8 фактов о «Дранг нах Остен» 1914 года

Мы когда-то в общих чертах охарактеризовали цели участия в Великой войне для Российской империи – исходя из специфики коалиционного противостояния (см. За что воевал русский солдат в Первую мировую). Теперь бросим взгляд на сущность проблемы – посмотрим, были ли Россия и ее союзники (как это иногда пытаются представить) агрессорами или речь шла о борьбе со страшной опасностью для человечества: германской гегемонией в Европе и мире?

Мы назвали статью «8 фактов о «Дранг Нах Остене» 1914 года». Как известно – «Дранг нах Остен» или «Натиск на Восток» - выражение, характеризующее захватническую политику германских феодалов (а затем германского империализма) в отношении государств Центральной, Юго-Восточной и Восточной Европы, в основе которой лежала вооруженная экспансия для завоевания жизненного пространства – за счет негерманских (прежде всего славянских) народов. Учитывая ограниченный объем статьи, ограничимся указанием на наиболее характерные факты, характеризующие эту политику.


Российское правительство уже во время войны сформулировало основные цели войны, стержнем которых являлась борьба с германской агрессией [РГВИА. Ф. 2583. Оп. 2. Д. 954. Л. 22–22 об.; Д. 957. Л. 16; Д. 959. Л. 35.].


Наступление германской пехоты, 1914 г.

Советская историческая наука на страницах труда Ф. И. Нотовича «Захватническая политика германского империализма на Востоке в 1914–1918 гг.». М., 1947. подробно охарактеризовала сущность германской агрессии в эпоху Первой мировой войны. Автор последнего - доктор исторических наук, профессор, участник Первой мировой и Гражданской войн.

8 фактов о «Дранг нах Остен» 1914 года


Филипп Иванович стал одним из первых профессоров МГИМО, а в 1921–1930 гг. являлся сотрудником Наркомата иностранных дел - и имел доступ к оригинальным документам, используемых им на страницах своего труда.

Использовали мы и переводную работу рейхсканцлера Германской империи и прусского премьер-министра Т. Бетмана-Гольвега, а также др. материалы.



Факт 1. Германская империя начала Первую мировую войну с определенными целями: имея заранее разработанную программу покорения народов Европы - в качестве основы для последующего завоевания мирового господства.

Как известно, задолго до войны политиками и учеными Второго Рейха была разработана концепция полноценности германской расы и покорения последней большей части мира. Утверждалось, что немцы являются народом в мире № 1. Именно германский народ – создатель и носитель истинной культуры и государственных начал. Пангерманисты ввели деление народов на «полноценные» и «неполноценные». Декларировалось, что последние (как и подобает низшим животным) размножаются гораздо быстрее «полноценных» - и немцам, как «полноценному» народу, чтобы не быть задавленным (а ведь тогда погибнет вся 1000-летняя культура человечества) остается покорять «неполноценные» - подчинив Европу, затем завоевывая мировое господство и, в итоге, установив «новый порядок» на Земле.

Уже в первой половине XIX в. появилась «теория» о различных типах наций - «государственных» и «негосударственных», «творческих» и призванных служить навозом для «творческих». К первой категории относились немцы, а ко второй – романские и славянские народы. В 50-х гг. этого века баварский генерал Гайльбраннер обосновывал необходимость немецкого владычества над Италией - ведь Италия просто не в состоянии оставаться независимой. А Австрия порабощает итальянские территории «от имени всей Германии». Именно в эти годы появилась программа создания немецкой «Срединной Европы» - и в нее должны были войти многие славянские и романские земли.

Если французы и испанцы «одряхлели», потеряв способность к государственному строительству, то итальянцы просто не могут быть независимыми, а славяне, венгры и румыны находятся в состоянии варварства и, соответственно, неспособны к государственному самоуправлению. Вывод - лишь такой государственной нации как немцы следует господствовать над романскими и славянскими народами Европы.



Факт 2. С начала 90-х гг. XIX в. и вплоть до начала Первой мировой была разработана обширная программа территориальных захватов. В соответствии с ней следовало:

1. Завоевать континентальную Европу, оттеснив Францию и переселив народы романо-французской ветви за Вогезы и за р. Сомма. «Границы Европы = границы Германии».

2. Оттеснить Россию, переселив славян за Урал.

3. Установить германский протекторат над Передней Азией, Южным Китаем, Индокитаем и Сиамом.

4. Создать Африканскую германскую империю - включающую германские, французские, португальские и бельгийские колонии.

5. Создать германскую Тихоокеанскую империю - центр в Голландской Индии.

6. Создать Южноамериканский германский протекторат (в него должны были войти Чили, Аргентина, Парагвай, Уругвай, Южная Бразилия, Южная Боливия).

Интересен вопрос об отношении к Великобритании и США. Декларировалось, что лишь доброжелательный нейтралитет может спасти эти государства от участи Франции и России. В противном случае – расчленение их империй.

Пангерманские учения, проповедывавшиеся задолго до 1914 г., гласили, что основные черты «нового порядка»: лишение народов не-немецкой национальности всех имущественных и политических прав с безвозмездной передачей их движимой и недвижимой собственности немцам.



Факт 3. Первоначально германское правительство открещивалось от пангерманских программ, но на деле последние оказывали большее влияние на внешнюю политику Второго Рейха. Признает это и Т. Бетман-Гольвег.

Порабощенной Германией Европе отводилась роль военной, экономической и политической базы для последующего завоевания мирового господства. Но предпосылка к порабощению Европы – победа на Россией. Без этой победы установление германского господства над Европой - невозможно.

Факт 4. Союзница Германии – Австро-Венгрия, прекрасно вписываясь в пангерманские планы, имела собственные захватнические (и также достаточно обширные) планы. В заслугу Австро-Венгрии перед германством ставилась 900-летняя борьба против славян, и, в то же время, правильное использование жизней славянских солдат - умирающих «за великое немецкое дело».

Австро-Венгрия планировала порабощение еще пока остававшихся свободными балканских славянских государств (Сербия и Черногория), подчинение Албании, полное господство как на Балканском полуострове, так и на морях - Адриатическом и Эгейском. А в дальнейшем - захват русской Польши и Румынии.

Факт 5. Реализация вышеназванных установок началась на практике - сразу же после начала мировой войны. Аннексия Бельгии и большей части Франции была предрешена.

19. 08. 1914 г. германский кайзер Вильгельм II сообщил статс-секретарю по морским делам адмиралу А. фон Тирпицу, что «Франция должна быть раздавлена». 28 августа Т. Бетман-Гольвег сообщал А. фон Тирпицу, что намеревается аннексировать Льеж, Намюр, Антверпен и территории севернее последнего, а из южной Бельгии создать буферное государство.

Руководил Аннексионистским движением Пангерманский союз, который объединял ряд мощных и влиятельных союзов (Морской, Военный, Колониальный и др.), юнкерские объединения и политические партии (консервативная, национал-либеральная и независимая консервативная). Субсидировали и поддерживали движение банки, промышленные предприятия (например, фирмы Круппа и Тиссена) и Союзы промышленников и сельских хозяев. В письменной форме они требовали от правительства обширных аннексий - как Западе, так и на Востоке. Например, требуя присоединить к Германии французскую Лотарингию, железорудные бассейны Лонгви - Бриэ и Бельгию.

Правительство решило возглавить аннексионистское движение. Т. Бетман-Гольвег одобрил записки, в которых содержались требования передела колоний и аннексии ряда французских территорий - бассейнов Лонгви и Бриэ, западных Вогезов, Бельфора и т. д.



28. 08. 1914 г. президиум Пангерманского союза сформулировал следующие цели участия Германии в войне:

1. Приобретение (для поселения немецких крестьян) российских территорий: Прибалтийских губерний, Польши, Белоруссии и Украины.

2. Полная аннексия Бельгии.

3. Аннексия бассейнов Лонгви и Бриэ и отнесение франко-германской границы западнее линии Бельфор, Туль, Верден, р. Сомма.

4. Уничтожение морской гегемонии Великобритании и приобретение новых колоний.

5. Все захваченные территории должны быть зачищены от местного населения – т. к. империи нужны лишь земли.

Факт 6. Гром орудий армий Антанты поставил крест на пангерманских замыслах. Разгром германских войск на Марне, под Варшавой и Ивангородом и австрийских войск в Галиции развеяли возможность германской победы.





Но и в этот период Германия жаждала завоеваний. Так, начальник морского Генштаба адмирал Г. Поль 15. 10. 1914 г. заявил Т. Бетман-Гольвегу, что следует аннексировать Брюгге, Антверпен, Остенде, Брюссель и Дюнкерк. А на Востоке «все русское» должно быть отодвинуто.

В конце 1914 г. канцлер обратился с письмом к центральным учреждениям Германии - потребовав докладов с соображениями относительно экономического и военного закрепления за Германией Бельгии. Совместная записка министерств внутренних дел и иностранных дел от 31. 12. 1914 г. указывала на необходимость «восстановления Бельгии» - но лишь как вассального государства в распоряжении Германии. Последняя должна разместить в Бельгии постоянные гарнизоны, контролировать транспорт (заняв железные дороги), порты и крепости. Право на собственную армию Бельгия утрачивала. Более того, она должна была осуществлять ежегодные выплаты Германии, передать последней все колонии и утратить возможность общаться с другими государствами. Право на судопроизводство на бельгийской территории отходило к Германии. Бельгии следовало ввести немецкое таможенное и трудовое законодательство, передав право взимать таможенные сборы германским чиновникам. Бельгийский франк заменялся германской маркой.



Пангерманский союз в декабре 1914 г. сформулировал меморандум – плод долгого обсуждения центральных и местных комитетов политических партий, правлений крупных финансовых учреждений, университетских кафедр и обществ. В марте - июле следующего года он был доведен до имперского канцлера, Верховного командования и ряда влиятельных лиц. Какова же основная мысль этого (Класса – Гугенберга) меморандума? Она очень показательна - перенесение германской границы западнее линии Бельфор – Верден – Булонь в Европе, и включение в состав Германии земель, находившихся восточнее линии от Чудского и Псковского озер и до устьев Днепра – на Востоке.

Было принято и еще несколько аналогичных меморандумов. Будущая империя должна делиться на коренную и на завоеванную «Германии», и жители последней лишены не только политических прав, но и всего недвижимого и движимого имущества - в пользу германских «господ». Сельскохозяйственный придаток («база») должна была снабжать Германию не только продовольствием, но и промышленным сырьем. А так как пригодные для этого земли находились в России, то все эти земли должны быть присоединены к Германии. Россия отбрасывалась от Черного и Балтийского морей.

В секретных переговорах с лидерами партий в 1915 г. правительство согласилось, хоть и с некоторыми оговорками, с данными требованиями.

На основе изложенной выше программы в Рейхстаге был создан прочный блок - в последний вошли консервативная, национал-либеральная, прогрессивная партии и католический центр.

«Умеренные» аннексионисты (среди них Г. Дельбрюк) отмечали, что Германия обязательно должна присоединить к себе Прибалтику, русскую Польшу, Украину и Белоруссию. Германии следовало занять место России и на Балканах и в Малой Азии. Второй Рейх должен создать и обширную колониальную империю – включив в нее территории в Азии, Африке и на островах Тихого океана. Вновь вспомнили о «Срединной Европе» с немецким «новым порядком» - базы для будущего завоевания мирового господства. "Россию и русский народ, - писал П. Рорбах, - следует расчленить, раздавить и уничтожить. Германия должна стать «гробовщиком» русского народа". Богатства и территории России необходимы Германии – тем более что после реформы 1861 г. Россия совершила прорыв, достигнув больших успехов во всех сферах жизни, а население последней «слишком быстро размножается». Вывод - если Россия усилится еще больше, то покорит Центральную Европу

И германские политические партии (включая социал-демократическую) высказывались за территориальные приращения – как на Востоке, так и на Западе.

Факт 7. Но, как справедливо отмечал Ф. И. Нотович, провал шлиффеновского плана в ходе исторических битв в августе - сентябре 1914 г. во Франции, Восточной Пруссии и Галиции доказал несостоятельность немецких планов захвата Европы и завоевания мирового господства. Победы на Марне, в Галиции, под Ивангородом и Варшавой заложили фундамент победы Антанты, предрешив военный разгром германского агрессора. Надежды на молниеносную победу Германского блока рухнули - началась затяжная тяжелая война, в ходе которой временные военные преимущества Германии были истрачены - причем без осязаемых политических результатов. А затяжная война для Германии означала неизбежный разгром.

Метания Верховного командования германцев в период с октября 1914 г. по декабрь 1916 г. с Западного фронта на Восточный и обратно – были лишь «попыткой вырваться из удушающих англо-русско-французских железных объятий».

Вместо обещанной 01. 08. 1914 г. кайзером победы «до осеннего листопада» немецкая армия переходит к обороне на Западном фронте - чтобы перенести центр тяжести своих усилий на Восточный. Эта стратегия не принесла результатов - хоть наступление австро-германцев летом 1915 г. нанесло русской армии большие потери.

Оно, как справедливо отмечал Ф. И. Нотович, стоило и немцам с австрийцами больших потерь, обескровив последних и завершилось провалом военно-политических планов Германии. Испытывавшая недостаток вооружения русская армия «блестяще маневрировала, отступала, но не дала себя окружить или разрезать на части». Хоть она и отдала огромную территорию, но устояла, сохранив боевую мощь. Русская армия выдержала совместный натиск немецкой и австро-венгерской армий, в сентябре 1915 г. остановив их наступление. Причем верная союзническому долгу Россия неоднократно отклоняла сделанные ей в 1915 г. Германией мирные предложения. В результате, вместо уничтожения русской армии и заключения в 1915 г. с Россией победоносного сепаратного мира, как планировала Германия, и на Востоке началась позиционная война - от Рижского залива до Прута. Причем в декабре 1915 г. германское Верховное командование признало свою военно-политическую неудачу, а Э. фон Фалькенгайн в секретной записке кайзеру поведал, что Германия оказалась не в состоянии выбить Россию из когорты воюющих держав - а продолжение активных действий на Восточном фронте в 1916 г. «чревато опасностями для германской армии».

Кампания 1915 г. на Востоке, несмотря на большие оперативные успехи, закончилась стратегической неудачей Германии, которая не смогла достигнуть ни одной из поставленных стратегических и политических задач. В то же время оккупация российских территорий и ликвидация Сербии стоили австро-германцам огромных жертв, ослабили Германию и «не приблизили к победе, а лишь отсрочили момент разгрома».



А непрерывное и регулярно нараставшее перемалывание живой силы австро-венгерской, германской и турецкой армий в ожесточенных боях 1914 - 1915 гг. на русских Австро-Германском и Кавказском фронтах, обескровление войск противника на Восточном фронте, изменили коренным образом в 1916 г. и обстановку на Западном фронте. Перенос центра тяжести боевых действий на Русский фронт и, соответственно, переход немецкой армии в период с октября 1914 по февраль 1916 гг. к обороне на Французском фронте, сформировали благоприятные условия для переоборудования французской и английской промышленности, милитаризации последней, для создания новой могучей промышленности, а также для формирования и обучения миллионной британской армии. И когда германские армии с мая по сентябрь 1915 г. истекали кровью на полях Литвы, Польши и Белоруссии, англо-французы серьезно нарастили и оснастили свои вооруженные силы.

Это, в свою очередь, вынудило Верховное командование Германии попытаться предупредить неизбежные события - ранней весной 1916 г. перенеся центр тяжести своих наступательных операций на Французский фронт - попытавшись уничтожить французскую армию. Но в 1916 г. германская армия столкнулась с совершенно иными условиями борьбы на этом фронте. А русская армия, полгода назад объявленная «уничтоженной», сразу же пришла на помощь союзникам-французам, начав в марте 1916 г. наступление в районе оз. Нарочь - что воспрепятствовало отправке германских подкреплений с Русского на Французский фронт. Точно также победы русской армии в Армении зимой - весной 1916 г. надломили военную мощь германского союзника - Турции, от чего последняя уже не смогла оправиться. В результате Германия потерпела под Верденом поражение.

И в 1916 г. в войне наступил коренной поворот.
Армии союзников по Антанте перешли к активным и согласованным действиям – как на Русском, так и на Французском фронтах. А войска Германского блока были вынуждены на всех фронтах перейти к обороне. Наступление фронта А. А. Брусилова и союзников на Сомме стало поворотным моментом в мировой войне.

Факт 8. Германцы считали, что раз их войска занимают чужие территории, то они уже - «победители».

И 23. 04. 1917 г. германские Верховное командование и Правительство приняли решение продолжать добиваться огромных территориальных приобретений - за счет Бельгии, России и Франции. 17 - 18 мая австро-венгерское и германское руководства (также на уровне Правительств и Верховных командований) договорились, что Германия получает Литву, Курляндию и Польшу, а Австро-Венгрия присоединяет румынские, сербские, черногорские и албанские территории.

Но австро-германцы начинали понимать, что война проиграна. Несмотря на это, 9-го августа новый рейхсканцлер и Верховное командование Второго Рейха договорились, что будут добиваться аннексии Польши, Прибалтики, бассейнов Лонгви - Бриэ и Люксембурга, а также вассальной зависимости Бельгии и Украины.

П. Рорбах, в частности, писал, что Россия обязательно лишается Польши, Белоруссии и Финляндии. Он отмечал, что если Украина останется по-прежнему объединенной с Россией, это будет означать трагедию для Германии. Украинский вопрос - вопрос мировой политики. Ведь и после отделения от России Польши, Белоруссии и Финляндии главная опасность для Германии по-прежнему не будет устранена - устранение русской опасности возможно (если вообще возможно) лишь после отделения Украинской Руси от Московской Руси.

Т. о., после революций 1917 г. в России германские цели на Востоке, по П. Рорбаху, были следующими:

1. Население России должно прекратить свой рост. 2. Россия должна быть расчленена на части, связанные не между собой, а с Германией. 3. Белоруссия должна быть присоединена к Польше, также следует разжигать вражду между славянами – русскими и поляками. 4. Стремление России выйти к свободному незамерзающему морю должно быть пресечено. 5. Украина и др. территории, «экономически тяготеющие к Чёрному морю», должны быть отторгнуты от России 6. Следует поддерживать в России все элементы, стремящиеся к распаду государства и отказываться от мира с правительством, которое может контролировать всю страну. 7. Германия допускает существование лишь побеждённой (причем «окончательно») России. 8. Если в договорах Германии не удастся добиться закрепления вышеуказанных целей, она должна использовать ситуацию в России, и, оккупировав всю Прибалтику, Польшу, а также Украину, Белоруссию и все «Черноморье», держать данные территории в качестве «залога» - пока все цели не будут отражены в соответствующем мирном договоре.

Выход России из войны привел к тому, что в стане союзников была пробита брешь – и агрессор, получив свободу маневра, провоевал лишний год и, в итоге, избежал полного разгрома.

В «Брестский период» Германия и Австро-Венгрия попытались законодательно закрепить положения вышеуказанной программы – радуясь иллюзорным «успехам» на Востоке.

Радоваться пришлось недолго – победа Антанты в Первой мировой войне, победа, которую Россия «приближала как могла» поставила крест на позорных брест-литовских соглашениях. Аннулировав последние, союзники на страницах победоносного Версальского мирного договора (Ст. 116.) [см. Версальский мирный договор. Полный перевод с французского подлинника под ред. проф. Ю. В. Ключникова. М., 1925. С. 55.] признали за Россией (т. е. фактически – в лице РСФСР) право на репарации с Германии - т. о. фактически причислили нашу страну к Победителям.



И это далеко не случайно. Ведь несмотря на 2 революции, несмотря на то что России не удалось продержаться последние 8 месяцев до близкой победы в Первой мировой войне, она решила важнейшие задачи. Россия грудью встала на пути германской экспансии. А русский солдат Первой мировой сражался не только за территориальную целостность своей Родины – впервые в истории 20-го века он спасал и Европу.



Автор:
Олейников Алексей
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

87 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти