение" в Яндекс Новостях

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также

Комментарии 5

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. Ольгович (Андрей) 14 июня 2018 06:20
    Итальянцы вызывают уважение: сумели и восстановиться и отбить многократно усилившихся после Бреста. австрийцев
  2. Адьютант (Святослав) 14 июня 2018 07:17
    Разбила австрийцев при Витторио Венетто конечно вся итальянская армия
    ардити - лишь ее говорится ударные части.
    Но да, Кайманы Пьяве постарались. Недаром "Их имя зовется храбрость".
  3. solzh (Сергей) 14 июня 2018 08:06
    Во времена первой мировой войны ходила шутка следующего содержания:
    -Для чего существует австрийская армия? -Что бы все австрийскую армию били! -А для чего существует итальянская армия? -Для того, что бы и австрийцам было кого побить.
  4. Морской Кот (Константин) 15 июня 2018 04:18
    За двадцать лет, видимо, что-то в них изменилось: в "Вермахте" они дрались на уровне остальных германских частей и нареканий не вызывали. В чём дело, как думаете? hi
    1. Олежек 18 июня 2018 20:34
      А через 20 лет в австрийской армии остались одни немцы.. такие дела комрад.
      Ни чехов, ни венгров, ни хорватов, ни даже героических поляков с румынами там уже не было.
Картина дня