230 лет назад Ушаков разбил "Крокодила морских сражений"



230 лет назад, 3 июля 1788 года, Севастопольская эскадра разбила турецкий флот в сражении у Фидониси. Это была первая победа молодого Черноморского флота над значительно превосходящими силами противника.

Предыстория


После поражения в войне 1768-1774 гг. и последующей потери Крыма Порта усиленно готовилась к войне с Россией. Турки мечтали о реванше, хотели вернуть Крым и вытеснить Россию из Причерноморья и Кавказа. К войне османов подначивали Франция и Англия. Англичане и французы оказывали сильное давление на Стамбул, призывали «не допустить русского военного флота в Чёрное море». В августе 1787 г. русскому послу в Константинополе был предъявлен ультиматум, в котором турки требовали вернуть Крым и пересмотреть ранее заключенные договоры между Россией и Турцией. Эти наглые требования Петербург отверг. В начале сентября 1787 года турецкие власти без официального объявления войны арестовали русского посла Я. И. Булгакова, а турецкий флот под командованием «Крокодила морских сражений» Гассана-пашы вышел из Босфора в направлении Днепровско-Бугского лимана. Началась новая русско-турецкая война.

Состояние флотов

На суше Османская империя не имела преимущества над русской армией, но на море турки имели подавляющее превосходство. Турецкий флот к 1787 г. имел 29 линейных кораблей, 32 фрегата, 32 корвета, 6 бомбардирских кораблей и значительное число вспомогательных судов. Однако часть сил была в Средиземном море, и часть кораблей была небоеспособна (плохое состояние, нехватка оружия и обученного личного состава). Для действий в Черном море были выделены 19 линейных кораблей, 16 фрегатов, 5 бомбардирских кораблей и большое количество галер и других гребных судов. Турки перед войной постарались улучшить материальное состояние флота. Так, в период Гассана-паши кораблестроение в Турции более строго последовало европейским образцам — корабли и фрегаты строились по лучшим в то время французским и шведским чертежам. Османские линейные корабли были двухдечными и, как правило, относительно более крупными, чем русские соответствующих рангов. Они имели также и более многочисленный экипаж, часто и лучшее вооружение.

Турецкое командование возлагало на свой флот большие надежды, планируя использовать господство на море. Турецкий флот, имея базу в Очакове, должен был блокировать Днепровско-Бугский лиман, а затем с помощью десантов овладеть русской крепостью Кинбурн, нанести удар во верфям в Херсоне и провести операцию по захвату Крыма (турки надеялись на поддержку местных крымских татар).

Россия, присоединив Северное Причерноморье и Крым, начинает активно развивать регион, строить флот, верфи, порты. В 1783 году на берегах Ахтиарской бухты началось строительство города и порта, ставшего главной базой русского флота на Чёрном море. Новый порт назвали Севастополем. Основой для создания нового флота стали корабли Азовской флотилии, построенные на Дону. Вскоре флот стал пополняться кораблями, построенными на верфях Херсона, нового города основанного вблизи устья Днепра. Херсон стал главным кораблестроительным центром на юге империи. В 1784 году в Херсоне был спущен на воду первый линейный корабль Черноморского флота. Также здесь было учреждено Черноморское Адмиралтейство. Петербург пытался ускорить становление Черноморского флота за счёт части Балтийского флота. Однако турки отказались пропустить русские корабли из Средиземного в Чёрное море.

В результате к началу войны военно-морские базы и судостроительная отрасль на Черном море были в процессе создания. Не хватало необходимых запасов и материалов для постройки, вооружения, оснащения и ремонта кораблей. Ощущался недостаток корабельных мастеров, морских офицеров и подготовленных матросов. Черное море было ещё изучено слабо. Русский флот сильно уступал турецкому в числе кораблей: к началу боевых действия Черноморский флот имел всего 4 линейных корабля. По числу корветов, бригов, транспортов и вспомогательных судов, турки имели превосходство примерно в 3-4 раза. Только по фрегатам русский и турецкий флоты были примерно равны. Уступали русские линейные корабли на Черном море и в качественном отношении: в скорости хода, артиллерийском вооружении. Кроме того, русский флот был разделён на две части. Ядро Черноморского флота, в основном большие парусные корабли, базировалось в Севастополе, а гребные суда и небольшая часть парусного флота находилось в Днепровско-Бугском лимане (Лиманская флотилия). Основной задачей флота была задача защиты Черноморского побережья с целью не допустить вторжения вражеского десанта.

Стоит также отметить, что русский флот имел слабое командование. Такие адмиралы, как Н. С. Мордвинов и М. И. Войнович, хотя и имели полную поддержку двора и множество нужных связей для развития карьеры, не были воинами. Эти адмиралы были нерешительны, неумелы и безынициативны, боялись отрытого боя. Они придерживались линейной тактики, считали, что с имеющим видимое превосходство противником нельзя вступать в решительное сражение. То есть полагали, что если у врага больше кораблей, людей и пушек, то вступать в сражение нельзя, так как поражение неизбежно. Русскому флоту повезло, что в это время среди старших офицеров флота оказался решительный и обладающий выдающимися военно-организаторскими способностями Фёдор Федорович Ушаков. Ушаков не имел связей при дворе, не был родовитым аристократом и всего добился своим талантом и упорным трудом, всю свою жизнь посвятив флоту. Главнокомандующий сухопутными и морскими силами на юге империи фельдмаршал князь Г. А. Потёмкин разглядел талант Ушакова и оказывал ему поддержку. В Лиманской же флотилии старшими командирами вовремя назначили храбрых и решительных иностранцев: французского принца К. Нассау-Зигена и американского капитана П. Джонса.

Русский флот, несмотря на свою молодость, и слабость, смог успешно противостоять сильному противнику. В 1787-1788 гг. Лиманская флотилия удачно отбила все вражеские атаки, турецкое командование потеряло много кораблей. Турки не смогли использовать своего превосходства в крупных парусных кораблях с мощным артиллерийским вооружением, так как на Лимане сложилось положение, напоминавшее ситуацию на балтийских шхерах во время Северной войны, когда подвижные гребные суда царя Петра успешно боролись со шведским флотом. В Очаковском морском сражении (7, 17-18 июня 1788 года) турки потерпели жестокое поражение. За два дня сражения («Разгром турецкого флота в Очаковском сражении») турецкий флот лишился 10 (из 16) линейных кораблей и фрегатов, приведенных капудан-пашей в Лиман. Общие потери противника Нассау-Зиген оценивал в 478 орудий и 2000 погибших моряков. Кроме того, 1673 турецких офицеров и матросов попали в плен.

Таким образом, султанский флот потерял десять больших кораблей и сотни моряков. Однако османы ещё сохранили ещё достаточно сил для борьбы на море и преимущество над русским парусным флотом.

Сражение у острова Фидониси

В то время как в Днепровско-Бугском лимане шли яростные бои, Севастопольская эскадра бездействовала, находясь на своей базе. Контр-адмирал Войнович боялся сражения с превосходящими силами противника. Нерешительный адмирал постоянно находил повод не выводить корабли в море. Опоздав с выводом флота в море, осенью он подставил корабли под сильный шторм. Более чем на полгода эскадра ремонтировалась. Лишь весной 1788 г. боеспособность была восстановлена. Войнович снова не торопился с выходом в море. Зная численный состав османского флота Гассан-паши, он боялся встречи с врагом и придумывал различные предлоги, чтобы отложить выход эскадры в море. Только после решительных требований Потёмкина эскадра Войновича вышла в море.

18 июня 1788 года Севастопольский корабельная эскадра в составе двух линейных кораблей, двух 50-пушечных и восьми 40-пушечных фрегатов (552 орудия), одного 18-пушечного фрегата, двадцати малых крейсерских судов и трех брандеров вышла в море. Командующий флотом контр-адмирал Войнович (флаг на 66-пушечном корабле «Преображение Господне») в соответствии с приказом Потемкина направил флот к Очакову для отвлечения от него турецкого флота.

В тот же день командующий турецким флотом капудан-паша Гассан (Хасан-паша) после Очаковского поражения с прорвавшимися из Днепровского лимана кораблями встал на якорь у острова Березань, где проводил ремонт кораблей и вскоре соединился с эскадрой, включавшей наиболее крупные турецкие корабли. Османский флот теперь насчитывал 17 линейных кораблей, в том числе пять 80-пушечных (всего не менее 1120 орудий), 8 фрегатов, 3 бомбардирских корабля, 21 малое крейсерское судно (шебеки, кирлангичи и др.). Таким образом, только главные силы турецкого флота имели двухкратное превосходство в количестве орудий и еще большее превосходство в весе бортового залпа. Семнадцати турецким кораблям Войнович мог противопоставить линию из двенадцати кораблей и фрегатов, из которых только четыре были вооружены орудиями крупных калибров, равноценными орудиям турецких кораблей. Это были 66-пушечные «Преображение Господне» и «Святой Павел», а также 50-пушечные «Андрей Первозванный» и «Георгий Победоносец».

Задержанная ветрами эскадра Войновича только 29 июня, когда армия Потемкина уже подходила к Очакову, достигла острова Тендра, где и обнаружила державшийся к северо-западу от Тендры вражеский флот. Утром 30 июня 1788 года Войнович пошел на сближение с противником, сохранявшим наветренное положение. Учитывая соотношение сил, русский адмирал, в согласии со своим младшим флагманом, командиром авангарда капитаном бригадирского ранга Ушаковым (флаг на 66-пушечном корабле «Св. Павел»), решил ожидать атаки турок в подветренном положении. Это позволяло лучше удерживать плотное построение линии баталии и гарантировало использование артиллерии нижних деков и, следовательно, отчасти компенсировало превосходство противника в артиллерии. Однако Гассан-паша воздержался от атаки. Трое суток флоты маневрировали на виду друг у друга, постепенно смещаясь к юго-западу, к устью Дуная, и удаляясь от Очакова.



К 3 (14) июля оба флота находились против устья Дуная, около острова Фидониси. Гассан-паша, решившись атаковать, на своем флагманском корабле обошел весь флот и дал наставления младшим флагманам и командирам кораблей. После 13 часов османский флот в двух густых колоннах начал спускаться для атаки русского флота. Первую колонну составил авангард под личным командованием капудан-паши (6 кораблей), вторую — кордебаталия (6 кораблей) и арьергард (5 кораблей), соответственно под командованием вице-адмирала и контр-адмирала. Командир русского авангарда Ушаков, считая, что противник пытается атаковать и отрезать арьергард Севастопольской эскадры, приказал передовым фрегатам «Берислав» и «Стрела» прибавить парусов и держать в крутой бейдевинд, чтобы, «выиграв ветр, сделать передовым через контрамарш-поворот и при оном бить неприятеля с ветру».

Оценив эту угрозу, турецкий адмирал с авангардом повернул влево, и вскоре весь турецкий флот начал выстраиваться в линию напротив российского. При этом авангард Ушакова оказался ближе к противнику. Около 14 часов турки открыли огонь и атаковали два сравнительно слабых русских передовых фрегата. Турецкие бомбардирские корабли, находясь по одному за линиями своих авангарда, кордебаталии (средняя колонна) и арьергарда. Поддерживая огонь линейных кораблей, они непрерывно стреляли из тяжелых мортир, но без особого успеха.

Заметив маневр противника, Ушаков на «Павле», атакованном одним 80-пушечным и двумя 60-пушечными кораблями турецкого авангарда, приказал поставить все паруса и вместе с передовыми фрегатами ещё круче привел к ветру, сблизившись с турецким авангардом. При этом русские фрегаты, выходя на ветер и вступив в тяжелый бой на близкой дистанции, начали отрезать два передовых турецких корабля. Один из них сразу повернул оверштаг и вышел из боя, а другой вскоре тоже повторил его маневр, получив несколько брандскугелей и ядер с русских фрегатов. Стремясь вернуть в строй свои корабли, Гассан-паша приказал открыть по ним огонь, но все равно остался один, будучи атакованным двумя русскими фрегатами и подошедшим к ним на помощь 66-пушечным «Святым Павлом» Ушакова, отразившим атаки своих противников. Несмотря на превосходство в весе бортового залпа, флагман Гассан-паши не смог вывести из строя сравнительно слабые русские фрегаты. Турки традиционно били по рангоуту и такелажу, чтобы вывести из строя как можно больше людей (русские канониры предпочитали бить по корпусу), а сам огонь османских канониров был недостаточно меток. Только «Берислав» получил у форштевня большую пробоину от 40-кг каменного ядра.

Сам флагман турецкого флота был тяжело поврежден огнем русских кораблей, стрелявших с дистанции картечного выстрела. Тем временем Войнович оставался пассивным наблюдателем жаркого боя авангардов, не поддержав своего младшего флагмана, хотя и переменил курс, следуя движениям последнего. Восемь кораблей русского центра и арьергарда вели перестрелку с противником на дистанциях 3-4 кабельтова. Пассивность основных сил русской эскадры позволила кораблям турецких вице-адмирала и контр-адмирала выйти из строя и броситься на поддержку своего капудана-паши. При этом турецкий вице-адмиральский корабль дважды загорался от брандскугелей с фрегата «Кинбурн», а затем попал под удар «Св. Павла». Контр-адмиральский корабль противника также не смог эффективно поддерживать Гассана-пашу. Наконец, около 16 часов 55 минут турецкий адмирал, не выдержав сосредоточенного огня русского авангарда, повернул оверштаг и поспешил выйти из боя. За ним поспешно последовали остальные турецкие корабли, и сражение прекратилось.

Итоги

Таким образом, в успешном отражении нападения превосходящих сил османского флота решающую роль сыграли решительные действия Ушакова, которому удалось не только расстроить маневрами замысел Гассана-паши, но и сосредоточить против вражеского флагмана огонь трёх кораблей своего авангарда. Сражаясь на дистанциях картечного выстрела Ушаков не дал противнику использовать преимущество в количестве орудий, и решительно разбил вражеский авангард. Отступление турецкого флагмана привело к отходу всего вражеского флота. Потери турецкого флота в людях точно неизвестны, но все флагманские корабли и несколько кораблей авангарда противника получили серьёзные повреждения корпуса, рангоута, такелажа и парусов. Русский флот потерял всего семь матросов и солдат убитыми и ранеными, из них шестеро приходились на три корабля Ушаковского авангарда – «Святой Павел», «Берислав» и «Кинбурн». На «Стреле» потерь в людях не было. «Павел», «Берислав» и «Стрела» получили некоторые повреждения рангоута, такелажа и парусов. Из других кораблей флота только 40-пушечный фрегат «Фанагория», как и «Берислав», был пробит в подводной части ядром, вызвавшим сильную течь.

После сражения Войнович, опасаясь преследовать противника, продолжал идти к берегам Крыма. Он написал Ушакову: «Поздравляю тебя, бачушка Федор Федорович. Сего числа поступил ты весьма храбро: дал ты капитан-паше порядочный ужин. Мне все видно было. Что нам бог дает вечером?.. Вам скажу после, а наш флотик заслужил чести и устоял противу этакой силы». В последующие трое суток османский флот следовал за русским, но вступить в сражение более не решился. Войнович по-прежнему ожидал атаки в сомкнутой линии и в подветренном положении, надеясь на своего младшего флагмана. 5 июля он писал Ушакову: «Если подойдет к тебе капитан-паша, сожги, бачушка, проклятого... Если будет тихо, посылай ко мне часто свои мнения о том, что предвидишь... На тебя моя надежда, в храбрости нет недостатка». К вечеру 6 июля 1788 года турецкий флот повернул в море, а утром 7 июля скрылся из виду в направлении к берегам Румелии (европейской части Турции).

Войнович не развил успеха и, прибыв в Севастополь, не спешил вновь выйти в море, чтобы вступить в бой с врагом, отговариваясь необходимостью устранения небольших, по существу, повреждений. В то же время Гассан-паша, исправив повреждения, 29 июля вновь подошел к Очакову, откуда удалился к Босфору только 4 ноября 1788 года, узнав о запоздалом выходе в море (2 ноября) Севастопольского флота. Это замедлило осаду Очакова, который взяли только 6 декабря.

В итоге, несмотря на то, что бой у Фидониси не оказал значительного влияния на ход кампании, это была первая победа корабельного Черноморского флота над значительно превосходящими силами противника. Полное господство турецкого флота на Чёрном море осталось в прошлом. Императрица 28 июля восторженно писала Потемкину: «Действие флота Севастопольского меня много обрадовало: почти невероятно, с какою малою силою Бог помогает бить сильные турецкие вооружения! Скажи, чем мне обрадовать Войновича? Кресты третьего класса к тебе уже посланы, не уделишь ли ему один, либо шпагу?» Граф Войнович получил орден Святого Георгия III степени.

Потемкин в ходе последовавшего конфликта Войновича и Ушакова быстро разобрался в сути дела и нашел способ встать на сторону младшего флагмана. Удалив в декабре 1788 года контр-адмирала Мордвинова от должности старшего члена Черноморского адмиралтейского правления (вскоре уволен от службы), Потемкин в январе 1789 года назначил на его место Войновича, который вскоре и уехал в Херсон. Ушаков стал исполнять обязанности командующего Севастопольским корабельным флотом. 27 апреля 1789 года он был произведен в контр-адмиралы, а через год, 14 марта 1790 года, назначен командующим флотом. Под началом Ушакова русский флот решительно бил врага и захватил стратегическую инициативу на море.

230 лет назад Ушаков разбил "Крокодила морских сражений"

Русский флотоводец Фёдор Фёдорович Ушаков
Автор: Самсонов Александр


Статьи из этой серии:

Разгром турецкого флота в Очаковском сражении

Читайте "Военное обозрение" в Яндекс Новостях

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также

Комментарии 13

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. Ольгович (Андрей) 2 июля 2018 06:43
    Разница в силах-просто поразительна!
    И при этом-решительная победа молодого флота над многоопытным турецким.
    Ушаков-настоящий военный гений!.
    1. Nehist (Александр) 2 июля 2018 07:00
      43 сражения! Не проиграл ни одного
      1. рич (дмитрий) 2 июля 2018 22:26
        230 лет назад Ушаков разбил "Крокодила морских сражений"

        Не надо за это упрекать Федора Федоровича. Как доказали современные британские ученые Ушаков просто не знал, что это был "крокодил". laughing
        1. Михаил Матюгин (Михаил Матюгин) 2 июля 2018 23:26
          Цитата: рич
          Не надо за это упрекать Федора Федоровича. Как доказали современные британские ученые Ушаков просто не знал, что это был "крокодил"

          Да на самом деле он и небыл "Крокодилом морских сражений", или Вы знаете что то о великих морских победах турок в конце XVIII века ? (ах да, с русским ВМФ против французов успешно воевали, но это вместе с русскими и позже)
  2. Михаил Матюгин (Михаил Матюгин) 2 июля 2018 10:36
    Да, особый смак победам св.прав.адм.Ф.Ф,Ушакова придаёт часто забываемый факт, что турецкий флот КАЧЕСТВОМ КОРАБЛЕЙ в то время был лучше российского. Многие турецкие корабли строились на французских, а то и на американских верфях (там были огромные запасы дешёвого и великолепного корабельного леса), были оснащены технически более соврешенными (но намного более дорогими, чем чугунные) бронзовыми орудиями, да и чугунные пушки на их кораблях часто были европейского производства. Тогда как российский флот, крайне погрязший в коррупции и стяжательстве тогда, строился из некачественного леса, в основном неумелыми корабелами, и т.п. Всё это привело к тому, что на море турецкие корабли были "мореходнее", быстрее (и поэтому захваченные турецкие корабли становились очень ценным призом). И Ушаков, имея ХУДШУЮ МАТЧАСТЬ, побеждал АБСОЛЮТНЫМ КАЧЕСТВОМ ОБУЧЕННОГО ЛИЧНОГО СОСТАВА (кстати. ориентируясь на британские образцы) - тогда как турки очень слабо заботились об обучении личного состава кораблей (к тому же на них служило много выходцев с Балкан и левантийцев, значительная часть которых была православными христианами, которые крайне неохотно сражалсь против своих единоверцев). Часто закупая на свои деньги и побеждая своих офицеров вкладывать свои личные средства в закупку пороха для обучения канониров и более качественного пороха и иных боеприпасов, чем предоставлялось по "госзакупкам". Итог : по воспоминаниям иностранных офицеров, участвовавших в его сражениях, на один турецкий выстрел русские отвечали 3, а то и 5 !!! (которые при этом были прицельно намного точнее турецких) - и абсолютные победы русского оружия при минимальнейших потерях в личном составе !
    1. Роялист (Святослав) 2 июля 2018 14:35
      Михаил,Вы верно заметили, что "мореходность"у турок была выше,но турки уступали русским в обучении экипажей и в подготовленности артиллеристов, а без таких " пустяков" не фиг вступать в бой.
  3. vindigo (Андрей) 2 июля 2018 12:10
    Жалко не было у нас своего Ушакова при Цусиме.
    1. igordok (Игорь) 2 июля 2018 18:36
      Цитата: vindigo
      Жалко не было у нас своего Ушакова при Цусиме.

      Несколько перефразирую: Если бы в те времена был Ушаков, то Цусимы не было бы.
      1. Михаил Матюгин (Михаил Матюгин) 5 июля 2018 11:19
        Цитата: igordok
        Несколько перефразирую: Если бы в те времена был Ушаков, то Цусимы не было бы.

        Скажем так, если бы у нас в Русско-японскую был кто-то уровня Фёдора Фёдоровича Ушакова, то даже при Цусиме мы бы выйграли (но я не просто так написал, что КЛЮЧЕВЫМ фактором его побед была не только тактика, но и высочайший уровень подготовки личного состава кораблей, которую он осуществлял в том числе и за свой счёт). И, к сожалению, при Цусиме уровень боевой подготовки (банально натренированности артеллиристов, и не в показательных стрельбах по заранее "подготовленным" плав.мишеням) японцев оказался много выше россиян. Хотя сражались наши, несмотря ни на что, героически...
  4. Роялист (Святослав) 2 июля 2018 14:24
    Цитата: Ольгович
    Разница в силах-просто поразительна!
    И при этом-решительная победа молодого флота над многоопытным турецким.
    Ушаков-настоящий военный гений!.

    Это вне всяких сомнений
  5. Роялист (Святослав) 2 июля 2018 14:51
    Гассан-паша в сражении у Феодонисси применил тактику" волчьей стаи" ,в ВМВ излюбленный прием Адмирала Деница,когда несколько бросается на одного. Но с Ушаковым получился облом: Ушаков не стал убирать, а сам атаковал Гассан- пашу. Это примерно тоже самое,когда несколько гопников нападабт на прохожего, а тот вычесляет вожака и дает ему хорошей трепки и тот ретируется. Так примерно получилось и с Гассаном- пашой
    1. сайгон (виктор) 2 июля 2018 15:37
      Волчьи стаи это все таки подводные лодки против слабо прикрытых торговых судов , а не как не лихие наскоки кучей на одного боевых кораблей .
      Да и бредили адмиралы кроссингом , не стаями .
    2. Дирижер 2 июля 2018 20:35
      Это замахнулись ю там тактика не линейного боя . а разрезания колонн .
Картина дня