Как русская армия штурмовала Карс

190 лет назад, 23 июня 1828 года, в ходе русско-турецкой войны после трехдневной осады русской армией под началом генерала от инфантерии Ивана Федоровича Паскевича-Эриванского пала хорошо укрепленная турецкая крепость Карс в восточной части Османской империи.

Предыстория


В апреле 1828 года, Россия объявила войну Турции. Война была вызвана стратегическими противоречиями между Россией и Османской империей. В этот период Турецкая империя быстро деградировала и переживала острый внутренний кризис. Наиболее острым проявлением кризиса был греческий вопрос – национально-освободительное восстание в Греции. Греки подняли восстание ещё в 1821 году. Их поддерживали Франция и Англия. Россия при царе Александре I занимала позицию невмешательства. Петербург тогда находился под дурманом идей Священного союза о принципе легитимизма, и не хотел поднимать балканские народы против их «законного монарха». С воцарением Николая I позиция Петербурга по греческому вопросу стала меняться.

Сначала Петербург пытался вместе с Лондоном надавить на Константинополь дипломатическим путем и примирить турок с греками. Но без успеха. Порта не желала уступать и предоставлять грекам автономию. В 1827 году, после шести лет неравной борьбы, греки уже не могли сопротивляться. Османские войска взяли Афины и утопили страну в крови. Предлагалось даже навсегда решить греческий вопрос – путем уничтожения и переселения остатков греческого народа. Террор был настолько ужасным, что Европа не могла закрыть на него глаза. В июне правительства России, Англии и Франции, выработавшие совместную линию поведения в греческом вопросе, отправили Порте ультиматум: прекратить зверства и предоставить Греции автономию. Но османы проигнорировали это требование, как и многие предыдущие. Тогда союзники отправили объединенный флот к берегам Греции, чтобы оказать военно-дипломатическое давление на Константинополь. Соединенный турецко-египетский флот с азиатскими и африканскими войсками стоял в Наваринской бухте. Адмиралы союзного флота потребовали от турок немедленно прекратить боевые действия. Однако и этот ультиматум не был выполнен турками. Тогда союзный флот атаковал противника и уничтожил его в Наваринской битве 8 октября 1827 года. Русская эскадра сыграла решающую роль в сражении – большинство вражеских кораблей было уничтожено русскими.

В ответ Порта разорвала прежние договоренности с Россией, выдворила русских подданных из своих владений. Турция запретила русским судам вход в Босфор. Османский султан провозгласил священную войну против России. Турки спешно укрепляли дунайские крепости. Англия и Франция не стали вступать в войну. Ввиду таких враждебных действий османского правительства Николай I 14 (26) апреля 1828 года объявил войну Турции. Боевые действия шли на Балканском и Кавказском фронтах.

На главном Балканском театре боевых действий русская армия, после первых побед, не добилась решительного успеха, война затягивалась. Это было связано с ошибками командования и планирования – кампанию начали с заведомо недостаточными силами, всего тремя корпусами, без второго эшелона и мощных резервов, которые можно было сразу ввести в сражение, развивая первые успехи. При этом и эти недостаточные силы главнокомандующий П. Х. Витгенштейн распылил, свёл кампанию к одновременной осаде трех крепостей (Силистрия, Варна и Шумла), к выделению отдельных отрядов для заслонов и наблюдения за врагом на других направлениях. Это привело к разбрасыванию, распылению сил, вместо одного решительного удара и потере времени. Из трёх главных осад только одна была доведена до конца (Варна), две другие едва не привели к катастрофическому поражению.



Силы и планы сторон на Кавказе

Главнокомандующим на Кавказе в этот период был опытный полководец Иван Фёдорович Паскевич. Генерал был героем Отечественной войны 1812 года, отличился и в Заграничных походах русской армии. За присоединение к России Восточной Армении и взятие Тебриз был удостоен почётного титула графа Эриванского. С 1827 года Паскевич - главнокомандующий на Кавказе. Царь Николай предоставил Паскевичу выбор плана действия против противника. Перед русскими войсками на Кавказе ставилась задача захвата двух пограничных пашалыков (областей) Турции - Карского и Ахалцыхского, а также захвата Поти на черноморском побережье. Русские войска на Кавказе должны были отвлечь как можно больше вражеских войск с Балканского театра военных действий. Дальнейшее продвижение вглубь турецкой территории считалась нецелесообразной.

Отдельный Кавказский корпус вместе с прибывшими к началу боевых действий подкреплениями имел: 56 батальонов пехоты, 5 полков регулярной кавалерии, 17 казачьих полков и 13 с половиной артиллерийских рот. Общая численность войск насчитывала 36,4 тыс. пехоты, 8,5 тыс. кавалерии и 148 орудий. В целом корпус был серьёзной силой. Но часть сил не могла принять участие в боевых действиях. Так, отряд генерал-майора Панкратьева - 3,3 тыс. штыков и сабель при 16 орудиях, располагался на территории Персии, как гарант выплаты контрибуции шахским правительством (Россия только что победно завершила войну с Персией). Лейб-гвардии Сводный («штрафной») полк в середине лета отбыл в Петербург, охраняя персидскую контрибуцию. Вместе в гвардейским полком, который хорошо себя проявил в войне с персами и заслужил прощения, ушла и вся 2-я Уланская дивизия с приданной ей конно-артиллерийской ротой. В Закавказье остался только Сводный уланский полк. Два пехотных батальона отправили на усиление Кавказской укрепленной линии. Часть сил несла гарнизонную службу, прикрывала северные районы Грузии и Азербайджана от набегов горцев, охраняла коммуникации и границу с Персией.

В результате против турецких войск можно было активно использовать только 15 пехотных батальонов, 8 эскадронов регулярной кавалерии, 6 казачьих полков и 6 артиллерийских рот. Всего 12,5 тыс. штыков и сабель при 70 орудиях. Кроме того, необходимо учитывать, что только завершилась русско-персидская война 1826—1828 гг. Численность пехотных батальонов, кавалерийских и казачьих соединений не была полной. Солдаты устали, требовалось пополнить запасы оружия, боеприпасов, амуниции, провианта в войсковых магазинах, вновь формировать транспорты и артиллерийские парки. На быструю помощь из европейской России, в силу её удаленность и отвлечения главных сил на Дунайский фронт, надеяться не приходилось. Поэтому боевые действия на Кавказе начались позднее, чем на Балканах, где располагалась уже готовая к войне Дунайская армия.

Получив приказ о разрыве отношений с Портой, Паскевич разделили пограничную линию на пять оперативных участков, которые прикрывали пять отрядов Отдельного Кавказского корпуса. Началась подготовка полков назначенных в действующий состав. В приграничных пунктах развернули госпитали на 2 тыс. человек и подвижный госпиталь на 1 тыс. человек. Казна корпуса была направлена на приобретение провианта и фуража у местного населения. Часть грузов шла из Астрахани по Каспийскому морю. Был создан войсковой магазин из 1070 арб (двухколёсная повозка) и 225 вьюков. Этот магазин должен был перевозить треть закупленного провианта. В войсковой магазин загрузили и разборный мост. Подготовили артиллерийский и инженерный парки. Надо отметить, что Паскевич уделял большое внимание подготовке войск к кампании 1828 года. Войска были хорошо снабжены, боеприпасов к орудиям и ружьям брали с большим запасом.

Турки также активно готовились к боевым действиям. Присланный на Кавказ турецкий главнокомандующий Киос-Мухаммед-паша планировал не обороняться, а напасть на Грузию. Это был опытный полководец, он воевал с французами в Египте, сражался против русских, греков и сербов в Европе. Он поклялся султану Махмуду II очистить от русских Закавказье, привести к покорности грузин и армян. В Эрзеруме планировали собрать 40-тыс. ударный корпус, выдвинуть к Карсу, а затем ударить по русским территориям. Для формирования его ядра из Стамбула послали 3 тыс. обученных европейскими инструкторами пехотинцев и офицеров, получивших образование в Европе. Все крепости на востоке были подготовлены к войне, укрепления отремонтированы, гарнизоны и припасы пополнены. Войне старались придать «священный характер» - мусульманское духовенство проводило соответствующую обработку населения. Турки старательно искали союзников среди грузинской знати. В начале 1828 года номинальная правительница Гурии – княгиня Софья Гуриели, получила фирман османского султана, который принял Гурийское княжество под свое покровительство.

Большой совет османских властей в Эрзеруме под началом правителя Армении и Анатолии Галиб-паши принял решение начать наступательную операцию, сосредоточив в Карсе большое войско. Турецкие разведчики предоставили ложные сведения о том, что в Русском Закавказье свирепствует голод, русская армия страдает от недостатка продовольствия, а сам Паскевич тяжело болен и не может управлять войсками (главнокомандующий действительно болел, но болезнь была не настолько серьезной). Карский Эмин-паша получив это известие, особо не обрадовался. Он знал, что русские соорудили дорогу от Тифлиса к Гумрам, поэтому русская армия у Карса может оказаться довольно быстро. Он направил к русской границе 4 тыс. отряд конницы и запросил подкреплений. Султанский главнокомандующий пообещал скорую помощь и отправил новых посланцев с требованием о спешном сборе всех войск у Карса.


Как русская армия штурмовала Карс


Поход русской армии

Боевые действия на Кавказе начались спустя почти два месяца после того, как русские войска на Балканском театре осадили Браилов и форсировали Дунай, овладев рядом турецких крепостей. В Кавказском корпусе служили боевые, испытанные офицеры. Должность начальника штаба отдельного Кавказского корпуса исполнял Дмитрий Остен-Сакен. Он служил в Елизаветградском гусарском полку во время антифранцузских кампаний 1805 и 1806—1807 гг. был участником Аустерлицкого и Фридландского сражений. Прошел всю кампанию 1812 года, участвуя во всех основных сражениях. Был участником заграничного похода, завершив её в Париже. Блестяще проявил себя во время русско-персидской войны 1826-1828 гг. Пехота корпуса состояла из трех бригад: 1-я – под командованием Муравьева (он в 1855 году возьмёт Карс вторично), 2-я – Берхмана, 3-я – Королькова. Всего в походе участвовало 15 батальонов Грузинского гренадерского, Эриванского карабинерного, Ширванского и Крымского пехотных, 39-го, 40-го и 42-го гренадерских полков. Всего в пехоте было 8,5 тыс. человек. Кавалерия состояла из 4 бригад: Сводной – 8 эскадронов Нижегородского драгунского полка и Сводного уланского полка под началом полковника Раевского; 1-я бригада полковника Победнова, 2-я полковника Сергеева и 3-я генерал-майора Завадовского. Всего в трех бригадах было 7 донских казачьих полков и один Конно-Черноморский (Кубанский). При штабе был сборный Линейный казачий полк и иррегулярная конница местных охотников-добровольцев. Всего в коннице было 3,4 тыс. человек. В корпусной артиллерии было 70 пушек: 58 полевых и 12 осадных.

14 июня русские войска перешли реку Арпа-чай и вступили в пределы Османской империи. Авангард состоял из 1-й казачьей бригады с 6 орудиями и батальона пионеров (саперов). Опытные и хорошо организованные войска Отдельного Кавказского корпуса продвигались быстро. По данным русской разведки, паша Карса уже имел под своим началом около 4 тыс. пехоты. 8 тыс. конницы и 4 тыс. ополченцев. Этих сил было достаточно для обороны крепости и сражения в поле. Узнав о приближении русских войск, Эмин-паша немедленно известил эрзерумского сераскира. И получил заверения, что на помощь скоро подойдет армия под началом самого Киос-Мухаммад-паши. Турецкий главнокомандующий писал Эмин-паше: «Войска твои храбры. Карс неодолим, русские малочисленны. Мужайся, пока я не приду к тебе на помощь…».

Начало осады

17 июня войска Паскевича расположились в 30 верстах от Карса, у селения Мешко. Паскевич, ожидая появление турецкого корпуса из Эрзерума, решает совершить фланговый марш и, обойдя Карс с юга, перерезать Эрзерумскую дорогу. Укрепленный лагерь решили поставить у селения Кичик-Эв. Фланговое движение было совершено за два дневных перехода. Учитывая возможность появления вражеской конницы, правый фланг колонны прикрыли большей частью артиллерии, вдвинули далеко в стороны конные пикеты.

19 июня, оставив обоз с надежным прикрытием в месте будущего лагеря, Паскевич предпринял разведку боем. В 8 утра войска вышли к крепости. Турки отрыли беспорядочный артиллерийский огонь, не особо заботясь о точности поражения целей. 5-тыс. турецкий конный отряд попытался внезапным ударом опрокинуть русскую колонну. Пять тысяч всадников, развернувшись лавой, с яростными криками понеслись на колонну. Казалось, что мусульманская конница обойдет русские фланги и выйдет в тыл, окружив русские войска. Паскевич в условиях горной местности применил построение войска колоннами в три линии: в первой и второй стояла пехота, в третьей – кавалерия и колонна пехотного резерва. Пехота могла развернуться в каре и прикрыть корпусную кавалерию. Каждая линия имела свою артиллерию и резерв.

Бой вышел недолгим. Со стороны правого фланга ударили донские казаки. Произошла быстротечная рубка, затем казаки по сигналу «побежали». Вражескую конницу заманили под огонь 8-орудийной Донской конно-артиллерийской роты. Залп по вражеской коннице произвели практически в упор. Казаки-артиллеристы своим огнем быстро привели вражескую конницу в полное замешательство. Паскевич тут же ударил по вражескому флангу кавалерией с 6 орудиями конно-линейной роты. Турецкая конница не приняла нового боя и отступила под защиту крепостных батарей. Но и здесь её обстреляли русские пушки, которые установили пионеры, занявшие высоту в 800 метрах от укреплений Карса. По тому же сценарию развивались события и на левом фланге русских войск – донские казачьи полки заманили турецкую конницу под удар 12-орудийной батареи, а затем контратаковали смутившуюся вражескую конницу. В первом же полевом сражении гарнизон Карса потерпел полное поражение, потеряв до 400 человек.

Крепость Карс располагалась на берегу реки Карс-чай. В ней ещё сохранились укрепления, построенные в конце XVI столетия: двойной ряд более метра толщиной стен, сложенных из массивных каменных плит высотой в 4-5 метров. Значительное число башен. Крепостная стена по окружности достигала 1300 метров. Шесть угловых бастионов фланкирующим огнем защищали подступы к четырем воротам. Город самой природой был с севера и запада прикрыт Чахмакские и Шорахские высотами. На них ещё не было мощных укреплений, которые возведут европейские фортификаторы к Восточной (Крымской) войне. Только на ближайшем отроге горы Карадаг был построен редут, защищавший подступы к предместью Байрам-паша. Здесь была расположена батарея из 14 пушек. Другое предместье Орта-капи («Средние ворота») имело собственную каменную стену с двумя бастионами. Оба предместья были связаны земляным валом, который пересекал разделявший их заболоченный пустырь. Западное предместье – Армянское, располагалось за рекой. Укреплений у него не было. Однако здесь на склонах левобережных высот располагался древний замок Темир-паша. Кроме того, у кладбища были построены полевые укрепления. На северо-западном углу крепости располагалась цитадель Нарын-кала. Артиллерийский парк крепости насчитывал около 150 орудий.

Подготовка штурма

Паскевич-Эриванский два дня потратил на разведку вражеских укреплений. Под охраной небольшого конвоя он объехал всю местность у крепости. Наиболее удобной местностью для действия больших масс войск была открытая, слегка всхолмленная равнина, которая подступала к крепости с южной и юго-восточной сторон. Однако здесь войска были плохо защищены от действия вражеской артиллерии. Кроме того, здесь надо было штурмовать укрепленные предместья. Это было чревато высокими потерями.

После военного совета, было решено нанести главный удар по Карсу с юго-запада, вдоль левого берега реки. После нескольких стычек казаки и егеря очистили от постов противника Шорахские высоты. 20 июня здесь начали обустраивать батарею № 1 и к утру 21-го завершили работу. Утром 21 июня батарея открыла редкий, беспокоящий огонь по турецкой крепости. Одновременно шло обустройство главного лагеря. Вперед по Эрзерумской дороге были выдвинуты караулы, на защищенных позициях расположили полевую артиллерию, егеря и пехота блокировали дорогу. В центре лагеря расположилась конница. 21 июня были расположены батареи № 2, 3 и 4. Основной стала батарея № 4, она располагалась всего в 300 метрах от турецкого укрепленного лагеря на левом берегу реки. Здесь поставили 4 двухпудовые мортиры и 12 батарейных орудий.

Для непосредственного штурма Карса было выделено 5 тыс. человек и 38 орудий. Оставшиеся орудия стерегли Эрзерумскую дорогу, а войска были в резерве и охраняли коммуникации. Чтобы дезориентировать турецкое командование батарея №1 вела редкий огонь, привлекая к себе внимание противника. Отряды полковников Бороздина и Раевского проводили демонстрации у стен крепости. Турки пытались подавить русские батареи огнем своей артиллерии - не получилось, делали вылазки, но их легко отбили.
Первоначально Паскевич назначил штурм на 25 июня. К этому моменту планировали подавить основные турецкие батареи, подорвав боевой дух гарнизона Карса. Умудренный опыт предшествующих кампаний Паскевич не хотел спешить. Однако в планах русского командования произошли изменения, и русская армия пошла на штурм 23 июня.


Цитадель Карса

Продолжение следует…
Автор:
Самсонов Александр
Статьи из этой серии:
Русско-турецкая война 1828 - 1829 гг.

190 лет назад Россия объявила войну Турции
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

7 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти