Цыгане — первая жертва. Но не последняя

С пугающей регулярностью с Украины поступают сообщения о нападениях на цыганские таборы и поселки. Атакующие поджигают шатры и дома, избивают их обитателей.

Цыгане — первая жертва. Но не последняя



Спираль насилия закручивается все туже: в ход идут уже не только «коктейли Молотова» и холодное оружие, но и «огнестрел». Уже появились первые погибшие.

Так, 23 июня нападению неизвестных в масках подвергся лагерь цыган на окраине Львова. Согласно сообщению пресс-служба управления Национальной полиции Украины во Львовской области, один человек был убит нападавшими, еще четверо получили травмы разной степени тяжести.



Полицейские задержали семь человек, причастных к нападению. Однако, согласно сообщениям из соцсетей, все они были вскоре освобождены. По некоторым данным, нападавшие принадлежат к одной из неонацистских группировок.

Факты нападения на поселения цыган имели на Украине место и раньше, но не имели расистской подоплеки и не были связаны с деятельностью неонацистов.

Чаще всего они были результатом конфликтов ромов с местными жителями, которые обвиняли их в торговле наркотиками и криминальном поведении.

Но нападения неонацистов, которые приобрели с минувшей весны регулярный характер, как правило, не связаны с конкретными реальными или мнимыми проступками обитателей данного цыганского поселения, а являются результатом коллективной ответственности, которую радикалы распространили на всех представителей цыганского этноса.

Антицыганская «программа» нацистов стартовала 20 апреля, в годовщину рождения Адольфа Гитлера, когда боевики украинской неонацистской организации «С14» устроили погром табора в киевском парке «Лысая гора». О проведенной акции нацисты отчитались в соцсетях, разместив снимки пылающих цыганских шатров. Далее последовали аналогичные нападения в других местах Украины.



Происходящее далеко не случайно. Неонацисты наконец выбрали себе жертву не только по силам, но и ту, действия против которой могут им обеспечить поддержку некоторого количества населения, в том числе и далекого от «национальных идеалов».

В самом деле, неонацистские группировки Украины, имея значительный мобилизационный ресурс и будучи хорошо организованными, имеют при этом крайне незначительную поддержку своих сограждан, без которой они, не имея надежды превратиться в самостоятельную политическую силу, вынуждены обслуживать чужие интересы, выступая, по сути дела, в роли «мальчиков по вызову».

Отсутствие поддержки связано, помимо неприятия большинством украинцев символического ряда «нациков», с фактическим отсутствием у них какой либо внятной политической программы, кроме насилия в отношении «врагов нации».


Собственно, насилие является самоцелью и своего рода «религией» украинских неонацистов. То есть они не формулируют цель, для достижения которой ставят задачи, подбирая для их решения подходящие инструменты. Вместо этого у них есть один-единственный, неизменный и самоценный инструмент, под который они подбирают задачи.



Иными словами, они ищут, против кого можно было бы обратить насилие, чтобы, во-первых, получить от этого максимальную пользу, а во-вторых, остаться безнаказанными.

«Боротьба» с «москальством», с УПЦ МП, с празднованием Дня Победы не только не увеличивает популярность неонацистов среди украинцев, но напротив, настраивает против них значительное число сограждан.

Противодействие польским, румынским и венгерским «сепаратистам» не одобряется американскими кураторами и чревато жестким конфликтом с режимом Порошенко, в котором Запад будет всецело на его стороне. Тем более что эти потуги неонацистов не вызвали к ним симпатий.

Совсем другое дело — выступление против ЛГБТ-акций. Разгон «гей-парадов» и иных аналогичных мероприятий содомитов позволял украинским националистам выступить в роли защитников традиционных ценностей и нравственности и вызвать в этом качестве сочувствие значительной части украинцев. О чем, в частности, сообщали многочисленные сообщения в соцсетях.

Но и тут не обошлось без проблем. Во-первых, движение содомитов представлено только в крупных городах, и его общественная активность выражается главным образом в проведении по указанию западных кураторов упомянутых «гей-парадов». То есть для постоянного и повсеместного врага, на борьбе с которым можно изменить свой статус, гомосексуалисты едва ли подходят.

Во-вторых, накануне нынешнего шествия содомитов Порошенко получил недвусмысленное указание западных хозяев обеспечить его безопасность и проведение «на высшем уровне». Сотрудники СБУ провели встречи со всеми «фюрерами» всех уровней, где их строго-настрого предупредили о последствиях попыток противодействия «гей-параду». В результате ЛГБТ-шествие прошло практически без задоринки, а неонацисты осознали, что нужен другой «ворог».



В этой ситуации цыгане оказываются практически «идеальной» жертвой. Многие украинцы связывают их с наркоторговлей и криминалом.

Эффективность правоохранительных органов на послереволюционной Украине невысока. Так, например, трудно предположить, что при Януковиче милиция позволила бы развернуть цыганский табор в столичном парке. Сегодня это вполне реально. На фоне бездействующих правоохранительных органов неонацисты выставляют себя борцами с преступностью. И в этом качестве находят признание отчаявшихся и дезориентированных людей. О чем свидетельствует весьма значительная поддержка этих акций украинскими интернет-пользователями. О том, что погромы не решат проблемы этнической преступности и наркоторговли, они слышать не хотят, предпочитая верить в простые и быстрые решения любого, даже самого сложного вопроса.



Таким образом, складывающаяся ситуация опасна тем, что неонацисты узурпируют функции правоохранительных структур (к чему они всегда стремились), причем с одобрения значительной части общества. Ситуация усугубляется тем, что противодействие погромщикам, практическое или информационное, подается как действия в поддержку наркоторговли.


То есть негосударственное насилие, да еще и против этнической группы, по принципу коллективной ответственности легитимизируется в украинском общественном сознании.

Разрешая и ободряя самодеятельное насилие, общество переходит опасную черту, принимая «религию» неонацистов и выдавая им карт-бланш на широкое и бесконтрольное применение их единственного инструмента. Цыгане в силу своего «удобства» становятся первой, но не единственной и далеко не последней жертвой.
Автор:
Борис Джерелиевский
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

120 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти