Вторая Марна. Часть 4

Форсирование Марны на участке Шартев - Вернейль утром 15 июля происходило в трудно передаваемых условиях (Корда пишет, что ночью германские понтонеры навели мосты через Марну на 20-км участке (Глан-Морейль-ле-Пор) упуская тот момент, что большинство этих мостов с рассветом были ликвидированы союзной артиллерией и авиацией. Корда. 1918 г. С. 57).



Химические снаряды артиллерии, взаимодействовавшей с 60-ю бомбардировщиками, обрушились на немецких понтонеров. Но, несмотря на значительные потери и исключительно трудные условия работ по наведению переправ - это не сломило энергии понтонеров. Переправы были возведены, и по ним на южный берег стали просачиваться войска 2-х германских корпусов. В не менее тяжелых условиях происходила борьба западнее - за овладение передовой линией союзных укреплений на участке Вернейль – С.-Эфрез. Расположению союзных укреплений на данном участке благоприятствовало то обстоятельство, что район к югу от Вернейль – С.-Эфрез был покрыт болотистыми и лесными участками - которые служили не только препятствием, но и маскировкой для размещения различной техники.


На всем фронте к югу от линии Шартев – С.-Эфрез ожесточенная борьба продолжалась целый день.



Крайне медленно продвигавшиеся южнее Марны германские войска непрерывно расстреливались фланговым огнем - из района Крезанси. Войска четырех германских корпусов 7-й армии геройски бились за каждый метр продвижения. Около пятнадцати дивизий, поддержанные тысячами орудий, наконец, прогрызли проходы в укрепленных линиях и узлах сопротивления союзной обороны. Но наступившие сумерки заставили уставшие и обескровленные германские войска приостановить дальнейшее наступление. Итоговый результат целого дня борьбы на всем 40-км фронте выразился в продвижении соединений 7-й армии лишь на 3 - 8 км от исходных рубежей.

На фронте 1-й и 3-й армий боевая обстановка утром 15-го июля оказалась для германских войск просто трагической и более тяжелой, чем при форсировании Марны на участке 23-го, 8-го и 4-го резервных корпусов. Командование французской 4-й армии, будучи своевременно информировано Ф. Фошем и командармом-5 (на участке которого и был взят в плен подпрапорщик германской тяжелой артиллерии) о предстоящем наступлении, вечером 13-го июля приказало своим войскам оставить все первые линии обороны и отойти вглубь позиции главных оборонительных полос. Впереди этих полос было приказано организовать серию минных полей. Т. о., был учтен опыт крайне неудачного распоряжения командарма 5-й генерала Дюшена, который во время майского наступления немцев на Шмен-де-Дам приказал «оборонять первую позицию во что бы то ни стало». Как известно, это распоряжение принесло огромные потери 5-й армии, войска которой попали под ураганный огонь «АКА» (противобатарейные артгруппы), «ИКА» (противоокопные артгруппы) и «ФЕКА» (группы обстрела глубокого тыла) германской артиллерии и не могли отойти на вторую оборонительную линию, которая находилась в 4 км от первой.

Маневр союзного командования был целесообразен - ведь при хорошо рассчитанном и подготовленном артиллерийском контрударе, естественно, он должен был поставить наступающую сторону в крайне трудное положение. Так оно и случилось. Рано утром 15-го июля сильнейший огневой вал германской артиллерии обрушился на пустые окопы первой линии союзных войск, быстро сметя их с лица земли.


Схема 4. Наступление германских 1-й и 3-й армий 15-17 июля 1918 г.

Под прикрытием артиллерийского вала и танков немецкая пехота перешла в наступление, распространению которого вглубь никто не мешал. Но вот уже близка главная оборонительная линия. Германские ударные дивизии стремятся к ней. Они уже продвинулись на 4 км от исходных рубежей. И вот здесь-то и началось то, чего никак не ожидало командование германской 1-й армии (На участок этой армии к 15 июля приехал кайзер Вильгельм, пожелавший одним из первых войти в древнейший город Франции - Реймс, который, как известно, являлся центром венчания на царство французских королей (знаменитый Реймский собор)).



Не доходя до главной линии французской обороны, к полудню 15-го июля немецкие ударные полки попадают в полосу заранее рассчитанного и хорошо организованного артиллерийского контрудара 4-й французской армии. Вошедшие в минные поля германские танки гибнут вместе с водителями. Стало ясно - наступающий попал в хорошо расставленную западню.



Море огня обрушилось на атакующие части, и германские войска захлебнулись в своей крови. Они были совершенно ошеломлены, дезорганизованы и, перемешавшись, остановились и залегли в тысячах воронках, разбросанных по полю сражения. Попытка артиллерии 1-й армии нейтрализовать бешеный огонь французской артиллерии, не дала желаемого результата. Полный крах наступления на фронте Помпель - Оберив стал очевидным для немецкого командования.

Такая же неудача постигла войска германской 3-й армии - последние с огромными потерями продвинулись на 2 - 3 км, получив примерно ту же боевую обстановку, в которой оказался и сосед - 1-я армия.

День 15-го июля стал для германского командования грозным сигналом – сказавшим о том, что Реймсская операция сорвана.

Наступление 15-го июля для германских 1-й и 7-й армий стало настоящей бедой, фактически превратившейся в разгром и основательное уничтожение их живой силы и техники.

16 – 17 июля.

Но, несмотря на неудачу, германское командование не сдавалось.

Начало нового наступления было назначено Э. Людендорфом на 16-е июля. Основная его цель - продолжать движение вперед и овладеть линией главного сопротивления союзников, перед которой остановились германские войска.

7-я армия должна была выйти к железной дороге Эпернэ - Реймс; 1-я на фронт Сет-Со - Бол. Мурмелон; 3-я - овладеть районом Массиж.

На рассвете 16-го июля, после краткой артиллерийской подготовки, 4-й резервный, 65-й и 6-й резервный корпуса вновь перешли в наступление. Сверхдальняя артиллерия продолжала обстрел Парижа - но население последнего уже мало обращало на это внимания (Всего за все бомбардировки (44 дня) в черте города упало 183 снаряда, убитые и раненые исчислялись за день десятками, а разрушения были незначительны. Общий урон был несравненно меньше, чем во время воздушных налетов на Париж германской авиации).



Наступательная директива на 16-е июля фактически осталась на бумаге. Все попытки корпусов 1-й армии развить наступление к югу были союзниками ликвидированы в самом зародыше. Огневой щит, выставленный французской артиллерией, заставил командарма-1 отказаться от дальнейших попыток. Части 7-й армии, неся огромные потери, за целый день продвинулись лишь на 3 км.

17-го июля, напрягая последние усилия, германцы заняли Нантейль. Непрерывные контратаки 5-й и подошедшей 9-й французских армий по всему фронту Крезанси - Вентейль - Нантейль - С. Эфрез, постоянное разрушение немецких переправ на Марне, поставили выдохшиеся германские дивизии в крайне тяжелое положение.



16 июля 1-й и 3-й германским армиям было приказано приостановить наступление и перейти к обороне.

Плачевные результаты двух дней борьбы (16 - 17 июля) со всей категоричностью потребовали от германского Верховного командования новых решений: «Если уже приняли, - пишет Э. Людецдорф, - тяжелое решение приостановить наступление 1-й и 3-й армий, то дальнейшее продвижение за Марну и оставление войск на южном берегу являлось нецелесообразным. Но немедленный отход войск оказался невозможным, так как многие мосты через Марну находились под огнем тяжелой артиллерии и постоянно обстреливались из пулеметов и бомбардировались неприятельскими летчиками. Перед тем как начать отход, предстояло урегулировать условия отступательной переправы. 17-го июля моментом для отступления была указана ночь с 20 на 21».

Крайне неблагоприятные результаты последнего наступления уже не давали Э. Людендорфу прав и возможности остаться хотя бы даже хозяином поля сражения. Вторая Марна была проиграна, германское командование и войска, как и когда-то в сентябре 1914 г. во время Первой Марны, теперь мечтали не столько о Марне и Сене, сколько о рубежах Вель и Эн.

Те условия, в которых оказалось германское Верховное командование, его армия и страна в целом, убедительно говорило о том, что провал Реймской операции и вторая неудача на Марне не могли пройти как эпизодическое явление.

На исходе сил и средств и при непрерывном росте сил и средств у союзников, эта неудача стала началом проигрыша всей кампании 1918 г. на Французском фронте.

Таким образом, серьезный оперативный замысел немецкого Верховного командования для Второй Марны, наряду с огромными подготовительными мероприятиями и усилиями людей и техники, принес мизерные результаты.

Месячная подготовительная работа выразилась в максимальном продвижении лишь на 8 км от исходных рубежей, вызвав крайнее истощение тех 45 дивизий при 9000 орудий, которые были сосредоточены для этого наступления.

Вторая Марна - кризис позиционной войны и кульминационный пункт в развитии боевой техники в тот период. Ведь техника, при упорстве живых сил, поставила такой огненный щит, который войска оказались не в силах преодолеть. Как мы увидели, при огромном напряжении и потерях, результат дня боя выражался единицами километров продвижения. Не лучшую картину мы увидим ниже и у союзных армий под общим командованием Ф. Фоша.

Т. о., обстановка диктовала необходимость отступления от первоначального решения для одной из сторон - с тем, чтобы кризис не превратил все и вся в хаос. В данных условиях такой стороной оказалось немецкое командование и его армия - для которых, в отличие от Первой Марны, Вторая Марна стала смертным приговором.

Вторая Марна стала поворотным пунктом и началом победного проблеска для союзных армий и командования в кампании 1918 г. на Французском фронте Великой войны.

Продолжение следует...
Автор: Олейников Алексей


Статьи из этой серии:

Вторая Марна. Часть 1
Вторая Марна. Часть 2
Вторая Марна. Часть 3

Читайте "Военное обозрение" в Яндекс Новостях

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также

Комментарии 8

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. Ольгович (Андрей) 3 июля 2018 06:51
    Тупая бессмысленная бойня, организованная немецким командованием при уже очевидном проигрыше войны...
    Поражает покорность германских солдат, шедших на очевидную и неотвратимую смерть.
  2. Брутан (Ризван) 3 июля 2018 07:13
    Интересна попытка применить немцами на этом этапе Большого наступления имеющиеся танки.
    Да последние нарвались на минные поля, не повезло...
    1. тяжелый дивизион (Гоша) 3 июля 2018 08:01
      Интересный кстати эпизод, раньше не знал
  3. тяжелый дивизион (Гоша) 3 июля 2018 08:02
    Вторая Марна стала поворотным пунктом и началом победного проблеска для союзных армий и командования в кампании 1918 г. на Французском фронте Великой войны.

    Да, также как 1 Марна стала на Западном фронте проблеском в кампании 1914 года
    Благодарю за интересный комплекс статей!
    1. Адьютант (Святослав) 3 июля 2018 14:30
      Марна наверное настоящий жупел для немцев, причем дважды
  4. Горный стрелок (Евгений) 3 июля 2018 08:41
    Автору - респект! Хороший анализ. Узнал много неизвестной ранее информации.
  5. XII легион (Цезарь) 3 июля 2018 10:18
    Германские войска упорствовали, хотя засада (в прямом и переносном смысле) - налицо.
    Трата сил в преддверии мощного удара союзников. Спасибо!
  6. Адьютант (Святослав) 3 июля 2018 14:32
    Немцы смотрю любители крупных символических действий. То им Париж, то Реймс.
    А главное во все времена - это уничтожение живой силы и техники, а Бог традиционно на стороне больших батальонов
Картина дня