Единственная попытка ликвидации Октябрьского переворота

Фактически единственной реакцией Временного правительства на Октябрьское вооруженное восстание 25. 10. (07. 11.) 1917 г. стало т. н. Выступление Керенского - Краснова (или Мятеж Керенского — Краснова) 26. 10. (08. 11.) – 31. 10. (13. 11.) 1917 г. - поход подразделений 3-го Конного корпуса под общим командованием министра-председателя Временного правительства А. Ф. Керенского и непосредственным командованием командира корпуса генерал-майора П. Н. Краснова на г. Петроград - в целях ликвидации Октябрьского переворота и восстановления власти Временного правительства.

Единственная попытка ликвидации Октябрьского переворота

А. Ф. Керенский


Как же развивались эти знаковые события?

После победы восстания А. Ф. Керенский бежал из петроградского Зимнего дворца в штаб Северного фронта, находившийся в Пскове. А. Ф. Керенский рассчитывал на вызванные с фронта и верные правительству воинские части.

Но штаб Северного фронта был роковым пунктом для глав России в 1917 г. - и эта поездка оказалась бесцельной.

Стало также известно о нежелании войск Северного фронта, наиболее сильно распропагандированных вследствие близости к революционному центру, участвовать в подавлении очередного восстания. Кроме того, попытки А. Ф. Керенского организовать наступление на Петроград наталкивались на сопротивление главнокомандующего армиями фронта генерала от инфантерии В. А. Черемисова, отказавшегося снимать с передовой войска для подавления большевистского восстания.


В. А. Черемисов

А. Ф. Керенский вспоминал, что генерал и не скрывал нежелания связать свое личное будущее с судьбой «обреченного» правительства. Кроме того, он пытался доказать, что в его распоряжении нет войск, которые представлялось возможным изъять с фронта. Более того, В. А. Черемисов заявил, что не может поручиться за личную безопасность А. Ф. Керенского. Также генерал проинформировал последнего, что отменил свой ранее отданный приказ о выдвижении войск на Петроград – в т. ч. и 3-го Конного корпуса. На вопрос – разделяет ли командир последнего генерал-майор П. Н. Краснов взгляды В. А. Черемисова, был получен ответ – что общения с П. Н. Красновым пока не было.


П. Н. Краснов

В. А. Черемисов ушел на заседание военно-революционного комитета, пообещав доложить А. Ф. Керенскому настроение войск. Министр-председатель охарактеризовал генерала как «умного, способного и очень честолюбивого, но совершенно забывшего о долге человека», который не только посетил заседание ВРК, но и после последнего уговаривал по телефону командующего Западным фронтом генерала от инфантерии П. С. Балуева также не помогать правительству.

В то же время комиссар Северного фронта В. С. Войтинский сумел напрямую договориться с командованием 3-го Конного корпуса, части которого после провала августовского корниловского похода на Петроград были разбросаны в прифронтовом районе, что несколько казачьих сотен выдвинутся в Петроград. Комиссары В. Б. Станкевич и В. С. Войтинский сумели убедить и казаков в необходимости наступления на Петроград.

А. Ф. Керенский пожелал возглавить этот поход. Но казаки не особо хотели воевать за правительство, дискредитировавшее себя, а офицерство презирало А. Ф. Керенского – не только как революционера, но и как губителя русской армии, до этого совместно с большевиками и другими партиями растлевавшего последнюю.

Для похода были собраны до 10-ти сотен из состава 1-й Донской и Уссурийской казачьих дивизий, дислоцированных в районе корпусного штаба в г. Остров. Позднее к ним присоединились несколько батарей, около 900 юнкеров и бронепоезд. Попытка Ставки выделить для этой экспедиции дополнительные силы успехом не увенчалась - большинство вызванных войск отказалось выполнить приказ, а 13-й и 15-й Донские казачьи полки 3-го Конного не выпустил из Ревеля местный ВРК.


Утром 26. 10. (08. 11.) А. Ф. Керенский приказал двигаться на Петроград - и к вечеру первые казачьи эшелоны прошли на Гатчину через Псков.

27. 10. (09. 11.) казаки без боя овладели Гатчиной, а на следующий день после слабой перестрелки и длительных переговоров со стрелками царскосельского гарнизона, казаки заняли Царское Село - и вышли на ближние подступы к столице.

29. 10. (11. 11.) части П. Н. Краснова, оставаясь в Царском Селе, не предпринимали активных действий – казакам была назначена дневка. Это было серьезным (и очередным) стратегическим просчетом – именно в тот день произошло юнкерское восстание в Петрограде - закончившееся поражением юнкеров.

Обороной столицы ведал большевистский Петроградский ВРК, со всей серьезностью отнесшийся к угрозе Петрограду.

26. 10. (08. 11.) ВРК приказал железнодорожникам блокировать продвижение к Петрограду казачьих эшелонов. На следующий день к Пулкову и Красному Селу были двинуты революционные полки, отряды Красной Гвардии и балтийских моряков.

В ночь на 28. 10. (10. 11.) ЦК РСДРП (б) и СНК создают специальную комиссию для обороны Петрограда - во главе с В. И. Лениным. В тот же день последний, прибыв в штаб Петроградского военного округа, возглавил его работу. Был принят ряд кадровых решений: в частности, главнокомандующим округом стал председатель ВРК Н. И. Подвойский, а общее командование войсками, двинутыми для подавления "мятежа", принял М. А. Муравьев (29. 10. (11. 11.) 1917 г. он возглавил и Петроградский военный округ).


Н. И. Подвойский

Город объявлялся находящимся на осадном положении, все военные силы в Петрограде, Выборге, Гельсингфорсе, Ревеле, Кронштадте, на Балтфлоте и Северном фронте были приведены в полную боеготовность, формировались и укреплялись оборонительные рубежи. С целью поддержки сухопутных войск огнем корабельной артиллерии, Центробалт отправил боевые корабли в Неву, формировались отряды морской пехоты.


М. А. Муравьев

В. И. Лениным были проведены совещания в партийных организациях, фабрично-заводских комитетах крупнейших заводов, районных Советах, профсоюзах и воинских частях. 29. 10. (11. 11.) Л. Д. Троцкий с заседания Петросовета отбыл на Пулковские высоты, а В. И. Ленин провел совещание в ВРК, выступая затем на собрании полковых комитетов частей петроградского гарнизона. ВРК отправил до 20000 человек на создание оборонительных рубежей (т. н. «Залив-Нева»), а на оборону города выступили несколько тысяч красногвардейцев-рабочих ряда заводов.


В. И. Ленин.


Л. Д. Троцкий

В итоге, к началу вооруженного столкновения лишь революционные войска, сосредоточенные на передовой, насчитывали 10-12 тыс. человек, составивших 2 отряда: Пулковский (им командовал полковник Вальден; матросами отряда командовал П. Е. Дыбенко) и Красносельский (командование – в лице офицеров-большевиков Ф. П. Хаустова и В. В. Сахарова).


П. Е. Дыбенко

Правый боевой участок (у Красного Села в районе дер. Новые Сузы) обороняли балтийские матросы П. Е. Дыбенко, центральный боевой участок (у Пулковских высот) защищали красногвардейцы К. С. Еремеева (ядро - отряды Выборгского района), и левый боевой участок (у Пулкова) контролировали революционные солдаты В. А. Антонова-Овсеенко. Резервы были сосредоточены в районе Ораниенбаума, Колпина и в тылу пулковских позиций. У Пулковской обсерватории находились батарея, бронепоезд и 3 броневика.


С. Орджоникидзе в окопах под Пулковым. История Гражданской войны в СССР. Т. 2. М, 1943.

Утром 30. 10. (12. 11.) войска П. Н. Краснова при огневой поддержке артиллерии и бронепоезда начали в районе Пулкова наступление.

Одну сотню П. Н. Краснов двинул на Красное Село – обходя красные войска с фланга. Полусотня была отправлена, чтобы нащупать левый фланг красных – у Большого Кузьмина, а разъезд силой до взвода проводил разведку на Славянку и Колпино. Артбатареи под прикрытием спешенных казаков развернулись в районе дер. Редкое-Кузьмино. Чуть позади находилось и ядро отряда.

Главный удар П. Н. Краснов наносил по центральному боевому участку – надеясь, что красногвардейцы не выдержат натиска казаков и оставят позиции. Но красногвардейцы не только отбили все атаки, но и, после многочасового боя, перешли в контратаку. Источник отмечал перевес казаков в артиллерии (опытные артиллеристы наносили красным значительный урон), и красногвардейцы залегли - и над головами последних рвалась шрапнель.

Казачья артиллерия открыла заградительный огонь, и под его прикрытием сотни двинулись вперед. Но красногвардейцы не дрогнули, также перейдя в атаку. Среди казаков началось колебание – и они дрогнули.

Конная атака успехом не увенчалась, разбившись о стойкость правого фланга красных. 2 броневика колпинского отряда расстреляли атаковавшую сотню.

П. Н. Краснов ожидал подкреплений - но последние не подходили, хотя А. Ф. Керенский обещал ему помощь частей двух Финляндских дивизий. Эшелоны дивизий прибыли на станцию Дно – но решили не участвовать в этих событиях. 2 эшелона, прибывшие на ст. Осиповичи Либаво-Роменской железной дороги, также решили не идти против Петрограда.

В итоге П. Н. Краснов приказал своим войскам отойти в Гатчину - и там ожидать подкреплений. Казаки, под угрозой окружения бросив орудия, оставили Царское Село. Красные части, охватывая фланги казаков, заняли Большое Кузьмино, а Петроградский и Измайловский полки начали выходить на линию железной дороги.

А. Ф. Керенский, передавая свои впечатления от этих событий, вспоминал, что большевистский фронт проходил по Пулковским высотам (заняты кронштадскими матросами, прекрасно вышколенными германскими инструкторами), а на правом фланге находилось Красное Село - откуда можно было осуществлять обходное движение на Гатчину. Разведка сообщала о не менее чем 12 - 15 тыс. человек войск всех родов оружия. Свои силы - несколько сотен (600 - 700) человек, превосходная (но малочисленная) артиллерия и бронепоезд с полком пехоты, подошедшим из Луги. Груды телеграмм извещали о приближении около 50 эшелонов, якобы пробивавшихся к Гатчине с разных фронтов. Большевики готовились перейти в наступление – и медлить было нельзя. Сражение 30 октября под Пулковым в целом развивалось благополучно, но правый фланг большевиков крепко держался. Матросы, как отмечал А. Ф. Керенский, основываясь на рапорте П. Н. Краснова, не только сражались по всем правилам германской тактики, но в их числе были захвачены в плен люди, ни слова не знавшие по-русски либо говорившие с немецким акцентом.

Бой под Пулковым завершился успешно, но успех нельзя было ни использовать (для преследования не хватало сил), ни закрепить (по той же причине). В итоге, П. Н. Краснов «в полном порядке» отходил к Гатчине, и около 20-ти часов его утомленные и возбужденные части въезжали в ворота Гатчинского дворца.

Вероятно, отмечает министр-председатель, с военной точки зрения этот маневр и был объясним и резонен. Но в колеблющейся и напряженной политической обстановке этого времени отход вызвал разложение правительственного отряда, став началом конца.

Горсть казаков растаяла в массе солдат местного гарнизона. Везде шли митинги, а шнырявшие агитаторы идеологически обрабатывали станичников. «Гвоздем» пропаганды стало сравнение этого похода с корниловским. И казаки все сумрачнее «смотрели в сторону своего начальства». Но и само «начальство», забыв о прямых обязанностях, занялось политиканством. Местные и приезжие «корниловцы» стали разжигать ненависть к Временному Правительству среди офицерства. Да и сам П. Н. Краснов «стал все решительнее сбрасывать маску своей «лояльности»».

А. Ф. Керенский продолжал рассылать телеграммы о посылке войск с фронта. Так, он писал в Ставку о присылке ударных и кавалерийских частей – со всей возможной энергией.

В то же время бездействовавшим казакам удалось быстро договориться об условиях «перемирия» с большевиками, прибывшими в Гатчину: казаков красные пропускают на Дон, в то время как большевики арестовывают А. Ф. Керенского, сохраняя свое правительство (но без В. И. Ленина и Л. Д. Троцкого). Когда во время этих переговоров П. Е. Дыбенко «в шутку» предложил «обменять Керенского на Ленина», министр-председатель, переодевшись матросом, скрылся на автомобиле.

01. (14.) ноября Гатчина была занята красногвардейцами, революционными солдатами и матросами. Казаков отпустили.


Матросы под Пулковом. Там же.

Главной причиной неудачи похода А. Ф. Керенского – П. Н. Краснова была слабость выделенных для этого сил – как в материальном, так и в моральном аспектах. Социалистическая пропаганда, проблемы в сфере железнодорожного транспорта, недоверие и презрение к теперь уже непопулярному А. Ф. Керенскому, были видимыми причинами фиаско. А. Ф. Керенский стал заложником своей прежней политики, направленной на развал и разложение русской армии. Обращает на себя внимание и потеря темпа со стороны наступающих, что имело крайне негативные последствия – ведь при крайней незначительности сил их могла спасти (точнее лишь предоставить шанс) только безусловная реализация старинных суворовских принципов: "глазомер», быстрота, натиск".

В этот период антибольшевистские силы оказались деморализованы и морально подавлены - Гражданская война лишь набирала обороты, и нужно было время, чтобы исчезли в сознании участников конфликта растерянность, безразличие и иллюзия относительно того, что возможно остаться от последнего в стороне.

Источники

Краснов П. Н. На внутреннем фронте // Архив русской революции, Т. 1., Берлин, 1922.;
Керенский А. Ф. Россия на историческом повороте. М., 1993.
Ф. Ф. Раскольников. На боевых постах. М., 1964.;
Октябрьская революция: мемуары. М., 1991.

Литература

История гражданской войны в СССР. Т. 2. М, 1943.;
Азовцев Н. Н. Гражданская война в СССР. М., 1980.;
Васильев М. В. Казаки под Петроградом. Октябрь 1917 г. // Псков. Научно-практический, историко-краеведческий журнал. 2013. № 39.
Автор:
Олейников Алексей
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

138 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти