Битва за Харьков. К 70-летию Второй харьковской битвы (12-25 мая 1942 года). Часть 2

Битва за Харьков. К 70-летию Второй харьковской битвы (12-25 мая 1942 года). Часть 2


Бои 15-16 мая

По планам советского командования 14 мая 28-я армия должна была продолжить наступление, введя в прорыв новые части. Войска были должны наступать в обход Харькова с севера и северо-запада, чтобы соединиться с танковыми корпусами 6-й армии. 38-я армия должна была ударить в тыл немецкой группировке, которая располагалась в районе Чугуева. Этот удар должны были поддержать стрелковые части 6-й армии.


Но 15 мая немецкое командование стало вводить в бой против северной советской группировки оперативные резервы. Немцы снимали с неатакованных участков фронта воинские части и перебрасывали их для восстановления фронта и контрударов. Ударные возможности северной группировки сильно упали, пришлось бросать войска на левый фланг, чтобы парировать удары 3-й и 23-й танковых дивизий вермахта, поддержанных тремя пехотными полками. Кроме того, в полосе 28-й армии продолжал оказывать яростное сопротивление немецкий гарнизон в деревне Терновая, которая была превращена в укреплённый пункт. Немцы поддерживали окружённый гарнизон. Был налажен «воздушный мост», в Терновую сбрасывали в контейнерах на парашютах продукты и боеприпасы. Именно Терновая была целью атакующих 3-й и 23-й немецких танковых дивизий. Немецкие танки не смогли прорвать фронт, но их удары сдерживали с большими усилиями. Немцев остановили всего в нескольких километрах от населённого пункта. В бой приходилось бросать те части, которые предназначались для развития наступления.

На участок наступления 21-й армии немецкое командование стало перебрасывать с севера 168-ю пехотную дивизию, а затем соединения 88-й пехотной дивизии (т. н. группа Гольвитцера). Советское командование не теряло надежды на успех. 3-й гвардейский кавкорпус получил приказ начать сосредоточение за смежными флангами 21-й и 28-й армий.

16 мая 1942 года обе стороны продолжили наступательные действия. Северная группировка продолжала наступление, ведя оборонительные действия своим левым флангом. Немцы продолжали контратаки в направлении Терновой. 16-го все немецкие попытки деблокировать Терновую были отбиты. Но эти контратаки существенно мешали развитию наступления. К вечеру 16 мая командование ЮЗФ решает разгромить рвущиеся в направлении Терновой части вермахта. Немецкий танковый клин планировали срезать ударами по сходящимся направлениям. Для этого привлекли три стрелковые дивизии 28-й армии. Одновременно усилия 38-й армии переносили на несколько километров южнее, чтобы попробовать наказать немцев за снятие резервов с чугуевского направления.

В этот период всё больше неприятностей советским войскам стала приносить немецкая авиация, которую перебрасывали с Крыма и запада. Так, в течение всего 15 мая немецкие ВВС наносили большой ущерб наступающим советским войскам в полосе 6-й армии. Это снижало темп их наступления. Одновременно в распоряжении командования 8-го армейского корпуса (АК) стали прибывать резервы. Эшелоны с частями 305-й пехотной дивизии стали выгружать в районе Краснограда. Они уже 15-го вместе с подразделениями 113-й пехотной дивизии вступили в бой. Группа Бобкина продолжала успешное наступление и перерезала в районе Краснограда железнодорожный путь, соединяющий 17-ю и 6-ю немецкие армии. 15 мая командование ЮГН решило вести в бой 21-й и 23-й танковые корпуса. Их хотели ввести в прорыв утром 16 мая, но из-за удалённости их дислокации от линии фронта они не успели занять исходное положение для наступления.

В течение 16 мая 6-я армия Городнянского форсировала реку Берестовая и ждала введения в бой танковых корпусов. В условиях весны река имела ширину в 10-20 метров, заболоченную пойму. Это требовало инженерной подготовки переправ. Поэтому ввод в бой танковых корпусов отложили до 17 мая. Группа Бобкина в это время силами 6-го кавкорпуса полуокружила Красноград.

Таким образом, 15-16 мая советское командование действовало весьма осторожно. Поражения 1941 года были ещё свежи в памяти и сковывали инициативу советского генералитета. Не было уверенности в себе, чтобы действовать на опережение, решительно и быстро. Хотя именно фактор времени и инициатива в ударах давали хорошие шансы на успех.

Битва за Харьков. К 70-летию Второй харьковской битвы (12-25 мая 1942 года). Часть 2

Танк КВ-1 6-й гвардейской танковой бригады в бою на Барвенковском плацдарме в мае 1942 года.

Состояние обороны барвенковского выступа и завершение подготовки немецкого наступления

Пока советское командование медлило с вводом в бой своего главного козыря – двух танковых корпусов, немецкое командование решилось нанести удар и завершило подготовку операции «Фридерикус». Хотя наступательную операцию и пришлось провести в усечённом виде – основные силы 6-й армии Паулюса были связаны боями и не могли нанести сильный удар на севере.

Южный фас барвенковского выступа обороняли войска Южного фронта (ЮФ) генерал-полковника Родиона Малиновского – 9-я и 57-я армии. Наступательных задач ЮФ не получил и был де-факто предоставлен сам себе. Это тоже стало ошибкой советского командования, если бы ЮФ фронт организовал вспомогательную операцию, она могла приковать к себе внимание и силы немцев на этом направлении, ослабить мощь немецкого удара, или даже сорвать план операции «Фридерикус».

Дальний угол барвенковского плацдарма прикрывала 57-я армия генерал-лейтенанта К. П. Подласа. Кузьма Петрович Подлас бы опытным командиром, имевшим школу Первой мировой и Гражданской войн. В Гражданскую войну Подлас командовал ротой, батальоном, полком, сражался на Южном, Восточном и Западном фронтах. Он принимал участие в сражении у озера Хасан в должности командующего 1-й (Приморской) армией. 57-я армия имела в первом эшелоне четыре стрелковые дивизии – 150-ю, 317-ю, 99-ю и 351-ю, три артиллерийских полка резерва главного командования (РГК). В резерве была 14-я гвардейская стрелковая дивизия. 57-я армия обороняла участок фронта примерно в 80 км, т. е. в среднем на одну дивизию приходилось 20 км фронта. Наиболее опасное барвенковское направление закрывала 9-я армия генерал-майора Фёдора Михайловича Харитонова. В её составе было шесть стрелковых дивизий (341-я, 106-я, 349-я, 335-я, 51-я и 333-я), одна стрелковая и две танковых бригады, пять артполков. Армия обороняла участок фронта в 96 км. В первом эшелоне было пять стрелковых дивизий, одна стрелковая бригада, пять артиллерийских полков. В среднем на каждую дивизию приходилось 19 км фронта.

Таким образом, дивизии 57-й и 9-й армий были построены не в плотных порядках. На каждую дивизию приходилось до 20 км фронта, что было на грани допустимого для устойчивой обороны. Наступления немцев на барвенковском выступе не ожидали. Оборона строилась на основе системы опорных пунктов и узлов сопротивления, вторых эшелонов не было. Глубина тактической обороны не превышала 3-4 км. Несмотря на значительное время, имевшаеся до начала операции система оборонительных сооружений и инженерных заграждений была в неудовлетворительном состоянии.

Кроме того, в полосе 9-й армии Харитонова располагался резерв ЮФ: 5-й кавалерийский корпус в составе трех кавдивизий (60-й, 34-й и 30-й) и танковой бригады. Корпус был испытанным в боях, обстрелянных соединением.

7-15 мая части ЮФ проводили частную операцию левым флангом 9-й армии, стараясь улучшить ситуацию, овладев районом Маяков (северо-восточнее Славянска). В атаках принимали участие две танковые бригады 9-й армии (они имели в своём составе 42 танка). Атаки на Маяки успеха не имели, как предыдущие атаки на Славянск. После неудачи этой частной операции командование 9-й армии собиралось провести перегруппировку сил, создать танковые резервы в глубине обороны. Но эти мероприятия к 17-му мая не были завершены.

В это время командование немецкой группы армий «Юг» концентрировало силы на юге изюмского выступа. Удар планировали нанести по сходящимся направлениям: один из них шёл строго на север – на Барвенково, а второй из района Славянска на северо-запад – на Долгенькую (20 км южнее Изюма). Затем, развивая наступление, планировали форсировать Северский Донец в районе Изюма. Для наступления с запада перебросили резервы – 20-ю румынскую дивизию и 384-ю и 389-ю пехотные дивизии. Эти части должны были усилить уже стоящие здесь соединения. 57-й советской армии противостоял 3-й моторизованный корпус фон Макензена: 14-я танковая, 1-я горно-егерская, 100-я лёгкопехотная дивизии, итальянская боевая группа Барбо и прибывшая 20-я румынская дивизия. На Долгенькую должен был наступать из района Краматорск-Славянск 44-й армейский корпус в составе четырёх пехотных дивизий (68-ю, 97-ю легкопехотную, две новоприбывшие – 384-ю и 389-ю), 16-я танковая дивизия. Корпус подчинялся штабу 17-й армии. 16-я танковая дивизия под командованием Ханса-Валентина Хубе была не в лучшем состоянии. В танковом полку было всего два батальона из 71 танка. Из штатных 17 рот мотопехоты было всего семь. Артиллерийский полк имел четыре дивизиона вместо девяти штатных.

68-я пехотная дивизия держала фронт между 3-м моторизованным и 44-м АК. 16-я танковая, 384-я пехотная, 97-я легкопехотная и полк 389-й пд составляли ударную группировку. Два полка 389-й пехотной дивизии были в резерве. Вспомогательный удар был должен нанести 52-й армейский корпус в составе 101 пд и двух полков 257-й пд. 3-й моторизованный, 44-й и 52-й АК входили в состав армейской группы Клейста. В резерве армейской группы была 60-я моторизованная дивизия. Всего армейская группа Клейста имела 166 танков и 17 штурмовых орудий.

В результате перегруппировки сил и их концентрации армейская группа Клейста создала на главных направлениях удара двукратное превосходство в силах. Так, на 20 км участке стыка 341-й и 106-й стрелковых дивизий 9-й армии Харитонова должны были наступать пять пехотных и одна танковая дивизии. На 21 км участке фронта на стыке 335-й и 51-й стрелковых дивизий 9-й армии наносили удар двенадцать пехотных полков и танковая дивизия.

Битва за Харьков. К 70-летию Второй харьковской битвы (12-25 мая 1942 года). Часть 2

Эвальд фон Клейст.

Немецкое наступление. Переход советских войск к обороне

В ночь на 17 мая немецкая ударная группировка завершила подготовку к наступлению. В 4.00 началась артиллерийская подготовка, которая продолжалась полтора часа. Уже к 8.00 немецкие войска прорвали оборону 9-й армии на обоих направлениях. 3-й моторизованный корпус продвинулся на 6-10 км, 44-й и 52-й корпуса, наступавшие в направлении на Долгенькую, – на 4-6 км. К полудню немцы продвинулись на 20 км, завязались бои на окраинах Барвенкова. Вскоре большая часть населённого пункта была захвачена немцами. К 14.00 части 44-го АК вышли в район Долгенькой, как и было запланировано. В Долгенькой был уничтожен узел связи 9-й армии, в результате армия потеряла связь со штабом ЮФ до 24.00.

Штаб ЮФ фронта узнал о немецком наступлении только во второй половине дня, а штаб Юго-Западного направления только к концу дня. К этому времени немцы прорвали оборону 9-й армии на всю глубину и вели бои с оперативными резервами ЮФ. Из-за отсутствия информации о немецком ударе и прорыве, резерв ЮЗН направления – 2-й кавкорпус и резерв 57-й армии – 14-я гвардейская стрелковая дивизия, который располагались поблизости от прорыва, весь день простояли на месте, не зная о немецком прорыве и не имея приказа на противодействие прорвавшимся силам врага. По итогам первого дня сражения командарм Харитонов был отстранён, его заменил генерал-майор П. М. Козлов.

Только в конце дня Тимошенко приказал задействовать эти резервы и дал указание Малиновскому восстановить положение на фронте с помощью соединений 2-го и 5-го кавкорпусов, 14-й гвардейской стрелковой дивизии. Кроме того, по приказу Малиновского по железной дороге и автотранспортом к месту прорыва стали перебрасывать 296-ю стрелковую дивизию и танковую бригаду.

В то время как на юге барвенковского плацдарма назревала катастрофа, в полосе наступления южной группировки в бой бросили 21-й и 23-й танковые корпуса. 21-й корпус начал наступление в 5.00, а 23-й корпус в 8.00. Продвижение танковых корпусов шло довольно хорошими темпами – противодействия со стороны немецкой авиации было незначительным. Самолёты авиакорпуса Рихтгофена были задействованы в полосе наступления армейской группы Клейста. Танковые корпуса продвинулись на 15 км, а стрелковые части 6-й армии на 6-10 км.

Наступление северной ударной группировки 17 мая практически было остановлено. Командующий 38-й армией Дмитрий Рябышев не успел завершить перегруппировку сил и попросил отложить наступление на сутки. Удар 28-й армии был упреждён немцами, и советские войска вместо наступления вели тяжёлые оборонительные бои. Немецкая 3-я танковая дивизия смогла деблокировать гарнизон Терновой. Одновременно немецкое командование организовало наступление против 21-й армии с помощью сил 168-й пехотной дивизии. К концу 17-го 21-я армия перешла к обороне. В результате командование немецкой 6-й армии с помощью сил, предназначенных для участия в операции «Фридерикус», и резервов, переброшенных с других участков фронта, смогло остановить наступление трёх советских армий.

К концу 17-го штаб ЮЗФ получил информацию из захваченных немецких документов, которые были захвачены разведкой 38-й армии. Документы говорили о том, что 11-го немецкое командование собиралось перейти в наступление – видимо, это был первоначальный вариант операции «Фридерикус». Тимошенко, сопоставив эти данные с известием о наступлении немецких войск на армии Южного фронта, сделал вывод, что немецкое командование хочет уничтожить барвенковский выступ. Советское командование принимает решение прекратить наступление и принять меры для парирования немецкого удара. 0.35 18 мая командующему 6-й армией Городнянскому по радио передали приказ вывести из боя 23-й танковый корпус и выдвинуть его на рубеж реки Берека. Река протекала с запада на восток к северу от уже захваченного немцами Барвенкова и представляла удобный рубеж для обороны. В район Изюма направляется 343-я стрелковая дивизия, танковые батальоны и подразделения с ПТР из резерва ЮЗФ. Тимошенко понимает, что если полностью остановить наступление северной группировки, то это освободит 3-ю и 23-ю танковые дивизии, и ряд пехотных частей противника. Естественно, после этого немецкое командование могло организовать наступление на Бакалею, согласно ранее подготовленному плану. 28-я и 38-я армии получают приказ на наступление с целью разгрома противостоящих им сил противника.

В то время как маршал Тимошенко выстраивал новую оборону, немецкое командование решило развернуть ударную группировку Клейста на запад. Это позволяло очистить изюмский выступ от советских войск и прекратить давление советских войск на 8-й армейский корпус. Советский заслон на р. Берек становился бесполезным. Приказ о выводе из боя 23-го танкового корпуса опоздал, к моменту его получения корпус Ефима Пушкина продолжал наступление вместе с соединениями 266-й стрелковой дивизии. Только 12.00 18 мая командование корпуса стало выводить из сражения свои подразделения. 21-й танковый корпус 18 мая также продолжал наступление. Приказ о его отводе на рубеж р. Берека был получен только во второй половине дня.

19 мая обе стороны производили перегруппировку сил. К концу дня 23-й корпус вышел к реке Берек. В это же время остатки 9-й советской армии отошли на левый берег Северского Донца. 21-й танковый корпус вывели из боя только к 10.00. В 17.20 командующий ЮЗН приказал 6-й армии прекратить наступление и перейти к обороне на достигнутых рубежах. Оборону поручили сформированной армейской группе Ф. Я. Костенко (заместитель командующего ЮЗФ). В неё вошли 253-я, 41-я, 266-я, 393-я и 270-я стрелковые дивизии, две танковые бригады. Штабу командарма Городнянского поручили 21-й, 23-й танковые корпуса, 337-ю, 47-ю, 103-ю, 248-ю и 411-ю стрелковые дивизии и приказали разгромить группу Клейста.

Немецкое командование в это время готовило силы для удара на западном направлении. В 3-й моторизованный корпус Макензена собрали все подвижные соединения армейской группы, включая 14-ю, 16-ю танковые и 60-ю моторизованную дивизии. Одновременно к рубежу р. Берек перебросили 68-ю, 384-ю и 389-ю пехотные дивизии. Советское командование ожидало, что немцы продолжат наступление на север, на Бакалею. В результате запланированные Тимошенко мероприятия были обесценены.

20 мая 3-й моторизованный корпус нанёс удар: 16-я танковая и 60-я моторизованная дивизии наступали на Лозовую, заходя в тыл 57-й армии. Наступавшая на правом фланге корпуса Макензена 14-я танковая дивизия столкнулась с 23-м танковым корпусом Пушкина. Состоялась «танковая битва у Протопоповки». Нанеся серьёзный урон и дезорганизовав левый фланг 57-й армии, немцы повернули ударные части снова на север (манёвры немецкой ударной группировки Клейста в процессе второй битвы под Харьковом считаются одними из самых замысловатых за всю эту войну) и 22 мая соединились с частями 44-й пехотной дивизии. Был образован «котёл». Фронт на востоке защищали 14-я танковая и 384-я пехотная дивизии, а фронтом на запад встали 16-я танковая, 60-я моторизованная и 1-я горно-егерская дивизии.

Битва за Харьков. К 70-летию Второй харьковской битвы (12-25 мая 1942 года). Часть 2


Сражение в окружении

В окружение попали: 5 стрелковых дивизий 57-й армии Подласа, 8 стрелковых дивизий 6-й армии Городнянского, 2 стрелковых дивизии армейской группы Бобкина, 6 кавдивизий 2-го и 6-го кавалерийских корпусов, 2 танковых корпуса, 5 танковых бригад и другие артиллерийские, инженерные, вспомогательные части, службы тыла. Эти войска уже во многом утратили ударную мощь, были обескровлены, измотаны. Подвергались постоянным ударам с воздуха.

Для деблокирования советских частей Южный фронт создаёт сводный танковый корпус под командованием заместителя комфронта по автобронетанковым войскам Штевнева. В корпус включили две танковые бригады (3-я и 15-я). К вечеру 23-го бригады были на месте сосредоточения (правда, не смогли перебросить тяжёлые КВ). На месте сосредоточения корпус преобразуют: исключают слабую 3-ю бригаду (15 танков), оставляя 15-ю (24 танка), вводят в состав корпуса оставшуюся вне кольца окружения 64-ю танковую бригаду (32 танка) и отдельный танковый батальон (20 танков). Ясно, что такое соединение нельзя считать полноценным ударным подразделением – оно не имело артиллерии, мотопехоты, противотанковых, инженерных частей и т. д.

У командования ЮЗН направления была идея, помимо удара по армейской группе Клейста, организовать силами 38-й армии удар в ослабленный фронт немцев у Чугуева. Но из-за невозможности в срок сосредоточить ударную группу от этого плана отказались. 25 мая сводный танковый корпус начал попытки прорвать внешнее кольцо окружения. Советские войска внутри кольца окружения приготовили две ударные группировки для прорыва внутреннего кольца. Первую группу возглавил командир 21-го танкового корпуса Григорий Иванович Кузьмин, в неё вошли все оставшиеся танки 6-й армии. Остриём группы была 5-я гвардейская танковая бригада под командованием генерал-майора Николая Филипповича Михайлова – в ней осталось 14 танков. Наступала группа из района Лозовеньки навстречу сводному танковому корпусу ЮФ у Чепеля. Из 22 тыс. бойцов и командиров, которые пошли на прорыв, смогли пробиться 5 тыс. человек и 5 танков 5-й гвардейской бригады (27 мая). Командир гвардейской танковой бригады Михайлов был ранен и попал в плен (он выживет в немецком плену, будет освобождён в конце войны, восстановлен в армии). Командир 21-го танкового корпуса Григорий Кузьмин погиб. Во вторую группу вошли бойцы 6-й и 57-й армий во главе с командиром 23-го танкового корпуса Ефимом Пушкином, они также частью смогли прорвать кольцо окружения. Всего к 30-му мая на позиции 38-й армии и сводного танкового корпуса смогли выйти около 27 тыс. человек. Выйти смогли немногие. Немцы создали плотное кольцо окружения. Своевременно реагировали на попытки прорыва. Широко применяли авиацию.

Итоги

- Потери советских войск составили 270 тыс. человек, из них 171 тыс. — безвозвратные. В окружении пропало без вести и погибло практически всё командование южной ударной группировки: заместитель комфронта генерал-лейтенант Фёдор Яковлевич Костенко, командующий 6-й армией генерал-лейтенант Авксентий Михайлович Городнянский, командующий 57-й армией генерал-лейтенант Кузьма Петрович Подлас, командующий армейской группой генерал-майор Леонид Васильевич Бобкин, член Военного совета бригадный комиссар И. А. Власов, бригадный комиссар А. И. Попенко и др. Это был большой удар – многие командиры имели огромный боевой опыт, спаслись в страшном киевском «котле» сентября 1941 года. Было потеряно значительное количество тяжёлого вооружения, различной амуниции.

- Вторая харьковская битва является хорошим примером сражения, в котором успеха достигает более решительная, быстрая и опытная сторона. Командование советского ЮЗН было в двух шагах от победы и значительного успеха, но немецкое командование смогло обернуть ситуацию вспять, и войска Красной Армии потерпели сокрушительную катастрофу. Своевременный ввод в бой 21-го и 23-го танковых корпусов мог заставить и так бывшее в сомнении командование группы армий «Юг» бросить все силы для защиты Харькова и спасения войск 6-й армии, которые могли попасть в окружение. Видимо, является ошибкой и тот факт, что Южный фронт был предоставлен сам себе – организация вспомогательного удара на этом направлении могла отвлечь часть сил армейской группы Клейста. Удар танковых корпусов мог помочь и северной группировке советских войск – немецкому командованию пришлось бы снять с этого направления одну или две танковые дивизии.

Основную причину провала операции Военный совет ЮЗН указал в докладе Сталину 30 мая 1942 года: «Хорошо задуманное и организованное наступление на Харьков оказалось не вполне обеспеченным от ударов противника на барвенковском направлении». Просчётом командования стало возложение задачи обороны этого направления на незадействованный в этой операции ЮФ.

- Поражение войск ЮЗН, уничтожение барвенковского плацдарма позволило немецкому командование развить успех и перейти к реализации плана «Фалль Блау» («синий вариант»). Немцы смогли перейти к стратегическому наступлению по двум направлениям: на Кавказ и на Волгу, к Сталинграду.

Битва за Харьков. К 70-летию Второй харьковской битвы (12-25 мая 1942 года). Часть 2

Танк Т-34-76 130-й танковой бригады, захвачен немцами в конце мая 1942 года, в ходе окружения советских войск под Харьковом. Танк произведен на СТЗ (Сталинградском тракторном заводе).
Автор: Самсонов Александр


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 10
  1. Tirpitz 14 мая 2012 10:53
    Реально переоценили свои силы и недооценили немцев.
    Tirpitz
  2. Dust 14 мая 2012 11:30
    Могли победить, но в результате проиграли - так не считается!
    Огромная трагедия, которая послужила прологом к еще более серьезным потрясениям в скором будущем...
    Dust
  3. AK-74-1 14 мая 2012 11:43
    Интересная историческая статья. Очень жаль что история не имеет сослагательного наклонения.
  4. Rodver 14 мая 2012 12:05
    Победа досталось более решительному и целеустремленному противнику. Война есть война.
    Rodver
  5. Benzin 14 мая 2012 12:17
    добра без худа не бывает .....
  6. borisst64 14 мая 2012 13:39
    Спасибо автору, очень подробно и познавательно.
    Поражение очень серьезное, до последнего времени умалчивалось. На мой взгляд сказалось неполноценное планирование, очень часто "своевременно не сосредоточились", "не успели", "были отложены", "не получили указаний" в итоге дают картину кампании, где основной упор сделан на инициативу командиров тактического звена, и этот уровень оказался неготов.
    В результате - до Сталинграда активность подавляющая у фашистов.
    Рассуждать можно, судить мы не имеем права, воевали против сильнейшей армии мира, не было бы этого урока не исключено, что позднее получили бы совсем катастрофу.
    Вечная память героям!
    borisst64
    1. Йошкин Кот 16 мая 2012 14:24
      ещё учились воевать (тактически и стратегически) к сожалению, отсутствие преемственности с армией РИ сыграло злую шутку, и не Брусилов ни Слащев не смогли это исправить, ибо их слушатели академии просто не навидели по политическим мотивам
      Йошкин Кот
  7. Светояр 14 мая 2012 15:15
    Харьковские сражения 1941-1943 годов , пример воинского упорства, отваги и мужества обеих воюющих сторон.
    Светояр
  8. patrianostra 14 мая 2012 15:53
    после этого наступления немцы пленных красноармейцев неделю гнали через Харьков. наши немного напугали немцев появлением передовой разведки в районе ХТЗ.
  9. Ross 14 мая 2012 16:13
    Спасибо автору, статья очень познавательная. Подробный анализ.
    Действительно, редко задумываемся о том факторе, как пишет автор, что командиры (да и наверняка и бойцы) помнили силу немцев, их тактические умения и слаженность по 1941 году. Сковывало это наверняка инициативу.
    Но и такие вот поражения учили командиров, ковали будущую победу.
  10. Гражданский 15 мая 2012 08:04
    Дед был тяжело ранен (2 кавкорпус, 1 год в госпитале), но из окружения его вынесли...
    1. Йошкин Кот 16 мая 2012 14:25
      если дед жив, то здоровья!
      Йошкин Кот
    2. aksai61 25 августа 2015 23:23
      Эх! Повезло деду твоему...
      Бабушкин брат попал в плен...В 1944 его расстреляли...боялись восстания...
      В общем...тот ещё ад на земле...

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня